Легенды Старого Кракова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Департамент "Сокол" » Одиночество, как ты перенаселено! Часть первая


Одиночество, как ты перенаселено! Часть первая

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 23 апреля 1984 года.
Место действия: двор центрального управления.
Действующие лица: Якуб Лещинский, Оин О'Нилл.
Преамбула: для более близкого знакомства могут быть очень разные причины.
Краткое содержание:

0

2

Двор, кирпичная стена, птицы. Лещинский видит и весеннее небо в торопыжистых пробежках сумерек, и то, как группа сотрудников спецназа меняет осанку при выходе из ворот управления. Становясь горожанами при семье и заботах, лёгкими парнишками на дорожке до ближайшего бара или, наоборот, принципиально сохраняя себя такого, каким был до этого те часы, что в форме. Лещинскому это что полёты птиц на весеннем небе. Каждый полёт с характером, и ни один не предпочтителен. Он смотрит скорее по привычке.
Пусть это мелочь. Но хорошие привычки складываются годами и из таких вот мелочей. «Его» парни расходятся сегодня туда, куда обычно, и сохраняют ту привычную гармонию движений и взглядов, что обычно. Да, так и надо. И нисколько эта умиротворённость не портит весеннего вечера.
Лешек сегодня не торопится домой. Да он вообще редко торопится, делать быстро и торопиться - малость разные вещи, кто пробовал, тот не перепутает. Просто у всех весенние каникулы, и не ему их спугивать. Их отдел без выездов уже с неделю, Анжелика с девочками готовится встречать май в чудных лесочках краковских окраин, а заодно шуршат там ведьмовскими шепотками по поводу его скорого дня рождения. Хитрые какие. Он не мешает. Ни дочкам и жене, ни команде своей, ни облакам летать по скоротечному апрельскому небу.
Проводить спецназовцев глазами, задержаться во дворе привычно, убеждаясь, что всё – в порядке. Пусть только пока и только там, где его это касается.
Лещинский неторопливо прошёл по двору. Курящие курят в таких случаях, но он обходился. Два поворота, несколько силуэтов, умиротворённые коллеги и беспокойные коллеги по знакомым траекториям (если замечать их ежедневно!) таяли со двора. Или съебывали. Разницы-то?
Лешек остановился, с удовольствием рассматривая пустеющий двор. Дежурящие – бдят, остальные побежали в весну. Ржавая бочка между стеной и забором окурками не пополняется, соколовцы её не жалуют в апреле, там слишком неромантичный вид открывается. И даже скамейки нет.
И это тоже одна из тех мелочей, что такие постоянные и спокойные? Мелочь, ну конечно. Но и это пустое пространство – мелочь чертовски важная… особенно когда ты спокойно туда заворачиваешь, а оно непустое.

+1

3

Давно пора было признать, Оин был мастером по части вызывания нервной икоты у окружающих в процессе создания внеочередного геморроя себе любимому. Просто, черт возьми, виртуозом. Иногда ирландцу казалось, что именно это, а вовсе не магия, и есть его чертова суперспособность. Человек-геморрой - супергерой, которого мы заслужили. Впрочем, почему "мы"? Он это управление не разваливал, но именно ему почему-то нужно мутировать в Геракла, выгребая дочиста Агиевы конюшни. Бесит. Проклятье, как же бесит! Почему вообще Оин должен был переться в эту хренову Польшу? В мире достаточно куда более развитых стран, которые не являются Великобританией и Францией, и чей государственный язык он бы без проблем понимал. Те же Штаты, например. Почему Агнешка буквально рогом уперлась в эту Польшу? Здесь были ее друзья? Так большинство из них уже умерло, а судьба горстки оставшихся неизвестна. Фактически, сейчас ирландец должен был сделать невозможное, и это была даже не нормализация работы отдела тяжких и особо тяжких преступлений в Кракове. Его задачей было отыскать иголку, идеально замаскированную под травинку, в огроменном стоге сена... Проще говоря, чудом найти чертовых революционеров. Отличная перспектива. Просто дайте две.
Эти и другие, не менее веселые, мысли крутились в голове у ирландца, пока он сидел на заднем дворе управления, куря уже четвертую сигарету подряд.

