Легенды Старого Кракова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Департамент "Сокол" » Обмен опытом


Обмен опытом

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 12 сентября 1984 года.
Место действия: где-то возле входа в департамент.
Действующие лица: Матеуш Шимборский, Оин О'Нилл
Преамбула: двое хозяев духов остановились пообщаться о жизни и призраках.
Краткое содержание:

+1

2

Призрак появился где-то в марте. Как раз в то время, когда в общем отделе сменилось начальство. Не трудно было понять, чей он, да и метка подсказала. И хотя само появление свободно бродящего призрака было чем-то возмутительным (ведь все приличные хозяева держат духов при себе и не выпускают вот так погулять), это еще было не самым страшным. Призрак желал знакомиться. А еще больше он желал трепать нервы, кажется, из чистой любви к процессу, потому что никакой выгоды с того он не получал. Болтался по кабинету, двигал стулья, скребя ножками по полу, шумел, растаскивал отчеты, заглядывал через плечо в книги – это почему-то бесило особенно. Только что не разговаривал, и то явно запретили, зато рожи строить ему ничего не мешало. А рожа говорила, что ему это нравится. Весело!
Матеуш поначалу мирился, понадеявшись, что сам отстанет и уйдет. Призрак ушел, чтобы вернуться на следующий день. Потом мирился, почему-то не желая идти выяснять какого черта у занимающего более высокую должность. Потом мириться перестал и очень вежливо попросил забрать свою нечисть. Призрак не появлялся неделю, другую… А потом короткая память его явно подвела, и все вернулось на круги своя. Матеуш мириться перестал, и в этот раз призрака отозвали очень быстро. И также ненадолго. Потом был запрет заходить в конкретный кабинет. Но упорный дух все равно шатался где-то неподалеку и искал способы побесить. Как будто его сюда что-то манило. Исследовал новую территорию, ага. В двадцатый раз за последние месяцы. Приходил, приходил и приходил.
Вот и сегодня, сегодня он опять явился. К концу рабочего дня, очень скучного и тоже действовавшего на нервы не хуже прилипчивого призрака, Шимборский опасно приблизился к готовности кого-нибудь убить. Например, какого-нибудь духа, а потом с чистой совестью извиниться и даже заплатить компенсацию. Задолбало!
Но рабочий день как раз заканчивался, и ловить инспектора общего отдела было логичнее на выходе, а не у него в кабинете. Недобро зыркнув в сторону маячившей в коридоре фигуры – не ходи следом, только не ходи, иди пристань к кому-нибудь еще, мало других людей что ли?! – Матеуш поспешил занять стратегическую позицию в засаде. То есть почти у самого входа в департамент. И ждать пришлось недолго.
- Пан О’Нилл. – Обращение само по себе уже звучало достаточно абсурдно для того, чтобы служить началом не менее абсурдного диалога. – Ваш призрак…
Заебал. Хотелось сказать именно это. Но как-то неприлично выражаться в присутствии начальства, путь и не своего, пусть и другого отдела, пусть и уже начинающего нервно шарахаться, но начальства.
- …опять бродит у нас по этажу и мешает работать. Раскидал отчеты, перепугал новичков… - Список проступков неугомонного духа за эти месяцы редко пополнялся новыми пунктами, но раздражал от этого не меньше. Перепуганные стажеры как раз стали новым пунктом в списке. И это тоже возмутительно. У них там своих призраков хватает, чтобы пугать всех, а тут посторонний влез.

