Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Одни врачи кругом


Одни врачи кругом

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия: 18.12.15
Место действия: Квартира Йоханы Пшедержецкой, Parkowa 4, 33-332 Kraków, Польша
Действующие лица: Йохана Пшедержецкая, сестра в тревоге, Вацлав Тышкевич(нпс и пациент), Андрианна Ольховская, фельдшер.
Преамбула: Перед рождественскими выставками и мероприятиями, у одно из кураторов исторического музея прихватило сердце, а любящая сестра уже раздувает панику и мешает оказывать помощь.
Краткое содержание: Волшебница лезет под руку фельдшеру, которая пытается помочь ее брату, брат пытается утихомирить сестру. Пациента спасают, экипаж "скорой" кормят бутербродами.

Отредактировано Йохана Пшедержецкая (2016-12-02 04:06:23)

+1

2

Ничего не предвещало. Вацлав закончил необходимые приготовления, вышел пораньше с работы, что бы зайти к сестре  и обсудить подарки внукам. Из-за Рождественской выставки он, конечно, волновался, но ведь событие не из ряда вон, каждый год. Даже сестре говорить не стал, у нее теперь своих забот хватает.
Брат и сестра мирно пили чай, смеялись, листая каталоги с детскими игрушками, спорили, что лучше - железная дорога с домиками на всех или каждому выбрать по подарку, обсуждали, что дарить старым друзьям, где провести время и получится ли вырваться...
Как пан отставил чашку, побледнел и откинулся в кресле, тяжело задышав:
- Подожди, Йоханка,  что-то в груди тяжело стало, - он дрожащими пальцами расстегнул рубашку.
- Что? - подскочила сестра, пытаясь помочь брату принять удобную позу, нащупать пульс и заглянуть то ли в глаза, то ли в горло одновременно, - где? Как болит? Дай посмотрю!
- Да пройдет сейчас, - вяло отмахнулся он, - уймись. Дай лучше валидол и от головы что-нибудь.
- Вашек, - Иоанна встала, очень серьезная, - дай я разберусь. Без валидола.
- Нет! Я говорил - никакой магии! - оживился больной, - сколько раз повторять? Я что, умираю? Нет! Вот и не надо... - уже тише добавил он. Магия... то, что разлучило его с сестрой, с семьей, сделало почти изгоем. Есть повод не любить.
Волшебница перерывала потенциальные места хранения лекарств,  тоже слегка дрожащими руками.
- Вот, валидол. Вашек, ну давай "скорую"? В нашем возрасте здоровьем не шутят. 
Да! "В нашем!" Страшно помыслить, что брат уйдет, а ей останется еще лет 20-30 жить. Поэтому она гнала прочь эти мысли,  не считая разницу между ним и собой.
- Ну, какая "скорая", о чем ты? - мягко запротестовал он, выпивая таблетку, - со мной ничего страшного, а там люди жизни спасают.
Он чуть поморщился от пульсирующей боли в голове.
- Лучше шторы задерни и я отдохну.
Йохана вскочила, стукнула каблуками. Оглянулась на брата, на лице которого застыла гримаса боли, скинула ярко-голубые туфли и босиком задернула шторы, принесла воды, нежно погладила его по щеке.
- Выбирай: или я или "скорая"?
- Звони, - выдохнул брат.
- Мужчина, 65 лет, плохо с сердцем, - говорила мгновение спустя Пшедержецкая в трубку, - не курит, нет, не пил. Нет, не было хронических заболеваний. Адрес - Парковая 6.
Приехавшим предстала бы чудесная картина - полузадернутые шторы, туфли в углу, на столике рядом с креслом - чай, вода, вода с лимоном, пузырек валидола, платки, влажная от воды салфетка для компрессов и словно спящий мужчина.
Сама волшебница, босиком, нарезала круги по кухне и коридору, изредка подкрадываясь к двери в столовую и всматриваясь в брата. Если он разрешил! Если бы только согласился!

