Однажды в Кракове

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Однажды в Кракове » Прошлое » О, где б я ни был, рвусь в другое место!..


О, где б я ни был, рвусь в другое место!..

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время действия: поздний вечер 29 июня 1986 года.
Место действия: котокафе "Рыцарь и Кошка"
Действующие лица: Гжегож Лазар, Ксавер Лазар.
Преамбула: совместная уборка помещения после рабочего дня - отличная возможность поговорить по душам. Особенно когда в других обстоятельствах один из собеседников старается уйти от разговора.
Краткое содержание:

0

2

Родители никогда не говорили Ксаверу: «Ты должен младшим то-то и то-то». Да и он сам не то, чтобы считал себя обязанным постоянно одевать на сестер и братьев спасательный круг, когда они начинают плыть в пруде взрослой жизни. Он привык доверять им, верить что каждый достаточно самостоятельный, чтобы преодолеть «скалы и мель». Но вот приглядывать, когда кто-то упорно долбится головой примерно в один и тот же камень… стоило. Конечно, и в этом действии может быть некий высший сакральный смысл, а может быть и просто идиотизм вроде установки «То, что меня не убьет – сделать меня сильнее».
Ксавер считал: «То, что вас не убивает – вас не убивает. Точка. Все остальное зависит от личного везения. Скажем падение с крыши может вас не убить, но сломанный позвоночник или ноги не сделают вас сильнее. Увы.»
Он спустил милашку Эклера с рук на пол, машинально прошелся кончиками пальцев от головы до середины позвоночника и приступил к протиранию стола, время от время косясь на Гжеся, которого сейчас больше всего хотелось назвать «Что ты творишь придурок», и который вроде пытался мимикрировать под Фобоса, сливаясь с его шерстью цветом волос.
К тренировкам брата в духе «Или получится или убьюсь!» - старший из детей Лазар привык. Приучить Гжеся быть более терпеливым не вышло, но да ладно. А вот все остальное… Или у брата был какой-то таинственный план… или?
Ксавер терпеть не мог изображать навязчивое внимание старшего к младшим.
Да он как правило не плохо чувствовал, когда в его обществе нуждались. И потому две недели, как брат подрабатывал в котокафе, общался в привычно дружелюбном духе, внимательно следя, когда Гжегожу хотелось его общества, и оставляя его с самим собой – когда нет.
Сейчас брат говорить не хотел: может просто был не в духе, а может догадывался о чем хочет пообщаться с ним старший. Если второе то откладывать точно нельзяю.
Это было примерно как «мыть стекло», к чему Ксавера подпускать было нельзя. Во-первых характер не позволял ему отойти от отмываемой поверхности, пока она не станет идеальной. Во-вторых, он же сам потом пытался убить и отмытое стекло и стакан, пытаясь поставить последний сквозь первое на полку. И то же с проблемами младшего: надо отмыть.
Ксавер выпрямился, повел плечами, потянулся, и небрежно поинтересовался:
- И как Казимеж в темное время суток? Познавательно?
«И прочие злачные места…» - мысленно добавил Ксавер.

+1

3

Не то, чтобы площадь котокафе была такой огромной, но работы там порой было выше крыши: лотки пару раз в день поменять, котов почесать, шерсть убрать, корм насыпать, воду поменять, воду поменять, воду, мать его, поменять, вытереть все поверхности, проветрить помещение, не говоря уже про обычные, для подобного заведения, хлопоты. Интересно, кого дядь Казик в санэпиде поджег, чтобы им дали разрешение продавать гостям не только чай с кофе, но и еду? В любом случае, кто бы чего не лишился - кожи на голове или денег - факт оставался фактом, "Рыцарь и Кошка" существовали именно в том виде, что сейчас: с хорошей кухней, напитками и котиками. Пожалуй, Гжесю здесь даже нравилось, хотя собак он все же любил больше, и рыжий кот Котлета никак не мог стать заменой белому бультерьеру с таким же именем. Даже несмотря на милые круглые глазки, пухлые щеки и маленькие, аккуратные уши. Впечатление вообще не то.
Рыжий не то фыркнул, не то грустно усмехнулся в ответ на собственные мысли. Обратно в Познань он точно не хотел, а забирать с собой щенную суку - так себе идея. На троечку. Он зарылся пальцами в шерсть запрыгнувшего на колени кота, и начал трепать его, как щенка, с силой водя ладонями из стороны в сторону. Кот, вместо того, чтобы убежать, явно получал удовольствие от происходящего. Даже мурчать начал. Хотя, не исключено, что от ужаса. Во всяком случае, Гжесь точно помнил, что делают они это не только демонстрируя удовольствие... Впрочем, на коленях сидит? Сидит. Голову подставляет? Подставляет. Значит, его проблемы. Не нравилось, сбежал бы.
Рыжий бы и сам хотел сбежал, перехватив взгляд брата. Что-то подсказывало, не иначе, как интуиция, что так просто уйти ему сегодня не дадут. И точно, стоило им остаться вдвоем, как Ксав заговорил. Лучше б молчал, честное слово.
- Очень, - без малейшей задержки расплылся в улыбке Гжесь, не отрываясь от почесывания.
О чем бы тебя не спросили, будь вежлив, спокоен, отвечай сразу, никогда не дергайся и не забывай пользоваться внешними данными и социальной маской - простые, но крайне действенные правила в почти любой ситуации. Особенно, когда ты не хочешь отвечать на вопросы или собираешься соврать. И главное - никогда не позволяй окружающим это заподозрить.
- А что?

