Однажды в Кракове

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Однажды в Кракове » Кладбище домашних животных » Заходит зомби в морг


Заходит зомби в морг

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: 10.05.86
Место действия: паб "гарцующий пони"
Действующие лица: Аделайда Адамская, Кшиштоф Арцман, кто мимо пробегает
Преамбула: Заходят как-то в паб милая девочка и судмед...
Краткое содержание:

0

2

Это все неожиданно-солнечная погода, которая длится уже неделю, и эта чрезвычайно милая девушка, которая слишком сильно нравится Сибору. Нет, у дорогого братца и раньше случались обострения, но одно дело, когда просто не стоило его оставлять рядом с огнем, или тем что может гореть и взрываться, а другое дело белокурая и насквозь милая девушка. То есть совсем милая. Конечно, братцу только 16, как раз самый возраст для беспощадного бунта, но это...
Ничем иным кроме сильного волнения за брата Аделайда не могла объяснить свою рассеянность. В смысле случайно убить ухаживающего за ней парня еще куда ни шло, хотя с ней такого не случалось с ее подросткового периода, но случайно убить и забыть куда спрятала труп.
Остановившись Аделайда прижала к губам кружевной платочек и глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Конечно, если подумать, то волноваться о трупе не стоило, все-таки вряд ли она была в на столько в стрессе, что забыла хорошо спрятать труп. Но родители всегда говорили, что случайное убийство это крайне печально, хотя старшие братья и сестры всегда добавляли, что это крайняя степень идиотства, если, конечно, потом все не обставить эстетично и с пользой. Или хотя бы просто с пользой.
Конечно, можно было привлечь Сибора и огонь, но масштаб явно будет немного не тот. Или надо просто выдохнуть, что-нибудь выпить и подумать. Вот например на тему выпить и выдохнуть, на вывеске изображалась пиная кружка в окружении вставших на дыбы пони. Пиво многообещающе пенилось, пони были зелеными. Оптимистичными. Радостными. Отличный вариант попробовать, что в этом пиве такого, что пони стали на столько жизнерадостно-зелеными.
Зал оказался, на удивление, уютным, как подвал старого дома, и народу было достаточно много, чтобы пришлось искать свободный столик. Нижние, жестко накрахмаленные юбки шуршали тихо, но очень зловеще, а корсет казался не достаточно туго затянутым, что отвлекало от окружающего мира, и не добавляло спокойствия. И, как это обычно и бывает, окружающий мир коварно и очень подло отомстил за невнимательность, сначала пришлось пройтись шпильками с железными набойками по чьим-то ногам, а потом случайно уронить корзиночку на обладателя этих самых ног. Содержимое корзиночки глухо очень многозначительно звякнуло.
-Ах, Великий хаос, сегодняшний день решил меня все-таки окончательно расстроить. - Аделайда печально оглядела пострадавшего. - Вы можете идти? Не слишком больно?

+1

3

Арцман в стрессе не был. Он почти с умилением рассматривал жизнерадостность и зелёность пони на салфетках. Те были вопиющи. И жизнерадостность, и зелёность, и каждый пони по отдельности. Каждое копытце провоцировало гнусненькую усмешку, окуная любого практичного человека в подозрения насчёт душевного здоровья их автора.
Практичный человек рассматривал салфетку с нехорошей радостью и весь был к услугам. Если вам угодно комментариев про это самое душевное здоровье. Однако вопросительный взгляд лепрекона у стойки и кассы был про пиво, а не про копытца. И Кшись одной из бровей изобразил сдержанное джентльменское одобрение. Точнее, изобразил бы, если бы такая сложносочинённая эмоция не была творением хрупким и крайне зависимым от внешнего мира.
Внешний мир как раз в тот же момент спросил запрос не на одобрение, а на охуение. Сдержанное…нет, ну вы попробуйте реагировать сдержанно, когда вам в ноги воткнули всю мировую скорбь. Вот прямо гвоздями. А Арцман смог. И когда на ногу рухнуло ещё что-то неподъёмно-металлическое, тоже смог. Элементарно почему? Потому что на вдохе материться слышными словами сложно практичному человеку. Он выдыхать пытается. И разогнуться. Тихооонько так разогнуться и продышаться.
- Блять, - беззвучно сообщил Кшись своей ноге. Доскам в полу. Пролитым на них остаткам пива. Источнику мировой скорби в форме двух туфелек на шпильках. Ничего из этого пропадать не собиралось. Он ещё подышал.
Юное существо вполне соответствовало тому, что оно уронило. Такое же воздушно-лёгкое с виду, как её изящная корзиночка, и с той же неподъёмной тяжестью в юном взгляде. Арцман сразу затосковал.
- Уходите, - попросил душевным шёпотом, - Вы и ваш великий хаос можете кого-нибудь совсем покалечить. У вас что, - он покосился на салфетку, - пони в корзиночке? Или её отрубленная нога с подковой в пуд?
Он хорошо так подозревал, что сам стал зелёный, как два или три тех пони.

