Легенды Старого Кракова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Улицы Кракова » По крайней мере до тех пор пока


По крайней мере до тех пор пока

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 17 июля 86, конкретный вечер
Место действия: Какой-то парк в городе
Действующие лица: Эва Вишневская, дети, Болеслав Гвоздек, Кшиштоф Арцман, Оин О`Нил
Преамбула: на детской площадке играют двое детей без взрослых, а на них с интересом смотрит вампир... И никого вокруг.
Краткое содержание:

0

2

Хотя солнце уже почти село, Эва продолжала стоять в самой тени деревьев, что бы ветки максимально закрывали ее от солнца. Широкополая светлая шляпа, такая же плотная светлая накидка в тон легкому брючному костюму, солнцезащитный крем, специально для таких, как она. Темные очки вампир все-таки убрала в сумку, поняв, что уже можно. Если она тонко, звериным чутьем ощущала закат и сумерки, с каждым мигом ощущая изменения в природе и себе, то двух детей лет шести-восьми, играющих на детской площадке, это явно не касалось. Вечер оставался теплым, закатного света и света фонарей им хватало, что бы наслаждаться детством и отсутствие взрослых девочек не пугало.
На них Вишневская не смотрела, а так... посматривала коротким рассеянным взором, больше контролируя, что все в порядке, нежели разглядывала их. Да и вообще, смотреть на девочек было не обязательно, хватало звуков счастливых детских голосов, самой атмосферы счастья, разлитой в воздухе, что бы понимать - у детей все хорошо.

+4

3

Если б кто-нибудь сейчас сказал Арцману о красоте вечера, он не только пить ни о чём с ним не стал бы, он и в паб его бы не пустил. Со всем прилагающимся пацифизмом, но встал бы в двери и послал бы нахуй дальше по улице, потому что романтика это одно, а садизм с отягчающей слепотой это, блять, другое. Потому что у людей идущих лица символизируют геморрой, и даже патанатому это видно. А к людям сидящим они сейчас зайдут, под вон ту ехидную вывеску, когда Франек придёт сюда собой и своей языколомной фамилией. И помимо геморроя, там на лицах будут ещё геморрой-душу-распахивающий и геморрой-мрачно-философствующий. Да, и геморрой. И ещё геморрой, точно. Ничего не забыл?
Арцман устремил в улицу скучный взор, интеллигентно сел на скамейку с сигареткой. Тополиный пух лип на окружающее недоразумение в форме городского пейзажа, напиваться в такой отчаянной ситуации стоило только с уникумами вроде Франека, не ищущими во фрактальной словесности Арцмана то, чего там есть.
Вечер начал сиять красками мимолётности, что на общем облике людей и полудохлой парковой зелени сказалось совсем плохо. Кшись потянулся за второй сигаретой и принялся с истовостью всех израилевых колен практиковать об окружающих целительный принцип у-вэй.

+3

4

Социализация вне родных стен Чёрной Горы проходила беспощадно, неумолимо и совершенно не спрашивая Болека о том, хочет он принудительно социализироваться или всё же не очень. Он и сам не понял, каким именно образом и по какой причине его угораздило согласиться провести вечер в весьма колоритной компании коллег по «Соколу». Как бы то ни было, метаться было уже поздно и рыжий спешил в сторону назначенного места встречи. Он опаздывал опять запутавшись в номерах транспорта и остановках, а оказалось, что на место прибыл совсем даже не последним, что несмоненно радовало: опаздывать Болеслав не любил.
— Вечер добрый, — поприветствовал волшебник сидящего на скамейке мужчину и приветливо тому улыбнулся, поморщился от запаха сигаретного дыма и встал так, чтобы в его сторону этот самый дым не тянуло.

+3

5

На гражданке принято общаться, Франтишек это осознавал и помнил, об этом не раз говорили ему женщины его семьи. И мужчины тоже, изредка. Вечер после смены перед выходным был тем самым временем, когда не надо было на тренировку, к психологу или к ещё какой матери, а надо было... Никуда не надо было. Вдохновленный этим внезапны открытием он в обед предложил выпить вечером тому, кто не вызывал у него недоумение, а был понятный. Док по кишкам трупа, то есть суд. мед. Спец. Что-то там. Врач, который понимает, что внутри у человека и не лезет в голову и душу. За что Франек был ему искренне благодарен.
А потом стало совсем интересно, и третьим стал э... Внезапно, волшебник. Но Франц был уже благодушно настроен, поэтому не возражал. Если они сложатся как команда, это неплохое начало.
Шчигельский был всегда пунктуальным. Сказано было явиться в семь в парк у паба, он и явился. Точнее, как раз сейчас и являлся. То есть шёл прямо по парку к цели, отмечая, что солнце садится по левую руку,  дети играют по правую, а женщина стоит в кустах. Женщина красивая, дети спокойные, в вон и сослуживцы.
-Приветствую!
Опер резко остановился у скамейки и поздоровался с присутствующими во всю мощь своих лёгких, что в его системе мира означало радость встречи. Приветствие сопровождалось оскалом, что в арсенале эмоций Шчигельского было равнозначно улыбке, но в силу многих обстоятельств ею выглядело весьма условно.

