Легенды Старого Кракова

Объявление


●●●

●●●

●●●
      

●●●

●●●

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Let sleeping dogs lie


Let sleeping dogs lie

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Время действия: 26 января 2016, девять утра.
Место действия: комната для допросов.
Действующие лица: Гжегож Лазар, Матеуш Витек, Алан Моран, Анджей Соболевский, Оин О’Нилл.
Преамбула: продолжение этого эпизода.

0

2

Остаток неудачного дня прошел для Матека где-то рядом. Неизвестная магия продолжала отравлять жизнь и организм, так то парень думал в основном о том, как бы идти, а не висеть. Его уже не волновало, что случится дальше, только гребаная лестница и робкая надежда на то, что явившийся спецназ его не уронит нафиг на полпути к машине.
В автомобиле слегка отпустило - там можно было просто сидеть, зажмурившись, и не обращать внимание на окружающее. Почему-то еще стояли, Матеку было плевать, почему. Он потихоньку засыпал - денек выдался сумасшедшим, начиная от богатой на клиентов смены и заканчивая неудачным ограблением. Было немного стыдно перед девушкой, вор надеялся, что она сможет уснуть и не пойти на работу утром. Когда хозяйка дома спустилась к машине, стало еще неприятнее - кажется, ей поспать не светит.
У прихода последних участников шоу был и плюс - рыжему велели отключить адскую машинку, и по дороге Матеуша наконец отпустило. Зато спать захотелось с удвоенной силой! Пару раз он порывался задремать на плече у соседа, но встряхивался. Еще ничего не закончилось. В этот момент парень был согласен даже на камеру, лишь бы можно было отрубиться.
Прибыли, что характерно, не в полицию...
Матеуш тихо выругался. Почему база Сокола? Хотя это было очевидно - шкатулку вскрыли. Или, как минимум, заинтересовались опечатанной коробочкой. А, впрочем, какая разница? Неприятностей от этого меньше не станет.
Пока оформляли документы, Матек сосредоточенно думал. Он промышлял похищением запрещенных артефактов не первый год, но сообщать об этом не собирался. Вполне удастся закосить под обычного курьера, потерявшего товар. Учитывая феноменальную неграмотность визита, обусловленную (чего греха таить) некоторой паникой, вполне могло сойти за первое подобное преступление. Опытные люди так не подставляются. Как он-то попался? Ну да, паника, она самая... давно не попадал в такие ситуации. Следовало быть осторожнее. Теперь придется как-то выпутываться...
Наконец формальности были закончены, и парня заперли в камере. Спать, спать, спать...
Выспаться не дали.
Когда его привели на допрос, было едва девять. Матек очень хотел поинтересоваться, какой псих согласился встать в такую несусветную рань ради беседы с ним, скромным, и почему нельзя было перенести оную беседу на более вразумительное время. Но чтобы о чем-то спрашивать, надо иметь мозг. А мозг молодого вора спал непробудным сном, и единственное, что он мог - не пытаться задремать на месте, и то с трудом.

+1

3

- Просыпайся, уже половина девятого.
Анджей зашел в комнату отдыха и разбудил спящего там стажера. Самому агенту за ночь поспать так и не удалось.
Сообщение от Гжеся застало Соболевского на полпути от отдела до ждущего у проходных такси, так что на место происшествия он прибыл очень быстро. И где то посредине дороги сообразил, что по указанному адресу живет не только Лазар.
- У тебя полчаса на кофе и перекусить, потом жду тебя в допросной.
Соболевский уже успел обпиться кофе и чудом не разломать кофемашину, пока разговаривал с Адой. А после того, как отвез ее домой, спать расхотелось вовсе. Он последние часа три думал о чем угодно, кроме сна. А ближе к времени допроса и вовсе о том, в каком виде предпочел бы лицезреть задержанного.
Полусонный стажер размотался из пледа, и Соболевский оставил его просыпаться окончательно, а сам пошел умываться в надежде, что холодная вода поможет собраться в более рабочее состояние. 

"Курва..." - мрачно подумал Анджей, глядя на отражение. Из зеркала на него смотрел бледный и встрепанный некто с синяками под глазами. По лицу текла вода, а взгляд был такой, будто тип собирался выпотрошить, набить крысами и зашить обратно того, на кого смотрит.
Он пригладил волосы и улыбнулся, но стало только хуже.
"Ладно, нервы у коллег крепкие, а этому мудаку в камере все равно пора привыкать к острым ощущениям"
Соболевский вытер лицо полотенцем и с улыбкой двинулся в допросную, сверкая глазами на попадающихся на пути.

Отредактировано Анджей Соболевский (2016-05-11 19:54:05)

+4

4

В допросной уже обретался Алан. Устроившись на стуле в позе лотоса, он смолил сигарету, ласково улыбался и ворковал с пленным. На всех допросах, проводимых Аланом, в голове неизменно всплывало не "арестованный", а именно это слово.
- ...я вижу, умный молодой человек. - расслышал Соболевский. - П-поэтому я совершенно уверен, что вместо "я не я, и лошадь не моя" вы избрали бы стратегию "бес попутал, простите, дяденька". И некоторый шанс на то, что таковая бы сработала, у вас даже имелся. Однако, - Моран сделал неопределённый жест сигаретой, - в ваш магазинчик я хаживал, знаю, вы мальчик начитанный. П-поэтому  даже не п-пытайтесь. Знали вы или не знали в деталях, за чем лезете, не имеет значения; ценность п-предмета вы п-представляли себе хорошо.
Алан затянулся и медленно выдохнул.
- П-поэтому действовать будем так, - нежно подытожил он. - Я п-понимаю, что выходов на заказчика у вас  нет. Мне нужен п-посредник. А также ваша п-полная бухгалтерия - что, где, откуда, для кого и как. И только, - не переключаясь с ласковых интонаций бабульки-сказочницы, соообщил Алан,- п-попробуй мне, сволочь. в умника играть, я тебе ногти вырву и жрать заставлю. Знаешь, сколько в одном твоем п-пальце костей? Узнаешь, сука.
Моран послал пленнику обворожительную улыбку, не сводя с него фирменного неподвижного взгляда.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-08 11:51:40)

