Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » О трудностях покупки одежды, часть третья


О трудностях покупки одежды, часть третья

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время действия: 24 марта 2015 года, в районе полудня.
Место действия: Краковская галерея.
Действующие лица: Оин О'Нилл, Алан Моран, Агнешка.
Преамбула: продолжение этого и этого эпизодов.
Краткое содержание: Покупка одежды, обсуждение дальнейших планов, дежурный пиздец.

0

2

- Да... ты... с ума сошёл, - выдохнул Алан, когда понял, куда именно приволок его О'Нилл. И, судя по всему, что употреблено было выражение "с ума сошёл", а не, к примеру, "ёбнулся" либо "опизденел", дело было плохо. - Как ты себе это п-представляешь?
- У тебя есть тридцать шесть злотых, - напомнил О'Лири, который, кажется, постепенно приходил к выводу, что в качестве аланова терзателя он далеко не самый квалифицированный из присутствующих. - Купи шнурки и съёбываем отсюда.
- Нахрена мне шнурки? - тихо и страшно уточнил Алан.
- Удавиться, - торжественно объявил О'Лири. - Вот узнаешь, каково мне было. У, сука.
- Знаешь, - задумчиво сказал Моран, - иногда п-поменяться с тобой местами звучит как не такая и п-плохая идея.
Первое впечатление складывалось такое, что в места уровня "Краковской галереи" Алан в последние пару-тройку лет заглядывал разве что ради того, чтобы допить чей-нибудь кофе в фуд-корте - если, конечно, вообще заглядывал. Но, само собой, как и вообще большинство первых впечатлений о Моране, оно оказалось неверным.
- Ты! - возопил Алан и наставил палец О'Ниллу в грудь. - Ты п-продался! Какого хрена, Оин, ты что, п-по мальчикам п-подался?! Какого чёрта ты делаешь в таких местах?

0

3

Оин передал очередную истерику со спокойствием истинного индейского шамана, которому было совершенно плевать на проблемы глупых белых людей, светящихся вокруг. При логическом подходе из всей речи можно было вытащить аж пять слов полезной информации, и то сказаны они были Тайгом...
- ТЦ и ТЦ, - пожал плечами О'Нилл, который в жизни своей видел торговые площади и побольше почти камерной Краковской галереи. - И если я тебя сюда притащил, значит знаю, что делаю, куда иду и за какие деньги будет покупаться все необходимое, кроме шнурков.
В самом деле, не по секондам же было рыжего тащить в поисках одежды.

0

4

Алан прикусил губу и тихонько зарычал себе под нос. Сказать, что предложение О'Нилла было унизительно - значило не сказать ничего.
Полюбуйся, умник, до чего ты докатился. Чувак, который должен гонять тебя в атаку, кормит тебя и одевает. На свои, между прочим. А всё потому, что ты - бесполезный и беспомощный кусок пьяного дерьма, вот ты кто. Вызвать жалость у Оина, мать его, О'Нилла - это надо уметь; да на чемпионате жалких зрелищ ты взял бы не последнее, а предпоследнее место, потому что тебя бы и там _пожалели_!..
Так. Стоп. Успокойся. Успокойся и вспомни, почему ты сам, добровольно, согласился сюда прийти.