+1

4

Доброжелательная улыбка Ксава не обманула: он не так хорошо знал младшего, как  второго или третьего ребенка в их семействе (ибо пропустил самый чудесный возраст перехода от мальчика к юноше), но все равно достаточно, чтобы понять тот не слишком рад поднятой теме. «А если бы я знал тебя достаточно хорошо, то этот разговор может быть и не понадобился.»
Но ответил бы Ксавер на подобный вопрос так же. И это беспокоило.
- Любопытно, что именно ты счел очень познавательным, -  белозубо улыбнулся старший Лазар, закончив очередное дело и присаживаясь напротив, - Расскажешь? За чашечкой чая, например?
Он почти излучал доброжелательность, стараясь дать понять Гжегожу, но совершенно не собирается читать ему мораль. Тот уже большой мальчик, и либо сам в ходе диалога поймет, что его действия опасны и не разумны. Либо докажет старшему, что опасаться тут нечего, и брат точно знает что делает. А не пытается закончить свое мирское существование как можно быстрее.

+1

5

- Что, прям здесь? - Гжесь по привычке взъерошил волосы на затылке, немного рассеяно улыбаясь и все так же почесывая Фобоса по пояснице. Кот нежился и ластился, всей своей предательской тушкой демонстрируя лояльность и любовь к очередному человеку. Прямо как они все...
Рыжий вытянул свободную руку в сторону выхода, совершив ротационное движение кистью. Ключ, вставленный в дверь, повернулся еще на один оборот, докрутившись до упора. Откуда-то из тени выбежала некрупная, едва ли не полностью прозрачная призрачная мышь, пару секунд посмотрела на людей своими глазками-бусинками, и скрылась на улице, пройдя сквозь витрину.
А потом Рыжий внезапно, без предупреждения и объявления войны, ударил раскрытыми ладонями по столу. Звук получился резким и громким. Чашка, стоявшая возле края, подпрыгнула и упала на пол, разбившись, а коты разбежались кто куда, от страха опушившись махровыми шарами и прижав хвосты к земле.
- Заебало... - тихо, зло, но очень отчетливо прошептал Гжесь в образовавшейся тишине глядя Ксаву в глаза, а потом, как ни в чем не бывало, наклонился и принялся собирать с пола осколки, придерживаясь привычной окружающим манеры поведения.

+1

6

Ксавер лишь на мгновение прикрыл глаза, словно длинно моргнув, и выдохнул едва ощутимо поморщившись на резкий звук. Он всегда так делал, когда что-то в громких звуках ему не нравилось.
- Где хочешь, - невозмутимо пожал плечами старший, - Если не хочешь – не рассказывай, - Ксавер зевнул в ладонь, и словно бы без всякой связи продолжил, - Есть в книгах один типичный поворот во взаимоотношениях персонажей. Когда они, так сказать, «В одной лодке», но из соображений разной степени тяжести предпочитают скрывать друг от друга что-то происходящее. Рано или поздно мелочи начинают складывать как кубики, и тот кто не обладает всей полнотой информации делает выводы. Иногда правильные. Иногда нет. И пытается сделать что-то с проблемой. И никогда не знаешь, как будет хуже: вмешаться или оставить все плыть по течению, доверившись чужому разуму и воображению.
«Да, я правда могу ничего не делать. Но куда проще доказать мне, что ты уже большой мальчик и не влипнешь. И заодно никого не подставишь.»
Особенно со вспышками «Заебало».

+1

7

Подбирая осколки, Гжесь давал себе возможность подумать, какую часть происходящего он вообще готов сказать. Все? Половину? Четверть? Три шестнадцатых? А что это даст? Чем закончится сейчас? А в ближайшей перспективе? А в дальней? В голове витал примерно миллион вопросов, ответы на которые были более чем очевидны: успокойся, заткнись и продолжай делать то, что нужно. По крайней мере до тех пор, пока не сможешь объяснить окружающим человеческим языком, что с тобой вообще творится. А то ладно бы "никогда не было, и вот опять", когда странное и безрассудное поведение повторяется с незавидной регулярностью. Рыжий всегда был умным парнем, который хорошо учился, ровнялся на дедушку, и не делал никаких глупостей...
Крупные осколки закончились невовремя, так и не позволив выработать стратегию ответа. Пришлось разгибаться, водрузив перед собой небольшую горку черепков, в которую превратилась когда-то изящная чашка. Жаль, магия не умела чинить разбитые вещи. Разве что... нет, так из нее можно было собрать разве что бронтозавра, попутно разобрав стол, пол, и их, на пару с Ксавом.
- И каковы ваши предположения, Шерлок? - Гжесь подался вперед, положив подбородок на скрещенные руки и с нескрываемым любопытством разглядывая брата.
По полу полз ощутимый сквозняк, сметая стеклянное крошево. Еще не хватало, чтобы кошки порезались.

