Легенды Старого Кракова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Улицы Кракова » Самое безопасное приключение


Самое безопасное приключение

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время действия: 15 июня 1986
Место действия: Казимеж
Действующие лица: Рива Стрежга, Ян Ольшанский, возможны проходящие мимо
Преамбула: Ян возвращается от одного крайне состоятельного (и крайне скупого) пациента своего папеньки с говорящей фамилией Рабинович Шварц. У пани Ривы тоже какие-то свои дела в это чудесное летнее утро.
Краткое содержание:

0

2

Солнце слепило глаза, Ян жмурился, но упорно продолжал держать перед собой книгу. Таким же целеустремленным, но несколько ленивым шагом пан целитель свернул в уютную аллею, обсаженную то ли каштанами, то ли чем-то еще, что казалось Ольшанскому милым только потому, что зеленело и золотилось.
Позади раздался переливчатый колокольчик - мимо катился фургон мороженщика, и сам продавец, молодой парень, еще более отчаянно рыжий, чем Ян, прямо на ходу улыбался какой-то пани и уже всучил ее мальчишке порцию. Пани еще сопротивлялась, но уже тянулась за кошельком, а рыжий накладывал в рожок один за другим разноцветные холодные шарики.
Ольшанский поскорее оставил шумную улицу позади: еще не хватало сейчас стать невольным участником какого-нибудь воскресного парада, или жертвой зазывал в новую кондитерскую, парикмахерскую, бродячий цирк, кинотеатр... О кино Ян подумал с некоторой тоской - аромат горячей карамели был хорошо знаком ему, один из маленьких кинотеатров находился прямо возле клиники отца, и, заполняя кипы формуляров, Ян часто открывал окно, позволяя сладкому ветерку заглянуть в его медицинское царство.
"Некоторые теоретические заметки о трансплантации органов" - значилось на корочке толстой книги. В жизни Яна не было ни одной, даже самой завалящей, минутки, чтобы подумать о карамели, кино, фургончике мороженщика. Но все-таки он остановился, замер. Тут же на него чуть не налетела стайка подростков, и Ольшанский, чуть заметно поджимая губы, поспешил дальше.

Отредактировано Ян Ольшанский (2018-10-11 21:59:30)

+3

3

Перед работой Рива решила навернуть пару кругов по Казимежу. Пан директор не требовал от журналистов сидеть в редакции, наоборот, очень сильно удивлялся, когда слишком долго и часто видел их на рабочем месте, полагая, что журналист должен, как хорошая собака, искать новости и как самый любопытный в мире кот, торчать в гуще событий, выбираясь оттуда в том состоянии, в котором можно сдать статью, ну или надиктовать ее, если не очень повезло стать призраком. А Казимеж место такое... увлекательное. Всегда можно что-то услышать, увидеть, столкнуться с кем-то, да мало ли. Хотя бы посмотреть на дома в аварийном состоянии, сделать пару фотографий играющих под рассыпающимися подъездами детей, поговорить с жильцами. А вечером пособирать новые истории про начальников из управляющей компании.
Проходя мимо одного из домов, уже предназначенного на снос, девушка услышала тихий писк. Крыса? Нет, тоньше и жалобнее. Призрак? Ну да, при свете дня, тихим-тихим голосочком котенка. Мелковато.
Ой, да ладно, убежать она всегда успеет, а "дом, пожирающий маленьких питомцев", это же просто находка для вечернего выпуска!
Журналистка подошла и заглянула в окно, предположительно туда, откуда шел писк. И правда, изнутри, на подоконнике, сидел маленький котенок, горько оплакивающий свою судьбу.
- Кис-кис-кис, - позвала девушка. Котенок поднял на нее глазки-пуговки, не пошевелился, но запищал громче. Залезть на окно проблемой не было, что бы достать, но если малыш испугается и сбежит? Бегать по прогнившему полу за котенком не улыбалось.
Вздохнув брюнетка оглянулась и увидела того, кого надо. Высокого парня, уткнувшегося в книги. Читает - значит, не торопится, сделала она вывод.
- Пан! - перед Яном выросла девушка, - помогите, пожалуйста, достать котенка?
Тон был вежливый и четкий, интонации просящими. Пока что.