- Ладно, - отрывисто бросил он, - ты п-платишь, ты и заказываешь музыку!..
Бинго.
- Сейчас, - сказал Моран, развернулся и целеустремленно зашагал влево по людному коридору между витрин. Первое правило взрывотехника - всегда замечай, где что, потому что, если ты облажаешься, полетит это всё в тебя.
...Охранник ТЦ, слонявшийся у входа в гитарный корнер, сам толком не заметил, как именно мимо него просочился потасканный рыжий хиппарь. В своё время дослужившись до прапорщика, охранник искренне полагал (и не без некоторых оснований) что уж хватать-то и не пущать он умеет хорошо, а вовремя сунуть всякому асоциальному элементу по почкам - и того лучше. Однако дядька каким-то образом прошёл прямо у него под носом, а когда вознегодовавший страж в последнюю минуту попытался поймать обнаглевшего уличного лабуха - или кто он там был - за локоть, худая рука отдёрнулась ровно так и тогда, чтобы пан охранник цапнул воздух и чуть не потерял равновесие на скользком полу под действием впустую перенесённого было собственного веса.
Строго говоря, всё, что происходило по ту сторону раздвижных дверей корнера, было уже зоной не его ответственности, но охранник любил ощущение хорошо сделанной работы - а осознавать, что только что по его вине в пристойное место вошёл бродяга, посему не любил. Поэтому он кинулся следом за рыжим внутрь и схватил того за шиворот потёртой, выбеленной солнцем и дождём коричневой парки.
- Куда!.. - начал было бывший прапорщик.
Но, само собой, не закончил.
Алан, собственно, не обиделся. Погруженный в собственные мысли и желавший получить от издевательств О'Нилла хоть какое-то удовольствие, раз уж сохранить чувство собственного достоинства не удавалось, похоже, окончательно, он не то что бы даже заметил, что кто-то попытался его остановить. Действуя исключительно на рефлексах, он скользнул вниз, вцепился в руку экс-прапорщика и отдёрнул голову в сторону; в то же мгновение в голень несчастного прилетел чёткий и сильный удар пяткой, а секундой позже Моран, вскинув руку, чуть не выбил тому конечность из сустава; не отпуская запястья экс-прапорщика, бывший взрывотехник XSL перекинул сурового стража через спину - и добавил короткий, отточенный пинок в пах.
- Ой, - сказал Алан секунду спустя. - Ой, kurwa.

0

5

Нет, первые две минуты после входа все шло хорошо. Алан не шипел, не ругался, не пытался в панике сбежать, и не вынуждал тащить себя за руку к трижды проклятому Марксу, который администрация магазина за каким-то чертом засунула максимально далеко от всех возможных входов. Хорошо все было даже когда рыжий свернул к музыкальному магазину, в чем сам Оин не видел, в целом, ничего плохого. Ну, пойдет, пожамкает какой-нибудь Стратокастер если дадут, выдохнет, а там и дальше пойти можно будет. Но нет. Стоило О’Ниллу на секунду отвернуться, как не в меру бдительному охраннику пришла в голову гениальная в своем идиотизме мысль проявить рвение к работе именно здесь, именно сейчас, и именно на Моране. Дальнейшие события развивались стремительно и имели закономерный результат: рядом с дерущимися оказался ирландец, приняв классическую позу "не стой между назгулом и его добычей", одной рукой держа Алана за шкирку и волосы, и быстро оценивая вероятные повреждения охранника.
- Дернешься, убью, - ласково шепнул он рыжему, отпуская.
Какой конкретно чушью он заговаривал зубы куда более злому, чем битому охраннику, О’Нилл не запомнил. Главным в тот момент было уболтать его, а так же успевшую набежать толпу, что Моран - не маньяк-садист-некрозоопедофил, пришедший грабить магазин и убивать старушек, а просто военный недавно вернувшийся из Судана и действующий на рефлексах, а не по злому умыслу. Задача эта, с Оиновским акцентом и достаточно средним знанием языка, была скажем прямо нетривиальной, но с Божьей помощью, упоминанием какой-то матери, а так же возмещением материальной и моральной компенсации охраннику (хвала небесам, хоть не магазину), проблему удалось решить.
Уже позже, стоя в том самом ТЦ перед умывальником и глядя на свою мокрую рожу в зеркале, Оин отчетливо понял, если рыжий еще что-нибудь сегодня вытворит - он убьет его лично, при чем делать это будет очень и очень медленно, вдохновившись «смертью от тысячи порезов» или чем-то таким же человеколюбивым. Наверное, было в его взгляде что-то такое, что вошедший было парень предпочел развернуться и уйти, явно решив, что может потерпеть еще пару пролетов до следующей общественной уборной.
Плеснув себе в лицо еще воды, ирландец повернулся к Алану.

