Однажды в Кракове

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Однажды в Кракове » Прошлое » Панская усадьба


Панская усадьба

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

- Нормально все, - вздохнула Рива, - извини. Я тоже не знаю, что на меня нашло... Пусть будет орхидея.
Да уж, кому выпадет с цветком или оранжереей разбираться, не позавидуешь - слишком всего много намешано. Да и не только в ней. И мавка и Ганна-утопленница, наверняка же еще кто-то тут шляется. Ну и местечко! Не зря тут жить ни кто не хочет, в таком-то месте. Сам начнешь убивать или с ума сходить.
- Поехали, - кивнула девушка, - только я на кладбище хотела. Приличное, не такое... стихийное. С можжевельником. Вообще, предлагаю просто отсюда уехать, где-нибудь перекусить, а там разберемся.
Ощущения против посещения кладбища не возражали, тем более, что там ничего неприличного не водилось, а если и водилось, то к людям не выходило. Кустик она уже выкопала, он и до завтра подождет, но к чему откладывать-то?

+1

32

- Не забыть бы рассказать, может, тут проклятья всякие почистить надо, - под нос себе пробормотал Мазурек. Пусть кафедра разбирается. Хорошо, не поубивали друг друга, и на том спасибо. Но чувство неловкости не покидало.
- Не мешало бы, да, - согласно кивнул археолог, пропустив мимо ушей часть про кладбище, зато хорошо запомнив «перекусить». Потом наконец до него дошло.
- А, ну да, если что, можно и сегодня его посадить, - кивнул Вацлав. Махнул рукой журналистке, приглашая идти за собой – дом всё-таки надо закрыть, а то мало ли кому что в голову взбредет, а потом на них пропажу повесят – последние тут были, да еще и с ключами.
- На улице Болеслава Храброго есть хорошее кафе, - замыкая дверь, произнес археолог. – Можем там посидеть, - справившись наконец с замком, он потащился на выход к остановке автобуса, до которой еще надо было дойти. Почему-то на него вдруг навалилась какая-то жуткая усталость, хотя ничего такого, по сути, он и не делал.

+1

33

- Ну да, там и прикопаем, - согласилась Рива, имея ввиду можжевельник, - там как-то поприличнее место, спокойнее, это точно и посторонняя нежить не ходит. Хотя, по слухам, в старые склепы влезть пытаются регулярно, но тогда саркофаги запечатывали так... Про парочку слухи ходят, что там уже не только владелец лежит, но с десяток неудачливых воришек, сунувших руку под плиту. С другой стороны, лежать не так скучно, да и честнее.
Потому, что, строго говоря, просто хватать прохожих не честно, они же ничего плохого не делают, лежать не мешают, а вот тех, кто покой и границы частной собственности нарушают, тех можно и в гости, раз так рвались. Опять же, слухи не на пустом месте берутся, наверняка же на старом кладбище, может и находили такие... переполненные саркофаги.
К счастью, автобус, еще и полупустой, долго ждать не пришлось. Запихнув рюкзак в ноги, Рива с удовольствием села, откинувшись на спинку и первые пятнадцать минут привычно с интересом смотреть в окно даже получалось. А потом пришла усталость, как будто не в усадьбе была, а где-то на природе активно отдыхала под солнцем.
- Все, - пробормотала она, нахально устраиваясь у Вацлава на плече, - делай, что хочешь, только не буди...

+1

34

- Хорошо, - с обреченным выражением лица согласился Мазурек. А вот легенды про воришек как-то не радовали. Его передернуло. Не то чтобы он сам был воришкой, но по долгу службы иногда (ха, почти всегда) приходилось и с могилами дело иметь. Вряд ли покойнички сильно отличают, кто с научными целями, а кто просто за кольцами и прочими серьгами полез. 
Автобус их забрал и археолог почувствовал несказанное облегчение. Скоро они вернутся в город и мавка с этой дурацкой ссорой забудутся как страшный сон. Тьфу-тьфу.
Вацек горько вздохнул. Внезапно он тоже не отказался бы от сна, но кто тогда будет следить за дорогой. 
- Угу, - пробурчал он недовольно и в самом деле принялся следить за дорогой. И пропустил тот момент, когда сам задремал.
А проснулся, когда их автобус уже благополучно проехал нужную остановку. Благо, недалеко – только подъезжали к следующей.
- Хватай свой можжевельник, полетели! – растолкал он Риву. Придется теперь идти пешком.

