Легенды Старого Кракова

Объявление


●●●

●●●

●●●
      

●●●

●●●

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Двое в городе, не считая собаки


Двое в городе, не считая собаки

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Время действия: 28 мая 2015 года, вечер.
Место действия:паб "Рука Короля", местоположение известно только завсегдатаям.
Действующие лица: Оин О'Нилл, Эва Вишневская.
Преамбула: продолжение эпизода, который еще не перенесен.
Краткое содержание Посиделки в ирландском баре в Кракове

фото локации

Двое в городе, не считая собаки

Двое в городе, не считая собаки

Двое в городе, не считая собаки

Двое в городе, не считая собаки

Двое в городе, не считая собаки

0

2

Почти ночной Краков, да еще и пятничный! Как же давно она вот так не сбегала! Просто потому, что захотелось. Уже ставший прохладным воздух, гомон и шум города, загорающиеся огни... Она запустила руку в распущенные волосы, слегка растрепала их и тихо рассмеялась. То ли от избытка чувств, то ли от смущения.
И действительно - внезапно сбежать из бара с мужчиной, общение с которым ограничивалось как раз этим баром! Просто потому, что... Эва вспомнила свои ощущения, когда их руки встретились.  Ни черта не ясно и все предельно понятно - надо или захлопывать дверь и больше никогда не нарушать границ, либо хватать сумку и идти следом, не важно куда. Лишь бы потом не захлопнулась эта метафизическая дверь. "Правда не хочется? Или? Нет, не понятно, но пока - нет, пусть будет открыта. Но ведь... Да, не 20 лет. И даже не 30. Все сложнее привыкать к людям, Алекс - идеальная соседка, самостоятельная, взрослая и мы обе находим время друг на друга, когда надо. Рефлексия!" оборвала она внутренние разборки, на секунду прикрыла глаза, ощущая вечер кожей и повернулась к спутнику:
- Куда идем? Где еще пускают с собакой и какие бары еще хороши в Кракове?
Сама бы она на этот вопрос не ответила. Скорее бы, рассказала, где нормальный барриста, где бармен использует только качественный алкоголь, где свой кондитер и сладкое там - с тарелкой съешь, а где порции огромные. А куда ходить пока не надо или что лучше не заказывать.

+2

3

О'Нилл чувствовал себя мальчишкой, сбежавшим с уроков. Неплохая перемена, если учесть, что обычно он чувствовал себя директором детского сада для особо одаренных детей. Сколько он уже так не гулял по ночному городу? Два месяца? Полгода? Да еще и с хорошенькой женщиной.
Он посмотрел на свою спутницу, улыбнулся и предложил ей руку. Не то чтобы ирландец отключил постоянный контроль, но за ней не надо было присматривать, как за любым из подчиненных - и, тем более, возиться, как с Аланом, который отрицал, что нуждается в помощи, и этим только усложнял Оину работу. Нет, к черту всех. Сегодня у него внеплановый выходной.
- Идем в "Руки короля"? Там неплохо кормят, не боятся Ойилла и это недалеко.
А еще в там не тусуется весь Сокол.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-04-20 20:49:45)

+1

4

Эва легко подхватила ирландца под руку, мягко положив кисть на его запястье. Коснулась пальцами ладони, напряглась на миг и рука расслаблено легла. В голове завертелись строчки из какого-то дремучего восточного стихотворения
"О том, что происходит в наших душах,
Когда руки касается рука…"
Ну, "что происходит" - это можно легко свалить на удачно совпавший момент и настроения.
- "Руки короля"? - женщина прищурилась, вспоминая, ничего не вспомнила и кивнула, - идем. Посмотрю на таких же храбрецов, которых не смущает общество твоей собаки. Кстати, ты его постоянно с собой таскаешь?

+1

5

Если я не буду его с собой таскать, он кого-нибудь съест,- преувеличенно серьёзно ответил Оин, и было неясно, шутит он или нет. - К тому же, собака,  в первую очередь, рабочий инструмент, а не только друг человека... А еще на него можно навьючить пакеты из "Бедронки".
На этих словах Ойилл поднял голову и мрачно покосился на изверга, называющего себя его хозяином, как будто понимал каждое слово. Оин потрепал его по загривку там, где пёс не мог дотянуться зубами.
- Там уже все привыкли. А тех, кто не хотел привыкать, мы съели.
Оин накрыл руку Эвы своей.

+1

6

Эва живо представила себе навьюченного пакетами пса. Выходило диковато, конечно, но удобно. А еще мощный стимул работать быстро и не обсчитывать. Как можно применить собаку в работе, даже думать и спрашивать не хотелось.
- Ели сырыми или слегка обжарили? Кстати, имя кто выбирал? С твоим созвучно.  Я как-то думала завести какую-нибудь зверюшку, - "И в эту ночь в дверь вошла Александра, кошка в человеческом обличье" -  но пришла к мысли, что у нас все-таки не сложится. Мое это все-таки дворовые коты. Не требуют постоянного внимания, сами балуют им время от времени и достаточно независимы, что бы не чувствовать за них ответственность и в меру рады тебе. Ну и заснувшие в баре. Тоже...питомцы на час.
Она никак не могла решить - поддерживать легкий тон дружеской беседы, что бы он окончательно не замкнулся на переживаниях и обдумывании результатов беседы с начальством или все-таки помолчать и дать прийти в себя.

+2

7

- Обжарили, конечно. Нельзя же есть человечину полностью сырой, мало ли что люди перед этим ели! - возмутился Оин, подражая разнообразным борцам за чужой здоровый образ жизни. - Впрочем, - продолжил он уже обычным тоном, - у нас с Ойиллом рожи не те, нам мало кто поверит, что мы можем живьем сожрать. Вот был у меня в отряде парень по кличке Малыш, метра два ростом, да такой широкий - не обхватишь. Мы ещё шутили: "Не скажешь, Малыш тебя съест. Знаешь, как его сложно прокормить?".
Он улыбнулся собственным воспоминаниям. 
Вечерние улицы были многолюдны, даже несмотря на начавшие закрываться магазины: кто-то возвращался домой, кто-то, наоборот, только выходил в город, туристы щелкали фотоаппаратами, стараясь поймать последний свет, где-то справа на скрипке играли "Unforgiven".
- Это паршивая особенность ирландской фонетики: напиши десяток букв, минимум половина из которых согласные вроде "dh" или "gh", но читаться оно все равно будет Эон, Оин или Ойилл.