+3

3

Было ровно две вещи, которые Оин не любил больше всего - одиночество и бездействие. И если первое ему особо не грозило, спасибо Агнешке и мертвому зоопарку, то вот со вторым была беда. По окончании рабочего дня было критично нечем заняться. Ну, зайти в Магель, поесть, поговорить с Эвой, а дальше? Ну, встретиться с Мареком и Лешеком раз в неделю-две... три. И все, план досуга скончался в страшных муках, так и не успев родиться. При хороших раскладах, раз в пару недель еще можно было получить письмо от Пьера, и потратить вечер на написание ответа. На десять страниц, как в том анекдоте. Так и получалось, что ирландец постепенно, но неотвратимо мутировал в жуткого трудоголика, едва ли не живущего на работе. Впрочем, не то, чтобы это было ему в новинку в последние пару лет, неудавшийся брак никому не идет на пользу, даже если он и не зарегистрирован официально. Здесь же, в Кракове, все началось из-за конкретной надобности, потому что Общий отдел куда больше напоминал стремительно полнеющий пиздец, отнюдь не похожий на милую полярную лисичку, а потом просто потому, что дома было было скучно. Горизонтальные поверхности пылились, пол обрастал шерстью, а когда-то новый диван окончательно превратился в собачью лежанку. Впрочем, любой диван постигала аналогичная участь, стоило ему оказаться в зоне доступа Ойилла. Чертова демобака на отрез отказывалась лежать на полу при наличии выбора, а сам Оин не особо ему в этом препятсвовал. Вот и казенная мебель не стала исключением: на предложение сходить пожрать пес только лениво повел ухом, но так и остался лежать. И правда, зачем двигаться, если гулять его поведут ночью, а пожрать все равно принесут? Хотел бы и сам ирландец быть таким же безмятежным, но в голове неотвратимо крутились мысли о текущей работе, перемежавшиеся вопросами о том, какого черта он переехал из Парижа в это болото, непониманием того, как осуществить план Агнешки, и кучей других, не менее важных, вещей. Короче говоря, Оин спускался по лестнице полностью погруженный в свои мысли, когда у самого выхода его окликнули.
Ирландец остановился, обернувшись на звук. "Выражение непреодолимого счастья осветило его лицо" - всенепременно можно было бы написать, если бы происходящее было сценарием болливудского фильма, но поскольку вокруг никто не пел и не бросался в пляс, Оин ограничился сухим кивком, уже предвидя, что ему скажет очередной волшебник из магподдержки с непроизносимой фамилией, заканчивающейся, как и у большинства, на "-ский". Три... Два... Один... А нет, он все же удержался в рамках приличия, но явно исключительно из уважения к должности. А Чаки, сволочь такая, съебал, как обычно руководствуясь принципом "Я натворил, а ты разгребай теперь". Не то, чтобы у него было много мозгов при жизни, после смерти их точно не прибавилось. В отличие от желания создавать всем неприятности.
Только вот вместо того, чтобы вступать в спор или бросаться в оправдания, ирландец запустил руку в карман, и протянул уже малясь подзадолбавшему своими визитами волшебнику двух франковую монету, одну из немногих, что остались в память о Париже. Монета отчетливо фонила магией.
- Возьмите. Не выкладывайте ее из кармана, и Чаки к вам больше не подойдет, - как обычно на английском сказал Оин. Во вторую половину пламенной речи он не то, чтобы сильно вслушивался, так как все еще недостаточно хорошо понимал польский, а то обязательно бы заметил, что новички магподдержки увидят в своей жизни вещи и пострашнее его призрака. Если выживут, конечно же. А потому было бы неплохо начинать привыкать, вместо того, чтобы пугаться.

Отредактировано Оин О’Нилл (2018-11-24 15:40:22)

+2

4

Ой, кажется, ему были не очень рады? Или нет? Матеуш мог бы позлорадствовать, вот только он тоже был не очень рад сегодня видеть слишком знакомую призрачную рожу. И стажеров терроризировать, то есть знакомить с нехами и всем таким, у него и своих бы призраков хватило. А тут ходят чужие, создают конкуренцию, бесят, еще и раскормленные до совершенно неадекватных параметров. В общем-то на последнее можно было закрыть глаза, как и на то, что оно бродит само по себе, но. Но. Оно – раздражало. А потому сходу вспоминалось штук пять причин, почему так нельзя, и с призраком надо что-то делать.
На протянутую монету Матеуш посмотрел с некоторым подозрением. Явно прикидывал, какие шансы, что вместо заявленного на предмете обнаружится какой-нибудь неприятный эффект, а то вдруг он задолбал О’Нилла сильнее, чем казалось. Шансы, конечно, были, но не очень большие, так что монета все-таки сменила хозяина.
- Спасибо, - Кивнул волшебник, в свою очередь переходя на английский. И на этом бы все и закончилось, досаждай призрак только ему одному. – Но он не только мне мешает.
Хотя и стоило признать, к некоторым призрак явно питал особенную симпатию и доставал чаще остальных. Но одним волшебником не ограничивался. Просто остальные терпели, засунув язык в жо… то есть, не рискуя соваться к такому страшному человеку, как начальник общего отдела. А кто-то отгораживался от проблемы своими силами.
- Зачем вы его выпускаете? Вы же должны знать, что такому существу нельзя позволять разгуливать свободно.