0

3

Очередной рабочий день практически ничем не отличался от прочих: с утра выезд к милому семейству хронических алкоголиков - проспались и решили выяснить, кто выпил всё спиртное в доме; к обеду подоспела девочка, надумавшая полетать с крыши - без страховки, это же не спортивно; после отбывшей в морг неудачливой "лётчицы" визит к престарелой кошатнице, нашедшей у себя кучу признаков последствий совместного проживания с ордой непривитых и не слишком здоровых котиков. Неумолимо приближающийся вечер бригада скорой помощи ждала с опасливым интересом - мало ли что судьба подкинет на ночь глядя, а у них лёгкий некомплект: доктор Михалик осознал, что ездить куда бы то ни было, кроме операционной, с обострением аппендицита вредно для врачебного здоровья, а заменить его было попросту некем. Посовещавшийся с собой и документами главврач решил, что, в общем-то, никакой трагедии нет и под возмущённое шипение бригады отправил работать, как есть, притом главным аргументом было его излюбленное: "дамы, как вы собираетесь защищать магистерский диплом, если до сих пор под присмотром работаете?" Две без полугода выпускницы Лодзинского меда с этим явно были не согласны, особенно Ольховская, планирующая и дальше работать "под присмотром".
Так и поехали на следующий вызов - переругиваясь и обсуждая разумность и адекватность полученного указания.
- А если там уже труп, что нам с ним делать?
- Радоваться, что точно не навредим, - не глядя на явно нервничающую напарницу, спокойно отозвалась Адрианна и нажала на кнопку дверного звонка. Пока открывалась дверь, она успела прокрутить в голове информацию, сообщённую диспетчером.

0

4

"Так, не орать, не возмущаться, что долго ехали, вести себя адекватно", дала себе установку волшебница, правда, слегка невыполнимую и быстро распахнула дверь, мимо которой бегала.
- Здравствуйте, - она отступила, давая возможность войти, - проходите.
Йохана бегло окинула девушку взглядом. Молодая, очень молодая... Это вообще врач? Боже правый, кто сейчас работает!?  Не надо было слушать брата, надо было самой, но он бы обиделся, рассердился, а ему нельзя волноваться...
- А вы не - "слишком молодая" подавилась пани окончанием, сообразив, что сейчас ляпнет, - не разувайтесь, так идите.
Выкрутилась, молодец. Еще и босиком стоишь.  "Молчи, только молчи и не спорь ты с ней! Она работает, в отличии от тебя, по профессии и опыт у нее куда более обширный" Молчать было сложно, невыразимо сложно. Ее опыт, ее возраст, ее брат, в конце концов! Да если бы Вашек не был так против, тут бы крутились маги, а не эта девочка. Очередной легкий приступ ненависти к родителям.
- Сюда, проходите, - она повела Адрианну в столовую, - принести что-нибудь?

+1

5

Судя по скорости, с которой распахнулась дверь, скорую ждали с нетерпением. Встревоженная женщина неопределённых "от сорока до бесконечности", посторонившись, пропустила Ольховскую внутрь, мазнула странным, будто бы неверящим взглядом.
"Да, пани, сегодня в роли доброй феи я, а не пан Ольгерд, - идя следом за женщиной, подумала Адрианна, - увы, но это прискорбный факт. Как и то, что кардиобригада сейчас тусуется на другом конце нашего славного города".
- Не надо, - бегло окидывая взглядом комнату - видимо, приступ произошёл во время чаепития, - отказалась Ольховская, не слишком представляя, что женщине вздумалось принести. В комнате было душновато, зашторенные окна давали совсем немного света. - Откройте окна и рассказывайте, что конкретно произошло. Чем подробнее, тем лучше. Казимира, вызови Норберта с носилками.
Напарница, благоразумно решив, что поспорить можно и потом, когда разберутся с пациентом, отошла к двери и вызвала оставшегося в машине санитара.
Прислушиваясь к ответам женщины, Адрианна надела на безвольную руку мужчины манжету тонометра.
- Какие лекарства давали? На какие препараты есть аллергия?