0

8

- Даже не знаю, - Эва заглянула в лицо Оина, - у собаки рожа как раз подходящая, для сыроеденья, а вот ты да, не дотягиваешь до его природной, хм, убедительности. Хорошо, что  я тебя на работе не видела, с разными Малышами.
- Никогда не думал, на скольких фотографиях ты случайно есть? -  она кивнула на туристов, что-то фотографирующих. - Представляешь,  рассматривают фото из отпуска где-нибудь в Швеции, а у одних ты случайно есть и у других. И они даже не заметят.
Чтение на чужих языках женщину всегда вводило в печаль. Английский понятно, с ним проблем не было. Но более-менее понимая и разговаривая обще-барными фразами на разных языках,  она вряд ли бы смогла прочитать хоть одну из них правильно.
- Да ладно, ты же польскую фонетику видел? Наверно, поляки забавно читают ирландские тексты - мы же все буквы произнесем, еще и с акцентом. Нашли мы как-то текст красивой ирландской баллады, с нотами,  - вспомнила она студенческие годы, - в общем, по бумажке не смогли, записывали на слух, за певицей. Думали, вызовем кого-нибудь.

+2

9

- И правда хорошо, а то у меня там накладные клыки, когти и лысина, как у Дракулы 30-х, - украдкой оглядевшись по сторонам, словно это было страшной тайной, сказал Оин, пару раз кивнув для убедительности.
Щелчок фотоаппарата раздался совсем близко, компанию из двух людей и собаки кто-то посчитал достаточно привлекательной, чтобы украсить семейный альбом ей так же, как и фотографиями Мариацкого, или Казимежа.
- У невероятного, - пожал плечами ирландец. - Мы работаем в Вавеле, служащие Сокола - такая же достопримечательность, как и памятник Джоку или Lost Souls Alley. А он, - О'Нилл кивнул на пса, - и вовсе звезда. Если бы я получал по 5 злотых за каждое сделанное фото, ей Богу, мог бы не работать!
Они отошли от "Магеля" уже кварталов на пять, петляя узкими улочками, заполненными обычной вечерней толпой: туристами, местной молодежью, музыкантами и уличными артистами, а так же лоточниками и прочими представителями очень малого бизнеса всех мастей, желающими заработать еще немного на последних клиентах.
- По секрету, я сам на ирландском помню от силы пару десятков фраз из учебника, штук восемь проклятий, да правила чтения через одно. Я рос в Белфасте, а не Корке. У нас, благодаря богомерзким оранжевым, храбрые фении вынуждены говорить только на английском, не зная родного языка. А про польскую фонетику я лучше промолчу, первые три месяца я был точно уверен, что если не вызову кого-то, так рожу или, в самом крайнем случае, повешусь... О, пришли!
Ирландец остановился перед ничем с виду не примечательной темной аркой. Свернув в нее, он прошел через узкий не слишком ухоженный двор, и завернув еще в одну, вывел Эву на параллельную улицу, к обшарпанному одноэтажному зданию с витражными окнами и деревянной вывеской с отрубленными руками и короной. Открыв дверь, О'Нилл пропустил даму вперед. Паб был обставлен в стиле псевдоирландского бомж-шика: сверху, над входом висела табличка "Не курить" с черепом и перекрещенными сигаретами, слева на стене примостился старый телефон-автомат, в который нужно было бросать монеты для разговора, большая часть стен выглядела так, словно с самой постройки в позапрошлом веке никому в голову ни разу не пришло их даже оштукатурить, а там, где пришло, красная краска облупилась и пошла трещинами, на потолке, под балками, кое-где сохранились резные украшения. Мебель была полностью под стать стенам - крепкой, но явно пережившей не одно и даже не два поколения хозяев. Пройдя мимо первого зала, ирландец повел Эву дальше, прямо к дверям в туалет. Впрочем, слева от них оказался второй зал, который было попросту не видно от входа. Пройдя мимо барной стойки, чей задник был декорирован зеркалом и коллекцией полупустых бутылок, он завернул за угол с небольшой закуток на три столика, расположившихся аккурат между камином, покосившейся вешалкой и кельтским орнаментом, где три пса переплетясь лапами, кусали друг друга за хвосты.
- Прошу, - улыбнулся Оин, указывая на единственное свободное место - стол под открытым окном с длинными скамьями со спинкой.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-04-25 09:21:02)

0

10

- Ну тогда ваша популярность на фото понятна, Дракула из черно-белого кино, да еще и с ирландским волкодавом, в самом Вавеле!  Очень правильная форма - злодеи от хохота слабеют и далеко уже не убегут, - она рассмеялась, представив О`Нила в образе и вокруг оперативники, тоже в образах.
Судя по дороге, а точнее, по подворотням, через которые приходилось идти, неудивительно, что она об этом заведении не слышала. Вспомнилась поездка в Италию, после окончания учебы. Они сперва гуляли, потом заблудились, потом заблудились еще больше, нашли по запаху какую-то пиццерию в полуподвальном помещении, с самой вкусной и дешевой едой. Потом один из работников проводил их к дороге, которая вывела на площадь... Эва решила, что как будет дома, обязательно пересмотрит те фотографии и приглядится к людям на них. А можно и собрать старых друзей, с кем еще сохранились отношения.
- Ого, интерьер, - женщина завертела головой по сторонам, одновременно пытаясь пощупать кусок стены без краски. Действительно такой...старый или умелая подделка? Но украдкой проведя рукой мало что можно понять. Завистливо вздохнула, взглянув на мебель, вздернула брови, оглядев задник бара и хмыкнула, оглядев зал:
- Если бы не вешалка, я бы решила, что мы прокрались в другое заведение, - Эва села на скамью, погладив ее рукой. Главное - не ходить к бару, а то вечер свернет не туда. И не спрашивать ни о чем официантов. - Зимой здесь, наверно, уютно.
Она поставила локти на стол переплетя пальцы и коснулась их подбородком, глядя на ирландца:
- Скажи, - медленно проговорила она, - нам просто повезло, что этот столик пуст, это какая-то магия или этот столик исключительно для вас с Оийлом, что бы вы не съели никого?
В последнем случае было бы даже обидно за "Магель". Хотя нельзя не признать, есть особенная прелесть в том, что бы иметь "свой" столик в притаившемся заведении или любое другое "свое" в каком-то месте.

