Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Неси наш клич, гусиный клин, к английским берегам


Неси наш клич, гусиный клин, к английским берегам

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Время действия: 25 марта 2015 года, середина дня, ближе к вечеру.
Место действия: Komandosów 11, квартира 25.
Действующие лица: Алан Моран, Агнешка.
Преамбула: продолжение этого эпизода. Одежду Морану купили, настала пора поговорить.
Название взято из песни The Foggy Dew в переводе О.Чигиринской.
Краткое содержание: На следующий день Агнешка и Алан остаются одни, Оин ушел на работу. Разговоры о жизни, магическая клятва и приготовление еды.

саундтрек

0

2

Алан проспал всю ночь, как убитый, и никто из мертвецов не навещал его во сне - видно, одного духа было вполне достаточно. Когда он открыл глаза, в комнате вовсю светило солнце. Оина в поле зрения не было. Ночью его заботливо прикрыли одеялом - только до поясницы, чтобы ткань не присохла к коже, и даже немного протерли окровавленное лицо. Двигаться было больно.
В отличие от бокора, чье присутствие было вязким, гнетущим, наличие в собственной голове Агнешки он почти не ощущал - не считая того, что она явно не давала ему упасть. Но уважала его личное пространство и заговорила только после того, как он вышел из ванной.
- Закажи еду. Я покажу, где лежат деньги. Недостаточно, чтобы ты сбежал от нас в Гватемалу, но на обед хватит.
- Тебе - еду, мне - п-пару лагера, - вздохнул наёмник. - Что бы там Оин себе ни мнил, без этого я нынче не то что до Гватемалы - до Казимежа не доберусь.
Алан осторожно примостился за столом и раздражённо поморщился - от каждого движения в спине немилосердно саднило.
- Что за нахрен? - возмущённо вопросил он пространство. - Это же п-поверхностные раны, и даже не инфицированные п-притом. Вовсе не должно быть так больно... И кстати, где О'Лири? Что-то урода ни видать, ни слыхать. Не то чтоб, - подмигнул Моран сам себе, - я жаловался.

0

3

- Милый, если ты выпьешь хотя бы рюмку, да еще и на голодный желудок, то ты уже вообще никуда не пойдешь. Вынесут. У нас постельный режим. А на спине у тебя - защита. Нормальная, а не те паленые побрякушки, - пренебрежительно фыркнула Агнешка. - Спину, кстати, надо будет смазать. И выпить настой, он на плите. Защита заживает хуже, чем обычные раны, потому ты и дома: если начнется лихорадка, толку от тебя на работе?
"Я за тебя волнуюсь", говорила она на самом деле. Алан почувствовал, как его обнимают.
- Ефрейтор О'Лири отдыхает от трудов праведных. Вчера мы его неслабо использовали, и, если бы я его не отогнала, он бы всю ночь подъедал тебя. А тебе только этого не хватало, и так вся морда в крови.

0

4

- В смысле - подъедал? - встрепенулся Алан. - Так этот выблядок что, до сих пор меня не угробил потому, что он на мне п-паразитирует? Ну надо же, - ухмыльнулся он, - а я-то думал, он мой тайный п-поклонник.
Наёмник охнул, поморщился и с усилием встал. Доплетясь до плиты, Алан снял с остывшей конфорки ковш и покорно выхлебал до дна тёмную, прозрачную жидкость, остро и вязко пахнувшую кладбищем и лесом.
...Сил хватило вернуться на диван, вовремя сгруппироваться так, чтобы упасть на живот, и закрыть глаза.
- Так что там с Оином? - ровно спросил Студент. - Что с ним случилось?
В воображаемой пустыне стояла ночь, и в низком иссиня-чёрном небе висели крупные театральные звёзды. Студент сидел на песке по-турецки и грыз дужку очков, близоруко и беззащитно щуря длинные девические ресницы.
Что с ним случилось...
"Почему он вырос таким?"
"Почему он не в ИРА?"
"Почему я ему нужен?"
Шуршащий под полночным ветром песок распел все эти вопросы на разные голоса - так, чтобы от Агнешки не ускользнул ни один.

