Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Let sleeping dogs lie


Let sleeping dogs lie

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Пожалуй, кое в чем Матеуш был солидарен с агентом - а именно в его оценке собственных умственных способностей. "Когда до тебя, идиота, дойдет, что от этих стоит ждать любой экзотики?!" Не говоря уже о таких милых шалостях.
Сердце колотилось, как сумасшедшее. В момент выстрела, уже понимая, что не успеет, юноша машинально шарахнулся в сторону, вместе со стулом врезавшись частью в стол, частью в Алана. Руку дернуло болью, да и агент по твердости особо столу не уступал.
"В следующий раз пусть лучше пристрелит..."
С другой стороны, были и положительные моменты. Всплеск адреналина прогнал сонную одурь, которая не отпускала вора на протяжении всего допроса, взгляду и сознанию вернулась привычная ясность. Явно ненадолго, скоро опять потянет в сон, но пока оно к лучшему.
- Твою же душу, - выдохнул парень сквозь зубы, ни к кому конкретно не обращаясь, но подразумевая всех скопом. Хотя Анджея - особенно, именно ему полагалось пошлое завершение посыла. - Видел. Машину. Все ее четыре варианта номера - по числу визитов. Знаю. Его отбойщиков, с которыми общался. Увы, они не представились. Детали. Яблоками пахло, каждый раз. Куда везли... действительно не в курсе. Любопытство, пан агент, суть порок, часто оборачивающийся большими неприятностями. - Это не было столь наглой угрозой, какой прозвучало, хотя фраза специально была построена так, чтобы можно было провести аналогию. - И как, много полезного услышали?
"Я, может, и дебил, но не настолько же, в самом деле!"
У Матеуша сложилось впечатление, что его слегка... Переоценивают, что ли? Вор был одиночкой, особо поддержкой крупных формирований не пользовался, а потому с проблемами разбирался самостоятельно. Пару раз нарвавшись с попытками выяснить, на кого предстоит работать, он начал понимать, когда имеет смысл копать, а когда лучше отступиться и сделать, что велят. Потому что ребра не казенные, а больничных криминальным элементам до сих пор не платили. Была, конечно, пресловутая "крыша"... Эти даже могли помочь, как сегодня. Но стоило это дорого, так что парень предпочитал по возможности с ними не связываться, ограничиваясь регулярными "добровольными взносами", дабы отвязались.
Так вот, данный конкретный заказчик был как раз из той категории, о которой лучше ничего не знать. Но как объяснить это двум ублюдкам при исполнении?
А может, они просто издеваются?..

Отредактировано Матеуш Витек (2016-06-08 02:51:52)

+1

32

- Ах ты курва, - возмутился Алан, успевший, конечно, отпрыгнуть, но не настолько, чтобы вовсе избежать контакта левого бедра с Матеком, - у меня ж синяк теперь вскочит! Думаешь, в синяках ходить приятно, мудак ты грешный? Да и ты, Анджей, хорош! Давай ствол. Да дай, блядь, сюда, кому говорю!
Не дожидаясь ответа, Алан ловко вывернул револьвер из руки коллеги, изучил барабан и неодобрительно прищёлкнул языком.
- Ага, ещё два, - буркнул он. - Ну заебись теперь, порохом-то всё равно разит - хоть топор вешай.
Заткнув револьвер за пояс джинсов, Моран взглянул на Матека с холодным исследовательским интересом. Оин или Тайг сказали бы, что бразды правления расшатанным рассудком вновь взял на себя Студент; Матек, конечно, ничего такого знать не мог, но Алан теперь неприятно походил на человека, очень хорошо знающего, что делают.
Агент порылся в кармане толстовки и продемонстрировал пленнику лежавшую на ладони маленькую бело-голубую капсулу.
- Когда я ем, я глух и нем, - наставительно изрёк Моран, и, зажав Матеку нос одной рукой, другой пропихнул капсулу тому в рот. - Не ссы, парень, это анальгетик. Ничего фантастического, но часов на двенадцать несколько сгладит твои... неприятности. Довыёбывался, - любезно прибавил Алан, - поздравляю. Крышу свою сдавай, сука, - дружелюбно посоветовал агент, быстро прощелкнул два поворота барабана, приставил дуло к правому запястью молодого вора и выстрелил.