+1

8

Чисто гипотетически Ксав рассуждает сам собой: если бы он, скажем, перевернул бы стол, и с аналогичным  восклицанием или даже лучше «да ты ебанулся» - какое впечатление это произвело бы на брата. Оставило бы его столь же равнодушным внешне? Вызвало бы внутри хоть какие-то вопросы…
Ксав не любил битье посуды, размахивание половинками, пинание стульев и дверей, широкие движения рук и громкие звуки. Пусть он сам умел был, когда это было нужно, достаточно громким. Но это вызывало смех или улыбки. А вот урони Гжегож так же чашку в толпе и от него бы отодвинулись опасливо или напротив подались бы с беспокойным: «Все в порядке?»
- У нас? – улыбнулся он, - Тебе только льстящие твоему разуму и воображению? – старший потянулся, - Или неприятные тоже озвучить? Но у меня их вагон и маленькая тележка… Что-то происходит, ты бьешь чашки, мило улыбаешься. А мы к сожалению, никогда не были настолько близки, чтобы я мог читать тебя как книгу. Хитрый план? Или придурь мальчишки? Или и то и другое в сочетании…
Третий вариант нравился Ксаву меньше всего. И он чертовски устал от необходимости просчитывать.
- Не хочешь, чтобы я вмешивался – убеди, что у тебя все под контролем. Потому что пока… - Ксав поднялся, взял веник и смел в совок остатки осколков, - Не заметно, чтобы это было так.

+1

9

Гжесь осмотрел улицу глазами призрачной мыши. Мелкие городские животные - лучшие наблюдатели. Никогда не вызывают проблем или вопросов. За окнами старых домов люди жили своей жизнью, где-то из-за занавесок горел свет, где-то было видно чью-то кухню, где-то гостиную с отсветами телевизора на стене. Ничего необычного, никому нет до них дела. Редкие прохожие на улице так же были заняты чем-то своим, кто обнюхивающей метки собакой, кто разглядыванием асфальта. Отлично, кафе пора закрываться. Если бы кто-то посмотрел на "Рыцаря и Кошку", то не увидел ничего, кроме погасшего света и пустующих столиков. Что бы там не говорил про мальчишескую придурь Ксав, Рыжий прекрасно осознавал, кто свой, кто чужой и что при ком можно делать или показывать. Конечно, не сиди они за огромной стеклянной витриной, можно было бы так не заморачиваться, но раз уж так сложилось, выбора особого не было. Уйти в подсобку можно будет и потом. Оставалось только использовать артефакты, расставленные и вмонтированные в помещении в ключевых точках. Работать с ними - намного легче, чем использовать исключительно свою магию не на конкретного человека, а на площадь, даже когда ты - талантливый иллюзионист.
- Похоже, что у меня все под контролем? - прошипел Гжесь, придвигаясь вперед. Иллюзия стекла с него как вода: вроде бы тоже лицо, но чуть иная костная структура, чуть более раскосые глаза, чуть шире скулы, чуть уже подбородок, чуть острее уши...
- Скажи, Ксав, тебе ничего не кажется странным? - не скрывая сарказма, спросил Рыжий. - А то мне вот кажется, что я превращаюсь в ебаного эльфа!

+1

10

Иногда даже Ксавер – всегда твердо стоящий на ногах и искренне полагающий, что не царское это дело страдать какими либо соплями от любовных до ерундовых – задавался вопросом «Хочу ли я, могу ли я», потом напоминал себе анекдот про  магнолию, выбирал ее и больше дурацкими вопросами не страдал. Во всяком случае до какого-нибудь одинокого вечера с выламывающими голову расчетами и вопросами.
В конце концов большинству людей нужно всего лишь: крыша над головой, вкусная еда, тепло и уверенность в завтрашнем дне. «И чтобы их не наебывали так систематически... как это делают с нашим, так сказать, видом».
Откровенно говоря, что у брата все не под контролем, Ксавер ответил бы и без рассеивания иллюзии. Не может быть все под контролем у человека, который внезапно выходит из себя, а потом успокаивается и делает вид что ничего не было. «И у меня опять как минимум три варианта от чего же так бывает…»
Увидев как изменилось его лицо, став похожим на лицо фейри с иллюстрации Ксав присвистнул. Но в конце концов, и что теперь: они маги, странное и объяснимое вроде как их работа и призвание, разве нет? Даже если магия считается наукой.
- Ну… ебанным ты не выглядишь, - предельно честно ответил он, - Хотя, может быть я чего и не знаю. Эльфом… Есть что-то такое. Давно? Обращал внимания на динамику изменений? – зануда решил отложить эмоции, подразумевающие вскакивание и вопли на полочку до следующего раза и приняться за работу. Ксавер уже начинал прикидывать варианты, что могло стать причиной.
- Катализатор изменений? Мне нужно больше подробностей, чем просто лицо и уши. Мы же оба не хотим, чтобы тебя пустили на опыты?
«Хотя признаться мне уже очень хочется.»
Потом Ксавер подумал, что наверное, надо бы обнять брата, похлопать по плечу, пообещать, что все будет хорошо. Во всяком случае люди обычно так делают. «А если это заразно? Длинные уши в компании этих замечательных котов? Ну к черту такой экстрим!»