Отредактировано Алан Моран (2016-04-30 21:40:26)

0

5

Агнешка резко взглянула на него, но потом смягчилась: откуда ему, самоучке, знать то, что медиум должен знать с детства?
- Все духи, которые к тебе приходят, тебя едят. Помнишь, как у Гомера: души в Аиде только тогда могли заговорить, когда им приносили в жертву козла, и, напившись крови, они обретали и память, и голос. Кровь - это жизнь. Твои призраки пьют твою жизнь и так набирают силу. Если бы вас с сестрой забрали от семьи еще детьми, вас бы этому научили. Поэтому мы и поставили на тебя свою защиту: теперь сны не будут тебя мучить. А Тайг... Вот уберу к полуночи полынь с подоконника, и вернется. Если хочешь. Привык к нему, да? Он, между прочим, нас предупредил, что бокор кончить тебя хочет. Да, поганец, но не во всем.
...Пустыня - холодная, спокойная, а не выгоревшая до белизны, как днем, - расстилалась до самого горизонта. Агнешка, подумав, наколдовала себе ковер, села и похлопала по нему ладонью - садись, мол, разговор будет долгим. Говорить вот так, напрямую - гарантия того, что все сказанное будет правдой и ничем, кроме правды: тому, с кем делишь тело, не соврешь, и такому профессиональному параноику, как Моран, это было отлично известно.
- Начну с конца. Знаешь, почему ты меня в Судане не видел? Я не пряталась.Так что иногда это был Пэдди, иногда - я. Нам-то все равно. Мы вместе уже... Около тридцати лет, да. Почти всю его жизнь. Ты слышал о Зеленой Женщине с холмов? Той, что поет грустные песни и заманивает путников? И, быть может, ест детей? - она ухмыльнулась. - Когда Волчонок был маленьким, он пошел в холмы, чтобы ее увидеть. И нашел меня. И я научила его - колдовать, да. Но в первую очередь - выживать. А в Белфасте тех времён это было нелегкой задачей. Сначала - в Ирландии, потом - в Африке. Вообще там было весело, конечно, да ты и сам помнишь. Если бы не одна маленькая деталь. Сегодня ты - командир О'Нилл, и под твоим началом - такие же ебанутые уроды, как и ты сам. Или такие же бравые ребята. А завтра - валяешься в госпитале, придерживая кишки рукой, и ты никто. И всем насрать, помрешь ты или нет. Вот это было обидно, - Агнешка криво усмехнулась. - Один раз он это уже пережил. Не буду вдаваться в подробности, но в Белфаст нам хода нет, разве что ногами вперед, к родным могилам. А после Африки было совсем хреново. Если бы он умер, я бы могла найти другое тело. Но не другого Волчонка. И я выживала, как могла, пока он сидел и смотрел в одну точку. У Псоглавца голов, что у гидры - и я увезла нас во Францию. И там была Люсиль.
Агнешка достала из кармана сигареты, затянулась и медленно выдохнула дым в черное небо.
- Люсиль Роше, комиссар Ордена в Париже. Железная Дева. У нее такая стояла в кабинете. Старинная, еще времен, когда магов пытали. Шипы - в кровавой пыли. Я сразу поняла: если у нас будет Дева, будет и все остальное. Чёрт, как вспомню первый раз... Говорю - смотри в глаза, но не раздевайся - мол, у меня там жуткие шрамы, не хочу, чтобы ты видела. И на колени становись. Такие женщины любят, когда им поклоняются. Шрамы и правда были впечатляющие, шили-то по живому, не до красоты. Из-за этого хорошо подвешенный язык был главным аргументом. Да, на живот она потом посмотрела и даже не отвернулась. Милая Люсиль, та еще извращенка. Правда, она же потом и отправила нас к нормальному хирургу. После этого секс пошел, как по маслу, - она хмыкнула. - Смешно, да? Инспектор О'Нилл и карьерный рост через софу.

+1

6

- Мне не было насрать, - сухо сказал Студент, прикуривая от своих. - Мне, веришь ли, не было. Я даже думал, дезертировать, может; адреса-то госпиталя мне не дали. Потом, как дембельнулся, искал вас и не нашёл. Теперь понимаю, как вам удавалось прятаться. Я-то не по волшебным следам шёл.
В пустыне своего разума Алан почему-то не заикался.
- Не смешно, - добавил он, помолчав, - но рискованно.
Зашипел песок; женская фигура соткалась из воздуха на фланге. Пёстрая индийская рубашка, джинсы клёш, походные ботинки класса "тропик", позванивающие бусы и фенечки - точно, как у самого Морана потом... Вот только кожа у неё была алебастрово-бледная, без единой веснушки, а к иссиня-чёрным волосам очень шли болотно-зелёные глаза. Да и предпочитал Студент, как выяснилось, вовсе не себе подобных астеников, а роскошных барышень по моде тридцатых годов.
- Не Эми, - усмехнулся он, угадав немой вопрос, когда видение покорно опустилось рядом в песок - на пятки, а не как сидел он сам, в позе лотоса. - Другая. Я её уже только мёртвой увидел - меня боец Цезарь вписывал в Ришон-ле-Ционе, пока с бокором всё не стало совсем... плохо. Ну и рвануло неподалёку. Как там обычно. Я на каких-то пару минут позже проезжал мимо; я ж взрывник, может, спас бы. Заметил вовремя. С ней мы и... путешествовали потом.
Вновь зашуршали шаги, и уже другой силуэт был рядом с безымянной покойницей из Ришон-ле-Циона, на редкость схоже одетый. Но если покойница выглядела точь-в-точь как живая, то вторая напоминала скорее гипсовую фигуру - а следовательно, пока что была жива. Волосы у неё были латунно-рыжие, а милое, пасторально-правильное личико таило, как акулу под поверхностью воды, хищную и сытую улыбку.
- Сдохни, - через плечо скомандовал Студент, и рыжая послушно забилась в театральных судорогах. На песок из вспоротого горла толчками выхлестывалась ненатуральная, неоново-красная кровь.