Отредактировано Алан Моран (2016-06-08 23:27:09)

0

33

Он не взвыл только потому, что рот был занят таблеткой. Получился только задушенный всхлип, сопровождавший острую боль и выступившие на глазах слезы. Больно, мать вашу! Потревоженный перелом был против такого обращения, капсула и вовсе застряла где-то в горле. Короче, масса потрясающих ощущений, что ни час, то свежее!
Мысль о том, чтобы сдать агентам схрон и не сообщить, в каких шкафах стоят бутылочки, вдруг приобрела пугающую соблазнительность.
Матек не знал, что там за анальгетик, сейчас он даже слышал с трудом. Крышу? Какую крышу, крыша уже уехала...
Осознание происходящего дошло вдруг и полностью, когда ствол револьвера прижал запястье к столу. Выдержки тихо смотреть, как агент калечит ему руку, у вора не хватило, заорал он в этот раз превентивно. Дергаться, увы, было некогда и некуда, разве что извернуться и пнуть ублюдка под колено, куда дотянулся. Но остановить пулю все равно не получилось...
Юноша ожидал еще одной вспышки боли, более жестокой, но ощущения явно не дотягивали до уровня ожиданий. Первая мысль была о том, что не всегда доходит сразу, особенно если случилось что-то серьезное. Но кисть болела. Болела сильно, но все-таки не так, как предполагалось.
Решившись посмотреть, Матеуш обнаружил ожог вместо ожидаемой дыры. То ли у него галлюцинации начались, то ли...
- Шшшуточки у вас, - прошипел он, успев трижды раскаяться, что ударил рыжего. Ой, фиг он на тормозах это спустит! А ведь и без лишнего внимания агента херово чуть ли не до обморока... Интересно, когда обезболивающее подействует?

+2

34

"Принеси шкатулку" в исполнении Гжеся значило именно то, что попросили, внутрь он не заглядывал, так что содержимое оказалось сюрпризом для всех, начиная с задержанного. Правда, в отличие от Матеуша, для рыжего этот сюрприз был приятным - идея была красивой, он аж проснулся. В то, что Соболевский окажется невменяемым психом, и будет стрелять боевыми, Гжесь не верил, предыдущие полгода на практике доказали, альтернативно одаренный в их команде только один, и его фамилия начинается на "М". Прямо как слово "мудак".
Стоило рыжему об этом подумать, как Моран в очередной раз на практике доказал свое родство с первичноротыми целомическими животными со спиральным дроблением, проще говоря, продемонстрировал, что мозгов у него, как у ракушки. И тот самый "мудак" было самым ласковым и цензурным определением, присвоенным ему присутствующими, хоть и по совершенно разным причинам.
- Пане Моран, вы меня конечно извините, но... нахуя?

Отредактировано Гжегож Лазар (2016-06-09 07:21:53)

+2

35

Анджей разглядывал напарника и старательно переводил матерные мысли на более-менее пристойный язык. Будь Соболевский волшебником и умей он убивать взглядом, Алан бы уже корчился на полу в агонии, но, увы,  случай был не тот.
- Знаешь, дружище, я действительно туго соображаю с недосыпа. Я, артиллерийским снарядом тебя ебать, и подумать не мог, что ты купишься на ту же уловку, что и задержанный, - тихим и вкрадчивым голосом выдал Анджей. -  Я б еще понял, если бы приказ был запытать до смерти, но нет же. Нам всего-то и нужно было вытащить из тупой башки этого вора-гения все, что ему известно.
Он плюхнулся обратно на стул, откинулся на спинку и с милой улыбкой продолжил взглядом выжигать на лице Морана мишень.
- Благодаря проявленной тобой инициативе любой мой хитрый план теперь не сработает, спасибо. И как ты предлагаешь теперь действовать? По старой суданской методике? - Анджей махнул рукой в сторону задержанного. - "Шуточки," Алан. Мы опять вернулись к тому, с чего и начали. Вот теперь хоть в стакане с кофе его топи, хоть в позу злоебучей кракозябры его завязывай, но чтоб все нам выложил. Мои идеи на этом закончились, так что с тебя демонстрация альтернативных методов ведения допроса. С применением грубой физической силы, Алан.