+1

11

- И-и-и мы предоставляем слово нашему эксперту! - голосом профессионального спортивного комментатора прервал рассуждения о ебанности эльфа Гжесь. - Знаешь, я тебе свечку подарю, чтоб ты в следующий раз точно был уверен.
Он облокотился подбородком на переплетенные пальцы и прикрыл глаза, слушая, но всей неподвижности Рыжего хватило ровно до окончания вопросов. Как будто где-то внутри него сидело стадо мелких чертей или пара детей-сдвгшников. Словно бы иллюзия распространялась не только на черты лица и уши, но и на вот это постоянное движение.
- Четыре месяца, и, конечно же, я обращал внимание на динамику изменений. Одиннадцать лет разницы в возрасте еще не делают меня идиотом, спасибо! - фыркнул Гжесь. - Прямо сейчас у тебя есть уникальная возможность, - переполненным не то ехидством, не то сарказмом тоном продолжил он, - с трех попыток и одной подсказки догадаться, после чьего визита в наш родной дур-дом в моей жизни и физиологии начались настолько увлекательные изменения. Три... Два... Один... Правильно - дедушка! Так что позняк метаться, на опыты меня уже отдали. И теперь, едва ли не впервые в жизни, мне на самом деле интересно, куда делись мои биологические родители и кем, черт побери, они вообще были. Потому что помимо лица и ушей, я потерял десяток килограмм веса, без потери мышечной массы и проблем со здоровьем, обрел интересные характерологические изменения (окружающие люди чертовски медленные и бесят), обрел новое, уникальное восприятие окружающего мира, а заодно перестал в полном объеме контролировать собственную магию. То есть могу случайно шарахнуть в несколько раз сильнее, чем планировал. Такие вот пирожки с котятами...

+1

12

Ксавер улыбнулся, про себя подумав, что братцу следует быть осторожнее со словами. Конечно, старший брат считал, что его личная жизнь неприкосновенная зона ответственности большого мальчика, но это ровно до тех пор, пока этот большой мальчик не выдаст ему свечку.
- И, разумеется, никто и ничего тебе не объяснил? Или ты не спрашивал?
Больше всего напрашивалась всякие сказочки о подменышах, но и просто эксперимент нельзя было сбрасывать со счетов. Ксав потер переносицу, задумчиво улыбнулся, потянулся:
- Тебя пугает происходящее? Ты учишься контролировать то, чем владеешь? И как это связано с твоим пристрастием к злачным районам и плохим компаниям?  Дедушка мне ничего не объясняет и потому я пойду во все тяжкие? Или может необъяснимая тяга к определенным местам?
«Истинная причина, по которой магию так сильно решили ограничить? Нет, вряд ли. Тогда такие изменения проявились у всех нас, а не только у Гжеся. Значит родители, что возвращает нас к версии подменыша-экспермент. Вот только, фейри всегда считались милой сказочкой… ну то есть как милой. В отредактированной версии, может и милой.»
Ксавер терпеть не мог тайны плана: «Сейчас с тобой будут происходить странные вещи, но я тебе не скажу в чем причина.» Конечно, в условиях эксперимента это может быть одним из условий его чистоты, но все равно предупреждать надо.

+1

13

Наверное, едва ли не самым нелюбимым занятием Гжеся был поиск баланса между тем, что говорить было можно, нужно, а что ни в коем случае не стоит. Даже своим. Даже когда тебя настойчиво спрашивают с использованием подручных и не только предметов. И вот, пожалуй, то, что ему рассказывали и о чем предупреждали как раз входило в последнюю категорию, в качестве той самой белой обезьяны, о которой не стоит даже личшний раз думать при чужих. Так что оставалось только импровизировать. Ну, или послать. Рыжий никак не мог определиться, чего ему хочется больше: продолжить общение с братом, который явно держит его за идиота, или все же прекратить, попутно хорошо проверяя дальнейшие передвижения на хвосты и тому подобные, интересные вещи.
- Мне последние минут пять чертовски интересно одна вещь, - Гжесь подвинулся чуть вперед, растянув свой жабий рот в улыбке, - что во всех этих местах делал ты? И почему вместо того, чтобы заняться своими непосредственными делами и обязанностями, ты счет необходимым присоединиться к когорте моих почитателей?
Он медленно перевел взгляд на крутившегося неподалеку Ситри. Кот зашипел и предпочел скрыться. Надо все же будет спросить у дедушки, что можно сделать, помимо иллюзий, чтобы животные не шугались от него, а то как-то неловко получается...