0

6

- Сам знаешь, - зло сказал Моран. Наёмник полусидел бедром на краю столешницы с раковинами, скрестив руки на груди, и избегал встречаться с Оином взглядом. - Нет, блядь, не доволен. П-прости. Слушай, ну п-правда будет лучше, если я п-пойду. И сам как-нибудь... дальше, - прибавил он уже совершенно без гордости. - Сам видишь, что я такое. И это именно я, талисманы тут не... Блядь!..
Алан со всей силы двинул кулаком по кафельной стене, лихорадочно соображая, как же это ему удалось проговориться. Конечно, он не упустил случая набрать на палец пару капель крови, всё же расцветившей пол, сплюнуть и втереть тошнотворную смесь в нитки, что неожиданно усыпило и без того присмиревшие браслеты. Но сейчас под взглядом О'Нилла казалось, что требовательное нечто, который год как свившее гнездо у Морана внутри, затаилось совершенно намеренно. И не из страха; в зловонной тьме, пропахшей козьими шкурами и смертными человеческими истечениями, охотник словно увидал свежую дичь, ухоженную и тучную, и занял позицию в засаде.
В душной хижине его должно было совсем развезти, но, как ни странно, он осознавал всё больше и больше, пока, наконец, не понял совершенно отчётливо, что сидит у очага, обнажённый и дрожащий, с крышкой человеческого черепа в руках. Старик сновал в темноте по углам, приговаривая что-то себе под нос и притоптывая в такт босыми ногами. Алан почувствовал влагу на губах; облизнулся; и похолодел - этот солоноватый вкус было ни с чем не спутать. Он бросил быстрый испуганный взгляд на чашу-череп - так и есть; ещё немного тёмно-красной жижи маслянисто перекатывалось на дне.
- Что за?.. - хрипло начал было он, попытавшись вскочить на ноги (которые, против обыкновения, даже послушались с первой попытки); но старик вскинул руку, и Алан, как послушный ученик, сел.
- Чтоб протрезвел, - пояснил колдун. - Братец не мёртвое мясо; с братцем договориться надо. Сказать "да" должен братец;  всей душой должен, чистое "да".
Моран судорожно вздохнул. Он понимал, что должен сказать, что для него, как для христианина, всякая сделка с мужиком, пьющим человечью кровь из черепов, неприемлема; встать, пользуясь вновь (надолго ли?) обретённой трезвостью; и гордо удалиться восвояси (пусть даже с голой задницей, если понадобится); потому что душа дороже.
Но сказал он совсем не это.
- Это невозможно, - сказал он. - П-почти двадцать лет п-прошло. От неё даже... трупа уже не осталось.
Произнести "труп" было непривычно и страшно. Но нужно. Как и признать существование того, что старый колдун подметил с первого взгляда - давно, казалось бы, позабытого комка тоски, одиночества и тугого, ледяного гнева. И ужаса - ужаса, охватившего одиннадцатилетнего мальчишку в тот миг, когда единственного человека, стоявшего между ним и колыхавшимися чёрными водами болота замогильных видений, вдруг не стало; ужаса, с тех пор не отпускавшего его никогда.
- Братец, - тёмно-коричневый палец с длинным и трубчатым жёлтым ногтем ткнул Алана в грудь, - остался. Сделаю вещь тебе. Как огонь. Научу, как огонь топить. На огонь придёт, в братца войдёт, жить будет.
- А я? - глупо спросил Алан.
- Жизнь за жизнь, - весело пожал плечами бокор. - Потому трезветь, потому чистое согласие брать. Братец не захочет, ничему не быть, так-то.
- Я хочу, - пересохшими губами трезво и страшно сказал Алан. - Хочу.

0

7

- Стоять, - до дрожи спокойно сказал ирландец. - Сейчас ты пойдешь со мной в магазин, найдешь нормальную одежду, вместо... этого, - он кивнул на Алановские тряпки, даже не потрудившись подобрать им адекватное название, - зайдешь за продуктами, приедешь домой и будешь там сидеть тихо-тихо. Ясно, сладкий?
Вытерев лицо бумажным полотенцем, О’Нилл пошел в выходу, не оборачиваясь. В этот раз ему пришлось приложить некоторые усилия для того, чтобы вернуться к человеческому облику, расслабив лицо, тело и полностью изменив манеру движений. В итоге, вместо кровавого демона, готового в любую секунду изрубить окружающих на корейскую морковку, в коридор вышел спокойный и даже расслабленный мужчина вполне приятной наружности.
Морановской оговорке и очередным манипуляциям с феньками, Оин не уделил ровным счетом никакого внимания. Что, впрочем, не помешало ему купить в ближайшей аптеке пластырь, и выдать рыжему.