0

7

- Верю. Но Волчонок тогда вознамерился сдохнуть. Или голодом себя заморить. Если бы я не попросила капельницу с глюкозой... XSL же нас вышвырнули, как - что ты говорил, использованный гондон? - ну вот так. Компенсацию, правда, я с них стрясла. В аккурат на дорогу до Франции и на первое время хватило. А там пришлось срочно делать карьеру, пока пришла такая Дама Пик. Знаешь... Тогда не забрали, но сейчас-то ты здесь. И хер ты от нас куда денешься.
На маленькое представление в удивительном театре Алана Морана Агнешка посмотрела с холодным интересом. Вторая женщина - видно, та самая жена, которую он так мечтал убить, - волновала ее меньше, чем первая. Если жена могла разве что есть ему мозг своим существованием, то призрак, да еще и такой красивый, яркий, плотный... Стало ясно, почему сам Алан выглядел донельзя хреново.
- Тебя не смущает, что ты - дармовой обед? Я еще понимаю, Тайг, у вас там история вышла, да и веселый он. А эта красотка зачем?

0

8

- А, не бери в голову, - отмахнулся Алан, - она просто хороший сон. Может же мне глючиться что-то хорошее, для разнообразия? Например, кто-нибудь, - Моран метнул в Агнешку холодный взгляд, говоривший "Да, не денусь, но нет, не простил", - кто не вознамерится сдохнуть ценой моих сил и нервов, потраченных на бесполезное преследование и на бухло.
Покойница из Ришон-ле-Циона равнодушно глянула на Агнешку, встала, перешла к Морану за спину, вновь уселась и обняла наёмника сзади свойским и даже нежным движением. Стало, в принципе, очевидно, кто руками Студента душит проституток, с которыми Студент спит.
Покойница ткнулась Алану в спину бледным лбом и затихла. Студент рассеянно поднял руку и похлопал её по маленькой узкой ладони.
- Хороший сон, - твёрдо повторил он. - Не винит. Не упрекает. Никуда, - "Нет, не прощу", - не денется.
И если иногда, во сне, я думаю, что успей я на пять минут раньше, всё могло бы быть иначе и я остался бы в Ришоне... то кому от этого хуже? Это всего лишь сон.
Хороший сон.

+1

9

- Сон так сон, - пожала плечами Агнешка, - только я тебе травки заварю и кое-чему научу. А то ты так хорош собой, что краше только в гроб. Блядские законы, по которым медиума нельзя забрать у семьи, которая его не регистрирует и не обучает. Ненавижу людей... Ну да ладно. Я ведь тоже не человек больше. Хочешь симбиоз с призраком - делай его нормально.
Раз не можем - и никогда не сможем - жить, как все, давай хотя бы жить так, чтобы не выживать, говорил ее взгляд.
- Не простишь? А кровью ты нас тоже просто так помазал, из ностальгии? Алан, даже ты не можешь не знать: такое не берут назад.

0

10

- Какой ещё кровью? - искренне удивился Алан, гася окурок в песке. - Впрочем, что бы там ни было, назад я ничего не беру. Сказал, что буду с вами, и буду. Но вот прощать его или нет...
Тут покойница перегнулась через плечо Студента и заткнула ему рот поцелуем, предварительно послав Агнешке короткий взгляд, полный вызова. "Ну и что ты сделаешь, - как бы говорил тот, - против его воли?"
- ...моё личное дело, - закончил Моран, отдышавшись. - Понимаешь, проблема не в том, что он не давал о себе знать. Такая уж у нас, в конце концов, специфика. Проблема ровно в том, что ты сейчас сказала: он решил, что на него всем насрать, и вознамерился сдохнуть. Он решил, что на него мне насрать, - ледяные серые глаза вновь блеснули, как нож, - отмахнулся от моей верности, от всего, что я делал; от всех тех раз, что я закрывал его - вас - собой. По мнению Оина, это ничего не стоило? Я делал это только из-за приказа? Для человека, - с беспощадностью прибавил он, криво ухмыляясь, - который вылетел из XLS из-за того, что отрубился бухой на посту, что повлекло за собой один грабёж и два трупа, я не больно-то похож на того, кто мнит приказы жизненно важными.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-01 18:46:54)