+2

5

- Если бы он по-настоящему мешал, я бы узнал об этом очень быстро, - усмехнулся собственным мыслям ирландец.
"На первом же совместном совещании, если не раньше", - про себя подумал он. Черт его знает почему старый хрыч решил возлюбить Оиновские мозги в явно библейском смысле, и каждая встреча глав отделов проходила с обязательной демонстрацией элементов личной неприязни, по итогу которых вспыльчевому ирландцу хотелось сделать что-нибудь откровенно противоестественное и уголовно наказуемое с Мейнером. А вот о том, что себе думал глава магподдержки, история милостиво умалчивала. Но факт оставался фактом, в претензию шло все, что угодно, кроме неугомонного призрака. Кто ж этого старого маразматика разберет, может, он силу воли подчиненных при помощи Чаки тренирует?
Возможно, они бы и дальше торчали в дверях, только вот светской беседе явно мешали входящие и выходящие из управления люди. Время пересменки - не лучший момент, чтобы располагаться перед входом, а прятаться за кадкой, как это еще минуту назад делал волшебник, Оин не видел смысла.
- Призрак, содержащийся в клетке, в первые секунды после выхода замедлен, дизориентирован и не видит никого, кроме хозяина, выступающего источником раздражения, как причина его изоляции, что может потребовать больше времени на осознание и выполнение команды. Надеюсь, мне не нужно объяснять, чем это может закончиться в оперативной работе? И, при всем уважении, если так хочется пообщаться, мы можем сделать это с другой стороны двери.

Отредактировано Оин О’Нилл (2018-11-25 12:01:32)

+2

6

В ответ на слова Оина, Матеуш как-то неопределенно пожал плечами. Он сильно сомневался, что призрак мешал недостаточно. Просто их начальство отличалось явным садизмом, и в выборе между очередной придиркой к О’Ниллу и возможностью посмотреть, как подчиненные реагируют на стресс, побеждало второе. Как будто им нехов на выездах было мало, честное слово!
- Прямо сейчас вы не на задании. И большую часть времени тоже. – Резонно заметил Матеуш, кивком соглашаясь, что стоять на проходе не лучшая идея. Хотя тот уголок за цветком был неплох, особенно в качестве засады. Но сейчас логичнее было бы уже выйти. Хотя бы для того, чтобы то самое начальство вдруг не свалилось на голову, решив, что раз он еще свалил, то не против еще немножко поработать. Нет-нет-нет, только не в кабинете, - решил волшебник и поспешил слиться с потоком выходящих.
Из которого, впрочем, вынырнул, стоило оказаться снаружи. И, убедившись, что Оин не потерял его из виду, отошел еще в сторону. Вот тут они точно никому не будут мешать. И можно даже не кивать приветливо всем знакомым лицам, входящим-выходящим из здания.
- Знаете, вообще-то вы могли бы сразу дать мне это. – Покручивая в руках полученную монетку, сообщил Матеуш, - И не пришлось бы вам надоедать. Хотя, обычно я не против общества призраков, но ваш навязчив, как…
Как настоящий живой человек, желающий пообщаться о погоде, жизни, хобби, работе, государстве, семье и о чем там еще они разговаривают, когда пытаются кого-нибудь общать. Только призрак молчал, но на нервы действовал ничуть не меньше.
- Не знаю, чего он ко мне прицепился.

+2

7

Ирландец стремления не коммуницировать с коллегами не оценил, остановившись в паре метров от входа, так, чтобы ветер нес дым подальше от людей, и закурил. В его личном рейтинге интересных и полезных вещей, общение с жалующимся на жизнь волшебником явно не занимало первый десяток строчек. "Точно надо к Эве пойти", - подумал Оин, затягиваясь.
- А еще я мог бы носить с собой конфеты, и давать их людям каждый раз, когда те задают мне глупые вопросы... Вы, что здесь, в Польше, каждый день носите с собой всю коллекцию артефактов и просто так, за красивые глаза и "спасибо", раздаете их направо и налево? - он затянулся вновь, и выдохнул часть дыма с недоуменным фырканьем. - Так объясните, какого черта ждете этого от меня?
Самое забавное, ситуация даже не раздражала, скорее так, вызывала легкое недоумение на грани "простите, что?", которое вот-вот может перерасти в средних размеров "че, бля?". Ну, вышел волшебник недавно из их учебного заведения. Как там бишь его? Черная дыра? Нора? Гора? Наверное, все-таки гора. Вряд ли волшебники были бы настолько самокритичны, чтобы обозвать академию, как есть. Зато какие красивые и политкорректные обозначения придумывали бы для нее в той же Франции...
- Призраки реагируют на эмоции, - все так же ровным голосом продолжил ирландец. - Несмотря на наличие защитных амулетов или татуировок, они по-прежнему их чувствуют. Съесть не могут, но это совершенно не мешает им делать многие вещи из чистой любви к искусству. Точно так же, как и людям.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Департамент "Сокол" » Обмен опытом