+2

11

Оин улыбался, наблюдая за реакцией Эвы. Показывать кому-то что-то интересное было куда захватывающе, чем смотреть на это самому. Чужие эмоции порой были ярче собственных.
- Может быть и в другое заведение. Может быть я и вовсе увел тебя в другой город. Ну, или просто в другую реальность. Со всеми случаются места, которых на самом деле нет... Извини, - он рассмеялся, - меня иногда несет, когда устану.
К ним подошла официантка, молодая девушка с черным фартуком, обернутым вокруг ног на манер церемониальной юбки. Поздоровавшись и положив перед гостями меню, она ушла принимать заказ у соседнего столика.
- Мы потребовали этот место себе в безраздельное пользование взамен на то, чтобы он, - ирландец бесцеремонно указал на собаку пальцем, - здесь никого не съел. А то Ойилл, конечно, не Малыш, но прокормить эту тушу - та еще морока...
Тысячелетний демон с презрением, которое можно было натренировать разве что многими часами, проведенными перед зеркалом, посмотрел на хозяина.
Оглядевшись по сторонам, не слышал ли их работники паба, Оин продолжил:
- На самом деле здесь, кроме пива есть аж два блюда: пицца и, - он громко фыркнул, не сдержавшись, - аутентичное ирландское рагу: картошка с картошкой с картошкой, но почему-то пахнет мясом и травами. Все остальное, честно сказать, у них имеет, кхм, настоящий вкус родины... - прямо как в детстве, когда тебе говорят: "Пока не доешь, из-за стола не встанешь", а в тарелке редкая сероваятая дрянь, неподдающаяся цензурному описанию. - Зато пицца вкусная.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-04-30 02:54:39)

+2

12

- А мне нравится идея ходить в другую реальность, - качнула головой Эва, - как Алиса Кэррола. Гербертовская "Зеленая дверь" куда романтичнее, конечно, но ужасно тоскливая. А Страна Чудес и Зазеркалье с годами только раскрывают свои тайны, особенно Зазеркалье. Места же, которых нет... Наверно, мы их все видим, эти детали. Мой "не такой" Краков любит показываться ранним туманным утром.
Кивнула официантке, скользнула глазами по меню.
- Ну если на таких условиях, то тогда я спокойна, -  она взглянула на собаку. "Да нет, показалось, уставшая собака же" - А то я переживаю за честь и клиентов моего бара.
Тепло, уют и новое странное место. Скользят чужие фразы, доносясь причудливыми обрывками, которые можно не ловить. Шум из другого зала. А здесь словно часть бара перетащили из Ирландии по частям и собрали, а собаки на вязи - давние предки Ойилла. Еще чуть расслабиться, перестать щупать скамейку на предмет из какого она дерева и дерева ли вообще и можно не думать, что за окнами, за парой домов, такой родной и знакомый город. Сдвинула меню в сторону. Обычно в незнакомых местах она заказывала что-то простое, например греческий салат и посложнее - сэндвич, крем-суп, что бы понять, как тут готовят и какие ухищрения используют. Но раз специалисты рекомендуют даже не изучать, то можно не смотреть. И не переживать - прелесть этого места в его странности.
Подняла взгляд и несколько секунд смотрела Оину в глаза. "Надо же, глаза светлые..." Бывают иногда такие моменты, когда подмечаешь какую-то деталь у вроде бы знакомого человека и задумываешься - а раньше это было? А раньше замечала? Быстро моргнув пару раз, она улыбнулась, слушая про меню.
- Значит, будем пиццу, - кивнула Эва. Голос стал чуть мягче и немного ниже по тону. Уйти с работы ушла, а вот совсем стать  Эвой не в рабочем режиме, начинало получаться только сейчас, когда сознание окончательно убедилось, что ни кто не будет отвлекать, как это бывало при разговорах в "Магеле" и можно не слушать чужие голоса и шаги.
- Я уверена, есть более приятные способы узнать вкус Ирландии, без аутентичных блюд, - она лукаво улыбнулась. -  Кроме пива в баре еще что-то можно пить?

Отредактировано Эва Вишневская (2016-04-29 15:19:55)

+2

13

Оин на секунду задумался, взгляд словно устремился внутрь. Для тех, кто связал свою жизнь со Святым Христофором, тем более для магов, параллельный мир не был ни "Зеленой дверью", ни Зазеркальем. Он был куда ближе, реальнее и опаснее. Выйди на улицу и оглянись - в утреннем тумане можно легко различить нездешние силуэты: бледные, изможденные, голодные. Они бродят по улицам в поисках тех, кто светится слишком ярко, чье сердце горит, но защита несовершенна. Лишь бы оказаться рядом, вновь почувствовать тепло, стать на мгновение подобным живым, обретя частичку былой силы. Вглядись в глаза собеседника - и, вполне может быть, увидишь отражение нездешних звезд. Человека от мага невозможно отличить по внешнему виду, но не по способу мышления, какому-то смутному чувству на самой грани осознания, появляющемуся, когда ты общался хотя бы с парой десятков. Нельзя не заметить собрата, который, как и ты, с головой ушел в ту же темную воду. Не получится быть магом наполовину. Не выйдет лишь одной ногой стоять "там", если, конечно, тебя случайно не разорвало на части. Невозможно зайти в Холмы и выйти тем же человеком, пусть даже твоя судьба была определена задолго до рождения.
Агнешка обняла его и сказала:
- Вот за это я тебя и люблю, Волчонок. За то, какой ты. Как понимаешь...
Он по-собачьи встряхнул головой, прогоняя неуместные мысли, и прикрыв глаза, улыбнулся Эве.
- Не бойся, мы не будем посягать на честь "Магеля". Клянусь! - он по привычке поднял левую руку, но быстро исправился, отзеркалив жест правой.
Улыбнувшись еще шире, ирландец продолжил:
- А вот за посетителей ничего обещать не буду. Мало ли, вдруг к тебе заявится какой-нибудь мятежный африканский колдун?
Оин перевернул меню, задумчиво разглядывая графу напитков.
- Черт его знает, если честно. Проверим?