0

11

Представление становилось все интереснее: и вовсе вы мне не нужны, как бы говорила эта картина, у меня вот кто есть! Это было бы правдой, если бы не подсыхающий гобелен на спине Морана, наглухо отсекающий от него любых духов - кроме Агнешки, которую он добровольно впустил в себя до того, как его разукрасили.
- Ты учти, кстати: ее тут нет. Для чего бы она здесь ни была, это просто твое воображение. Защита, которую мы вчера поставили, блокирует доступ к тебе всем, включая Тайга. А то от тебя за это время не только бокор насосался так, что чуть не лопнул, но и еще пара десятков духов. Минимум. Ты, Студент - "дикий" медиум, дармовая еда. Маячок в ночи. Жаль, что в Судане мне не с руки было вскрываться... И, боги милосердные, какой же ты все-таки эгоист. Ты так уверен, что мир вертится вокруг тебя, что даже не допускаешь мысли о том, что кто-то может хотеть умереть, не думая о тебе! Твоя верность... А как насчет моей? Я вела его за руку с тех пор, как ему было пять, и что же? Дважды с тех пор он хотел смерти, искал её, звал её, и, если бы я не вырывала руль из его упрямых рук, дозвался бы!
Агнешка ощерилась.
- В Белфасте нас подставили. Хваленая честь борцов за свободу, как всегда, не стоит нихера. Ему пришлось подорваться, чтобы выжить. Уехать в ебучий Судан. Похерить все, ради чего мы вообще пошли в ИРА, ради чего почти десять лет ублажали дядю Мерфи, старого сухаря, своими революционными взглядами и готовностью сдохнуть за Эриу. И вот, когда он стал командиром, когда все начало налаживаться, когда... Я думала, он сдохнет от боли. От заражения крови. Но то, что здесь, - Агнешка протянула руку и ткнула Студента в
грудь, - важнее, чем тело. Вот и ты не можешь забыть, что  он оставил тебя тогда. Пусть лучше умер бы, ты бы выпил за его смерть и пожелал легкой дороги. Но он выжил. Один. И этого ты не можешь ему простить.
Она нависла над Студентом в один миг - высокая, черная, как Эриния. Холодные руки легли ему на плечи, холодные когти вытянулись из пальцев и укололи его.
- Твоя верность не могла его спасти. Вернуть ему жизнь, силы, волю. И если бы он умер...
Она наклонилась еще ближе, ближе, глядя ему в глаза.
- То я бы взяла тебя.

+1

12

От и без того бледного лица Студента отхлынула кровь - до такой степени, что оно вдруг стало отдавать синевой, а неяркие обычно веснушки проступили, словно пороховой ожог. Глаза Алана, не моргая вперившиеся в Агнешку, остановились и потемнели от гнева. Обе женские фигурки обратились в дым - ту самую смрадную вуаль, что разорвала изнутри бокора, - и мгновенно развеялись в ночи. Алан отшвырнул руку Агнешки чётким и безболезненным движением, в котором, однако, сквозила клокочущая чёрная ярость. Откуда-то вновь потянуло химической взрывчаткой.
- Это я - эгоист? - тихо и совершенно спокойно осведомился Студент. - После того, как он годами врал мне, что всегда будет думать обо мне, добился того, чтобы я ему поверил, и в итоге, как ты мило выразилась, захотел умереть, не думая обо мне, это я после всего - эгоист? Тебе не кажется, что меня просто-напросто попользовали? В ваши отношения я не лезу, у вас там очевидно всё сложно, но могу говорить за себя - комиссар О'Нилл мне пиздел. Такое назад не берут, говоришь? Ну так вот, видимо, удалось. Моей верности и данного вам обещания это не отменяет, но вот право влезать мне в душу - отменяет вполне. Знаешь что, - окрысился Моран; кости его лица туго обтянулись кожей и сделали наёмника похожим на мумию, - прикрываться мной все эти годы можно было и по приказу. А вот приручать меня - вот это был эгоизм; а то, что испытываю я, называется "праведный гнев" и "не менее праведное омерзение". Не волнуйся, - брезгливо бросил он, поднимаясь и засовывая руки в карманы, - на мою эффективность это не повлияет. И кстати, - запальчиво прибавил Студент, вспомнив, при каких обстоятельствах произносил эту фразу, - бухал, бухаю и буду бухать. Не его, блядь, собачье дело. И да, надо - бери! Я не против. Мне, на хуй, давно без разницы.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-01 19:22:43)