+1

35

- Ммм? - сонно поинтересовалась Рива, тем не менее вскочив и рванув к выходу. Куда, зачем, почему так быстро и кому это вообще надо, а так же другие менее важные вопросы можно было задать и после. А то вдруг окажется, что автобус ведет какой-нибудь мертвяк и едут они куда-то... туда или на улице сейчас мимо прошел кто-то важный, а они мимо проехали. Да и вообще, сперва годы тренировок, потом пара лет работы приучили на команду "бегом" сперва бегом, а потом уже выяснять, куда, зачем, от кого или за кем.
- Зачем ты меня разбудил, уютное чудовище? - вздохнула девушка, уже стоя на остановке. Разбудил - точно, чудовище, но спалось уютно, так что честность требовала признать и достоинства, - в крайнем случае, доехали бы до конечной, потом бы еще на обратной дороге поспали... Хорошо, что ни кто не за рулем!
Малодушное желание после обеда все-таки отправиться домой и поспать было задушено на подходе. Во-первых, нормальный сон перебьет, а даже если нет, то во-вторых было страшнее. Если не успокоиться нормально или не нахвататься новых впечатлений, ночью приснится всё, что было в усадьбе, при чем, вполне возможно, в более мрачном варианте. Смотреть кошмары в почти пустом общежитии, в пустой комнате, потому, что соседка уехала, не хотелось вообще, а фраза "можно с тобой переночевать, а то,  боюсь, кошмары замучают" Риве казалось странной.

+1

36

Из автобуса они выскочили пулей. Двумя пулями. Потому что Мазурек совершенно не желал идти обратно слишком долго. Можно было и проехать одну остановку, но зачем, если можно этого не делать.
- Эй! – возмутился археолог. Ладно уж уютное, но чудовище-то за что? Нет, он, конечно, сегодня крупно накосячил, но они же вроде как уже помирились. – Угу, хорошо, - особенно потому, что водить Мазурек умел только лошадь.
Ага, а потом и до второй конечной доехали бы. Мимо усадьбы, почему нет-то. Соскучились по мавкам и орхидеям, и трех часов не прошло, а они уже успели.
- Больше активности! – заявил Вацлав и бодро зашагал обратно к углу, где улица Скорупки пересекалась с улицей Болеслава Храброго. Жаль, то самое кафе было совсем не на углу, и им пришлось пройти еще пару сотен метров, прежде чем Вацек остановился у двери и с гордым видом произнес:
- Приехали! – открыл дверь, запуская журналистку, и сам зашел за ней, - Тут правда очень вкусно. Выбирай стол.

+1

37

- Ты меня разбудил, - объяснила Рива, - коварно и бесчеловечно.
Зато можно говорить правду, глядя абсолютными честными глазами, что спала с преподавателем. И все это происходило в автобусе. При подаче правильным тоном воображение собеседников само себе дорисует подробности в меру распущенности этих самых собеседников.
- И почему машины такие дорогие, - вздохнула девушка. Вопрос был философским и риторическим. С доходами и расходами шансы обзавестись машиной были равны нулю. Если только кто-нибудь не предложит оригинальную взятку за то, что какая-то статья не увидит свет или не заведется неприлично богатый ухажер. Но в первом случае профессиональная честь не позволит, во втором же... не для того она из дому сбегала. В общем, все надежды были на отца, заимевшего традицию дарить всем своим детям, получившим диплом, машину.
Жизнь уже давно научила в любой непонятной ситуации выглядеть невозмутимо и естественно, поэтому в кафе брюнетка вошла легким бодрым шагом, аккуратно придерживая рюкзак, из которого выглядывал куст можжевельника и пошла к одному из столиков у окна.
- Я же студентка, - рассмеялась она, - у меня нет понятия "невкусная" еда. Посолить, поперчить, добавить горчицы и будет съедобно все. Кстати, а какое самое необычное блюдо у вас на раскопках было? В смысле приготовленных.

+1

38

Мазурек пожал плечами, даже не пытаясь выглядеть виновато. Подумаешь, разбудил. Зато впереди еда! Правда, очень впереди, но не обзываться же из-за такой мелочи. К тому же, если бы не разбудил, неизвестно куда бы уехали. Ну и надо оно?
На вопрос журналистки он только плечами пожал. Как выяснялось, в ценообразовании Мазурек вообще мало что понимал. И искренне считал обломок керамического горшка железного века дороже каких-нибудь там фирменных часов. И не важно, что таких обломков на каждой кафедре по сто штук на нос.
- Может, это чтобы неумех отвадить, - вдруг выдал он. Вроде как стоимость должна была остановить неподготовленных водителей. Хотя с чего бы.
Археолог почти что упал на стул. И где-то тут понял, что очень хочет есть – его догнал запах еды со стороны кухни. А вот воспоминание о «раскопочной» пище как-то не особо порадовало.
- Ну, знаешь, - он хотел добавить что-то вроде «не все тут студенты», но не стал. – Даже кусок стола? – посмел он усомниться в съедобности абсолютно всего. И как-то странно дернул плечом. – Ой, не напоминай. Был я как-то в Бискупине, - таким тоном, будто его тут всё замучило, произнес Вацек, - там нам местные приносили луковицы с хлебом, - не особо-то необычно, но как-то Мазурека это совершенно не вдохновляло ни тогда, ни сейчас. Потому к подошедшему официанту он обратился чуть ли не как к богу. Богу вкусной еды, да.
- Тут просто идеальные отбивные, - подмигнул Вацлав Риве. – Две порции, пожалуйста. Ты что-нибудь другое сразу хочешь? Или подумаешь?