0

6

Иоанна с нарастающим ужасом осознала, что упустила из виду вторую вошедшую. Та-та-та, вот так привычки укореняются, а мы и не замечаем. Все правильно - первым входит главный, с кем и вести разговоры, потом - секретари, охрана, свита одним словом. Если внимание на них не обратят, можно и не замечать. Фигово, надо бороться. А то однажды войдет так в дом человек, которого не заметишь и случится что-нибудь ужасное.
- У него голова болит, - ворчливо заметила сестра, открывая окно и сдвигая шторы. Впрочем, ту часть, которая давала тень на Вашека, она старалась не трогать.
- Я вышел с работы, - начал рассказывать слабым голосом мужчина, - прогулялся через парк, прекрасно себя чувствовал.
- Вацлав, не надо, - оборвала Йохана, - тебе нужен покой! Мы пили чай, беседовали, обсуждали праздники. Он побледнел, стало тяжело дышать - "если бы не был против, этого бы не случилось"  - потом заболела голова, резь в глазах. Валидол, - она качнула головой на стол, - вот.
- Нет у меня рези в глазах, - доверительно шепнул мужчина Адрианне, - просто свет слишком яркий. А аллергии ни на что нет. Не было.
Насколько была взвинчена сестра, настолько спокоен был брат. Ну, прихватило сердце, пора уже, 65 все-таки и жизнь не была без тревог и забот. Даже, казалось, он испытывал какое-то смущение перед пани Ольховской.
Пшедержецкая же как-то брезгливо смотрела на тонометр.
- Все еще такие? - протянула она, не успев подумать, "какие" они, тонометры должны были стать.

0

7

«Как говорит братец, свидетели путаются в показаниях, - о том, что вызов был на «плохо с сердцем», Адрианна прекрасно помнила и без недоверчивого хмыканья напарницы, - а валидольчик, однако, жрут за милую душу».
Приборчик тихо пискнул, оповещая о готовности выдать результат – паршивый, как и следовало ожидать по результатам визуального осмотра. Ободряюще улыбнувшись болящему, Ольховская сняла манжету более не нужного прибора, неопределённо пожала плечами на странное замечание женщины:
- А какими они должны быть?
Тонометр отправился в сумку, его место в руках фельдшера занял стетоскоп.
«И сейчас наверняка будет второй этап неуместных замечаний в адрес архаичного оборудования», - прослушивание сердца нисколько не мешало мысленно отпускать комментарии в адрес странноватой пани. – Опишите в точности характер болей: как началась, локализация. Вообще всё, даже если кажется неважным или несущественным.
«И где шляется придурок с носилками, хотела бы я знать?»

+1

8

К стетоскопу как раз претензий не было. Разве что к его общей потрепанности и неэстетичности, но это на работоспособность не влияло. Единственное, что едва не сорвалось с языка: "Он же холодный!" Благо не ляпнула, брату 65, а не 5. А вот портативный кардиограф... Ну в самом деле, неужели все настолько плохо, она же на подобном училась?
- Более новым? - предположила волшебница. - Я на чем-то таком уже училась, а это было почти сорок лет назад. Ну, только если они - она косо посмотрела на прибор, - стали точнее.
- Пани, дайте снотворного, - попытался пошутить пациент, - тогда она слегка успокоится.
Очевидно, что брат прекрасно знал свою сестру и иллюзий на счет ее характера не питал.
- Как кирпич на сердце положили, - начал Вацлав описывать свои ощущения, - слева и немного за грудиной. Стало тяжело дышать, как будто бегал долго или под водой плавал. Голова заболела, свет глаза резал. Сейчас дышать уже легче, голова  не так болит.
Йохана стояла рядом, внимательно слушая брата, перебирая в памяти диагнозы. Сейчас она сожалела, что никогда не интересовалась болезнями сердца. Раны, ушибы, сотрясения - это она знала и умела во всех смыслах. Даже сними она ему головную боль, сердце это не вылечит.

0

9

В дверь вежливо позвонили, потом по коридору громко протопали ноги в тяжёлых сапогах. Явление санитара со сложенной каталкой наперевес свершилось.
- Сейчас закончим – и будем грузить, - тихо, чтобы не отвлекать напарницу, пояснила Казимира на вопросительный взгляд Норберта.
«Хреново вы, пани, учились, коли не можете отличить одну модель от другой».
Разумеется, вслух Ольховская произнесла совсем другое:
- Если внешний вид прибора изменился незначительно, это не означает, что начинка осталась той же, что почти полвека назад, - доброжелательная улыбка очень удачно сочеталась с мягким, спокойным тоном, но нисколько не отражала вежливого пожелания пани присесть в сторонке и не мешать людям выполнять свои обязанности. Впрочем, если бы женщина действительно мешала – а случалось и такое, когда безутешные родственники буквально висели на пациентах, не давая медикам не то что осмотреть, но и просто приблизиться, - Казимира уже отвлекла бы её от болящего.  – Не думаю, что в снотворном есть необходимость, а вот вам лекарства не помешают.
Разговор нисколько не мешал ни брать кровь на экспресс-анализ, ни вводить необходимые препараты, скорее наоборот – отвлекал нервную пани от объекта переживаний.