0

13

Ярость схлынула так же внезапно, как и вспыхнула. Волосы, змеями вившиеся вокруг головы, легли на плечи, исчезли когти - но исчезло и все человеческое: ухмылка, блеск глаз. Сложно было сказать, сколько ей лет. И кто она, женщина с плющом в волосах, которая смотрела на Алана с любовью и сожалением.
- Дети. Бедные дети. Я и правда зеленая женщина с холма, которая плачет по тем, кто ушел. По тем, кто был горд, как ты, смел, как ты, умен, как ты. И, так же, как ты, не умел видеть. Тем, кто умер, так и не открыв глаз. Ты сказал - расскажи все. Откройся. И вот - но готов ли ты слышать, Алан Моран? Готов ли ты к тому, что не ты один ранен, не ты один болишь? Не тебя одного оставили во мраке, дитя. Готов ли ты признать, что ничто - ни любовь, ни верность, ни сила - не может спасти тех, кто тебе дорог, от гибели? Это - самое горькое знание, самое последнее: мы рождаемся и умираем в одиночестве. И все, что мы можем на пути во мрак - держать за руку, сколько есть сил. Пока мы рядом. Я не приручала тебя, Алан Моран. Я тебя любила. И я буду любить тебя, пока твоя жизнь не угаснет во тьме. Как любила их всех.
Пустыня исчезла. Они стояли на вершине холма, а вокруг текла, вскипая, туманная река. Плакала ночная птица.

+3

14

Алан осторожно опустился на колени в траву, уселся на пятки и склонил голову.
- К тебе, - глухо сказал он, - у меня никаких претензий. И в твоих... чувствах я не сомневаюсь.
Наёмник помолчал.
- Только, - вдруг, словно продолжая спор с самим собой, воскликнул он, вскинув голову - и Агнешка увидела другой, светлый, гнев, и дорожки слёз на упрямом лице, - ты неправа!.. Любовь превозмогает всё. А если не превозмогает - значит, не так ты любишь, не себя позабыв, неправильно! Иначе и действительно жить незачем, ведь получится, что всё, во что мы веруем, то ложь... А ведь это не ложь, а Истина! Может, - вдруг зримо похолодев, выдохнул он, - может, это я сам виноват. Я ведь тоже про него... забыл.
Он покосился на свободные от колдовских браслетов запятья.
- То, что я мудак, - упрямо заявил Моран, - Истины не отменяет. Хотя должен признать, что твоя Нарния лучше.
Студент устроился поудобнее, скрестив ноги, вытащил из внутреннего кармана плоскую флягу и отхлебнул.
- Каково было и куда делось семейство О'Нилл? - с безжалостной прямотой осведомился он.

+3

15

Агнешка встала на колени рядом с ним, поцеловала в лоб.
- Конечно, дитя. Любовь превозмогает все. Любовь - это единственный закон. Я жду воскресения, и, пока я жду - я верю. Я верю, потому что люблю...
Она погладила его по растрепанным волосам, вытерла мокрые щеки, как утешала бы ребенка.
- Забыл. И он, и ты - вы оба так долго боролись со смертью, что забыли, что правда важно. Но колесо повернулось, вы встретились и, быть может, стоит открыть глаза? Разве он не спас твою душу? Ту самую, на которую тебе так наплевать? Разве не стоял у твоего изголовья, не целовал тебя на ночь, отгоняя дурные сны? -  Агнешка тоже села, и трава вокруг не примялась. Но ее лицо смягчилось, словно она вспомнила, что еще хоть немного человеческого в ней осталось - и прорисовалась знакомая асимметричная улыбка.
- Это не Нарния, Элли. Ты не узнал? Мы дома, в Ирландии. Там, откуда родом человек по имени Оин О'Нилл. Волчонок. Семья... Знаешь, из тех, о которых говорят "все нормально". Хотя что нормального в семье психиатра, который женился на своей пациентке... Бабушка все мать корила: мол, такая же безголовая, как и ее собственная мать-шлюха - та тоже в лес пошла и понесла невесть от кого. Может, и от духа лесного. Вот и мальчики... Один вообще лежит, смотрит в одну точку, дышит только благодаря аппарату. А другой вроде бы и обычный пацан, только волком на всех смотрит и мысли читает, ничего при нём не подумай. Девочки, конечно - ничего злого не скажешь, мелкие совсем. Так они жили. Мать, когда на нее находило, била их без разбору. Волчонку больше всех доставалось, сестер защищал и выгораживал - шутка ли, ему десять, им - пять. А через год, когда ему было одиннадцать, умер его брат. Отмучился, бедняжка. А вскоре его мать взяла нож и всех зарезала - мужа своего, девочек-близняшек, ну и себя напоследок. А Волчонок в окно выбросился, так и спасся. Видел шрамы на руках? От стекла. Кстати, одну из сестер звали Айлиш.