+1

39

- Кусок стола можно сварить на медленном огне, навар будет, - хладнокровно сообщила студентка, - а если стол из пород хвойного дерева, так еще и полезный, от цинги. И вообще, древесина организмом усваивается.
А вспомнить рассказы бабушки Вики, как их семья добиралась из России в Польшу, после того, как брат бабушки сильно накосячил, так на многое в окружающем мире будешь смотреть с гастрономической точки зрения. И радоваться, что еще не пригодилось и надеяться, что никогда-никогда.
Рива улыбнулась слегка опешившему официанту, явно слышавшего последние слова про дерево.
- И какой-нибудь овощной салат, пожалуйста. И большой чайник чая.
И продолжила после ухода официанта:
- А что вы  Бискупине копали? Что там было?

0

40

Мазурек закашлялся. Мало ли что там организмом усваивается. В теперешнем своем относительно благополучном состоянии он нипочём не желал проверять усвоение желудком древесины. Нет уж.
- Интересная каша. А вы что, пробовали в общаге? – он просто должен был поинтересоваться, потому что ну откуда журналистка это знает.
Официант, кажется, был только рад уйти поскорее от вареных деревьев и обсуждавших их странных посетителей. Хотя при его работе чего только не наслушаешься. Главное, чтобы его ногу не заказали в качестве жаркого. Чай и салат принесли довольно быстро, так что Рива уже вполне могла бы приступить к заеданию встречи с мавкой.
- Ой, - Мазурек так махнул рукой, будто ничего такого интересного. – Там городище старое. Очень старое. Старше Мешко Первого, - он опять пожал плечами таким же образом, как будто вполне себе стандартное дело. – Я тогда еще студентом был. И случайно пару горшков лопатой разбил, - состроив заговорщицкое выражение лица, подмигнул он Риве. С кем не бывает, конечно, но вообще-то не очень радостный факт биографии, на минуточку, археолога. А тут и еда подоспела.
- В целом, там сейчас вроде что-то изучается. Железный век, как-никак. Много всего откопано.

+1

41

- Пробовали, - мрачно поведала Рива, - два года назад, зимой. В январе. Когда снега намело так, что некоторые из частных домов выходили через чердак. Магазинчики не работали, деньги все, конечно, потратили на Рождество, учебы тоже не было, мы-то с общежития дойти могли, но у преподавательского состава были с этим проблемы. А тут сломался старый стол из лиственницы...
Тогда идея сварить кусок дерева казалась... ну, не здравой, но интересной. Вдруг витамины и сытно? Или, в крайнем случае, интересно. Студенты вообще народ любознательный, а в общежитиях и подавно.
- В общем, это был интересный опыт и необычный привкус у того, что можно было считать супом, - жизнерадостно докончила девушка.
И с интересом послушала бы еще про поселение, про разбитые горшки... Археология была наукой хоть и местами конкретно-прикладной и грязной, но все еще казалась интересной, полной загадок и романтичной. И, увы, совершенно материально не выгодной и малопрактичной, как самостоятельное занятие. Журналистика тоже...откапывала факты и связывала многое во единое, но, увы, находилась на темной стороне всего того, что было ореолом археологии. Поэтому оставалось лишь ездить на раскопки летом, да помогать с переводами.
- А Канли Кула же правда расконсервировали? И там сейчас волшебники все проверяют? - живо спросила она. Канли Кула, легендарная крепость-тюрьма, не простая, а для волшебников, была оставлена и запечатана то ли в 16 то ли в 18 веке и власти Сербии только недавно согласились пустить археологов, впереди которых пошли волшебники, разобрать старые артефакты и прочее. Если там и правда остались предметы, которые использовались в работе и их можно увидеть обычным людям... Дух захватывало. А знание определенной части жизни было твердо уверено - коллекционеры, не чистые на руку, будут виться вокруг, как мухи над коровьим трупом, норовя отхватить что-нибудь и не жалея денег не то, что на предметы, а даже за информацию. В данном случае Риву подобное отношение возмущало, история и необычные предметы должны быть доступны всем людям, а не осесть в частных бесполезных коллекциях!