+5

5

Кое в чем агент ошибался. Во-первых, Матек ни разу не был начитанным, он предпочитал слушать, а уже потом читать об интересном, если вдруг получится. А во-вторых, с парой заказчиков Матек общался лично - особенно с одним товарищем, с которым в подростковом возрасте проводил добрую половину свободного времени. Там уже не было смысла скрывать, кто вор, а кто клиент, так что они предпочитали обходиться без посредников. Но этого человека юноша не сдал бы ни за какие пряники - слишком многим был ему обязан, так что идея дознавателя ему понравилась.
Ах да. Парень знал, сколько костей в каждом из пальцев. Правда, проверять на практике отчего-то не хотелось... А он еще наговаривал на рыжего! Тому еще учиться и учиться.
Милое воркование "сокола" стряхнуло сон, но запустить мозг на полную мощность так и не смогло. Отчаянно хотелось кофе и проветрить помещение. Сам парень когда-то курил, получил по зубам и со временем начал относиться к этой привычке с неприязнью. Особенности воспитания, так сказать.
- Ценность этой дряни в том, что за ее потерю меня бы закопали, - пробурчал он, пытаясь сориентироваться, как лучше ответить, желательно не выходя за рамки выбранной легенды. Думать было очень тяжело. - Скорее всего, живьем.
На жалость он давить не пытался, скорее - вызвать ощущение человека слабого, поддающегося на угрозы. Не то чтобы на самом деле Матеуш обладал нескончаемым запасом силы воли, но запугать не единожды крепко битого парня было в меру сложно, а в исполнение угрозы он просто не поверил. Ну официальная же контора, а не любимые коллеги! Хотя проверять на практике очень не хотелось бы... Посмотрев на собственные руки - тонкие, подвижные, очень аккуратные - парень вдруг подумал, что, вполне возможно, лгать не стоило...

Отредактировано Матеуш Витек (2016-05-08 14:23:58)

+2

6

Соболевский прошел в допросную и, скрестив руки на груди, прислонился к стене слева у двери. Кивнув вместо приветствия Алану, свернувшемуся в удобную для того закорючку, Анджей принялся сверлить взглядом затылок задержанного.
- Человеку, прикованному наручниками к столу, ломать пальцы очень неудобно, — заметил он елейным тоном после недолгого размышления. — Начни с какой-нибудь ноги, у него их тоже две. А в стопах костей больше, чем в пальцах...
Задержанный не производил впечатления особо опасного злодея, что бесило еще больше. Мало того что этот тощий шкет с растрепанной светлой шевелюрой посреди ночи заставил бегать Гжеся, дежурную бригаду во главе с Лешеком и самого Анджея, так это недоразумение еще и посмело втянуть во все это Аду!
Парень на стуле пошевелился, отчего показалось, что мгновением позже он попытался бы оглянуться.
- Вперед смотреть! — рявкнул Соболевский так, что будь в допросной звукоизоляция похуже, его бы услышали и за закрытой дверью.
Дедушка Лукаш определенно похвалил бы внука, если б слышал его. К счастью, полковника в допросной не было, и оценивать качество и громкость командного голоса агента пришлось задержанному и коллегам-соколовцам.

Отредактировано Анджей Соболевский (2016-05-11 20:59:38)

+2

7

Моран докурил сигарету до фильтра, и взгляд, устремлённый на Матека, стал по-особенному неприятным, цепким и тяжёлым: как будто агент примеряется, не загасить ли окурок о физиономию собеседника.
В конечном итоге Алан примял окурок о подошву кеда и текучим движением распрямился, встав со стула. От расхлябанного паяца не осталось и следа.
- П-привет, Анджей, - буднично сказал он, обходя стол. - Я б начал, только от ног обычно зверски воняет. Особенно, если ими бегать. А молодой человек у нас вчера набегался...
Худые костистые пальцы небольно, но цепко ухватили Матека сзади за шею.
- ...п-правда? - услышал юный вор, и хрупкая пятерня неожиданно налилась тяжёлой силой, а голова молодого человека против воли метнулась вперёд и вниз.
- Я что говорил п-про умника играть, сука? - цедил Алан, до крови прикладывая Матека лбом о столешницу раз за разом. - Я что тебе, щенок ёбаный, только что говорил?