+1

16

- Отмучился, - повторил Алан и снова приложился к фляге. - Понятно.
И не то по интонации (вернее, её полному отсутствию), не то по этому жесту было видно - ему и правда понятно.
Какое-то время они провели в молчании. Студент попивал из фляжки и пристально вглядывался в горизонт.
- И всё-таки, - вдруг сказал он с уже чуть смазанной дикцией, - мы с Оином очень разные. Он, конечно, такое может, от чего у меня волосы, бля, дыбом встают, - Моран невесело хихикнул, - но чего-то, знаешь, ему не хватает... главного. Ты только не обижайся, но можно ж было ранжировать по приоритету?
Студент фыркнул себе под нос и тихонько рассмеялся.
- Айлиш, - с нескрываемой гордостью сказал он, - никогда не били.
Моран улыбнулся Агнешке. Хмель, вопреки обыкновению, не скрыл, а подчеркнул сиявшее в нём холодное безумие - сиявшее, судя по всему, с рождения.

0

17

Человек победил, подумала Агнешка. Так...предсказуемо и все же так грустно. Но то, сияющее, как свет сквозь ржавую замочную скважину, и не должно быть видно все время - иначе горит и скважина, и дверь, и весь мир вокруг горит и сияет. Как при Учителе.
Свет ушел, тьма ушла. Остался только холм в тумане, Агнешка и Студент.
- Мудак ты все-таки, Моран, - беззлобно сказала она и отобрала у него флягу. - Мать он убивать не хотел. Да и то... Он убил брата не потому, что был злобным маленьким ублюдком. А потому, что из-за брата забрали его собаку в приют, а кто бы в те годы взял старую собаку? Ее наверняка усыпили.
Как он плакал тогда. Тебе не понять. Мы-то любим тебя в том числе и за это - за безжалостность, за это сияние разума, не замутненного эмпатией, но...
- Лучше бы ты поменьше думал и побольше чувствовал, Студент.
Она глотнула из фляги.

0

18

- Я до жопы всего чувствую, - заверил её Моран. - Вотпрямщас чем я, по-твоему, занимаюсь? Сижу тут, во внутренней Ирландии, чужой к тому же, и чувствую, блядь...
Он опустил лицо в ладони и с силой потёр глаза.
- И всё-таки Нарния, - совершенно трезвым голосом подытожил он. - Законы сказочного мира. Хочешь - такой, хочешь - сякой, ага.
Не отнимая от лица рук, он упал спиной в траву. Камуфляжная ткань на острых коленях, смотревших теперь в небо, была темна от росы.
- Проблема в том, - всё так же ровно продолжил Алан, - что сосуд чувств моих нежных ныне у тебя в руках, да и внутри головы это не работает - можно только прикидываться. И всё же, уверяю тебя, я чувствую. Я способен любить. Я любил свою сестру. Я любил Оина, мразь такую. Я, выходит, любил тебя. И я никогда - никогда - никого просто так на заметку не ставил; у меня, знаешь ли, всегда была чёткая причина. Поэтому ставь мне звёздочку на погоны - котят я тоже любил. Так что я тоже не был злобным маленьким ублюдком. Вот братец мой, который сел за изнасилование, тот был. И второй, с которым мы разделяли таланты к химии - вот только применял он свои не совсем по назначению. А я был самым сладеньким десятилеткой на весь Коннахт, и отплатили мне тем, что сослали в колонию для несовершеннолетних. Ну да, психанул - ну так не хер было разлучать меня с единственным человеком, которому до меня было дело.

+1

19

- Потерянные мальчики, - подытожила Агнешка. - Лучше бы вас сразу выбрасывали из колясочек, блядь, чем так мучить. А там бы вас подбирали добрые феи и уносили в страну Нетинебудет... Но нет, все приходится делать самим. Даже строить внутреннюю Ирландию вместо долбаной пустыни.
Она вздохнула.
- Вот за вспыльчивость, не иначе, послано мне и в посмертии такое - два брата-акробата, один другого краше. Что ты мне котят тычешь, я тебя разве обвиняю? Чувствуешь, конечно... До жопы, как ты выразился. Другое дело, что смотришь не туда и по-прежнему обладатель почётного звания "мастер потрясающих выводов", но это такое...
В ее руке снова появилась дымящаяся сигарета. Видно, потому, что этой самой рукой ей очень хотелось отвесить Студенту подзатыльник. А потом, возможно, прижать к себе так, чтобы глаза повылезли. Вот же наглая ирландская морда, ты ему тут о любви и вечности, а он тебе "любил" в прошедшем времени?
- Возимся с тобой вот. Бокора прогоняем, защиту ставим. Футболку с совой.
И выдохнула дым, отчаявшись.