+1

42

Вацлав подавился воздухом и закашлялся. Что и говорить, он не ожидал услышать подтверждение – да, мол, ели мы кашу из дерева. Ох уж эти студенты. То ли все в принципе такие, то ли журналисты особые. Он только молча понадеялся, что воду использовали не талую – а то что, снега же намело.
Вацек едва слышно вздохнул и грустно откусил кусочек от отбивной.
- Угу, кажется, - кивнул. Что-то он читал такое. И тут же его передернуло – ох уж эти волшебники, лезут везде! Нет, с одной стороны, именно так и надо, да и кто еще должен первым осмотреть тюрьму для волшебников же? Но в Мазуреке все равно говорила детская обида, что он сам чародеем не является, а потому он пробухтел что-то неразборчивое на тему «надоели они уже, поскорее бы нормальным людям работать дали». Хотя ему самому, по большому счету, попасть туда на раскопки не светило – своих городищ и селищ немеряно. Хорошо хоть разум все-таки возобладал.
- Надеюсь, они скоро закончат, и можно будет нормально наукой заняться, - выдал он. – Ты ешь-то! А то остынет.
А еще же можжевельник сажать, так что точно надо за разговорами не забывать о еде. Тем более, если ты студент.

Отредактировано Вацлав Мазурек (2019-03-04 19:08:11)

+1

43

- Да ладно тебе, - отмахнулась она, прожевывая кусок, и посмотрев пантомиму "эти волшебники и люди науки", - что плохого, что оттуда исчезнет все, что может вас особо заковыристо убить? Плохая кладка, отравленные персти, спящие вирусы и офигевающие от вас змеи все равно же никуда не денутся.
К волшебникам она относилась философски. Относительно иная форма жизни, с иным мозгоустройством, мировосприятием и такой же кровью. Умеющие так же смеяться и грустить, быть счастливыми и несчастными, кстати, не то, что бы несчастных, а грустно смотрящих, как их жизнь идет не туда, было больше, как и среди людей. Вполне счастливыми своим положением и состоянием дел казались, как ни странно, ворчащий Руди и Патрик, которого сочли бы подзаборной пьянью в девяносто процентах случаев. Всё их ворчание казалось лежащим на очень прочном фундаменте комфорта и "своего места" и это даже вызывало зависть. Потому, что ей хотелось так же. Наконец-то не только не обращать внимание на мнение окружающих, но и перестать доказывать  и метаться.
- Не все волшебники одинаково противные, - наконец, пришла она к заключению. "Просто некоторые умеют думать не по правилам. А интересно, Руди Черную Гору заканчивал?"
- Все, можем даже заплатить и идти, - закончила одновременно с обедом и ужином девушка, - можжевельник сам себя не посадит, а уже вечереет.

+1

44

Ладно так ладно. Мазурек, в целом, как-то и не против был, что волшебники кинутся на амбразуру и разгребут всё странное и непонятное. Но возмущаться – святое. Даже если собеседник тысячу раз прав.
- Ага. Змеи особенно радуют, - задумчиво откусив кусок, как будто в нем должна была найтись та самая змея, произнес Мазурек. – От кладки есть каски, - хоть и не настолько уж великолепная защита, но хоть что-то. – От перстней перчатки, от вирусов вон хоть эти, как их? – археолог задумчиво посмотрел поверх головы Ривы. – Маскхалаты, вот! – но тут же задумался. Нет, кажется это не то слово. Ну и ладно, всё равно уже ляпнул, так чего вымучивать новое предложение с оправданиями. – А от змей – это в резину, что ли, всем одеться? Так и без укуса помереть можно.
В целом, он тоже не особо кидался по улицам на волшебников, разве только бормотал всякую чушь, если был подходящий слушатель. Так что с Ривой, по большому счету, он был согласен – не стоило всех грести под одну гребенку. Даже если очень хотелось. Мазурек грустно вздохнул, не менее грустно посмотрел в пустую тарелку и уже более весело в сторону мимопроходящего официанта.
- Рассчитайте нас, пожалуйста, - обратился к нему археолог, получил счет, оставил деньги и, пытаясь принять чуть более бодрый вид, принялся собираться.
- А вот если бы куст мог сам себя посадить, то куда бы он сел, как думаешь? – решил он спросить. Пусть чушь, но зато весело. – Идем. На автобус или пешком? – не дожидаясь ответа, он сразу как-то направился на остановку. Так проще же.