Отредактировано Алан Моран (2016-05-12 00:28:19)

+1

8

С минуту ушло у Гжеся на то, чтобы понять кто он, где, и что вообще происходит. Все-таки три часа сна - это было слишком мало даже для молодого, здорового организма, счастливым обладателем которого рыжий, безусловно, являлся. Еще минут пять понадобилось на то, чтобы привести себя в надлежащий вид, и доползти до ставшей по-настоящему родной кофемашинки. А там уже все по привычной схеме: две таблетки Миносета запить чашкой кофе и, вуаля, через пять минут ты полностью проснувшийся и даже условно живой человек, ну, хихикаешь периодически не в тему, но в Общем-то отделе и не к такому привыкли. Захватив из холодильника что-то съестное, и схомячив его по дороге толком даже не разобравшись во вкусе и видовой пренадлежности съеденного, Гжесь зашел в допросную сразу за Соболевским. Пристроившись с другой стороны от выхода, он замер, скрестив руки на груди.
Рыжий не сдвинулся с места ни когда рявкнул Соболевский, ни когда Моран начал превращать лицо Матеуша в кровавую кашу. Так и стоял, замерши статуей, и со спокойным интересом наблюдая за происходящим.

+1

9

Услышав, что кто-то входит, Матеуш ненадолго отвлекся от агента, но обернуться ему не дали. Парень аж зажмурился от командного рыка за спиной и решил, что ему неинтересно, кто зашел - проблемы наблюдались и без вновь прибывших. Первая оценка агента оказалась слегка некорректной, сейчас ощущение опасности не просто приподняло голову, а рявкнуло не тише, чем пришедший мужик. Резко расхотелось находиться именно сейчас именно здесь.
Когда цепкие пальцы легли на шею, предчувствие неприятностей оформилось в твердую уверенность, что пальцы прикованному к столу человеку ломать, может, и неудобно, а вот избить, придушить слегка или сделать еще что-нибудь непотребное - наоборот. Комфорт полный - жертва не в состоянии особо дергаться. Быть этой самой жертвой оказалось неприятно.
"Почему у них всех такая манера разговора, а? Что по ту сторону закона, что по эту?" - Тоскливо подумал юноша, лихорадочно соображая, что врать и стоит ли это делать. С одной стороны, палиться еще больше было очень нежелательно, с другой... С другой - в том, что этот сможет всю необходимую информацию выбить, Матек уже почти не сомневался. Вопрос в том, кто быстрее сдастся. Хотя нет, это почти не вопрос...
Размышления были прерваны весьма грубо.
"Твою мать!!!"
Лбом об стол, как оказалось, больно. И думать резко становится сложно! Даже на то, чтобы вообще сообразить, что с ним делают, Матеушу потребовалось много времени и несколько таких ударов. Потом дошло.
Он уперся в тот же стол руками, сопротивляясь очередному тычку, зло ощерился.
- Отвяжись! Кошшшшатник, мать твою...

+1

10

Моран легко, будто Матеуш ничего не весил, приподнял его за шкирку, полуразвернул к себе (чуть не выбив из-под пленника стул и нимало не заботясь о врезавшихся в запястья юноши наручниках) и с размаху закатил другой рукой звонкую пощёчину слева направо. Глаза у агента были совершенно спокойные и смотрели хотя и прямо на Матека, но не на него, а будто сквозь. И даже заикание куда-то пропало.
- Ты, кажется, не понял, - бесстрастно произнёс Студент, - что ты не в жандармерии. А я - не коп. Я вообще-то не люблю бить слабых. Но знание - тоже сила, а ты, кажется, возомнил, что умнее меня.
Ещё одна пощёчина прилетела справа налево.
- Я очень хорошо чувствую, когда мне врут или планируют врать, - ровно сообщил Алан. - Ну так что, начнём с чистого листа?

Отредактировано Алан Моран (2016-05-12 12:43:25)

+1

11

В голове от оплеух зазвенело особенно громко. Юноше вспомнились грустные подростковые годы, когда одного нахального шкета били очень часто и преимущественно за дело. Тогда бывало хуже... Но очень редко - настолько мерзко. В основном потому, что возмутиться не было возможности ни физической, ни вербальной - открывать рот не по делу парень побаивался, а по делу не хотел упорно. тем более - по этому делу.
Шкатулка оказалась у него... незаконно, да, но необычно. Во-первых, юноше не знал, за чем конкретно он шел. Во-вторых, ему не удалось хотя бы приблизительно выяснить подробности дела. Обычно он представлял хотя бы, откуда ветер дует, был осторожен. А тут - попался на банальную разводку за большие деньги. Учитывая острую потребность в финансах, его можно было понять, но результат превзошел все, самые смелые ожидания! Хорошо хоть аванс взял... Плохо, что теперь столько должен, да еще и ни за что.
В общем, так Матек не влипал еще ни разу в жизни, и ему это не нравилось.
- Не знаю я, что там было и кому оно предназначалось! Мне надо было просто передать шкатулку. Я даже не знаю, кто именно должен был ее забрать!
Это тоже было почти правдой - заказчик в очередной раз подтвердил славу редкостного параноика, а фото человека, который пришел за товаром, просто прислал по почте. Ничего лишнего и никаких хвостов.