+1

4

Лещинский только хмыкнул в нос. Ну вот, ещё одна деталька местного уклада решила заместиться другой. Теперь, может статься, вечерний привычный вид заднего двора будет включать не голую стену с парой чахлых травок по-вдоль, а профиль инспектора по особо тяжким. Умиротворённость  пейзажа, надо сказать, улетела к чертям. Ирландец умудрился расположиться как-то особенно неудобно и неуютно – если бы Лешек нарочно хотел найти более красноречивую позу для пантонимы: «что за херня вокруг?», он бы и не нашёл.
В том, что именно херня, Лещинский особо не сомневался. Не надо руководить тем отделом, что отдали приезжему, чтобы знать, что кое-кого там пора было, ну скажем, отправить на заслуженный отдых. Если уж так устали. И всё равно отдыхают. И к молодым отнестись повнимательнее, а к кому и пожестче, и отчётность взять так самую малость да и спросить с кого надо… Но надо руководить отделом, чтоб за это взяться, а не кивать, что да-да, всё плохо. И Лёшек, честно говоря, не удивился бы, если бы ирландец как взялся, так и слез с этого воза. Тут даже со спецназом не так просто, как принято думать, - люди вообще не так просты, пусть они иногда и бегают в полном обмундировании со зверскими лицами за условным злом вне всякой философии. А уж маги… Вот любопытно даже, сколько неприятных разговоров инспектор О`Нилл имел за – чего уж мелочиться, хоть только за последние пару дней. И Лешек тут разумеет действительно неприятные, а не истерику стажёра, отправленного разгребать бумажки. Там есть и господа со стажем, которые с дерьмом умеют мешать вежливо, в защиту своего спокойствия-то. Потом они, конечно, скажут, что была поддержка и солидарность, вы просто не разглядели. 
Лешека это не особенно злило, впрочем. Управление Управлением, а настоящее дело делом. Этот иностранец с первого дня решил из своего отдела устраивать что-то толковое и тянуть это в одиночку. И таки уже вытянул, несмотря на то, что в удовольствии от процесса его сложно было заподозрить. В любовь к чужой стране и её охранительным структурам, ну, логично, тоже не верилось.  Но весну он тут всем сделал весёлую. И Лещинскому не только и не столько казалось правильным сказать, что да, херня здесь иногда творится, не все на этот счёт слепые, сколько полагалось очень нужным – и оговорено было – приглядеться внимательнее, что ещё может вытянуть Оин О`Нилл – и почему.
Он не считал лицемерием совмещать одно и другое. Да, человеческие существа многозадачны и имеют по несколько целей, не всегда стройно дополняющих одна другую. Да, обнаружили у себя несоответствие, спасибо. Вешаться не пойдём, у нас и так дел много. Хороших дел.
Незаметным Лешек себя тоже не считал, при своих-то габаритах. Но он не был тем носорогом, что плохо видит, начальники спецназа подобную ерунду бедой, знаете ли, не делают ни себе, ни другим. Он просто считал такое положение вещей комфортным. Во всех смыслах не надо прятаться, попытка нарушить чужое одиночество засчитана сразу и однозначно. Честная игра – такая любопытная вещь, если о ней задумываться.
- Удобную скамейку мои парни просто утащили за угол. Если вам, инспектор, место приглянулось, её можно вернуть обратно, - Лешек и обращение «вы», и отношение к выбору между скамейкой и бетонными перилами заднего крыльца вроде бы нарочито подчеркнул, но подчеркнулось, скорее, безразличие к одному и другому, чуть ироничное соблюдение формальности начала разговора. Если, конечно, интонации его неродного английского не дополнены щедро и незаметно тем, что Лещинский раз так в сто чаще имел дело с манерой речи своего младшего брата, чем докладчиков на официальных совещаниях с прогрессивным универсальнопонятным уклоном.

Отредактировано Якуб Лещинский (2019-01-14 20:39:05)

+1

5

Как раз манера речи Лещинского и удивляла Оина больше всего. Что поляки, что французы пытались подражать, в основном, британскому акценту, а еще точнее, акценту дикторов ВВС. Ну, вот тому самому, который можно услышать по радио, телевидению, да, иногда, у заезжей трупы в театре или у преподавателей языка. Короче, у всех тех, кому было очень нужно, чтобы их речь понимал и стар, и млад, и приезжий чучмек из отдаленной колонии. А вот все эти "ой" вместо "ай", специфическая "р" и "ив" вместо "ау" имели слишком четкую географическую маркировку. И сейчас, впервые с момента знакомства, у Оина наконец появилась возможность спросить, где ж начальник ДБР этого всего набрался.
- Я бы сказал, что ее неудобство весьма условно. Но, не исключено, что именно оно гарантирует то, что вечерами здесь чаще всего бывает свободно. Кстати, - без паузы продолжил он, - давно хотел спросить, откуда у вас такой акцент?

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Департамент "Сокол" » Одиночество, как ты перенаселено! Часть первая