+1

45

Разговоры в стиле "в чем разница между письменным столом и вороном?" Рива любила. Умение генерировать связный бред, оперируя какой-никакой логикой, что бы слова имели смысл,  а рассуждения были интересными, неплохо так тренировали мозги и проверяли понятийный аппарат на прочность, как и способность альтернативно мыслить.
- Он бы сел за парту, - ответила она, - получил бы образование, наверно, юридическое. Что бы защищать остальные растения от угнетения и евгеники людей. Потом бы они боролись за свободу, права, против селекции...
Брюнетка представила масштаб и внутренне восхитилась.
- Что-то вроде борьбы за отмену рабства, только растительного... Интересно, а они бы тогда приняли бы законы государства? - в свою очередь спросила она, - служили бы в армии? Платили бы налоги?

+1

46

- Какого государства? – задумчиво спросил Вацлав, мигом представивший себе кучу растительных царств. В ботанике, опять же, он был не очень-то силен, но со школы вроде помнил, что растения тоже бывают разные, а в разных местах могут жить совершенно отличные друг от друга виды. Так что тут тоже интересно выходило. Если растение может получить образование, бороться за свободу, то ведь может и организовать свою страну. А зачем ему чужая-то. Хотя… Если бы да кабы да во рту росли грибы. – Учитывая, что жить им пришлось бы с людьми, в армии служить точно надо – а то как от нас защищаться? С налогами сложнее. Но, в целом, почему нет.
Мазурек задумчиво пожал плечами. А тут и автобус подъехал, предоставляя возможность нести бред в более комфортном сидячем положении.
- Вот. Надеюсь, этот твой можжевельник получать образование не собирается, - продолжил он в порядке бреда. – А то обидно как-то вместо парты сажать его на кладбище. Мне бы не понравилось.
А кому в здравом уме понравится. Ну да это спорный вопрос. Потому Мазурек задумался и как-то притих. Ехать было недолго, так что вряд ли кто успел бы заскучать за время молчания археолога и сосредоточенного разглядывания им же видов из окна. Другое дело, что он вряд ли что замечал, поскольку действительно думал о сидениях на кладбище, когда ты растение и не очень.
- Выходим? – попытался он не пропустить нужную остановку, осторожно ткнув Риву пальцем в бок.

+1

47

- Я надеюсь, он даже в армии служить не хочет, - подхватила Рива, тем не менее, с подозрением косясь на куст. Кто его знает, что там в панночкином саду росло, чем это удобряли, как ворожили, - что это просто куст с небольшими амбициями и его устроит в качестве места жительства приличная могила на ухоженном кладбище и он будет честно выполнять свое предназначение - защищать от злых духов и скопления негативной энергии...
И сама задумалась над тем, как сложно раньше было посадить сады. Бабушка еще относительно серьезно к ним относилась, а уж ее родители и бабушки-дедушки искали специальных садовников, продумывали, как и куда что сажать. Что и дом защитить и красиво было и не опасно. К счастью, волшебство, в частности, артефактология на месте не стояла и можно было смело садить любые растения, защищая жилье амулетами. А то лет сто назад такой можжевельник можно было бы прикапывать в саду злейшего врага... Блин, вот можжевельник есть, а врага и нет...
- А? - подскочила она, задумавшаяся над проблемой "врага" и подобравшая на эту роль разве что "общественное мнение",  - да!
Будущее светило журналистики подскочила  с места, схватила Вацлава за руку и рванула к выходу из автобуса. Несколько удивленный таким энтузиазмом и желанием выйти на тихой остановке вечером, водитель все же притормозил и выпустил пассажиров.
- Спасибо, а то нас только до вечера отпустили, - вежливо улыбнулась Рива, полюбовалась на меняющееся лицо водителя и жизнерадостно помахала рукой вслед набирающему скорость автобусу, - вот и ему теперь будет, что вечером рассказать. Как вез до кладбища двух упырей и еле цел остался. Дня через три в пивных можно будет послушать версию. Ты, кстати, кем бы предпочел, вампиром или призраком? Или кем другим, ну если бы выбор был?
А если записать историю с его слов, вот и статья для Листка. Нет новостей - создай. Но так, что бы они были правдивыми.
Ворота приличного нового еврейского кладбища пока еще не были заперты. Кто-то покидал место упокоения родни, спеша убраться до саркальных 17 часов, после которых заходить на кладбище почему-то было нельзя. Заходить же, не находиться! Да и вообще, некоторые приметы появились из-за банальной экономии денег.

0


Вы здесь » Однажды в Кракове » Прошлое » Панская усадьба