+2

14

- Мятежный африканский, говоришь? - Воображение услужливо заработало, рисуя картины мятежных и африканских колдунов, - Так, ну либо он настолько безобидный старый колдун, что ему выдали визу и пустили на экскурсию. Я его даже прикормлю, что бы остался временной экспозицией. А вот второй вариант, - ее глаза лукаво заблестели, - этот мятежный колдун настолько крут, что сумел промчаться сквозь Балканы и нашу границу незамеченным, так же инкогнито прошел по Кракову, не вызывая удивления ни у кого и вошел в мой бар. Я даже не знаю, как вы отнесетесь к такой конкуренции, - Эва хмыкнула. Маловероятно, конечно, что бы столь опытный колдун зашел к ней просто перекусить, а не по мятежным делам - например, испортить аппетит агентам. Останется только сбежать из своего же бара, прихватив персонал, что бы не мешать разборкам.
К счастью, мир магии был далек для Эвы. Нечто бытовое и привычное в доступных технологиях, повод для шуток и таинственных историй в баре, сказки и легенды, которые рассказывали им в детстве и какие она рассказывает племянникам. В ее детстве каждый из детей знал кого-то, кто знал того, у кого соседка\сестра\брат вызвали таки Черную даму, гномика из шляпы, жениха из зеркала, Хелену и Сладкоежку. Прозы жизни магии добавляли посетители бара. Агенты были такими же людьми - грустили, уставали, смеялись, влюблялись, устраивали пьяные драки, жаловались на жизнь  и отмечали успешные события. Сегодняшний случай еще раз показывал общность человеческого бытия - начальство, вежливо метафизически поевшее мозгов подчиненного. А поэтому то, что мага насторожило бы, ей казалось одной из причуд природы или игрой теней и ошибки собственной невнимательности.
- Если бармен не косой и криворукий, то коктейли с классической рецептурой испортить сложно. Но коктейлями можно невзначай упиться. Интересно, у них есть местная настойка или что-то редкое?

+2

15

- Безобидный африканский колдун, - задумчиво протянул Оин, для которого эта тема была еще вполне свежа после бокора. - Разбирались мы недавно с одним "безобидным", полночи промучились, весь диван кровью залили, пришлось в Икею ехать после работы, за новым... - пожаловался он, лишь потом сообразив, что сморозил что-то не то. Порой ирландец забывал, что его проза жизни, в которой кровь, кишки, разваливающиеся на куски одержимые, свихнувшиеся волшебники и очень злые юристы были самым тривиальным явлением, даже близко не была нормой для всех остальных.
- Кажется, это прозвучало в три раза страшнее, чем было на самом деле, - он провел рукой по затылку, виновато улыбнувшись Эве.
Подперев висок двумя пальцами, Оин еще раз склонился над меню. Пора, определенно пора было послушать-таки Морана, и начать задумываться об очках, в линзах половины мелких деталей все равно было не видно. Чертов астигматизм, чтоб его. Ну, или перестать жлобиться на себя, и потратить один раз до черта денег на услуги целителя, забыл о проблеме напрочь...
- Возможно, вот это? - он развернул лист к Эве, указав пальцем на один из пунктов. - Только я еще пока столько не выпил, чтобы прочесть название вслух с первого раза.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-05-03 13:13:17)

+2

16

Сперва она  решила, что про колдуна и диван тоже шутка. Но раз Оин начал извиняться, то шуткой это не было. "Нет, я не буду думать об этом" приказала женщина себе. Не важно, чей это был диван, кто эти "мы" и какая судьба постигла колдуна. Надо сейчас просто сделать вид, что это все еще просто теории о колдунах и все. Тем более, ни сам ирландец, ни собака не пострадали.
- То есть, все-таки оставили бар без колдуна? Мятежного, африканского и дикого? - Эва шутливо вздохнула. Если тема залитые кровью диванов разовьется чуть серьезнее, придется выпить чуть больше, что бы не смотреть во сне на все это. А если шутить, что ж, чувство юмора не раз выручало, превращая страшное в смешное.
- Пусть будет это, - она почитала описание, убедилась, что таинственной фразы "секретный ингридиент" там нет и кивнула.
-Слушай, - заинтересованно потянула  Эва, - а ты пьяный песни по-польски не пел? "Зеленые рукава" те же?
Смешнее иностранцев, поющих на родном языке, были только польские студенты, читающие стих на ирландском. Рекорд по безумному произношению принадлежал представителю Поднебесной, который сперва набрался до польских чертей в стакане, а по том пытался что-то объяснить на польском сперва официантам, потом Эве и официантам, потом им же и полиции. В какой-то момент их посетило озарение,  что гость говорит не на китайском, а на польском! Полиция даже всерьез задумалась, есть ли штраф за "издевательство над государственным языком"?