Отредактировано Матеуш Витек (2016-07-09 01:55:10)

+1

12

- Ну да, само собой, - согласился Моран, - а покинуть тебя эта хрень должна была путём особо хитровыебанного колдунства: крекс-пекс-фекс - и вуаля, сама собой из кармана в карман перекочевала. Знаешь про такое? Правильно, вот и я не знаю. Потому что его не существует.
Агент от души тряхнул Матека, как нашкодившего котёнка, и склонился прямо к лицу пленника - так, что оказался нос к носу с Матеушем. От рыжего и востроносого палача, если исключить запах курева, пахло вполне приятно - кофе и восточными палками-вонялками.
И даже если бы нагрудный карман его джинсовки, украшенный эмалированным значком ордена св. Гертруды, не топорщился, недвусмысленно обрисовывая маленький тубус явно медицинского характера, откровенное и полное безумие в холодных светло-серых глазах было уже никак не скрыть.
- Ты что, совсем тупой? - тихо и даже с сочувствием осведомился Алан. - Всё рассказать - твой единственный шанс выжить, падла, а ты вместо этого пытаешься мне пиздеть. С упорством, достойным много лучшего применения.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-12 22:39:20)

+1

13

Пока Алан вдумчиво прессовал задержанного, Анджей с каким-то новым для него самого злорадным удовольствием наблюдал за процессом. Обычно он первый же и оттаскивал напарника от пойманных, чтобы тот не отколол чего-то лишнего. Но Матеку явно не повезло, потому что ловить Морана за руку никто не собирался.
Мазнув злым взглядом по ночному вору, Соболевский вспомнил, что намеревался расспросить Гжеся перед допросом, но не успел. Ада в общих чертах рассказала о произошедшем, но вдаваться в подробности не стала. Анджею очень не хотелось расстраивать девушку еще больше, поэтому он не настаивал на деталях.
Сдвинувшись в угол подальше от двери, агент махнул стажеру рукой, чтобы подошел, и негромко спросил:
- Гжесь, вкратце расскажи о произошедшем, пока отчет не принесли. 
Задержанный явно собирался упереться рогом и играть в незнание до последнего. Скорее всего до последнего аланова удара, раз такой несговорчивый и твердолобый. Так что времени выслушать стажера было предостаточно, и Анджей приготовился слушать очень внимательно. Он надеялся заодно хоть немного успокоиться, сконцентрировавшись на фактах.

+1

14

Не то, чтобы Гжесь был высокого мнения об умственных способностях задержанного. Мало того, что тот полез к ним в дом без предварительной разведки, вместо того, чтобы позвонить, сказав, мол: "Ай-яй, простите пани, заработался, случайно перепутал ваши пакеты с еще одним покупателем, сам приеду все заберу, извините, пожалуйста, вот вам скидочный купон за беспокойство, еще раз простите". Так нет, он залез, притравил всех, включая Лысую Жопу, махал пистолетом, не снятым с предохранителя, перед носом Ады, и всячески выделывался до самого приезда ДБР. Теперь же этот гений заднеприводной мысли, герой без страха, упрека и ретикулярного мозга, решил дурить голову психопату Морану. Рыжий уже чуть было не заключил сам с собой пари о том, что произойдет раньше: Матеуш попросит пощады, или пану наставнику снова снесет башню, когда увидел, что его зовет Соболевский.
- Ага, - кивнул он, подошедши, и так же негромко продолжил. - Кварталах в трех от дома сработала сигналка: один человек. Ада в квартире где-то с девяти, что будут гости в четвертом часу утра не писала, ну, я и подумал, что что-то не то. В окнах свет не горит, на лестничной клетке тоже. Лампочку сам менял пару дней назад, перегореть не могла. Активировал оба артефакта, чисто на всякий, и пошел внутрь. Темно. У нее в комнате этот приколист с пистолетом на кровати сидит.
Гжесь сделал небольшую паузу, быстро-быстро соображая как бы так рассказать о произошедшем, чтобы и не соврать, и по голове не сильно получить. Не говорить же Соболевскому обо всех предпринятых мерах предосторожности...
- Вызвал ДБР, и пошел внутрь отбирать пистолет и тянуть время. Пистолет отобрал, спрашиваю, какого черта приперся, а он и там прикалываться начал, говорит: "Девушка понравилась", и что Адину книжку, которую перепутал в магазине со своим пакетом, в прихожей оставил. А там уже и дядя Лешек приехал... А да, гость наш еще какую-то херь по дому распылил, она воняла едва ощутимо, но очень уж противно.

Отредактировано Гжегож Лазар (2016-05-13 09:59:49)

+2

15

К тому моменту, когда Гжесь закончил пересказывать события прошлой ночи, как он их видел, лицо Соболевского стало совсем каменным. Жили только глаза — темные и зло поблескивающие.
Агент небрежно отлепился от стены и лениво по широкой дуге пошел к столу с задержанным, по пути вынимая пистолет из кобуры под курткой.
- По-моему, ты слишком высокого мнения об умственных способностях нашего гостя, Алан, — если бы не резкие, металлические нотки в голосе Анджея, тон был бы почти что светским. — Ему по какой-то причине до сих пор кажется, будто мы шутим.
Он подошел к столу справа и, вынув из глока обойму, принялся ее разряжать. Патроны один за другим рядком становились на стол.
- Ты задаешь ему вопрос, а он ищет способы, как бы вывернуться. Ты его бьешь — он терпит и ждет, пока все это прекратится.
Девятнадцать патронов ровной линией выстроились вдоль края, а Соболевский вернул обойму на место. Задержанный все еще висел в цепких руках Морана, что упрощало жизнь соколовцам и усложняло самому парню.
- Давай поступим проще, — Анджей перехватил пистолет за ствол и посмотрел на рукоятку, прикидывая, как долго будет отмывать любимое оружие после. — Оставим вопросы и проведем наглядную демонстрацию... А потом отдадим его нашим целителям на опыты.
С лица Соболевского мгновенно слетело мнимое спокойствие и сменилось яростным оскалом. Не дожидаясь ответа он быстрым движением сместился ближе к Матеку, придавил кисть его правой руки так, чтобы пальца расправились по столу, и замахнулся пистолетом, целя в мизинец. Для начала.