+1

10

На санитара с носилками женщина уставилась как бешеный мангуст на змею. И нет, дело было не в том, что он шел в обуви по ее коврам. Он шел с носилками! Вашека в больницу? В обычную больницу? Через приемный покой?! Обведя весь прибывший персонал таким же тяжелым и кровожадным взглядом, она наткнулась на взгляд брата, моргнула и сделала нормальное лицо.
Для брата же удивительным оставалось то, что сестра еще не разоралась на прибывших, не вытолкала их взашей и не нагнала полную квартиру светил разных умений. Либо все было не так страшно, либо наоборот. Вацлав решил что первое. Он в сознании, дышит и даже разговаривает. А не шумит Йоханка из-за того, что у него голова болит.
В очередной раз остановив себя от особо дурацких ремарок про стерильность игры(она из упаковки) и "ну зачем иглами тыкать?!", Иоанна не успела поймать раздраженную фразу:
- Ну что вы хотите узнать от анализа крови? Его ни кто не кусал и он явно ничего не принимал, это же сердце!

0

11

«Терпение и понимание. Терпение и понимание. Человек просто волнуется, это нормальное явление. Я бы тоже волновалась, ковыряйся кто в моей машине».
Аналогия была, пожалуй, не самой удачной, но в целом отражала происходящее – в устройстве автомобиля Адрианна разбиралась ровно настолько, насколько было необходимо, чтобы на нём ездить: поменять проколотое колесо ещё можно, но лезть под капот уже не желательно, несмотря на примерное знание устройства двигателя. Так и с человеческим организмом: в общих чертах большинство людей знает, как он устроен – как минимум из школьного курса биологии, но вникать во все возможные тонкости и нюансы никакой памяти не хватит. Отсюда и потребность в специалистах разных направлений – офтальмолог хорош в своей сфере, но делать кесарево он не станет, то же касается и всех остальных медиков.
«Координаты острова сокровищ хочу узнать - гадание по крови мужчин старше шестидесяти лет даёт стопроцентный результат, а вы тут мешаете!»
- Например, присутствие в крови того, чего там быть не должно, - постучав ногтем по экранчику анализатора, спокойно пояснила Ольховская. Результаты, выданные чудом маготехнической мысли, неприятно радовали подтверждением предварительного диагноза. Бодро улыбнувшись присутствующим, Ада закончила объяснение на «оптимистической» ноте: – В частности, в этой конкретной пробе мы наблюдаем белки, свидетельствующие о поражении сердечной мышцы. Надеюсь, вы не будете отказываться от госпитализации?

0

12

Анализатор ей не нравился еще больше, чем носилки и санитар. Техномагия пусть остается техномагией, без смешивания ее с тонким искусством исцеления. Слишком много намешано в одном аппарате.
Дальше брат и сестра одновременно заговорили.
Брат, вежливо и спокойно:
- Не буду, раз вы так говорите...
Сестра, эмоционально и тихо, так что речь больше напоминала шипение:
- В больницу? Какую-то обычную больницу, через этот...приемный покой, где забывают про людей? Ни в какую вашу больницу он не поедет!
- Иоанна! - не выдержал Вашек и тоже повысил голос. - Заткнись уже! Я хочу в больницу, в ту, куда меня повезут! Хватит! Я не умираю! Не умираю же, - обернулся он к Ольховской и продолжил, не дожидаясь ответа, - видишь! Не смей делать так, что бы меня это твое касалось! Лучше позвони Эле, пусть приедет в больницу, а ты - он изящным и строгим жестом ткнул в сестру пальцем, - соберешь мои вещи и передашь их Эле, не заходя в больницу и не разговаривая с персоналом!
Он снова откинулся в кресле и очень ехидно добавил:
- И не нервируй меня, мне нельзя.
Йохана круто развернулась на пятках и вылетела из комнаты. Быстро, но тихо прикрыла за собой дверь и унеслась на кухню, откуда раздался грохот бьющейся кружки и шум воды.
Дело было даже вовсе не в том, что он орал на нее при посторонних, а в том, что он не давал ей сделать как лучше. И ведь прав был. Его жизнь, его здоровье, его выбор. И ведь не умирает, ничего не возразишь. Детская разлука и один пожилой человек не любит магию, а второй, из-за чувства вины, не может спорить. Волшебница уставилась на текущую из крана воду. В памяти всплыла их встреча, когда она окончила обучение. Он боялся, что сестре-волшебнице не будет нужен простой брат, как и всей семье, а она - что у него слишком насыщенная и интересная жизнь, что бы вписать туда еще и ее... Однако же место друг для друга у них было, было еще с детских лет и она сейчас понимала, что страшно боится снова ощутить эту пустоту.
Смахнув слезинки, Пшедержецкая ополоснула лицо, выключила воду и вернулась в комнату.
- Я вас провожу до машины, - с достоинством произнесла она. "И надеюсь найду к тому моменту силы извиниться перед девушкой"