+1

17

- Ага, - Оин театрально повесил голову, разведя руки в стороны, словно в самом деле жалел, что оставил Краков без такого сомнительного развлечения, как "мятежный, африканский и дикий" колдун. - Но зато, вместо этого, - он просиял, улыбаясь, - у Магеля появился еще один завсегдатай, который, при должном подходе, сможет обеспечить не меньшее развлечение для посетителей, и, возможно, даже без жертв среди гражданского населения.
Посмотрев еще раз в меню, ирландец кивнул, это, значит, это. К ним вернулась официантка, выслушав заказ, перечитала его вслух, и убедившись, что все верно, ушла.
- Тот неловкий момент, когда все думают, что ты очень серьезен, а может быть даже суров, - лицо Оина окрасилось печатью переживаний и забот, тут же сделав его из нормального человека инспектором О’Ниллом, таким, каким его себе представляла большая часть незнакомого с Оином народа. Правда, секунды через три, его рот вновь расплылся в предательской улыбке, а в глазах появился хитрый блеск. - А все потому, что ты не знаешь чертов польский, чтобы объясняться с окружающими чем-то кроме коротких фраз, где с меньшей долей вероятности налажаешь с падежами, окончаниями, формой глаголов и порядком слов. Так что нет, петь на польском я не пробовал, мне и говорить на нем толком не дают, чтобы над языком не издевался.

+3

18

Эва на секунду нахмурилась, соображая, что за новый завсегдатай. А потом вспомнила - трезвая мечта  Вудстока, конечно! У самой Эвы Алан стойко вызывал два чувства, очень противоречивых. Хотелось его обнять, пожалеть, покормить, отмыть и еще раз покормить. А вот более дремучие инстинкты призывали держать милого хиппи на расстоянии вытянутой руки и что бы между ними была стойка. Алан очень напоминал...
- Он мне напоминает Казика, дедовского кота, - вспомнила она, - Казик выходил, хромая, во двор, подслеповато щурился и  медленно шел к старой вишне. Бедный, бедный старый котик. Ложился там и лежал, даже не мылся. И так же, медленно уходил. А через неделю, когда птички и грызуны к нему привыкали, к безобидному старенькому коту пяти лет, начиналась охота. И вообще, талантливый был котик.
Казимир был общим любимцем в семье. Дед позволял ему лежать на стойке, бабушка прощала утащенные клубки, а маленькой Эве он разрешал делать с собой почти, что угодно.
Чуть склонив голову она понаблюдала за метаморфозами Оина. Вот инспектор, а вот - человек. Когда человек меняет маски или снимает их, это всегда интересно. Немного другой голос, немного другие жесты. Или очень другие. Даже пристрастия.
- Зря не дают, - хмыкнула полька, которой родную речь жаль не было, - быстрее бы научился и перестал бы пугать официантов и продавцов серьезным видом.
- О, кстати, - женщина стала серьезной, - хочу тебя спросить кое о чем. Вопрос сложный, даже, наверно, требует времени... - небольшая пауза. - Как думаешь, получится обоим чуть меньше упоминать работу?
Закончила она уже весело. Похоже, они оба почти жили на своих работах, но надо говорить и о чем-то другом, а то какой-то обмен опытом получится.

+2

19

Оин задумчиво наклонил голову на бок, слушая.
- Хороший был котик, - одобрительно кивнул ирландец, отдавая честь актерскому мастерству животного. - Вот только нэй, из Алана "безобидный старый Казик", как из меня мистер Олимпия. Он больше похож на тощего, но очень гордого помойного кота, которого взяли в дом, и теперь он мориторит периметр, и орёт на гостей благим матом, чтоб не вставали со стульев. А то мало ли, ходют тут всякие, потом ложки пропадают...
За пару фраз Оин успел дважды улыбнуться, очертить на столе квадрат, показывая не то периметр, не то кота, по нему ходящего и состроить злобно-подозрительную рожу добровольного охранника, перед которым "всякие ходют".
- Пока что ты первый человек, которому не жалко собственных ушей, и чью национальную гордость я не оскорбляю своим недобелфастским акцентом.
Тем временем принесли напитки: небольшой бокал с бледно-желтой настойкой для Эвы и чашку кофе для ирландца. Поблагодарив официантку, Оин привычным жестом превратил американо в сироп, высыпав туда столько сахара, что у любого диабетика случился бы приступ от одного только вида.
- Чуть меньше упоминать работу? - ирландец в панике посмотрел по сторонам, словно ища поддержки у окна и нарисованных на стене псов. - Но о чем же мы тогда будем разговаривать?..
Полный растерянности взгляд остановился на лице Эвы. Оин моргнул и через секунду уже расплылся в улыбке.

+1

20

Эва с интересом понаблюдала за пантомимой "Алана забрали домой".Даже углядела что-то общее с Сашей. Та не вела себя как "гордый помойный", она была другой породы. Но она внезапно полюбила работу в нем и обозревала периметр с превосходством живущей здесь кошки, чему сама Эва была рада. Да и кто откажется от внезапного и толкового помощника?
- Придется все-таки немного о работе, - хмыкнула Вишневская, - я же в баре работаю. Мой слух уже почти ничего не оскорбит! То был датчанин, который говорил на польском церковном со всеми его "або вотще". Мало того, что понять было сложно, так те, кто его слышал, чуть сами так не заговорили. Он уходил, а за стойкой еще минут двадцать молчали, перестраивались. А француз! У него был роман с одной полькой, явно маргинального образа жизни. И по-польски он умел только материться. С французским проносом это звучало как-то даже беспомощно. А смеяться было стыдно, она его только бросила, ушла к другому. В общем, с некоторых пор я начала находить особую прелесть в том, что бы слушать родную речь с чужим акцентом.
К датчанину, который приезжал в Краков на какую-то конференцию, она даже как-то привязалась. Заодно резко подтянула общий уровень старопольского.
Женщина задумчиво покачала в руках бокал. На вид  жидкость выглядела безобидной. Приятный желтый цвет не был слишком ядреным, а приятный запах намекал, что пить можно без риска.
- А говорить... Да вот хотя бы о нем, - Эва кивнула на пса. - Как он у тебя очутился, как ты не испугался завести такую большую псину в городе и почему он не очень всех одобряет? Кстати, он пиццу ест?