Отредактировано Анджей Соболевский (2016-05-13 23:33:24)

+5

16

"Какая мне, черт побери, разница, кто меня убьет?"
Парню было горячо, больно и тошно. Рыжеватый псих пугал и подталкивал к откровенности, которой очень не хотелось. Самому парню за все художества грозил приличный срок - а вот что с ним сделают все те, кого он подставит, сдав десяток посредников, с которыми работал? Там же такую толпу разнообразной направленности нарыть можно! Кто-то же эти запрещенные к свободной продаже артефакты добывал... Где-то наверняка и связь с магами была, исключительно тырить из лабораторий - воры бы кончились. А посредники - это как раз те люди, которые все и всех знают.
Так что одного болтуна притравили бы, как так и надо, вообще без малейших угрызений совести. Разницы для себя лично Матек почти не видел - ну, разве что за дело огрести не так обидно, как за подставу. Репутация, мать ее!
Тем не менее, терпеть молча становилось все сложнее, как и соображать. Следовало либо провоцировать агента на более серьезные действия, которые могли бы повлечь за собой обморок и возможность отложить беседу до момента, когда Матек будет к ней более готов, либо колоться. Оба варианта были равно непривлекательными...
С окончательным выбором помог тип с командирским голосом. Юноша не сразу понял, КАК "чтимый коллега" его собеседника собирается вмешаться в разговор, зато когда понял - его прошиб холодный пот. Все, сомнения были отставлены. Искалечить руки - пожалуй, самый сильный страх всех, кому этими руками приходится работать. У молодого вора пальцы были чувствительными, осязание - намного выше нормы, и больно будет намного сильнее! А ведь даже просто прищемить - это пиздец больно! И вряд ли целители, даже восстановив кости, смогут сгладить воспоминания...
Матеуш дернулся, пытаясь выдрать руку до того, как удар будет нанесен - а потом уже можно будет просить пощады и обещать быть паинькой. Лишь бы не успел!

Отредактировано Матеуш Витек (2016-05-13 23:42:35)

+3

17

- Стоять! - на чистейшем английском рявкнул О’Нилл, точно в помещении были не любимая троица, два агента и стажер, а стая бойцовских собак, спущенных с поводка. - Ну-ка, подержи, - он всунул папку в руки подпиравшему дверной косяк Гжесю, и прошел внутрь.
Осмотрев присутствующих, Оин, выдрал задержанного из цепких лап Морана и Соболевского, усадив парня на стул так, словно тот был не живым человеком, а неодушевленной куклой. Можно сказать, что это было единственное внимание, оказанное Матеку, потому что дальше ирландец переключился на любимых соколят.
- Сколько раз я вам, уродам, говорил: "Никаких пыток задержанных"? - он посмотрел вначале в глаза Анджею, а затем Алану. - Сколько? И что я вижу? Что это такое? - ирландец раздраженно указал рукой на расквашенное лицо юноши. - Какого хера я прихожу, а у него вся рожа в крови? Сколько раз мне еще надо это повторить, чтобы вы услышали?!
Он приподнял голову Морана за подбородок:
- Никаких драк! Никаких пыток! Ты меня понял? - он заглянул Студенту прямо в рыбьи глаза, и переключился на Соболевского. - Никаких драк! Никаких пыток! Слышали оба?
Пистолет из рук Анджея, ирландец тоже забрал. А затем повернулся к Гжесю:
- Дай сюда папку.
Притихший было стажер робко подошел, и протянул крафтовую папку, с напечатанным сверху номером дела.
- Спасибо, - совершенно обычным голосом поблагодарил Оин, словно не он тут только что орал на агентов. - Это отчет от экспертов, и он, джентльмены, выглядит как долбанная куча бессмысленного дерьма. Поэтому, - О’Нилл внимательно оглядел подопечных, - я хочу знать все, что находится в голове у этого милого юноши, и чем быстрее закончите, тем быстрее вы двое, - он посмотрел на Соболевского с Гжесем, - сможете пойти спать. Вопросы?

+6

18

- Никак нет, - деревянным голосом ответил Моран, бросив на Матека взгляд, полный беспомощной злобы.
Прошипев что-то себе под нос по-ирландски, агент выдернул из рук у Гжеся папку и быстро пролистал содержимое.
- О-о, вот оно что... п'нятненько, - протянул Моран некоторое время спустя. - Парень, ну и хуле ты, блядь, телился?.. Ой. Гм. То есть, я хотел сказать, смысла запираться ради сокрытия сего не имелось, пан Витек, простите великодушно. На, Анджей, посмотри!

0

19

Пока ниоткуда явившееся начальство устраивало агентам разнос, Матек смог выдохнуть и оценить нанесенный ущерб. На запястьях - ссадины от наручников, но это ерунда. Немного поноет и пройдет. Лицо - хуже. Наклонившись к столу, он попробовал оценить целостность носа и понял, что зря это сделал, когда от прикосновения голову прошибло болью. Перелом. Скоро начнет болеть, как сволочь, как только адреналиновый пик спадет. Легкий звон в ушах мешал разобрать, о чем говорят... А! Говорят вообще не на польском.
В общем, пока вроде ситуация стала получше, но за что был сердит англичанин и какой приказ он отдал своим людям, вор не понял. По-английски он знал только те слова, что пишут на заборах, и вслух их произнести бы не рискнул, ибо читал как польский. Иногда недостаток образования был явно не на пользу - поди пойми, возмущен старший таким обращением с задержанным или недоволен отсутствием результата?
Чего?
Он снова не заметил, что сменился язык, а когда осознал - медленно повернулся к тощей заразе в джинсовке, причем хотелось сделать что-нибудь очень-очень плохое. Этот!..
- Пан агент, - улыбаясь мило и стараясь не показывать зубов. - Я же вам сразу сказал - не имею понятия, что внутри. Шкатулка ко мне попала уже запечатанной. Моей задачей было ее передать по назначению, а не проявлять любопытство. Меньше знаешь - крепче спишь.