0

8

Алан кротко плёлся следом. Уже в Судане он выяснил, что в некоторых ситуациях Оину лучше не перечить; как минимум, ехидно усмехнулся он сам себе, впоследствии означенный Оин будет крепко расстроен, уяснив, что только что свернул шею ценному бойцу, а кто же захочет расстраивать хорошего человека?.. К тому же, успокаивающе сказал он себе, недолго осталось. Ещё пара месяцев - и талисманы закончат работу, он найдёт себе тихое, уединённое местечко, в последний раз напьётся до отруба, чтобы случайный приступ воли к жизни не замутил его собственную волю, и всё будет хорошо.
У Оина. У него. У Айлиш. Даже, чёрт возьми, у распроёбанного мудака О'Лири, который получит наконец что хотел.
Всё будет хорошо.
- Это, - покладисто сказал Моран, указывая пальцем на шмотку, показавшуюся ему более-менее приемлемой, - это, это, это и это. Можно?

0

9

К моменту, когда они дошли до магазина, ирландец уже успокоился по-настоящему. Ну как, теперь он хотел свернуть шею только Морану, а не любому, кто попадется под руку. Да и то не сейчас, а позже, может быть даже не сегодня, если рыжий будет вести себя хорошо. Хотя, конечно, влезать в шкуру директивного родителя для человека, который младше тебя всего на два года, Оину совершенно не нравилось. Он уже отвык от того, что люди вокруг посекундно устраивают глобальный пиздец себе и окружающим. Но делать было нечего, вариантов по прежнему было всего два, и первый О’Ниллу совершенно не нравился.
Посмотрев на то, во что ткнул пальцем Моран, он кивнул.
- Да, иди померяй.
Вещи, в целом, были точно того же стиля, что и надетые на Алане сейчас, всей разницы, что новые. Но даже это было намного лучше, переодевать рыжего в костюм Оин все равно не планировал, да и выглядело бы это... Он фыркнул себе под нос, представив зрелище, а особенно растерянно-злобное выражение лица Морана. Эх, хороша была б шутка, вот только одевание придурка каждое утро под дулом пистолета нивелирует весь эффект.

0

10

- Спасибо, мам, - ехидно ответил Моран, удаляясь в светлую зеркальную даль "Маркс энд Спенсера". Что поделать; даже чёрное колдовство, упорно не желавшее смерти Алана ранее назначенного срока, и то было бессильно перед желанием подколоть О'Нилла фразочкой, которая так и напрашивалась.
Переоблачившись в уединении, наёмник скептически уставился в зеркало. В зеркале, вскинув бровь, отражался относительно знакомый чувак в почти настоящей косухе и заправленной в джинсы в кои-то веки не клетчатой рубахе, из-под которой, впрочем, выглядывала совершенно безумная майка с кислотной совой. (От гаммы совы у покойника О'Лири, воспринимавшего цвета в каком-то своём нечеловеческом спектре, началось что-то вроде припадка, после чего Алан просто не смог её не взять.) Лицом чувак до боли напоминал Игги Попа в молодости. Разве что на руки, дабы гармонировать, так и просились браслеты с шипами. А если разобрать, наточить и залить свинцом, то можно таким и в висок заехать.
Алан улыбнулся уголком рта. В конце концов, не получай он в глубине души удовольствия от преображений, он вряд ли зарекомендовал бы себя как исключительно живучего разведчика и диверсанта (тут Моран машинально коснулся выложенного из нагрудного кармана адского блокнота). О'Нилл хочет шоу пани Дануты? Окей, О'Нилл его получит.
Ирландец ухмыльнулся ещё более паскудно и высунулся из примерочной, чтобы подцепить самый пафосный из близлежащих строгих костюмов.