+1

14

О нет, Ксавер не имел привычки общаться с теми, а тем более заботится о тех, кого считал идиотами. Многие люди любых возрастов, цветов, привычек и качеств время от времени совершают глупые или не приятные поступки. Есть и просто глупые личности, например те, кто в готовясь к выступлению в религиозной общине на голубом глазу подготовятся к нему по книгам воинствующих атеистов, и останутся в недоумении: почему же их доклад был так холодно встречен. Ксавер встречал такой типаж, и чтобы не претерпевать его со смирением жертвы предпочитал просто держаться в стороне. Благо в их организации столь незамутненных личностей не держали.
Но был еще один тип, от которого он обычно стремился держаться подальше. Это люди, которые на заботу или беспокойство о них реагировали или обреченно: «Да тебе все равно…» («Если спрашиваю, значит не все равно. Я не настолько вежлив, чтобы вещать на себя чужие горести безразличных мне людей») или агрессивно.
Он вытянул ладони вперед чуть хрустя суставами и потягиваясь с ленивой грацией большого хищника, сощурился, смиряя брата взглядом.
Будь это не Гжежож, на этой ноте их разговор бы закончился, но Гжесь… Впрочем...
- У тебя есть когорта почитателей? – Ксавер в искреннем изумлении поднял брови, - Кто эти несчастные? Пароли? Явки? Кажется, людей нужно срочно спасать. А то боюсь, никто не поймет, если они вдруг начнут ходить по улицам «не хотите поговорить о кумире нашем господине Лазаре сиятельном», - беззлобно улыбнулся он, а потом поднял руки в характерном безоружном жесте, - Я беспокоюсь о своем брате. Тем более сейчас, когда открылись такие удивительные подробности. Ты можешь огрызаться, можешь поделиться со мной чем знаешь. Но не отвечать вопросами на вопросы. Плясать вокруг тебя в бубном и вымаливать объяснения я не буду. Я задаю вопросы, потому что ты ничего не поясняешь. Но абсолютно точно так же я могу пойти заваривать чаек и заниматься своими делами, пока ты сочтешь или не сочтешь нужным поделиться со мной великой тайной. Я, разумеется, буду за тобой присматривать в меру возможностей и моего свободного времени. Не потому что ты глупый или еще что. А потому что мои родители воспитали во мне комплекс старшего брата. Иногда очень мешает жить, особенно если у младшего вместе с ушами отрастает очень плохой характер.
«И возможно биологическое оружие.»
- Я понятно выразился?  - улыбнулся Ксав, откидываясь на спинку стула. Он и правда не собирался «вылизывать» чужое желание ерничать. Большой мальчик – разберется. А не разберется… Ну что же, Ксавер все равно попытается за ним присмотреть.

+1

15

- Согласись, это было бы весело, - рассмеялся Гжесь. - Особенно с учетом того, что гордое звание "господина Лазара" могут носить уже минимум пятеро. Пойди догадайся, о ком речь. Знаешь, - уже куда более спокойным тоном продолжил он, - одно дело знать, что ты необычный. Ну, или странный. Не такой, каак все остальные, сколь бы спорно это определение для нашей семьи не звучало, и совсем другое - почувствовать это на собственной шкуре. Вот смотри, предположим, что основных чувств только пять. Да, я знаю, что их в энное количество раз больше, но пример хороший. Так вот, пять основных чувств: зрение, осязание, обоняние, слух, вкус. А тепепрь представь, - Рыжий рассказывал не только словами, но и интонациями, жестикуляцией и мимикой, - что их количество в один момент умножилось на два. Или на три. Или вот...
Перед его лицом, точно между расставленных ладоней, появился самый обычный лист бумаги ранее сложенный вчетверо с небольшой дыркой посередине.
- Предположим, ты смотришь на мир сквозь дырку в бумаге, - на Ксава тут же уставился желто-коричневый глаз. Левый. - Всю жизнь смотришь и тебе нормально. А потом оп-па, и листа нет.
Гжесь щелкнул пальцами, и лист тут же вспыхнул, осыпался пепельными хлопьями на пол и исчез.
- И сидишь ты весь такой... с ног до головы в осознании, что фарш невозможно провернуть назад, а че делать дальше - непонятно. И объявлений о группах поддержки для молодых нелюдей, если они не вампиры и не оборотни, что-то по столбам не висит. Понимаешь какая подстава?
Рыжий развел руки в стороны, пожав плечами, и улыбнулся так, как будто не он только что собирался послать брата в пешее эротическое.