0

20

Оин удовлетворенно кивнул, услышав ответ Морана. Все же в том, что касалось работы, Алан умудрялся выдавать единственно верную реакцию без малейших раздумий или неточностей, буквально схватывая информацию на лету. Ей Богу, во всем бы так, скольки проблем бы удалось избежать, сколько нервных клеток остались бы целы, и сколько волос бы не поседели...
Услышав голос Матека, ирландец задумчиво и оценивающе оглядел его с ног до головы, словно впервые заметив, что это живой человек, а не игрушка. Пробормотав себе под нос: "Тощий какой-то...", он повернулся к стажеру.
- Ничего, Гжесек, не переживай, поработаешь года два, подрастешь, и тебе настоящий, большой, бандит попадется, - одобряюще улыбнулся О’Нилл, потрепав парня по волосам. - Ты молодец, все правильно сделал. Я тобой горжусь.
И с этими словами Оин направился к выходу. Обернувшись в дверях, и, словно что-то вспомнив, он бросил короткую фразу на ирландском Морану, и вышел.
Не убивать.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-05-19 00:17:03)

+2

21

Окончив рассказ, Гжесь вновь вернулся на свою позицию у двери - наблюдать за происходящим, а заодно думать. Сосредоточиться на допросе получалось в лучшем случае через раз. Вот Соболевский вытаскивает патроны из обоймы, педантично выставляя их в ряд, вот замахивается рукоятью, чтобы раздробить задержанному пальцы. Рыжий наблюдал за этим с отстраненным интересом, думая, что после сегодняшней ночи пани Октавия точно должна согласиться на собаку, и можно будет наконец забрать Котлету от родителей...
Дверь распахнулась внезапно. Еще внезапнее за ней оказался злой, как черт, инспектор. Взяв папку и вжав голову в плечи, Гжесь стоял, стараясь максимально не отсвечивать. Выделываться рядом с начальством он не рисковал. Инспектор напоминал дядю Казика, а к тому под горячую руку было лучше не лезть - вначале пришибет случайно, и только потом заметит и, может быть, извинится. Не то, чтобы это было плохо, дядю рыжий любил, к начальству также испытывал самые теплые чувства, но рисковать шкурой попусту считал излишним.
Лишь поняв, что на самом деле им пришли сказать, Гжесь искренне, восхищенно и совершенно несоответственно моменту заулыбался. Еще шире улыбка стала, когда инспектор повернулся к нему и похвалил. Будь у рыжего собачий хвост, он бы вилял из стороны в сторону, что тот электровеник.
Приложив некоторые усилия к тому, чтобы сделать собственное лицо более серьезным, Гжесь подошел к Соболевскому, и заглянул в открытую папку. Первым документом лежала фотография массивного кольца-печатки с гравировкой какой-то курицы в пламени поверх размерного уголка. В первый момент рыжий даже подумал, что это эмблема очередной сети быстрого питания, вроде "Крылышек из Ада", но потом все же решил, что нет, слишком уж оно вычурное для эмблемы, и курица - не еда, а какой-нибудь понтовый феникс.

+3

22

Появление О'Нилла в допростной было подобно взрыву светошумовой гранаты.
Пойманный на середине замаха Соболевский так и не ударил по пальцам задержанного. Волшебное оиновское "стоять" спасло Матеков мизинец.
У Анджея не было никаких цензурных и ценных замечаний, потому он предоставил отвечать Алану за обоих, а потом углубился в чтение отчета экспертов. Агент, уже переставший беситься бездумно, сопоставлял прочитанное с услышанным. И результат ему очень не нравился.
Соболевский утащил аланов стул и сел напротив задержанного. Папка с отчетом легла вдоль дорожки из патронов.
"Я хочу знать все, что находится в голове у этого милого юноши, " - голосом инспектора пронеслось в памяти Анджея.
- Гжесь, будь добр, принеси из верхнего ящика моего стола шкатулку из красного дерева, - сказал Соболевский, не сводя тяжелого взгляда с Матека. - А мы пока побеседуем с паном Витеком.

0

23

Напускная и совершенно неестественная вежливость агентов настораживала больше, чем грубость и побои. Складывалось впечатление, что вот этот вот вежливый пан вполне готов, не снимая белых перчаток, небрежно удушить собеседника. С чуть скучающим, светским выражением лица.
Короче, второй агент, Анджей, нравился Матеку еще меньше, чем рыжий Алан. Хотя они его оба пугали. В очередной раз остро захотелось избавиться от их общества. Юноша даже знал, что для этого следует сделать, но пока еще не был готов беспрекословно отвечать на вопросы, которые могли касаться не только его. Впрочем, пока речь шла только о шкатулке, а о ней Матеуш удручающе мало знал. Судя по их реакции на отчет - меньше, чем сами агенты. Самым ценным, что он мог сказать, пожалуй, было то, у кого он шкатулку увел. С другой стороны, парень еще не сказал ничего, на основании чего его можно было бы привлечь к похищению артефакта... Но в этом стоило быть осторожным. Без реального повода не трепаться, но на вопросы - отвечать. Слишком уж у соколов нрав тяжелый!
- Что вы хотите услышать, пан агент? - Чуть устало, с трудом борясь с головокружением, уточнил юноша.