+1

13

За вспыхнувшим после её слов маленьким скандалом – обычное явление: одна сторона считает, что лечиться надо под контролем квалифицированных специалистов, вторая убеждена, что вполне хватит прикладывания подорожника, а врачам никакой веры нет и все они коновалы, - Адрианна наблюдала со смешанным чувством умиления и лёгкого раздражения. Если и есть в мире что-то постоянное, так это спорное отношение людей к собственному здоровью и лицам, занимающимся его сохранением и восстановлением. Впрочем, с лечением животных, насколько Ада знала, обстояло точно так же: кто-то носится со своей скотинкой, стоит ей недоесть положенную порцию корма, а кто-то искренне считает, что достаточно выпустить зверя на улицу – он сам найдёт нужную травку, сожрёт её и чудесным образом излечится от всего, начиная от ринита и заканчивая злокачественными опухолями.
К счастью, нынешний пациент оказался сознательным, убеждать его в необходимости поездки в больницу не пришлось, да и его родственница – или, может быть, жена, нервная пани не представилась, - несмотря на ярко выраженное нежелание его куда-то отпускать, в конце концов согласилась, пусть и так… Эмоционально. Но не копаться же в чужой жизни, выясняя причины настолько негативной реакции на стандартную, в общем-то, процедуру.
Коллег внутренние разборки нисколько не тревожили, пока Ольховская паковала инструменты и шприцы, Норберт с Казимирой перекладывали болящего на носилки и закрепляли на них. К возвращению пани бригада была готова отправляться.
- И возьмите, пожалуйста, документы, удостоверяющие личность, - дослушав заявление женщины, вежливо попросила Ада. Напомнить о документах сразу она попросту забыла, а Казимира… С напарницей в плане документов, да и бумажной работы в целом было сложно.

+1

14

Оставшись в пустой квартире, где так недавно они смеялись и не думали ни о чем плохом, Йохана позволила себе еще шесть слезинок, по три на глаз. Реветь от обиды - потом, в парке. А пока надо собраться, принести документы, позвонить дочери, что бы она приехала в больницу и помогла устроиться, собрать и передать вещи.
И извиниться
И извиниться. Сейчас. Стыд пришел и мягко обнял за шею. Именно так она его и ощущала, тяжелым и одновременно легким шарфом, не дающим смотреть прямо и вертеть головой. Молодая девушка, спокойная, вежливая. Ее вина в том, чем она пользуется? Нет. Как будто сама не выслушивала про девочек-агентов. Выслушивала. Злилась. Работала. Доброе отношение ловила, как дворовая собака - кусок колбасы. Ну ладно, она себя еще нормально вела, по сравнению с...
С собой, дорогуша, сравнивай. И кстати, о колбасе
Женщина подхватила сумку брата, упаковала в оберточную бумагу и пленку бутерброды, которые она готовила на вечер, "а то я не знаю, как у них сложно с едой!", обулась и пошла к машине.
- Держи, - сунула она сумку брату, - Эльке позвоню.
Вздохнула, переступила - цок, цок, - по асфальту и деликатно коснулась Адрианны.
- Пани, вы извините, я, - Йохана приложила ладонь ко лбу, - невежливо себя вела. Это так грубо по отношению к вам и вашей работе, я... это не оправдание, но я переживаю за брата, один раз я его оплакивала - "Стоп! Не путай девушку и не пугай!" - в общем, да, переживаю. Он, понимаете, - голос был совершенно человеческий и мягкий, - не переносит магию, а я, хм... целитель. Вот, сталкиваемся...
Она вздохнула, нашарила в кармане особую визитку, где был и ее личный номер телефона.
- Я Иоанна Пшедержецкая, - она протянула визитку, - возьмите. Если возникнут какие-нибудь сложности, по моей, - она опустила глаза на карточку - или еще по какой части, пожалуйста, не стесняйтесь. Я буду рада по-настоящему извиниться. И вот, - она протянула сверток, - я очень давно работала на выездах. Поесть нормально невозможно было, наверно, мало что изменилось. Там бутерброды, они свежие, вроде бы вкусные...
Извиняться она особо не умела, особенно, когда действительно чувствовала себя виноватой. Это не Антон или кто-то еще, из родных и близких, кто бы кивнул и отмахнулся бы, мол, молчи уж. Вот и выходило сумбурно.