+2

16

Ксавер мог представить себе, что чувствует брат только теоретически. Сам он скорей думал, что это как с рождения слепой человек вдруг начал видеть: и понятия не имеет как знакомые ему слова и формы относятся к этому разнообразию цветов и силуэтов. Закрыл глаза, ощупал, «Ага, это называлось кубик».
- И все же ты не пробовал дойти до гипотетического виновника произошедшего с тобой и потребовать объяснений у него? – мягко повторил вопрос Ксавер, - Я бы хотел по мере возможностей тебе помочь, но так как сам я все еще смотрю на мир сквозь дыру в бумаге, я могу лишь теоретизировать насчет произошедшего. Ну и порыться в архиве. Я уверен, ты и сам можешь перебрать в уме легенды и сказочки и признать, что больше всего это похоже на фейри. Я имею некоторый теоретический объем знаний о них, но их можно выразить цитатой Сократа «мы знаем, что ничего не знаем.» Так что давай по порядку: если отвлечься от эмоций – что ты сам об этом подумаешь? Какие из новых ощущний можешь хотя бы примерно обрисовать обычному человеку, так что бы он понял. Что например, нового ты видишь? Какие-нибудь ауры? Связи между предметами и событиями?
Ксав знал, что брат снова может вызверится, но ему не хотелось снова и снова получать на конкретные вопросы ответы в духе: «Все так ново и непонятно, и тебе не понять.»

+1

17

Рыжий надолго замолкает, задумавшись. Вновь говорить он начинает едва ли не через полминуты, когда пауза уже окончательно затянулась:
- Мир есть магия, а магия... это как нити, что опутывают все. Ладно, не нити, но пусть будут они. Пример хороший, - Гжесь прикусывает палец, как делает всякий раз, когда задумывается или нервничает. Он говорит отрывисто, явно пытаясь объяснить. - Вот представь, что ты - светящийся ёлочный шарик, опутанный нитками настолько, что тебя самого не видно. А теперь представь, что что сквозь эти нитки, не разорвав их, можно пролезть, чтобы достать до тебя. Или что их можно изменить, перевернув базовые свойства с ног на голову, к примеру, сделав из защиты атаку.
Рыжий улыбается, опуская голову. Его движения становятся привычно-дерганными, как будто для того, чтобы они были иными, он прилагал дополнительные усилия, а сейчас все они ушли на этот рассказ.
- Я их вижу, не все время и не совсем так, как описал, но это - детали. Иногда, вот даже понимаю как все эти манипуляции провести так, чтобы себя не угробить. А еще так можно найти кого-то, если точно знаешь, как он выглядит. Не внешне. Фото не подойдет. Ладно, как он чувствуется. Нет. Плохое слово. Какой он. Дядю Казика, например, найти очень легко. Он горит. Ярко.
Он поднимает голову, встречаясь взглядом с Ксавом.
- А когда ты нашел, ты можешь с этим что-то сделать.

+1

18

Ксавер согласно кивает, замечая, что брат проигнорировал его вопрос о том, что стоило бы пойти к деду с вопросами, а заодно какие у него самого предположения. «То есть девять из десяти, что ему все рассказали, и он просто… козлит? Запоздалый подростковый бунт? Трудности самоосознания?»
- На самом деле это звучит понятно, - спокойно улыбается Ксав, - Примерно так и я понимаю магию, с той разницей только, что не вижу пресловутых «нитей». Ты можешь сделать, ты можешь не сделать. Ты можешь выбрать. Платить или нет. Прекрасно.
«И теперь переходим к фазе два: мы выяснили, что происходит с братом, осталось, вытрясти «почему же ты делаешь с этим такое.» Примерно как: если вы так видите, то зачем же вы рисуете.»
Ксавер никогда не относился к тяге к саморазрушению с юмором.
- Звучит на самом деле потрясающе. Хотя, могу понять, почему беспокоит и, пожалуй, даже пугает. Но так что там с дедушкой и подменышем фейри? Я прав?
Частично Ксав надеялся, что ошибается. Легенды о фейри были… по настоящему магическими, по настоящему загадочными, по настоящему страшными.
И по настоящему прекрасными.