Отредактировано Францишек Шчигельский (2019-01-30 09:01:13)

+3

6

Эва с лениво заинтересовалась людьми. Первый, окутанный запахами, запахами смерти, формалина, отчаянья, сигарет, какого-то дезинфицирующего средства, был интересен разве что с точки зрения бесед о смерти. Смерть пахнет по-разному, кто бы что не говорил, а здесь она пахла прилично, замкнутая в помещениях и науке, разделки, развести и учета.
Второй... чуть интереснее. Опасения, непонимания, немного машинной смазки, неуверенности и магии. Пфф... юный волшебник, которого недавно выпустили и у которого нет рядом семьи и близких. Только что если забавно.
Третий... как водится во всех сказках, третий был самый интересный. Натянутая гитарная струна для фламенко, опасность и ясность, разбитые осколки стекла, нагретые солнцем, стук каблуков, выбивающих пыль из древних мостовых, оценка местности...
Вампир внутренне напряглась, собираясь. Если третий ходит не просто так, то напрячься смысл есть всегда.
Дети же, просто посмотрев на взрослых, тем детским взглядом, лениво-равнодушным, "а это вы... главное, не мешайте" продолжили развлекаться.
От радостного приветствия вздрогнули и женщина и дети. Так, что мальчик нервно дернулся и выронил ведерко, а девочка ойкнула и стукнула мальчика совочком.
Эва же просто мысленно поморщилась "ну зачем так орать? Дети пугаются..." и переместилась все так же, под ветвями, поближе к детской площадке.
- Дети, - негромко окликнула она.
Сборище таких людей она не считала подходящими для своей компании. Слишком странная смесь, слишком громкие голоса, довольно очевидные намерения. Дети синхронно повернули головы, кивнули на оклик и вернулись к своим занятиям.

+3

7

- Вы детишек напугали, - ясненько улыбнулся Арцман, тыча сигареточкой в сторону местной идиллии. – Орёте тут как из морга выскочили. Пойдёмте отсюда нахер, господа.
Обращался он при этом равно как к Франеку, так и к пану волшебнику, который ни из какого морга с виду не выскакивал. И от арцманова дымка отлавировал по траектории грациозной многоножки. А и нет, от жиденького дымка ещё ладно, но от армейского приветствия пана Шчигельского разве вас спрячут такие ерундовины, как у-вэй и спинка скамейки? Не надо ими загораживаться, ой не надо.
Вставать и идти нахер (то есть в паб) Арцман, впрочем, не торопился. Он добросовестно и безуспешно совершил пару движений по упрятыванию обоих уголков рубашечного воротника под пиджак. Те не послушались и приняли прежнее положение ассиметрично подбитых чаячьих крыльев.
- Ебааать, - откомментировал всё Кшись и воззрился на существующую компанию. Вполне умиротворённо, не порываясь даже встать со скамеечки. Реалистичного обоснования у компании не было. Что они вообще делают в этом дивном вечере в этом дивном составе?
Состав на две трети был в готовности воплощать план по перемещению в паб. Арцман глубоко одобрил эту готовность, даже покивал и принялся художественно совмещать окурок и урну за скамейкой. Томный вечер всё это замедлял.

+4

8

Компания ей казалась настолько же интересной, насколько и не подходящей друг другу. Разве что человек, который явно работал в морге, ах, этот сладковатый запах разложения, этот неповторимый аромат, который ни с чем не спутаешь, из-за которого многие служители таких культов бреют голову налысо... этот бы вписался в любую компанию, хоть живых, хоть мертвых, хоть застывших на краю.
Мироздание, кажется, было согласно с Эвой и устроило звонок волшебнику - эти, юные школяры, наученные думать по учебнику, тоже имели свой, ни с чем несравнимый запах, а еще совершенно учебные походку, жесты и взгляд. У некоторых во взгляде сохранялась некая такая... взрывоопасность, у многих же - нет.
Когда вампир вернулась в реальный мир из воспоминаний о волшебниках, учебниках и взрывоопасных глазах, юный волшебник уже едва ли не стоял по стойке перед телефоном и обещал мгновенную материализацию себя там. Кажется, даже с неким облегчением. Работа казалась мальчику не такой жуткой, как компания.
Ах, как жаль... Вишневская проводила взглядом исчезающего волшебника, прикинула, не напроситься ли третьей на вакантное место в компанию, решила еще подумать над этой мыслью...
- Ты чего обзываешься? - звонкий детский голос, полный обиды, раздался над площадкой, махом стирая все эти... образы. Жизнь, юная, белобрысая, вносила свои коррективы.
- А че ты лезешь?! - не осталась в долгу вторая, - противная!
Она толкнула подружку, та шлепнулась на песчаное строение и заревела. Не от боли, а от жалости к постройке. Миг - и взвыла толкнувшая, по той же причине.
- Девочки, - Эва выбралась из-под ветвей деревьев, - не надо. Это всего лишь повод сделать что-то новое, на обломках старого. Или заняться чем-то новым, совсем новым...
Голос брюнетки звучал многообещающе. Настолько, что слезы прекратились, глазки заблестели и девочки, отряхнувшись, подошли к вампиру и взяли ее за руки.

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Улицы Кракова » По крайней мере до тех пор пока