Оин прижался щекой к руке, устало улыбаясь.
- Я тебе все выложу, обещаю, даже с картинками и пента... тьфу ты, пиктограммами. Только не сейчас, - он прикрыл глаза, пытаясь не заснуть прямо здесь, в кровище рядом с диваном. - Нам завтра нужно на работу. Обоим.
- А сейчас - в душ и спать, - выдохнула Агнешка.
- Какое в душ?
- Вы с диваном в душ, а мы - спать.
- А можно я хотя бы без дивана?.. - простонал ирландец, представляя, сколько придется отдраивать злополучную мебель и не дешевле ли купить новую.
- Можно. Тебе все можно.
- Даже подрочить единорогом и на боковую? - чувство юмора просыпалось в Оине внезапно, и часто - совершенно некстати.
- И нам тоже, а то руки не двигаются.
- Надо же, а мне казалось, это я в отряде был чемпион по сортирным шуточкам, - выговорил Моран, ухмыляясь сквозь необратимо наваливавшийся сон. - Но вот только не надейся, что я забуду, что ты мне тут п-пообещал... п-пентаграммы. - наёмник сонно хихикнул.
- И насколько всё-таки лучше, - уже вряд ли отдавая себе отчёт в том, в какой реальности оба они находятся, пробормотал он, - мы смотрелись бы в Белфасте п-перед...
И здесь, видимо, даже ко многому привычный организм Алана сдался, и закончить фразу он не успел.
- У тебя и так по всей спине пентаграммы, - Агнешка зевнула и подложила руку под голову.
Оин нежно провел окровавленной рукой по волосам Морана, и прошептав: "Спите", пошёл в душ.

THE END