+1

19

- Дедушка сказал, что у фэйри иная генетика, - голос Гжеся был тихим, почти на грани шепота, а взгляд был опущен на столешницу. - Что ребенок африканца и европейки - всегда мулат, а ребенок фейри и человека: либо фейри, либо человек. Точно так же, как внук и правнук. Вот только есть одна проблема... - Рыжий внезапно рассмеялся, правда это больше напоминало истерику, чем искреннее веселье. - По окончании трансформации есть три одинаково возможных варианта: стать самым обычным человеком, полностью лишившись магии, остаться магом, но лишиться рассудка, либо окончательно мутировать в неведомого остроухого монстра. Короче говоря, чудесный выбор, в процессе которого ты испытываешь на себе все прелести пляшущей вегетатики, глюки всех чувств, которые то нормальные, то, внезапно усиливаются раз в десять, новые пищевые пристрастия, постоянный физический дискомфорт и прочие прелести телешоу "беременна в шестнадцать". Ну, и да, любая моя магия имеет непредсказуемый результат, потому что получается то слишком сильной, то слишком слабой. Зато съебывать откуда-либо я теперь могу, как никто другой... и "это нормально". Хуясе нормально! - Гжесь смеется снова, кажется, все больше входя в раж, его слова сопровождаются резкой жестикуляцией, а речь становится все более быстрой. - Дедушка говорит, что ни с этим, ни с галлюцинациями нельзя ничего сделать, это надо просто пережить. Обвешал меня артефактами, дал зелья и сказал тут же говорить, если что-то будет идти не так. Вот только, ч-черт побери, оно все, ежесекундно, идет не так. Все время. Или так. Я уже ничего не понимаю. Вообще. В один момент все нормально, а потом вокруг пляшут тени. И шепчут. И ты - лишь один из тысячи голосов, сливающихся в единый поток...
Рыжий со всей силы бьет раскрытыми руками по столу.
- Хватит!
Он замирает с широко раскрытыми глазами тяжело дыша.

+1

20

Чем дальше Ксавер слушал Гжеся, тем больше ему хотелось обнять брата, словно ребенка, донести до него, что он не один, что ему помогут. Вот только насколько это правда, если генетика может вывернутся как угодно. И результат может не зависить даже от Гжеся, не то, что от тех, кто хочет помочь ему.
Больше всего Ксаверу хотелось, чтобы Гжесь и правда мог как-то повлиять на свою судьбу, как сила воли могла противостоять демону. Но кто знает как там все на самом деле.
Он все равно поднялся и обнял брата, дожидаясь пока тот возьмет себя в руки.
Громкая тишина чужого сбитого дыхания, хруста костяшек пальцев. Ксавер примерно представлял, что надо сказать. Но слова нужно подбирать тщательно, словно идешь по полю начиненному артефактами, готовыми оставить тебя без ноги. Или имеешь дело с Адой.
- Регламент сроков? – тихо спрашивает он, - Неизвестен? – он задумчиво хмурится. Он уже привык думать, что все они шахматные фигуры в чужой мстительной игре, пусть и считал эту игру правильной. Давно пора пересмотреть обучение магов и убрать это искусственное обрезание возможностей. Разве за это были все жертвы магической войны. И рано или поздно мир продолжит развиваться, и волшебники из других, отстающих в развитии регионов придут сюда, потому что будут сильнее, амбициознее, без морали. И они не будут ждать, пока выпускники черной горы достанут носки нужного цвета и начертят круги.
А Гжесь для Бартока… Ферзь из пешки? «Вот только… запуская мясорубку всегда будь уверен, что сможешь ее остановить.» На примере Ады, Ксавер не был уверен, что лидеры и наставники, так уж трезво оценивают мощность мясорубок, которые выходят из их рук. «Или я становлюсь слишком взрослым для юношеского «Ах, революция, это ведь так… замечательно!» и думаю о последствиях".
Но сейчас задача: Гжесь. «Когда он использует магию – это ускоряет процесс трансформации? Никак не влияет? Он привязан к возрасту? Он рандомен. Кто бы знал… я сомневаюсь, что у всех были под рукой фейри и полукровки для изучения. А если Гжесь это попытка номер пятнадцать? Нет, вряд ли. Фейри не бык производитель, что будет оплодотворят всех, кого скажут. Хотя это конечно допущение, я сам фейри ручками не трогал.»
- Все это звучит – увы – так, что кажется это все можно только пережить с мантрой «Однажды это закончится». Но мне не слишком нравится такой пассивный вариант. Ты с ним говорил об этом?
У него пока не было идей, чем бы он мог помочь брату. Вот только для Ксавера такии ситуации всегда были в первую очередь вызовом. Способ всегда есть - осталось лишь его найти, и в процессе никого не угробить. Никого из тех, кого потом будет жалко.