+3

21

- Стыдно признаться, - Оин подпер скулу рукой, - но польский матерный я знаю куда лучше литературного. Старая привычка, черт ее возьми: вначале понимаешь какими словами тебя куда шлют, а потом уже учишься говорить "спасибо", "пожалуйста" и "как пройти в библиотеку".
Он пару раз качнул головой, прикрыв рукой глаза, и не переставая улыбаться. Mea culpa, мол, что возьмешь с бывшего наемника, кроме анализов и кучи по-настоящему страшных историй.
- Интересно, - задумчиво спросил О’Нилл, - откуда этот ваш датчанин выкопал церковный вариант польского? Сколько он этот раритет искал-то, прежде чем найти?
Тем временем на столе образовались три тарелки: две небольшие одна поверх другой с ножами и вилками, завернутыми в салфетки, и третья сантиметров с сорок в диаметре, с пиццей сверху, больше похожая на деревянную доску и голубую мечту санэпидемстанции.
Услышав, что о нем говорят, пес сел, гипнотизируя пиццу желтыми, полными вожделения, глазами. Пасть его была открыта, с языка капала слюна.
- Нет, это моя еда, - неодобрительно сказал Оин. - Нет, все еще моя.
Собака не сдвинулась ни на сантиметр. Тогда ирландец ухватив пса за нижнюю челюсть, развернул мордой к себе и посмотрел в глаза.
- Я сказал: "Моя", - угрожающим тоном произнес он.
Ойилл отвел взгляд и попытался аккуратно выдрать морду из захвата.
- Ляг.
Оин слегка надавил на холку, укладывая животное. Пес лег, недовольно сопя.
- Как видишь, он совсем не прочь разделить с нами этот скромный ужин, - усмехнулся О’Нилл, вытирая руки салфеткой. - Дай Ойиллу волю - сожрет все без остатка, и еще попросит добавки.

+1

22

- Ты полагаешь, что меня шокирует, если я услышу, как ты ругаешься? - вопросительно выгнула бровь женщина, - Оин, если ты меня вдруг вечером спросишь про библиотеку, вот это меня точно шокирует!
- У этого датчанина совершенно книжная история рода, - вспомнила Эва, - его прапрабабка была родом из Польши, у нее был брат-ксендз. И что-то случилось, из-за чего он, уже пожилой, был вынужден бежать из страны. Семья его сестры приютила его, уже немолодого. А он прожил очень долго, воспитал и внуков и правнуков своей сестры. Поэтому польский церковный это у них как семейная традиция. А сам он говорил, что он - из полиции.
Иногда Эву посещала мысль начать записывать эти истории, а потом написать книгу. Но это казалось нечестным по отношению даже не к людям,а к историям, ей рассказанным. Они оставались набросками, короткими рассказами, которые могут быть и просто рассказом и, если приглядеться, скрывать в себе большой роман. Оставались в баре, забирались в стойку, прятались на потолке или за портретом святой Розамунды. А если их записать - они станут просто строчками на бумаге. Некоторые истории нельзя записывать, их можно только рассказывать. Наверняка, в  камине, за доской, в столах этого бара тоже живут свои  истории.
- О, еда? - как-то полувопросительно прокомментировала она, глядя на пиццу. - Ладно, не еда, закуска.
С интересом посмотрела сценку "чья еда" в исполнении двух ирландцев. Выглядело вполне... подходяще для этого бара.
- Вы смотритесь вместе, - кивнула она, утаскивая кусок пиццы на тарелку, - что-то есть общее. А как ты нашел это место?

0

23

- Ты мало похожа на трепетную барышню, падающую в обморок от одного слова "kurwa", - пожал плечами ирландец. - Но зачем ругаться без малейшего повода?
Оин немного поколебался, думая, хочет ли он произвести впечатление на Эву или все-таки сказать правду. И ответил:
- Друг показал. Иногда хочется побыть в месте, где никто не знает, что ты главный воспитатель ясельной группы детсада, и не бежит к тебе с каждым "А Моран дерется!", "А Соболевский отобрал мою игрушку!", "А стажер варит плохой кофе!" - отчаянно пропищал ирландец детским голоском. - Порой хочется спокойно выпить пива, поесть и, чего доброго, даже подраться.

+2

24

Отсмеявшись, Эва фыркнула:
- Ну, со стажером все-таки надо что-то делать. Плохой кофе - это ужасно. Или попробуйте помыть кофеварку и сменить сорт кофе. Если не поможет, давайте стажера в бар, мы научим, - предложила она, на миг задумавшись, будет ли для стажера это стрессом или отдыхом?
- Барная драка, бессмысленная и беспощадная, - женщина пожала плечами, - раз нравится. Точнее, наверно, не "нравится", а тот же эффект места, где тебя не знают, так? Можно просто быть кем-то, а не тем, кого постоянно зовут на работе?
Чуть склонив голову, она задумчиво посмотрела на агента. Сколько же всего такого "никто не знает, кто я" может быть в жизни? Бары, места, люди. Сколько таких историй услышала она в баре. Про то, как не хочется кем-то быть и как этого кого-то из тебя выкручивают.
Перевела задумчивый взгляд на пиццу. Эти истории, которые она слышала лет с 16, начав помогать маме, напрочь ее отучили ожидать, требовать и думать за человека. Будь, кем хочешь, только скажи. А потом и вовсе подвели к мысли, что быть одной это совсем не то, что быть одинокой. Одинокой можно быть и "при живом муже", как шутила приятельница. А живя одной, не становишься "рабой привычки" в самой страшной ее ипостаси - привычки к человеку, его поступкам, желаниям. И избегаешь того же - стать привычкой. Как  Конан-Долйля "Я был одной из его привычек, стойких и долговременных — наряду со скрипкой, крепким табаком, прокуренной трубкой..."  С Сашей оказалось комфортно, у них оказался в достаточной мере похожий взгляд на жизнь, что бы обоим было весело и легко друг с другом.  Хорошо приходить в места, где тебя не знают, можно быть кем угодно. А если договориться с друзьями, можно весело провести время и в поездке куда-то. На глаза внезапно попалось что-то сложноузнаваемое в пицце. То ли морковка то ли сладкий перец. То ли кусочек красной засушенной рыбы. Зато отвлекло. Еще не хватало сложных выкладок, Оин и так пережил не самую легкую беседу.
- В общем, решишь подраться - предупреди, тотализатор организую!