+5

36

Дверь в допросную не слетела с петель лишь потому,  что пан Ольгерд умел сдерживается. Трое невменяемых агентов при допросе фигуранта, это интересно. А уж при личной заинтересованности двух и оригинальности методов действия третьего...  Ольгерд вошел, осмотрелся, аккуратно прикрыл за собой дверь. Ситуация смахивает на критическую, если еще ею не является. Запах крови, пороха, кофе и еще много чего...
Однако, судя по окончанию фразы, задержанного следовало дожимать, причем немедленно. Анджей, видимо, от недосыпа, говорит вслух все, что думает и при задержанном. Подавив в себе желание разогнать двоих из троих спать, а третьего - в тренажерку,  Эльги смерил подозреваемого взглядом, а потом не мигая уставился ему в глаза.
- Говорите, юноша. И я пообещаю вам защиту от любой угроз. Как Вы понимаете, вы сами нам не интересны. И ваша жизнь сейчас зависит только от вас. Выдерну ли я все из Вашего сознания или Вы сами все расскажете... Добровольный рассказ зачтется вам, как сотрудничество, отказ говорить, как противодействие. Выбор за Вами. У меня мало времени, поэтому решайте сейчас.

+2

37

Возможно, если бы Гжесь поспал чуть дольше, эта светлая идея пришла бы в его голову раньше, но, увы и ах, три часа сна, даже после полугода работы в Соколе, никак не добавляли рыжему пунктов сообразительности. Так что извращаться приходилось на ходу, раз уж Моран запорол такой красивый план, неплохо было бы выдать новый пока от задержанного остались ходя бы рожки с ногами. А то этот Мистер Тройная Контузия еще устроит тут филиал, как там его, Дарфура. Гжесь только собирался высказать пришедшую в голову мысль, как в открывшейся двери появился разъяренный Шафранек. И в отличие от инспектора, злым его зам выглядел по-настоящему. Интересно, этот допрос вообще мог быть чуть менее похож на цирк?
Искренне улыбнувшись начальству, рыжий тихо спросил тоном примерного ученика на уроке:
- Прошу прощения, пане, а можно я его спрошу?..

Отредактировано Гжегож Лазар (2016-07-07 17:00:17)

+1

38

- Ой, да пожалуйста, - едва слышно процедил Моран. - Но если что, - уже так, чтобы внять при желании могли все, прибавил он, - альтернативные методы я всё ещё готов предоставить. Любой каприз за ваши деньги!
Соображения ирландцу хватило, чтобы не закуривать при начальстве очередную сигарету, поэтому он просто устроился поближе к Анджею и принялся шумно грызть ногти.
- Приказ был, - мрачно пояснил Алан, - сделать с ним всё, что угодно, кроме убийства. Это был приказ, который получил я. И если бы я классифицировал приказы на "нравится" и "не нравится", - серые глаза блеснули холодно и тускло, - вряд ли Оин предложил бы мне эту вакансию.

Отредактировано Алан Моран (2016-07-07 17:14:50)

+2

39

Ольгерд оторвался от созерцания объекта допроса и очень медленно повернулся к стажеру.  А чем-то Алан был прав. Взвесив в уме все за и против, и решив, что хуже для подозреваемого только расстрел, а этого пока не приказано, Радзишевский медленно кивнул.
- Только будьте аккуратны, он нужен мне живым и вменяемым после Вашего вопроса и его ответа.
Ольгерд медленно отошел от задержанного, уступая место стажеру. Даже интересно посмотреть, что изобразит юноша, который, кажется, единственный, кто еще не приложил руку и другие части тела к получению информации из подопытного, то есть, простите, подозреваемого.
- Прошу.
Повернулся к Морану, кивнул, подошел очень близко. Поймал взгляд. Произнес едва слышно, одними губами.
- Если я правильно понимаю, то приказ был получить из него информацию. И не убивать при этом. Вашими методами мы всегда можем воспользоваться, Алан

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2016-07-07 21:50:17)