0

24

- Курва мать, - вздохнул Алан за спиной у Матека, - п-пан Витек, нечего п-прибедняться, бил я вас вовсе не так, чтобы из башки всё вылетело. Я уже сказал, что мы хотим услышать - а именно, всё. Все контакты ваших связных, п-пожалуйста. И вообще, п-полную вашу исповедь. А ты, Анджей, - рыжий чем-то зашуршал, и что-то в этом звуке было невообразимо тошное, - п-понял, что сказал Оин?
И, не дождавшись ответа, Моран перевёл:
- "Не убивать".
Повисла короткая пауза.
- Так что шкатулочка подождёт, - весело заявил агент, и на горло Матеку легла тонкая нейлоновая струна. - Что это у меня в карманце?.. Правильно, кое-что более гибкой, гхм, настройки.
Моран перегнулся через плечо пленника. Длинные, красиво поблескивавшие светло-рыжие волосы упали несчастному на плечо.
- Убить - не убью, - радушно предупредил он на ухо, - но кислородное обеспечение твоего скудного мозга для начала, я думаю, п-провентилирую. Тут одно из двух - или п-поумнеешь, п-причём резко, или будешь овощем вечнозелёным, то есть вечноживущим, а сведения мы из тебя магом достанем. Как тебе такой вариант? Или п-предпочитаешь некроз кистей рук, м-м? Хотя некроз хера куда живописней был бы - ты, бездарь ёбаная, на девушку Анджея наехал, тако-ой п-простор для нравоучительных аллегорий развернул. Ох, зря ты тут мне голову морочил, сучонок, ой зря - раскололся бы до того, как О'Нилл мне п-поставил п-планку, я бы, может, и не знал, насколько именно мне разгуляться. А теперь всё, золотце моё. П-пиздец.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-28 16:28:54)

+2

25

Юноша побледнел. Пожалуй, больше всего его напугала перспектива превратиться в овощ - но и остальные ему дюже не понравились! И, похоже, шутки кончились - так что Матеуш заговорил.
- Хорошо, я понял. - Голос был тихим и немного дрожащим. - Обойдемся без крайних мер, пожалуйста. - Он задумался на пару секунд, внимательно глядя на Анджея, чуть покачал головой. - Мне жаль, что пани пришлось в этом участвовать. Я не хотел ее напугать. - Он снова помолчал, но не затягивая паузу настолько, чтобы спровоцировать Алана на активные действия. - Полная исповедь, значит... Ну, вряд ли вас интересует моя бурная юность, это дела полиции. С торговлей запрещенными к свободной продаже артефактами я связался четыре года назад. Был один человек, который собирал коллекцию старинных, в том числе и магических предметов. Сам он, к несчастью, до наших дней не дожил, коллекция - пропала. Но начинал я именно с ее пополнения. Он же вывел меня на первого из посредников, вращающихся в этих кругах...
Дальше было намного подробнее - парень аккуратно перечислил все дела, в которых участвовал, предполагаемых заказчиков, посредников, средства контакта. Скрывать сведения не пробовал, разве что про первого своего заказчика так ничего и не сказал, искренне считая, что мертвый коллекционер соколам нахрен не сдался, а порочить имя уважаемого человека не мог себе позволить. Впрочем, полезной информации и так хватало, может, отвяжутся, наконец? О том, что с ним сделают "коллеги", парень старался не думать. Все равно какой-никакой плюс к сроку жизни он получит - вдруг еще и повезет?!
- Что же касается этой чертовой шкатулки, то тут история, покрытая мраком. Заказчик - не моего уровня человек. Я ни разу не общался с ним по своей инициативе и ни разу его не видел, хотя работает он без посредника. За рядовой, в общем-то, заказ предложил очень серьезные, не рядовые деньги. - "На что я и купился, как мальчишка, а ведь можно было отказаться". - Шкатулку я должен был передать человеку, фотографию которого мне прислали по почте, но в магазине перепутал пакеты.
А сегодня парень должен был уезжать из Кракова, по делам, которые никак не следовало отменять - все к тому же очень законспирированному заказчику, что и привело к поспешным, неправильным и очень плохо закончившимся действиям. Настолько плохо, что юноша уже не был уверен, что так уж боится смерти.

Отредактировано Матеуш Витек (2016-07-09 01:58:30)

+1

26

Соболевский сидел и наблюдал, как задержанный рассыпается именами, паролями и тайными делами прошлых лет. Определенно допрос пошел по правильному пути, вот только все ли пан Витек рассказывал?
Побарабанив по столу пальцами, Анджей посмотрел на напарника:
- Как думаешь, сколько дезы нам только что слили?
Опыт подсказывал не доверять тем, кто колется так быстро и так внезапно. Отчет экспертов - тоже. Не нужно было быть Аланом, чтобы заметить заминки в речи задержанного. Даже если ты не спал уже больше суток. Даже если ты видишь человека впервые и у него вся рожа в крови.