+2

25

- И из Ордена св. Христофора Псоглавца мы окончательно превратимся в кондитерскую Адам Адамек,  - рассмеялся Оин. - Если научить Данбровского варить приличный кофе, он станет прекрасным баристой, но никак не агентом Сокола. Эти пираньи ему проходу не дадут, я ж их знаю!
Ирландец замолчал, виновато опустив голову, и взявшись обеими руками за чашку наполовину остывшего кофе.
- Пять минут без разговоров о работе определенно можно считать прогрессом, - с некоторым скепсисом заметил Оин. - Но дальше я снова скатываюсь назад, - он вздохнул. - С этим определенно пора что-то делать...
Инландец поднял взгляд и внезапно взглянул на Эву так, словно впервые увидел, будто кроме них двоих здесь не было никого и ничего, ни паба в историческом здании, ни выводящей незамысловатую мелодию Эн Брюн, ни шумной толпы посетителей, ни снующих меж столиков официанток, ни даже обиженно сопящей у стола собаки. Оин смотрел на женщину так, словно в этот момент она была для него всем миром.
- Вот скажи, разве Эва за барной стойкой - это вся ты? Разве там начинаются и заканчиваются все твои мысли, мечты, фантазии? Неужели тебе никогда не хочется хоть ненадолго забыть об ожиданиях окружающих людей, и реализовать пару-тройку бессмысленных, сиюминутных желаний? Те, с кем давно знаком, ждут определенного поведения. Чтобы они не говорили, в какой-то момент в их голове повляется коробочка с твоим именем. Внутри - первые впечатления, воспоминания и мнение. Как бы ты не изменился, что бы ты не делал, коробочка будет там. Что бы не говорил, выше чьей головы бы не прыгал, она будет терпеливо ждать своего часа, чтобы в самый неподходящий момент заявить своему обладателю, что инспектор О'Нилл слишком спокоен, чтобы позволить себе пьяную кабацкую драку, а малявка Оин, так и не закончивший школу, никогда не сможет добиться чего-то лучше должности механика в мастерской своего дяди.
К последним словам взгляд ирландца все ещё оставался тёплым и заинтересованным, но окружающий мир для него появился в достаточной степени, чтобы Оин смог выпить кофе и даже утащить на тарелку кусок пиццы.
- Впрочем, с драками я пока завязал. Последняя закончилась тем, что внезапно нашедшийся братец отжал у Ойилла диван и выгнал меня с собственной кухни.

песня

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-05-14 12:15:04)

+4

26

На такие речи можно реагировать по-разному. Можно насмешливо фыркнуть "Фигово быть тобой, если у тебя все по коробочкам!" Можно лениво усмехнуться и спросить, как полна коробочка с надписью "Эва" А можно не воспринимать это как конфронтацию, а услышать не про коробочки. Про неверие как раз теми, кто должен был поддерживать и верить. Про то, как не дает или не давал кто-то побыть другой частью себя. Про какое-то нежелание, неверие, что можно быть вне этих коробочек с кем-то еще. Как же грустно!
Локти на столе, пальцы сплетены между собой, подборок на руках - привычная поза для размышлений и бесед, которые действительно зацепили. Мелькнула вредная мысль "а этот жест он уже подметил, зафиксировал и уложил?"
- Можно жить и без коробочек, - тихо проговорила она, - не ожидая и оставляя за другим право быть таким, каким ему хочется. И фантазии воплощать вместе или поддерживать их. Только надо и в себя верить и в человека. И доверять. И это долгая дорога. Как и всегда будут те, по чьему мнению ты не прав, что бы ты ни делал. Но ты это знаешь.
Взгляд ее нельзя было назвать внимательным или пристальным, но она смотрела на него. Мягко, открыто.
- И все, что я могу сказать, ты тоже знаешь. И я знаю. У нас у каждого есть свое, такое взрослое мнение, - Эва улыбнулась. - Но если мы однажды перестанем пробовать, ошибаться и пробовать снова, то мы перестанем жить и начнем существовать в привычном ритме, куда впишутся и спонтанные безумства.
Женщина расплела руки, сделала глоток сладкой и терпкой жидкости. Хотелось сесть рядом, положить голову на плечо, обнять и потом что-нибудь сказать. Когда слова придут. Но лучше не проявлять спонтанность, если не уверена. Хотя бы в себе. Или в том, что она нужна, форсированная близость.
- Битва за кухню? И где теперь спит Оийл?
"Брат?"

+5

27

Оин едва заметно нахмурился, медленно наклонив голову к плечу. Словно бы в первый момент не совсем понял, о чем идет речь. Но через пару секунд вновь улыбнулся и покачал головой.
- Все не настолько страшно. Поверь мне.
Ирландец опустил руку на середину стола, ладонью вверх, будто спрашивая у Эвы разрешения.
К сожалению, рассказ о том, в чем именно его слова были восприняты неправильно здесь и сейчас показался О’Ниллу неуместным. Как для служащего Ордена, так и для наемника, а тем более мага непозволительная роскошь - смотреть на людей сквозь ярлыки и коробочки. Единожды увидев реальность такой, какая она есть, невозможно закрыть глаза вновь. Ведь даже если получится, память тебя не бросит. Раз за разом, когда никого не будет рядом, когда ты сам не будешь ждать, она будет шептать: "Это было". Если выживешь слепцом, конечно.
- Не было никакой битвы, я капитулировал, оставив поле боя за несостоявшимся противником. А Ойилл, он не склонен делиться своей территорией с кем бы то ни было, так что вокруг дивана уже третий месяц идут ожесточенные баталии.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-05-14 17:30:56)

+3

28

Эве показалось, что они с Оилом говорят не на разных языках, но о разном. Она про зеленое, он - про соленое. Его мир явно был другим, чем ее. И дело даже не в том, что его служба предполагала близкий контакт с такими кошмарами, про которые даже шепотом не говорили. Даже тогда они оба видели бы зеленый мир. Значит, что-то иное. Пусть так. Лишь бы обоим было интересно смотреть и принимать мир другого,а не считать единственно правильным свой и свое виденье. Или ей покажется слишком соленым. Или ему - просто зеленым. А интересно? Интересно.
- Верю, - кивнула она, осторожно кладя свою руку поверх его руки. Сперва кончики пальцев, потом скользнула и вся ладонь, пальцы коснулись запястья.
- Зато вам троим дома не скучно, - губы тронула легкая улыбка. Три месяца спорить с собакой из-за спального места, это сильно.
- Какой твой любимый вкус? - неожиданно спросила Эва, легко проводя кончиками пальцев по его запястью в легкой задумчивости. - Горький, сладкий, соленый, пряный?