0

40

- Спасибо, - Гжесь улыбнулся еще шире, сияя словно начищенная до блеска монета на солнце. Подойдя к Матеку он присел рядом с ним на стол. - Знаешь, - доверительно сказал рыжий, - мне всегда было интересно поработать с кем-то вроде тебя. Чудесная возможность, не думал, что она представится мне так скоро.
На сие воплощение радости и дружелюбия вор ответил взглядом сумрачным и подозрительным, полным неизбывного нежелания служить подопытным и непроизнесенными пожалениями всем присутствующим... убраться куда-нибудь подальше. Туда, откуда обычно не возвращаются и где им точно не будет скучно. Тривиальные направления "к лешему", "к черту", "в жопу" и "на хуй" тут явно не подходили как излишне изученные.
Спрашивать, чем конкретно интересно с ним работать, Матек не стал. Ему почему-то казалось, что ответа его самолюбие точно не выдержит, он опять нахамит, а в прошлый раз получилось как-то невесело. Поэтому он ограничился чуть приподнятой бровью и легким приглашающим жестом, типа, я жду продолжения.
- Знаешь, народ тебе не верит, инспектор хочет ряд моментов понять, но в целом, ему на тебя похер, а мне просто интересно... - рыжий смотрел на задержанного ясными и спокойными глазами. - Скажи мне, Матеуш, чего ты боишься больше всего?
- Кхм.
Матеуш недоуменно посмотрел на рыжего, сбившись с мысли. Самым честным, что он мог сейчас сказать, было бы "И вы всерьез надеетесь услышать честный ответ?" но проверять реакцию на столь явный посыл отчего-то не хотелось. Юноша вообще предпочел бы говорить только по делу, без посторонних рассуждений. Тем более на тему себя самого.
- Такой вещи нет, - покачал он головой.
- Совсем нет?
- Я много чего боюсь, - пожал он плечами. - Чтобы больше всего на свете... Нет, такого нет. А к чему этот вопрос?
Ответ юноша получил сразу. И, пожалуй, нашел, чего же он боится. Отказало... все. Пуля в позвоночник могла бы дать схожий эффект, и это заставило Матека сдаться.
Определенно, зря.
Ему стало даже не страшно, а просто до жути холодно. Взгляд так и замер на лице рыжего, шея шевелиться тоже отказывалась, и в расширенных зеленых глазах плескалась паника пополам с очень яркой злобой. Искренней, идущей от глубины души и уже не сдерживаемой привычной философией "У всех своя работа, моя тоже никому не нравится".
Зачем?! Этого он не понимал. Впрочем, даже если бы понял, толку от этого не было бы ни малейшего. Все равно у него нет выбора, кроме как играть по чужим правилам.
- Ублюдок ты, рыжий, - шепотом. - Ну допустим, ответ на свой вопрос ты угадал.
- Хуже, - пожал плечами Гжесь, спрыгнув со стола и встав за спиной у Матека. - Как, желания рассказать моим коллегам все не появилось?
Он выругался, замысловато и в этот раз предельно адресно. На остальных смотреть не хотелось и не моглось.
- Слышь, ты, колдун-недоделок, харош делать вид, что тебя интересует то, что я могу сказать. Было бы это так - давно бы кто-нибудь прекратил развлекаться и начал задавать наводящие вопросы. Однозначно сформулированные.
- Ещё и как интересует. Ты даже не представляешь насколько.
За спиной у Матека раздалось шуршание и металлический щелчок. Больше всего эти звуки были похожи на то, что Гжесь достал из кармана складной нож и выщелкнул лезвие.
- Спой мне, птичка, не стыдись, как ты нашёл нашу квартиру? А то, незадача, в увлекательной истории я как-то пропустил этот момент.
Мысли вора суматошно метнулись к началу допроса и печальной идее об удобстве прикованного наручниками к столу пленника. В текущей ситуации расклад получался еще более грустный и неоднозначный. А Матек только успел понадеяться, что обойдется...
- Ищите и обрящете... Я спросил, где мне найти девушку, оставившую номер телефона, и через час знал адрес.
- Плохой ответ, - с грустью сказал рыжий, и правое плечо Матека пронзила резкая боль. Словно в руку воткнули лезвие.