+3

4

Ольшанский подавил порыв состроить недовольное лицо - стоило остановиться на пару минут и началось. Вначале в него чуть не врезались какие-то детишки, а теперь эта милая девушка хочет, чтобы он достал ее кота. Стоп-стоп. Милая девушка казалась Яну смутно знакомой. Эти любопытные темные глаза на живом лице, и эти интонации в голосе, тренированном, чтобы пролезать в разные интересные места ради горячих репортажей. Ольшанский относился к журналистам в приличной толикой терпения, полагал, что их профессия важна как для простых обывателей, так и для управляющих структур и все такое... Как же звали пани? Рива, точно.
Целитель, трудящийся на благо Сокола это такая персона, которая знает половину Сокола в лицо и даже в личную карту, но их самих мало кто запоминает. Поэтому рыжий бегло посмотрел на Риву и убедился, что пока у нее ничего не забрезжило. Вряд ли они пересекались в больнице, тем более, на работе волосы он чаще всего старательно убирает под шапочку и надевает белый халат. В халатах все врачи выглядят одинаково. Как и в любой другой униформе.
- Пани, а вы уверены, что это ваш кот? Или этот дом принадлежит вам? - Ян вскинул бровь, убирая книгу (но недалеко), и взглянул в окно, не торопясь приближаться. Все волшебники видят призраков, и пока Ольшанский ничего подозрительного не замечал, но это еще ни о чем не говорит. Он мог что-то пропустить. И будет не дом, "пожирающий маленьких питомцев", а "дом, пожирающий глупых целителей", в конце концов его-то счастливая звезда всех журналистов не наделила умением выбираться из эпицентра любого кошмара.
- Похоже, этот дом заброшен, - Ян улыбнулся, - я читал несколько романов ужасов, которые начинались точно так же. И посмотрите на этого кота, кажется, он недоволен и говорит нам "уходите, вы мне мешаете".

Отредактировано Ян Ольшанский (2018-10-13 10:39:37)

+3

5

Скольких проблем можно было бы избежать и сколько времени бы сэкономить, если бы люди были способны просто отвечать на вопросы и выполнять небольшие просьбы. Подойти, протянуть руку, взять котенка за шкирку, отдать и удалиться, выслушав благодарности. 
Но нет. Надо уточнить, чей это дом без стекол и с наполовину провалившейся крышей, ее ли это котенок, кто все эти люди, почему солнце встает на востоке...
- Дом уже никому не принадлежит, - кротко вздохнула Рива, - а котенку недели три. Ему страшно, он хочет есть и к маме. Так что, да, будем считать, что это мой кот и ему там не место. А вы понимаете по-кошачьи?
Взрослого здорового уличного кота и она сама бы проигнорировала. Ну, может, купила бы ему еды в ближайшем магазинчике. Но такого малыша оставлять одного? Без мамы? По мнению девушки, это было бы неправильно. Достать, принести домой, отмыть, а там найти ему хороший дом, приличных людей.
- А еще так начинаются угрызения совести,  - нежно улыбнулась брюнетка, вспоминая, что парня она где-то видела. Недолго, почти мельком, но она его знает, значит, их кто-то познакомил... Кто-то похожий на собеседника. Вариант был только один, Гжесь. Ага...  - неужели сотрудников Сокола пугают маленькие котята и начала старых романов?

+2

6

О да. А еще скольких бедствий можно было бы избежать, если бы все люди видели призраков так, как их видят волшебники.
Потому что вот та тварь под твоей кроваткой - правда существует. И вот та, в старом платяном шкафу. И конечно же, та, что шуршит на кухне возле кошачьих мисок, пока вы с котом смотрите в ту сторону в одинаковом смятении. А других животных и людей в доме нет. Лицо Ольшанского принимало все более пасмурное выражение по мере слов девушки. Вот только не надо этого, пожалуйста. Когда его будут доедать местные твари из подвала, общественное мнение о доблести пана лекаря никому не пригодится. В том числе, и самому пану лекарю. Да только все это в Яне говорила извечная паранойя многих волшебников, а меж тем, на деле бывает так, что старый дом - это просто старый дом, а пищащий котенок - это просто маленький котенок.
- Я не сотрудник Сокола, - и откуда только узнала? - то есть не совсем. Ян Ольшанский, целитель. Из Сокола, ага.
Ну и уж разумеется, если он туда не полезет, нежная пани наверняка поднимет всю улицу на уши, позоря его, а еще чего доброго, полезет туда сама. Ольшанский со вздохом поставил объемистую сумку на землю - там у него было все необходимое целителю, закатал рукава белой рубашки, демонстрируя на правой руке сплетение черных и фиолетовых линий. Наряд пана целителя был для приключений самый неподходящий - летние легкие брюки песочного цвета, эта вот рубашка да жилет брюкам в тон. Оставалось надеяться, что животное само пойдет ему в руки. А зная характер этих тварей, Ян сильно сомневался. Но оно было еще маленькое, а у него было кое-что полезное для таких операций.
Из недр сумки явился завернутый в бумагу бутерброд. Огромный, многоэтажный, с тонкими ломтиками сыра, прозрачной ветчины, свежими помидорами и салатными листками. Ян вытянул оттуда розовый полукруг, истекающий неотразимыми ароматами, и, взяв бутер в одну руку а ветчину в другую, подошел к окну и заискивающе прошептал:
- Кис-кис-кис...
"Иди сюда, маленький чертов комок шерсти"