+1

4

Боль и общее потрясение от столь подлого удара мироздания, чрезвычайно выразительно отразились на лице пострадавшего. На столько выразительно, что Аделайда даже на миг отвлеклась от собственной печали и залюбовалась. А как выразительна поза! Вся эта скорбь и жажда понять, почему мир решил на столько внезапно обратить свое внимание на отдельно взятого человека. Какая жалость, что хорошо рисовать у Аделайды получалось только гробики.
- Ну как же я уйду, если мы можем, вместе с хаосом, все-таки кого-нибудь покалечить? - Тихо и очень грустно поинтересовалась Аделайда, подняла корзиночку и покачала головой. - Ну что вы, мы же живем в цивилизованном обществе, где животных не мучают и не расчленяют почем зря. Так что никаких частей тела пони и подков, только всякие милые женские штучки. - Очень мрачно посмотрев пострадавшему в глаза, зачем он говорит такую глупость, зачем обижать животных. - Для поддержания красоты и общего жизненного тонуса в этом бессмысленном мире.
Хм, кажется, она все-таки перестаралась с арсеналом "а вдруг что случится, а я не готова", который был утрамбован в корзиночке. Хотя, не такая уж та и тяжелая, даже килограммов десять не наберется. Может у человека горе какое и чувствительность повышенная.
- Хм, нет, просто так я точно не могу вас бросить. Во первых я вас уже покалечила, во вторых, если вас добьет кто-то другой будет не слишком красиво, в третьих, я могу, по крайней мере, купить вам пива. В качестве извинения. Я вам точно ничего не сломала?

+1

5

На упоминание цивилизованного общества Арцман подозрительно огляделся и захотел закурить. И вообще, чтоб ему таким траурным тоном уметь. Вы, леди, очень правильно понимаете про бессмысленность мира.
- Вам пять килограммов совсем не надо. Вы как зашли, здесь сразу красота и общий жизненный тонус, - сообщил Кшись тоном мученика, как о чём-то безысходном и непростительно ужасном. Вернул кружку в вертикальное положение, брови – по возможности в горизонтальное. Вот он просто видит сейчас, какой по голени будет расплываться синяк, и какие на нём будут цвета. Сюрреалистического уровня ебанутости. Как и весь этот бессмысленный мир. В котором юное создание в шуршащих юбках сейчас совсем уничтожило остатки здравости тем, из чего сделало аргументацию.
Кшись даже слегка глубоко задумался.
- Думаете, это не конец? И меня ещё надо добивать красиво?
Он, морщась, ощупал ногу. Имел бы дело на работе с живыми – была б потом картина, этюд в гематомных тонах «Арцман и внезапно обретённое сопереживание». А то ж оно больно охереть как.
Но нервы устаивать не с чего, он больно своим пациентам не делает. Можно считать себя гуманистом и пить за это как за особый повод.
- Вы будете пить за гуманизм? – поинтересовался у девы с мрачными глазами. – Если будете, то оставайтесь.
Он непострадавшей ногой выдвинул из-под стола мизантропски туда припрятанную свободную табуретку.

+1

6

- Вот этот жизненный тонус как раз и печалит. - Совсем уж трагически возвестила Аделайда и поправила кружево украшающее крышку корзиночки. Кружево, естественно было под стать настроению, в милых скелетиках обвитых ядовитым плющем. Как бы сейчас хорошо было бы съездить домой и приобщится к природе и успокоению нервов. Выпить с мамой какой-нибудь замысловатые яд, подхватить домой пару интересных кустиков. - Поэтому приходится носить с собой что-нибудь такое, что можно эту печаль поправить. Если вдруг случай представится.
Аделайда с удовольствием полюбовплась на оттенки мировой скорби и отголоски боли, которые отражалось на лице собеседника. Какие выразительные брови! И это глаза. Появилось искушение уронить еще раз корзиночку,  на этот раз на вторую ногу. А потом еще раз уронить. И полюбоваться результатом. С такой богатой мимикой, наверняка это будет завораживающее зрелище.
- Конечно не конец, вы же все еще живы и даже, по большей части, целы и здоровы. - Рассудительно отметила Аделайда и покрепче перехватила ручку корзинки. Если удастся выяснить мужчину из паба и переместиться куда-нибудь, где меньше свидетелей, то можно будет и уронить. А сейчас... люди, в большинстве своем, прискорбно негативно относятся к применению вреда другим людям. Если это, конечно не какие-нибудь славные места, типа подпольных боев или заигрование низших слоев общества в темных переулках. - Вот когда вы прекратите свое  существование, ваш дух упокоится, а тело со всеми положенными ритуалами будет преданно земле, где под воздействием времени и насекомых обратится в прах... Вот тогда и наступит конец.
Аделайда улыбнулась стулу, поставила корзиночку на стол, и усевшись хмыкнула.
-Разумеется я выпью за гуманизм. И красивое добивание. - Аккуратно расправив юбку, Аделайда задумчиво, с легким маньячным блеском в глазах, оглядела зал. - Возможно, вы можете что-то посоветовать? Кстати, я Аделайда.

+1


Вы здесь » Однажды в Кракове » Кладбище домашних животных » Заходит зомби в морг