Коротко вскрикнув, юноша застонал сквозь сжатые зубы. Да что ж такое... Несмотря на идиотизм реакции, губы парня скривила насмешливая улыбка. Надо учиться ценить имеющееся! Раньше его больше пугали, чем били.
- Зато честный, - бросил он рыжему. - Есть одна забавная организация, которая дохера знает. Я спросил - мне ответили.
- Херово у тебя с историями, Матеуш. С историей, подозреваю, тоже херово.
Нож из плеча вытянули не особо заботясь о комфорте задержанного.
- В древнем Китае существовала такая интересная штука - Лин-Чи. Послав на хуй поэтический перевод про рыбу, мы получим "смерть от тысячи порезов".
Кровь тёплой струйкой стекала по руке, боль отдавалась по всему телу, начиная с черепа.
- Посчитаем? - нежно прошептал на ухо рыжий и от руки отрезали первый кусочек.
Новый стон, полный боли и страха. Дааа, перспектива была херовая! Очень мягко говоря.
Матек старался говорить спокойно, но голос дрожал, и у пленника не получалось ничего с этим сделать.
- С историей у меня правда отвратно. А эта конкретная история... - Юноша зажмурился, пытаясь перевести дыхание. - Можно сказать, что это организация - моя крыша. Они очень плотно контролируют информационные и магические потоки, по крайней мере, неофициальные.
- Тебе б на философа учиться, друг мой Матеуш. Одни общие формулировки.
От руки медленно отрезали второй кусочек. Возможно небольшой, но разве можно быть уверенным в своих ощущениях, когда речь идёт об адской боли? У Матека в глазах темнело от незабываемости переживаний. Сейчас он бы многое дал за прекращение пытки, но, кажется, предложить было почти нечего.
- Я мало о них знаю... - Паузы стали длиннее, дыхание - прерывистей. - Непростые люди... На них есть выход почти у каждого бродяги... По всем городам... Это сеть связных, очень плотная... Лично видел человек шесть... Выглядят не лучше тех бродяг, сразу и не поймешь... Шутить не любят... Работал на них пару раз... Сложные дела были... Периодически приходилось отвечать на вопросы... Ну и платить...
- Расскажи подробнее.
Юноша рассказал, что знал - о том, как на него вышли на самой заре карьеры, какими офигенно убедительными - ну почти как у Соболевского - аргументами уговорили сотрудничать, какие дела были и какие вопросы. Освещал подробно и, пожалуй, излишне быстро.
- Хорошо, - на этот раз, после развернутого ответа, интонации рыжего звучали более дружелюбно. - Я хочу знать марки, цвет и номера машин, на которых тебя забирали, а так же все, что ты сможешь сказать об окружавших тебя местах и людях. Звуки, запахи, обрывки диалогов, тембр голоса, внешний вид, особые приметы, абсолютно все. Я верю в тебя и твою память.
Память у вора была профессиональным инструментом, так что восстановить подробности встречи двухлетней давности получалось запросто. Уточнив, что обсуждаемый ранее заказчик и замечательные люди, добывшие адрес Адрианны, - это разные сущности, Матек принялся вспоминать, рисуя картину того, что видел. Марка машины, номер - всегда разный, характерный звук дефекта двигателя, мгновенный сон, помещение, где с ним общался то ли сам заказчик, то ли его доверенный представитель, даже без охраны. В помещении было традиционно темно, а вот яблоками правда пахло. Теплыми, чуть перезревшими осенними яблоками, даже когда встреча происходила ранней весной. Человек, к которому привозили вора, ассоциировался только с этим запахом - у него даже голос был совершенно безликий, без эмоций и запоминающихся интонаций, как окружающая собеседников темнота. Обсуждалось задание, его цена и сроки, никакого постороннего трепа. О встречающих вор мог сказать чуть больше, но тоже люди из категории "таких тринадцать на дюжину".
Немного отвлекшись за мерным рассказом от боли, юноша в очередной раз задумался, кто ж его все-таки нанимал и зачем вора каждый раз таскали к заказчику. Ту же информацию можно было передать и без личной встречи. Неужели клиент был НАСТОЛЬКО параноиком?