0

27

Моран стоял, прислонившись бедром к столешнице, сложив костлявые, увешанные амулетами и безделушками руки на груди, и напряженно слушал, не пропуская ни единого слова; чуть ли не облизнулся пару раз. Рыбьи светло-серые глаза с мертвенной сосредоточенностью сверлили Матека взглядом.
- П-покойничка не назвал, - наконец, проговорил Алан. - И... нет, дезы не чувствую. Но чувствую, что не всё. Отчего бы такой опытный человечек так п-поспешно и глупо действовал, а? Куда торопился, п-пан Витек?
Агент вздохнул и опустил длинные, девичьи рыжие ресницы.
- Если кто и может спасти твою шкуру, - посоветовал он, - то это теперь мы. Так что о твоих п-планах на будущее, дитя моё, мы хотим знать всё-всё-всё. От этого зависит, спрячем мы тебя под п-программу защиты свидетелей...
Программу хранения наживок, ха-ха.
- ...Или выкинем на все четыре стороны на милость твоих коллег. Которых, безусловно, п-поставим в известность о твоей необыкновенной разговорчивости, п-пан Витек.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-30 16:34:54)

+2

28

Юноша потянулся было к лицу, потереть переносицу - удивительно привязчивый жест, часто помогавший справиться с утомлением. Он совершенно потерял нить рассуждений этих странных существ, по какой-то забавной шутке природы похожих на людей. Почему-то подобное развитие событий парню даже в голову не приходило. Впрочем, идея была неплоха. С нее можно было бы и начать, вышло бы быстрее и не так больно!
- Планы на будущее... - Симпатичную физиономию искривила совершенно недобрая улыбка. - В этом мире есть люди, которым я не могу отказать. Настолько не могу, что в общем-то даже арест не будет уважительной причиной для отсутствия на месте встречи, не то, что собственное головотяпство. Я запаниковал.
И это еще повезло, что не собственная "крыша" ждала! Вот уж кого стоило опасаться даже за решеткой. Нынешние заказчики, может быть, решат не связываться с Соколом...
- Люди заказчика шкатулки ждали за городом, должны были заключить новый контракт контракт. Подробностей я не знаю, и не узнаю уже точно - встреча должна была состояться сегодня в десять, на станции у Велички.
Меры же предосторожности, которые принимались этим заказчиком, Матек считал истинно параноидальными - вора забирали с назначенной точки на машине, в которой он очень быстро засыпал. Ну, были у всех этих недостатков  и положительные стороны - платили хорошо. О прошлых делах с этим заказчиком Матеуш уже рассказывал - и, увы, мог рассказать только о жертвах и артефактах, но совершенно ничего - о контактах. Люди клиента выходили на вора сами, передавали координаты места встречи и время, когда там надо быть. Как-то юноша даже попытался не явиться, о чем впоследствии очень пожалел. Этих подробностей он освещать не стал, кому тут интересны его переломы?

Отредактировано Матеуш Витек (2016-07-09 02:00:26)

0

29

- Сейчас, - кивнул рыжий, и вышел из допросной.
Со временем он научился передвигаться по запутанным Вавельским коридорам если не с закрытыми глазами, то на автопилоте точно. Трижды свернуть влево, поднять по лестнице, пройти прямо, направо, налево и найти четвертую по счету дверь с правой стороны, точно напротив окна с видом на реку. Зайдя в кабинет, Гжесь нашел нужный ящик, взял шкатулку и вернулся обратно.
Вернувшись, рыжий не без сожаления признал правоту дяди - бандит ему и вправду попался тощий. Гжеся не было минут десять, может пятнадцать от силы, но судя по тону Матеуша, и скучающему лицу Соболевского, за это время агенты узнали если не историю сотворения мира, то уж краткий перечень всех прегрешений конкретной наглой рожи точно, от времен горшка и до текущего момента.
- Пожалуйста, - рыжий поставил шкатулку на стол перед Соболевским, и вернулся на ставшее таким привычным место у двери.

0

30

- Спасибо, Гжесь, - скучным голосом проговорил Анджей, презрительно разглядывающий задержанного.
"Понеслась душа в рай... Нам достался вор-дебил."
Анджей положил ладони на шкатулку, полностью закрывшую собой отчет от экспертов. Чуть теплое от рук стажера  полированное дерево приятно легло под пальцы, и Анджей легко погладил ребро крышки перед тем, как отщелкнуть замок и достать содержимое.
- Серьезно? Это все, что ты можешь нам сказать об этом твоем таинственном заказчике? - с издевкой усмехнулся Соболевский, выкладывая на стол револьвер с красивой рукояткой и гравировкой по стволу. - Ничего не видел, никого не знаешь, деталей не помнишь, куда везли - не в курсе? И так каждый раз?
Анджей коротко и зло рассмеялся, покачав головой, потом достал из шкатулки один патрон и зарядил в револьвер.
- Знаешь, что я думаю? Ты либо идиот, каких мало, либо до сих пор пытаешься усидеть одновременно на двух стульях... Да, Алан, я помню, что у тебя охуенное чутье на ложь и ты знаешь, когда тебе врут, но не исключаю феноменальной изворотливости нашего сегодняшнего гостя...
Анджей встал и крутанул ладонью барабан револьвера так, что теперь было невозможно сказать, где именно находится единственный патрон.
- Говорят, пан Витек, что у человека вся жизнь пролетает перед глазами перед смертью, - с жутковатой улыбкой проговорил Соболевский, пристально глядя в глаза задержанному. Мгновение спустя агент уже жал на курок револьвера, метя в голову Матеку.
Сухо щелкнул боек, но выстрела не произошло.
- Как ваша память теперь, пан Витек? Ничего нового не промелькнуло?

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Let sleeping dogs lie