+1

29

Ирландец погладил кончиками пальцев запястье Эвы, почти идеально отзеркалив ее жест. Он рассеянно улыбался и держал её за руку, но все это время в голове Оина происходил неслышный для окружающих диалог:
- Хорошо. А теперь открой рот и положи туда еду. А то нам до рассвета не придется поесть.
- Не хочу.
- Поешь.
- Я поел.
- Кофе? Это не еда.
- Еда. Не хочу ничего.
- Ты не хочешь, а я хочу. Ну, чего ты? Дай ей шанс.
Агнешка вздохнула. Во внутреннем мире Волчонок уткнулся ей лицом в плечо, и она потрепала его по волосам.
- А хочешь, проводим даму домой - и пойдем спать. Или бравый инспектор не знает слова "назад"?
- Достало "назад", как будто предыдущий год не помнишь.
- А хочешь, позвоним Мареку или Лешеку и пойдем завтра в паб пить пиво и обсуждать женщин?
Волчонок скептично ухмыльнулся.
- Жаль, Лешек женат. И вообще у него трое детей. Счастливо женат, наверное, продуктивно...

Оин улыбнулся чуть шире.
- Ага, давай позвоним.

- Молочный шоколад с красным перцем, - сказал он Эве.
- А теперь скажи вот то, что сейчас подумал. И задумчиво пожуй!
- Вот сама и скажи. У тебя лучше получается.

- Я рос в приемной семье. И шоколада у меня в детстве не хватало, как и одежды, обуви и вкусной еды. За что до сих пор и отыгрываюсь, - ирландец подцепил кусок пиццы и с аппетитом прожевал.

+1

30

- По пицце заметно, - кивнула Эва на пиццу, - в детстве подобные "шедевры" мне казались чем-то необычным и прекрасным.
А в голове мысли. Разные.
Молочный шоколад с красным перцем. Молочная сладость шоколада приятно заполняет рот, тает на языке, сладко, молочно. И взрыв жгучего перца, так, что слезинка может появиться. И снова - мягко, сладко, вкусно. Только наслаждаешься этим вкусом уже вприглядку, с ожиданием - а ну как снова обожжет язык? Надеешься, что больше не будет этой перчинки и втайне ждешь ее - нет, сейчас не заплачу, сейчас-то я готов! И обжигает язык. Смеешься, радуешься - знал же, готов был! А все равно - слезинка. Шоколад, сладость эта, так, пустое. Маскировка. Для перчинки. Хорошо, если плакать не боишься. Не боишься, Эва? Скользят чужие пальцы по запястью, мягко, аккуратно. И взгляд такой же. Да и сам собеседник - худощавый, спокойный, вежливый. Сколько заинтересованных взглядов поймает такой классический, как шоколад, мужчина? Вот только если знать состав. Способны ли эти пальцы свернуть чужую шею? Может ли быть взгляд ледяным? А меньше веса - быстрее движения. Любишь слезы от красного перца, жгучего, такого, что и не сразу отпустит?
А еще почему-то показалось, что она здесь лишняя. Смотрит, да. Гладит. Только рассеяно-рассеяно, как другой дед, брат деда родного, гладил. Пастух в далеком селе, до сих пор пасет стада. Так же гладил собак или Эву по волосам, смотря куда-то туда, куда не видит взгляд. Разве что собаки видели. С дедом было тогда комфортно, дед был свой, знакомый, учил собирать грибы, плавать в быстрой речке. Захотелось плюнуть на все и уехать в Шафляры, в гости. Звали же, зовут. Уехать, уйти с дедом на луг и петь.
Выросшую в любящей семье,- даже с отчимом повезло, а мать не повесила младших детей на старшую, - ее всегда смущали подобные признания, вызывая легкий стыд, что у нее все хорошо. Впрочем, вряд ли Оин хотел ее смутить. Рассказал человек, почему любит шоколад и хорошо поесть. Вырос же? Вроде бы даже нормальным человеком вырос, раз гуляет себе по улицам с большой собакой. Вот только почему в Польше? Или родина настолько мила, что любить ее можно на расстоянии?
Захотелось забрать руку. Вернуть ее другой руке-подружке, сложить вместе, закрыть контур. Забрать? Нет, незачем. Прятаться не от чего, а если сейчас и она уйдет в свои мысли, ужин получится прекрасным. Тихим таким, спокойным, с ничего не значащими репликами и улыбками. А потом выйти и разойтись. Пройтись по ночным улицам одной, подышать, подумать. Не обидно обжечься перцем. Обиднее, когда ждешь его, а во рту тает просто шоколад.
Обо всем этом можно спокойно думать, не меняя выражение лица. Спокойное, доброжелательное, заинтересованное. Любя свою работу, научишься. И о своем, скрытом думать и собеседника слышать и даже дать ему эмоциональный отклик и слышать, что в зале творится. Коктейль слоями. Не взболтать и не смешивать. А сейчас проще, не важно, что вокруг.
- Ты как? Усталость навалилась или просто задумался о чем-то?
Может и не показалось, может, действительно задумался, устал и хочет просто посидеть и помолчать, а попросить заткнуться вроде бы невежливо. Но спросить всегда проще, чем пытаться додумать или вслепую искать, что же тебе надо, собеседник мой? Что тебе сказать, как замолчать, что бы и тебя можно было понять и самой объяснить?

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Двое в городе, не считая собаки