0

11

Ирландец ждал возле входа в примерочную. Увидев первые вещи, впопыхах схваченные Аланом, он не присматривался к тому, что он взял к ним в нагрузку, полностью погрузившись в собственные мысли и внутренний диалог. А потому появление Морана в бежевом костюме, чёрной рубашке и шейном платке вызвало в Оине что-то похожее на удивление. Как раз достаточное для того, чтобы поднять левую бровь и осмотреть рыжего с ног до головы.
- Я думал это будет выглядеть хуже...
- Особенно хорошо будет смотреться со слюнявыми феньками, Алан "фэшн из май профешн" Моран.
- Опять стащил мою фразу?
- Здесь слишком людно.

- Это не мое дело, но учти, до первой зарплаты это будет единственное, в чем ты будешь ходить, - голос О'Нилла был так же бесстрастен, как и лицо.

0

12

- А, - отмахнулся Моран, изящно похоронив упоминание "слюнявых фенек", - нормально я в секонде на обратном пути оденусь. Собственно, мне только новые штаны и нужны... ну, ещё футболка может. Хотя футболку, - мстительно уточнил Алан и потряс психоделической совой, - мы берём здесь.
- С-сволочь, - отчётливо произнес О'Лири.
- Да даже если с курткой, - задумчиво продолжил наёмник, плавно взмахнув рукой с зажатой в ней парой ботинок, - тридцати шести злотых хватит. В конце концов, что п-поделать, если я, в отличие от тебя, красавец. А что? Может быть, я вообще женюсь! Ещё, - вдохновенно перечислял Алан, - мне нужны трость, лезвие и отвёртка... Хотя не, нахуй, нахуй, трость-шпага - это п-пошло. П-просто трость. Буду так забивать... без лезвия.
- На что забивать? - не понял О'Лири.
Алан расплылся в нежной, радужной улыбке.
- И п-перчатки, - ангельски присовокупил он.

0

13

Оин без какого-либо выражения осмотрел будущие покупки. Ни психоделическая сова, ни костюм не произвели на него ни малейшего впечатления. Во всяком случае так могло показаться потому, что после возвращения брови к своей привычной дислокации, никаких других эмоций на лице О’Нилла так и не отразилось.
- У тебя есть десять минут и необходимость выбрать себе два комплекта одежды, - ирландец задумчиво посмотрел на часы, засекая время. - Если к окончанию этого срока ты не определишься со своим выбором хотя бы на 80%, я скормлю Ойилу вас обоих раньше, чем закроется этот центр, и уж точно куда раньше, чем объявятся все те неприятности, которые ты так мечтаешь притянуть своей белой, привлекательной задницей.

0

14

- Ну надо же, он наконец-то мне п-признался, - съязвил Моран, не снимая комплекта "Дэвид Боуи переодевается в Роммеля", но попутно сгребая в охапку как свои прежние облачения, так и комплект "Игги Поп и психоделическая сова" (сов, впрочем, Алан выбрал аж три, поскольку их гамма несколько различалась, а установить, от какой именно О'Лири корчит сильнее, в столь сжатый срок было невозможно). - Не волнуйся, это мне на п-пару лет, если не больше. И вообще, заработаю - отдам.
- Чё ты брешешь!.. - вмешался О'Лири.
Моран встряхнул вымытыми накануне волосами и позволил тем картинно рассыпаться по плечам. В костюме отчего-то стало куда более заметно, что природная астеничность не помешала наёмнику обзавестись в Африке впечатляющей мускулатурой плечевого пояса; и даже несколько лет питания в основном спиртом разной степени перегонки и очистки не вполне её уничтожили.
- А ты вообще только и делаешь, что ноешь, - невпопад, но весело парировал он, направляясь переоблачаться в своё. - Ничего, вот скоро п-посмотрим, так ли тебе хуёво, или ты п-просто ссаная тряпка, как я вообще-то всегда и п-предполагал.
- Ты чё! Ты чё! - завизжал покойник. - Ты мне ефрейтора дал, сука! Ты чё, пиздел, что ли?
Алан хихикнул. Удивительным образом, честно не прикоснувшись ни к единой капле алкоголя с утра восемнадцатого марта, он ощущал себя откровенно пьяным - причём именно таким приятным образом, когда будущее кажется исключительно радужным, прошлое - простительным, а настоящее - и вовсе не имеющим к тебе никакого отношения.
- Ну ничего, - благодушно сказал он, - начистишь мне морду за это. Всё, - Моран с силой задёрнул за собой шторку примерочной, - завали хлебало и дай п-переодеться в себя, п-пожалуйста.
В последний момент ему отчего-то захотелось поймать взгляд О'Нилла. Откуда я знаю, может, меня выключит раньше, чем я... раскроюсь. Я не хочу, чтобы ты знал, что я прощаюсь, Оин, но раз уж так вышло, что мы встретились, я хотел бы с тобой попрощаться. А впрочем... к чёрту.
Это только всё усложнит.