Отредактировано Матеуш Витек (2016-07-09 08:12:26)

+1

41

- Спасибо, - Гжесь улыбнулся еще шире, сияя словно начищенная до блеска монета на солнце, и сел на стол где-то в полуметре от задержанного.
Между пальцев блеснуло бритвенное лезвие, которым он тут же полоснул по внутренней стороне своей ладони. Выступила кровь, а улыбка рыжего стала чуть-чуть шире. Затем в разрезанную руку перекочевало нечто небольшое так же блеснувшее красным. Неразборчиво прошептав активирующую формулировку над артефактом, он посмотрел на Матеуша.
- Такой вещи нет, - ответил задержанный на не заданный вслух вопрос.
Сам Гжесь тем временем молчал, сидя без движения.
- Я много чего боюсь. Чтобы больше всего на свете... Нет, такого нет. А к чему этот вопрос?
Матеуш застыл в неестественной позе - спина и шея идеально прямые, подвижным осталось только лицо. В дальнейшем присутствовавшие слышали лишь его слова, всхлипы и крики, рыжий же сидел неподвижно до тех самых пор, пока вор не закончил рассказывать все, что знал о заказчике той самой шкатулки. Как только он замолчал, Гжесь повернулся к старшим коллегам:
- Что мы еще хотим знать?

+1

42

Ольгерд оглядел коллег, взглядом спрашивая, есть ли у кого-то вопросы. Потому что, судя по состоянию всех присутствующих, пора заканчивать это все. Агентам нужен отдых, задержанном и стажеру - лазарет, а самому Радзишевскому - подумать. Парень рассказал очень много интересного. Целая сеть, организованная, хорошо налаженая, давно существующая. У них под носом. Это неприятно царапнуло. Пароли, явки... это все важно. Протоколы допроса, рапорты... план операции по внедрению и ликвидации. Это все уже начало складываться у Ольгерда в голове, однако, была одна мысль, не дающая покоя и торчащая, как завоза в заднице. Запах. Запах яблок. Было в этом нечто неуловимо знакомое, узнаваемое. Сознание услужливо подсказывало легенды о Короле Артуре, Авалоне, Фее Моргане... И все это никак не ассоциировалось со сбором опасных и запрещённых артефактов, факт которого отрицать было невозможно. Это следовало обдумать, а еще лучше, освежить дела, где есть упоминания... но не здесь.
Радзишевский задумался.
- Пока - ничего, но, думаю, позже... Коллеги?

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2016-07-08 11:04:17)

0

43

- Если п-пан начальник п-позволит, - кротко и тихо сказал Моран, - то я бы хотел дать п-подозреваемому краткое п-прощальное напутствие. Так как, mea culpa, в том, что наш друг п-пан Витек п-пришёл в коммуникабельное расположение духа, есть и моя вина. П-подозреваю, что часть из упомянутых наиболее страшных для него вещей п-пан Витек п-позаимстовал из моих обещаний касательно его судьбы. П-посему я хотел бы извиниться, п-предпочтительно с глазу на глаз, - тут Алан едва заметно подмигнул Матеку со странно дружеским выражением. - П-пане Радзишевский?

+2

44

- Можете извиниться при всех, Алан. И можете быть свободны. Соболевский и Лазар тоже. На сегодня с задержанным все. Идемте, господа. Заключенного под охрану в лазарет
Радзишевский поднялся, и по привычке не оглядываясь вышел из камеры, уводя с собой весь личный состав агентов отдела.
- Морану вернуться на дежурство. У Соболевского сегодня день отдыха, Лазар, сопроводите его до дома, уложите спать,  доложите по выполнении. Вам самому четыре часа на отсып. По возвращении напишите рапорт. И вы, Моран, по окончании дежурства тоже. С Соболевского рапорт о случившемся, когда проснется. Приступайте.
Развернувшись на каблуках, Радзишевский стремительным шагом направился в кабинет Оин. У него было несколько идей, куда можно применить сего незадачливого утопле... простите, задержанного. Плакать и искать пана Витека явно никто не будет, а по сему.. Ольгерд усмехнулся. Люди лишними не бывают.

THE END

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Let sleeping dogs lie