+1

21

Рыжий утыкается в Ксава, как ребенок. Как будто ему не двадцать один, а в лучшем случае пять. Тело бьет мелкая, противная дрожь и успокоиться не получается, хоть тресни.
- Нет, - Гжесь резко мотает головой, волосы падают на лицо. - Я должен справиться сам. Я не могу разочаровать дедушку.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, Рыжий не справляется с происходящим. То ли изменения слишком кардинальны, то ли нервная система где-то в процессе дала сбой. Пока не фатальный, но к врачу или целителю его было бы неплохо отвести, чтобы хоть немного стабилизировать. Таблетки прописать, успокоительные зелья... Вот только черт поймет, что после них будет, парадоксальные реакции на самые простые вещи были присущи Гжесю с детства. Чего стоило одно зелье, блокирующее способности, превратившее его в тихий, заторможенный и послушный овощ.
- Вот ты спрашиваешь, зачем я там хожу, - Рыжий снова смеется, даже скорее хихикает, как-то странно, немного истерично, почти как маньяк в каком-нибудь дешевом фильме ужасов. Вот-вот, глядишь, посмеется и всадит ножик по самую рукоятку и провернет три раза. - А я просто хочу не думать, понимаешь? Тренировки не помогают. Не выматывают, как раньше. Все слишком легко. Или не легко, но спать все равно не получается. Это пока отвлекает. Отвлека-ает... - он повторяет слово шепотом, и опять смеется. - Люди чертовски хрупкие. Толкнешь - рассыпется... - и снова смешок. - А я пока не могу, как ветер, - доверительно продолжает Гжесь, кажется, уже сменив тему. - Не могу так же. Он, знаешь, умеет растворяться совсем. Не увидеть. Будто нет. А я есть. Меня слишком много...
Он упирается в Ксава лбом, продолжая вздрагивать, крепко обхватывает себя руками, словно находясь в каком-то приступе.

+1

22

Ксавер продолжает обнимать брата, думая, что когда-то сам страдал упрямым: «Я справлюсь сам, я никого не разочарую, я смогу». Но когда ты летишь в пропасть или медленно скользишь по границе безумия – то прибегнуть к помощи не слабость, а мудрость.
«И теперь мне надо бы донести до тебя эту мысль. Пожестче или помягче?»
Ему вовсе не хотелось, чтобы от суровых слов брат замкнулся в себе, или опять попытался изобразить самого самоуверенного. Сейчас  он видел, как прорывается плотина попыток Гжеся сдерживаться. И пытался запомнить каждое слово: да это мог быть просто бред, но могло быть и что-то важное. «Записать и передать Бартеку».
Он повторил их про себя пару раз, когда Гжесь замолчал, заодно выжидая.
- Послушай… ты разочаруешь деда только если умрешь или потеряешь рассудок. Если ты трезво взвесишь свои силы и поделишься с ним происходящим, то в этом нет ничего зазорного, напротив, это показывает насколько ты вырос из детских штанишек: «Я сам». Хорошо, Гжесь? – Ксав мягко погладил светлые рыжие кудри. «Потому что тебе совсем не понравится, если вместо тебя к нему пойду я. А доводить до такого я не хочу.» 

Отредактировано Ксавер Лазар (2019-04-17 17:34:02)

+1

23

Гжесь прижимался к брату, как ребенок. Физический контакт всегда его успокаивал, позволяя скопировать чужие настройки. Пусть ненадолго, но выдохнуть, получив передышку от иллюзии того, что рядом есть кто-то большой, сильный и у него обязательно получится все решить. Даже если из тупика нет выхода, ну, или ты должен найти его сам, в крайнем случае просто прорубив непредусмотренный выход воображаемым тюленем. Возможно, начиненным чайками, но тогда он уже будет не воображаемым, а вонючим. Ну, или ферментированным. Что называется, возьми с полки пирожок, и порадуйся тому, что знаешь умное слово. Аж целое одно, что в сложившейся ситуации - фактическая роскошь.
К моменту, когда Ксав перестает думать и начинает говорить, творящуюся дичь в голове Рыжего пусть отдаленно, но уже можно назвать здравой. Во всяком случае, ферментированный тюлень более-менее возвращает его мысли в конструктивное русло.
- Нет, - он резко качает головой, поднимая лихорадочно горящий взгляд на брата. Кажется, предыдущее утверждение было высказано слишком рано. - Это очень-очень-очень плохая идея.
Речь у него быстрая, но четкая и, вроде бы, относительно связная.
- Не надо идти к дедушке. Не надо... - он еще раз качает головой, чтобы брат точно понял. - Он не обрадуется. И я не обрадуюсь. Потом. Плохо выйдет.

+1

24

У Ксава глаза темные,  но хотя иногда в них довольно сложно рассмотреть черную пропасть зрачка, очень выразительные. Его эмоции не выдают руки или выражение лица, зато глаза предают Ксавера довольно часто. Хорошо, что в них почти никогда никто не всматривается, а если всматривается, то не умеет трактовать.
- Хорошо, предположим это и правда плохая идея, а не хорошая, или хотя бы нейтральная, - в кое-то веки он почти полностью озвучивает свои мысли, - Объяснишь почему? Твой дед либо уже несколько раз имел опыт наблюдения за такой трансформацией либо имеет доступ к записям того, кто имел. В целом я соглашусь: для него типично кинуть кого-то не середину пруда – авось само выплывет. Но кидать так, скажем, золотую статуэтку по меньшей мере не рационально. И это тоже не про него. Так почему ты считаешь, что выйдет плохо?
«Короче: это твоя убежденность или есть причины?»

+1


Вы здесь » Однажды в Кракове » Прошлое » О, где б я ни был, рвусь в другое место!..