0

15

Лишь когда Моран полностью скрылся в примерочной, Оин позволил себе немного расслабиться. Проведя рукой по волосам он медленно выдохнул. Будь они с рыжим хотя бы чуть-чуть похожи внешне, их бы точно принимали за братьев, настолько характерной, почти классической, была манера поведения. Ни дать ни взять, младший, который даже после тридцати все еще пытается привлечь к себе родительское внимание попаданием в различные неприятности, и старший, опора и надежда семьи, до сих пор не оставляющий попыток адаптировать брата к нормальному обществу, и стоически переносящий все его выходки.

0

16

- Слышьте, - О'Лири подлетел к Оину и нерешительно покрутился в воздухе, - он же вам теперь типа нужен, да? Отрабатывать за шмотки, ну, хуё-моё...
По лицу призрака было видно, что, с одной стороны, он желает Алану смерти, причём мучительной, но с другой - выслужиться перед О'Ниллом (а то и не только О'Ниллом) желает куда больше.
- Я вам чё скажу, - жарко зашептал мертвец, - он думает, типа, у него месяца два ещё, но эта херь его раньше кончать будет, без пизды. Хотите... хотите, я его обездвижу, чтоб сука ваще не дёрнулся, а вы её снимете?

0

17

- Суицидник хренов, - сказала Агнешка в голове О'Нилла. - Я думала, инстинкт самосохранения сильнее, но колдун плотно присосался к серебряной нити*. Надо действовать сейчас.
Она посмотрела на Тайга так, что, будь у него тело, он бы ощутил, как ему становится жарко.
- Вы нам очень поможете, ефрейтор О'Лири. Позже. Сегодня.

Она знала этот взгляд: так смотрят революционеры перед тем, как отсалютовать незримому Цезарю и погибнуть - глупо, быстро и бесславно. Годы в "кружке по вышивке" научили ее тому же, чему она учила Волчонка: нет ничего славного в том, чтобы валяться где-то кишками наружу. Есть другие способы достигнуть цели.

* - серебряная нить - энергетический канал, связывающий тело и душу. При её разрыве наступает смерть.

0

18

- Ты с ума сошла, делать это сегодня, - раздраженно ответил О’Нилл, не произнося ни единого слова вслух.
- В ближайшее время. Можем не успеть.
- Нам нужно хотя бы два дня на подготовку.
- Он может добраться до Морана раньше. Видел, как его трясло у церкви?
- Да,
- Оин раздраженно пожал плечами, неотрываясь глядя на примерочную, за которой стоял Моран.
Естественно, он видел как смотрел рыжий, и О’Ниллу совершенно не нравился этот взгляд. "Обреченные на смерть, приветствуют тебя" и все в таком духе. Он раздраженно передернул плечами, будь ирландец кошкой, его хвост бы сейчас метался из стороны в сторону, колотя по бокам как бешеный. Но самым паршивым было даже не это, а выбор, перед которым он сейчас стоял: либо подготовить все как должно, чтобы провести ритуал с минимальным риском для жизни и психики рыжего, но с определенной вероятностью не успеть начать вовремя, либо же сделать все не сегодня, так завтра, гарантированно не опоздав, но с возможностью потерять его в процессе.
- Помнишь первое правило? Не думай о том, как правильно. Думай о том, что ты хочешь получить. Если нужно, я возьму его душу за глотку и запихну обратно. - Агнешка вздохнула. - Надо накачать его энергией.
Оин мысленно уткнулся лбом в ее плечо, словно ища поддержки.
- Нет времени делать все, как положено. Он не против уйти. Он готов принести себя в жертву.
Агнешка обняла его.
- И, пока он радостно идет на смерть, у колдуна преимущество. Если ты не можешь убедить его, что жить - хорошая идея, надо его остановить.
- Как скажешь
, - ирландец мысленно согласился, продолжив уже вслух для Тайга. - В ближайшие дни.