0

15

Порой Адрианне казалось, что чего-то ей природа недодала – впечатлительности и ранимости, например: если Казимира от манер жены – или всё же сестры? – нынешнего пациента не плевалась ядом исключительно потому, что не хотела последующих разборок с главврачом, весьма трепетно следящим за поведением своих подданных, то самой Ольховской было как-то… Никак. Да, она не могла отказать себе в скромном удовольствии мысленно язвить по поводу и без, но не более того – стоит закрыться двери скорой, как чужие загоны исчезнут из памяти, будто ненужные файлы с компьютера. Придавать значение настолько незначительным мелочам Адрианна не считала нужным: «совершенно ни к чему принимать близко к сердцу слова, сказанные под воздействием эмоций» - что-то подобное частенько повторяли родители, да и пан Ольгерд говорил то же самое в один из первых совместных выездов.
Пани управилась на диво быстро – к её приходу пациента успели погрузить в машину и как раз подключали кардиограф. Напарница, состроив угрожающую гримасу – «шли её лесом, ехать надо, нас уже ждут на базе», - скрылась в салоне, Норберт ещё раньше убрался в кабину.
«А сейчас состоится разговор, который никому не нужен, но странные представления о приличиях не дают этого признать», - подумала Ада, разворачиваясь лицом к пани. Вид далеко не юной женщины, выскочившей на улицу в стильных туфлях, зато без куртки, заставил её озабоченно нахмуриться – хоть отметка термометра и держится на плюс пяти, теплее и суше от этого не становится. Намекнуть, что гулять без верхней одежды – верный способ простудиться, Ольховская не успела. Оставалось только стоять, вежливо улыбаться и ждать, когда поток признаний иссякнет, чувствуя себя при этом до жути неловко.
«Понятно, почему она так остро реагировала, и что имел в виду наш инфарктник», - бросая взгляд на визитку, подумала Адрианна и мысленно же выругалась, дочитав короткий текст до конца: - «Директор… «Сокол»… Не многовато ли в моей жизни представителей этой доблестной конторы?!»
Визитка перекочевала во внутренний карман куртки, к ключам от квартиры, прицепленным на кольцо с десятком брелков, один из которых – забавная зелёная сова – был подарен как раз подчинённым пани, а по совместительству соседом Ады по квартире. Следом едва не отправился врученный пани сверток, но Ольховская вовремя сообразила, что ему там не место.
«Дача взятки должностному лицу при исполнении им служебных обязанностей. Почему я чаще вспоминаю любимые фразочки брата, чем родителей или преподавателей?!»
- Пани Иоанна, - «вам не за что извиняться, каждый может перенервничать, но вам же не объяснишь», - я прекрасно вас понимаю, - «потому что старшая сестра - волшебница – тоже не подарок», - и принимаю ваши извинения, - «от отсутствия которых ничего не потеряла бы, но, если вашей совести от этого станет легче, возражать не буду. В конце концов, когда ещё я услышу извинения от главной начальницы Анджея и Гжеся?» - А за бутерброды большое человеческое спасибо, - «не успевшая пообедать Казимира – семь казней египетских». Но сейчас вернитесь, пожалуйста, в квартиру – не хотелось бы, чтобы вы простыли, - под конец бессвязной речи Адрианна всё же не смогла удержать так и просившееся наружу пожелание, благо поднявшийся сырой ветер замечательно иллюстрировал возможность всех простудных заболеваний скопом.

THE END

Отредактировано Адрианна Ольховская (2016-04-29 14:32:48)

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Одни врачи кругом