+1

20

- А меня и хотели, - безмятежно сообщил Моран. - Мать как узнала, что двойня будет, решила - мы ей на хуй не нужны, и так жрать нечего, чтоб там отец Мартин про лилии полевые не говорил. Она и со шкафа прыгала, и в кипяток садилась, и вешалкой хотела. Только миссис О'Брайен сказала, что поздно уже вешалкой, так она точно сдохнет. А я, говорят, ближе к выходу был, поэтому я ебанутый. А Айлиш за меня спряталась, так что с ней всё нормально было. Как нам мать в четыре года рассказала это всё, так уж Айлиш меня за себя прятала всё время. Нетинебудет, говоришь?
Алан вздохнул.
- Что будет с Оином, - спокойно и чётко осведомился он, - если я запью, застрелюсь или уйду?

0

21

Агнешка смотрела перед собой, кивая. Как-то так она и думала. Но на последних словах медленно - очень медленно - повернула голову и наклонила ее набок птичьим движением.
- А ты не спрашиваешь, что будет с тобой? Что ты хочешь услышать - что он умрет без тебя? Если нужно будет, я вытащу тебя с того света обратно - если он так захочет. Там тебя все равно ничего хорошего не ждет. Ты же католик, Алан; адское пламя подождет. Умирать надо было раньше. Мы выкупили твою душу у ада. И ты не уйдешь.
Ты хотел, чтобы тебя любили? Хотел быть нужным? Но ты забыл, с кем говоришь. С теми, кто любит не так, как люди.
Клятвы, подумала она, работают, знаешь ты о том, что сказал, или нет. Ей вспомнилась Вальпургиева ночь много лет назад. "Я мечу тебя, брат, углем от костра. Я мечу тебя, брат, кровью своего сердца".
Углем и кровью они клялись, и углем и кровью окрасился город. Много, много весен назад.
- Ты посмеялся, Алан. Но кровь была.
И она прижала руку к губам и коснулась его щеки, и он ощутил, как на ней расцвел отпечаток, остро пахнущий металлом. Как вчера.

+1

22

- Я не смеялся, - холодно и твёрдо сказал он. - А что со мной будет, я и так знаю. Но да, чёрт возьми, я хочу, чтобы кто-то умер без меня. Или, для разнообразия, со мной.
Алан задержал её руку.
- Мне нужны гарантии, - сухо произнёс Студент и стиснул холодные пальцы. - Клянись, что больше такого не повторится. Клянись, что забвения больше не будет. Тогда, возможно, я приложу некоторые усилия, чтобы предоставить вам не только свои услуги на безвозмездной и постоянной основе, но и своё... доверие.
Голос Студента предательски треснул.
- Я не хочу уходить, - с отчаянной искренностью воскликнул Моран, вскидываясь и вновь усаживаясь в траву на пятки. - Но и забыть обо мне я больше не позволю. Не знаю уж, во что вы меня втягиваете, но если он посмеет снова отправиться куда-то без меня - я клянусь, уж на этот-то раз я найду вас обоих! Найду, - мрачно добавил он, - и прирежу к ебёной матери. И кстати, к ещё раз предположившим, что я смеялся, это тоже относится.

Отредактировано Алан Моран (2016-05-01 23:45:33)

+1

23

Агнешка слушала Алана молча, слушала - и улыбнулась. На этом бескровном лице, снова забывшим о человечности, эта улыбка смотрелась, как гонец, в последнюю секунду вскочивший на помост виселицы,  размахивая помилованием.
Она сжала его руку - и дернула к себе так, что они оказались лицом к лицу.
- Знаешь, что на самом деле значит "я люблю тебя, Алан Моран"?
Она, улыбаясь, посмотрела ему в глаза. И медленно, торжественно сказала:
- Я присмотрю за твоей бессмертной душой. Я оплачу тебя, когда ей придет срок разлучиться с телом. Я возьму тебя за руку в смертный час. Я буду ждать твоего возвращения.
Единственная клятва, имевшая значение, единственная молитва. Она скрепила ее поцелуем - так, как издревле приветствовали и прощались.
- Клянись.

+2

24

- Я присмотрю за его бессмертной душой, - эхом повторил Моран. - Я оплачу его, когда ей придет срок разлучиться с телом. Я возьму его за руку в смертный час. Я буду ждать его возвращения.
Он подался вперёд и поцеловал Агнешку в ответ. Губы у Студента были сухие и тёплые, и целовался он до странности скромно.
- И если он всё-таки посмеет меня предать, - ангельским голосом добавил Алан затем, опустив ресницы, - я буду пытать его не менее семи часов подряд. А теперь, - подмигнул он Агнешке, смахивая выбившиеся из-под каски пряди со лба, - предлагаю очнуться, пожрать и потупить в Нетфликс. Чем не план для семейного ужина?