0

19

Тайг возбуждённо вытянулся в струнку и выговорил, чуть не облизываясь:
- Так точно, сэр! Мэм.
- Ну чего, - перебил его Алан, бесшумно подошедший с фланга в своём прежнем кошмарном тряпье, - п-погнали, что ли? Кстати, Тайг, ты что, совсем на том свете п-помешался? Какая он тебе "мэм", и о чём вы вообще, п-придурки?
Какая-какая. Весьма при жизни, нужно сказать, симпатичная. Вот только о чём ты, скотина, договариваешься с ней и с Оином за моей спиной?.. Или - вовсе даже и не с Оином? Интересное, мать вашу, кино. Оч-чень интересное. Саспенс, как говорится, на уровне.
Алан смерил О'Лири задумчивым взглядом - тем самым, который Студент бросал обычно поверх очков, холодным, цепким и абсолютно беззлобным. В какой-то момент в Дарфуре Алан понял, что больше не нуждается в том, чтобы ненавидеть, для того, чтобы убивать.

0

20

- Кажется, у кого-то появился поклонник. И он скоро из штанов выпрыгнет, так тебя хочет, - не удержался от комментария Оин.
- Не он первый, не он последний. - философски заметила Агнешка, жалея, что не может улыбнуться Тайгу так, чтобы это не увидел Моран. - Надо Алану все рассказать.
- Что именно? Что его пытается сожрать бокор, и мы в ближайшие дни будем срезать с него чертовы феньки?
- Нет, я не настолько прямолинейна, давай начнем со знакомства.
- Что, прямо здесь в торговом центре? Мы не можем подождать час?
- За час он решит, что я гидра мирового капитализма, которая хочет откусить ему руку, ногу, голову...
- И яйца.
- Нет, пожалуй все-таки голову. Задача. Дано: если оставить некого Алана Морана одного на час, сколько теорий заговора он успеет придумать? Одну? Четыре? Двадцать?
- Одну, но мы ее хер опровергнем. Ладно, хочешь знакомиться здесь и сейчас - вперед.
- Нет. Скажи ему: я должен тебе что-то рассказать, но не здесь. Дома.

Времени, ушедшего на разговор как раз хватило, чтобы О’Нилл осмотрел покупки, кивком одобряя выбор, и направился к кассе, попутно нагрузив рыжего носками, а так же прочей мелочью, про которую он бы даже и не подумал взять.
- Когда приедем домой, я тебе кое-что расскажу, - на выходе из магазина, как бы невзначай сказал ирландец.

0

21

- Я тебе тоже, - спокойно кивнул Моран. - Наверное. Мне, вроде как, удалось убедить...ся, что ты меня п-поймешь.
На улице, под чуть смягчившимся, покинув зенит, солнцем, наемник сделал Оину жест рукой - "Подожди" - вытянул из кармана джинсов зажигалку и мятую пачку сигарет, открыл, порылся, выбрал наименее раскрошенную, прикурил, прикрыл глаза и медленно выдохнул.
Курить тоже надо успеть бросить. Не хватает ещё, чтобы ты заработала себе рак лёгких... Или переламывалась сама - не смертельно, но то ещё удовольствие.
- П-приятный это город, Краков, - по-прежнему с закрытыми глазами, сказал он. - Что-то есть такое в нём... эдакое. П-прими надежду, всяк сюда входящий; каждому п-персональная tabula rasa. Отличный город для нашего брата, Оин, не находишь?
Тут красиво. А я, по ходу, тебе и работу нашёл. Ничего, руки будут помнить, а потом втянешься.
- Ну что, - лучезарно улыбнулся Моран, в две затяжки докурив до фильтра, - домой?

to be continued...

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » О трудностях покупки одежды, часть третья