+2

25

Наконец он оправдал ее надежды - да, в последнюю минуту выровнялся, но как. Агнешке хотелось то ли сказать "Молодец, Студент, давай зачетку", то ли дать ему затрещину за то, что так тупил в процессе - и каска бы его отнюдь не спасла. Но она ограничилась гордым взглядом. Не всех потерянных мальчиков можно было спасти - но тех, кого она успевала поймать, Агнешка не отпускала до самого конца.
Клятва, как и всегда, электрическим разрядом отдалась в позвоночнике. Сказано, и будет так.
- Просыпайся, Моррран, - согласилась она, улыбаясь. - Наш Моран.

0

26

- Это мы ещё посмотрим, - самодовольно хмыкнул Моран, - я ваш или вы мои. Чокнутые ублюдки, - с нежностью добавил он  и очнулся.
В "Нарниях" Алан и Агнешка провели, судя по всему, не более часа - во всяком случае, солнце едва-едва подползало к зениту. Спина, впрочем, саднила пуще прежнего.
- Впусти девочку, - попросил Алан. - Она хороший сон. О'Лири пусть там хоть развеется нахер, век бы его не видать. И, должен признаться, - с удивлением заключил Моран, - жрать таки хочется.

+1

27

- Нас больше, - ухмыльнулась Агнешка. - Значит, ты наш. И еду надо заказать, а то скоро вернётся Волчонок и сделает зубами "щелк!", если ничего не будет. Мне-то все равно, я не материальная. Кстати, насчет девочки... Пока защита не подсохнет, никому нельзя. Да и спрятал бы ее в предмет - зеркало там или камешек. Чужому призраку тут делать нечего, Ойилл ее может сожрать. Особенно сейчас, когда они от тебя отдельно. Медиум ты или кто...
Так захочешь - и вызовешь свою гурию. И есть она будет не тебя, а силу круга. Типичная ошибка начинающих, прямо стыдно, - пожурила его призрачная подруга, окончательно вошедшая в модус наставницы юных магов.

+1

28

- Это не по-человечески как-то, - заупрямился Моран. - Что я, рабовладелец, вызывать человека? С О'Лири мы хотя бы на равных, за то, - лениво продолжил наёмник, - и терплю.
Алан вздохнул и подобрал с пола пачку сигарет, заботливо "забытую" Оином, и зажигалку.
- Не обольщайтесь там особо, - заявил он, прикуривая, - будто я вас простил. Я милостиво решил сделать вид, что я ничего не помню, и начать всё с чистого листа. До первого подозрительного действия. Я-то не клятвопреступник, а вот вас надо ещё проверить...
Моран выдохнул.
- Наверняка, - убеждённо сообщил он, - Оин был в неправильной ИРА. Он же вообще право от лево не отличает. Кстати, где моя записная книжка?

0

29

- А кто, по-твоему? Ты ее трахаешь, она тебя ест. Не очень похоже на здоровые отношения двоих людей. Не спрячешь - ну, я не гарантирую, что она останется в том же агрегатном состоянии, не жалуйся потом. Это если тебе так приспичило держать рядом с собой именно невинно убиенную. Завел бы ты себе живую, что ли... А боишься, мы тебе резиновую подарим, души ее, сколько хочешь, - теперь Агнешка была куда более спокойна. Клятва - что обоюдоострый меч, он не сможет ее нарушить. Если выживет, конечно.
- Студент. Ты охерел, да? Совсем никаких поступков не помнишь? Ты меня чем слушал, интересно? А то мне кажется, что пора тебе отрезать ухо, раз ты его все равно не используешь по назначению. Замечу, в клятве ничего не сказано про то, в каком состоянии должен быть ты, когда мы проводим тебя на тот свет.

+3

30

- У меня своеобразное чувство юмора, - невинно парировал Алан. - А ваши поступки я помню прекрасно, и все их записал. Вон, возьми книжку и проверь лично. И, - обиделся он вдруг, - я её не держу. Просто по какой-то причине она находит моё общество приятным. Я даже не могу сказать, что мы... ну... Не знаю. Мне нравится, что мне кажется, что она мёртвая, так как-то свободней. И безопасней. Просто... ах, чёрт.
Моран закусил губу.
- Стоп, ты что, хочешь сказать, что я её не воображаю?

Отредактировано Алан Моран (2016-05-02 01:44:04)

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Неси наш клич, гусиный клин, к английским берегам