Отредактировано Ян Ольшанский (2018-10-13 16:30:17)

+3

7

Рива посмотрела на целителя с легким сомнением во взгляде. "Я не сотрудник Сокола. Из Сокола" ага, я не наркоман, просто употребляю. Ладно, может, ему больше нравится быть из Сокола, а не сотрудником Сокола, чужое право на самоопределение нужно уважать.
- Рива Стрежга, журналистка из "Вечернего Листка", - представилась она. Кого-то пугал Сокол, кого-то - газета. Она бы больше боялась газету, Сокол все-таки был организацией упорядоченный, стоящей на страже закона и безопасности. Листок же был кошмаром одних и любимейшей газетой многих. Сплетни, скандалы, интриги, слухи, гороскопы, интервью, спортивные странички. Желтее желтого, но была особенность - ложь в газете не публиковали, просто правду можно подать под разным соусом и показать под разными углами. Кто-то реагировал вменяемо на место работы кто-то - нет, но журналистике было плевать, единственное место, где студентке еще дали работу, она любила.
Котенок жалобно пискнул, увидев ветчину, повел носиком, неуверенно встал на лапки, сделал несколько шагов... и лапки разъехались на крошашемся подоконнике и малыш шлепнулся вниз и зарыдал на полу горше прежнего.
- Ладно, - протянула брюнетка, вцепляясь в подоконник и забираясь на окно, - вылезти потом поможешь, хорошо?
Не заставлять же волшебника лезть туда? Как-то физическая форма Яна доверия не внушала. Может, он крутой волшебник, но явно же не специалист по поимке котят.

+3

8

С физической формой Яна было все в порядке. Он ее регулярно тренировал. И чуть не взвыл мысленно от досады, когда девушка ловко влезла на окно. Вот что это такое? Что за нарушение дисциплины прямо посреди белого дня, и всех правил безопасности? Пусть даже он не оперативник Сокола. Такой, не-совсем-сотрудник. Проблемы с самоопределением были наименьшим, что могло приключиться с волшебником в жизни.
Рива не успела перелезть через подоконник, когда в проеме рядом с ней уселся Ян. Прямо в своих светлых штанах, пошитых у неплохого портного, уже без бутера, зато с фонариком в руке и очень-очень злой.
- Пани Рива, - прошипел целитель, снижая голос, - а вы в Вечернем листке слышали..., - Ольшанский включил фонарик и повел тонким лучом по заоконному полумраку. Свободную руку он упер в косяк, перегораживая девушке дорогу дальше.
- ... про синдром стажера? В долбаную комнату только после меня. А лучше вообще сидите тут. Трехнедельные котята так не прыгают по окнам, они для этого еще слишком маленькие, - Ян невольно вещал тем же тоном, которым разговаривал с пациентами, чья беспримерная отвага (граничащая со слабоумием), стала хорошо известна всей больнице посредством матерных выкриков приволокших их оперативников.
- Я таких стажеров не одного и не двух из кусочков сшил. А все потому, что им казалось, что в "том доме нет ничего опасного", "это была самая обычная пожилая пани", "я всего лишь хотел помочь!", - передразнил Ольшанский. Но кажется, ничего подозрительного тут вправду не было, кроме толстого слоя пыли. Ну что ж, сейчас он это узнает более точно. Ян чихнул, испортив впечатление от своих грозных речей, и осторожно спрыгнул на пол. Расстегнул жилетку и стащил, чтобы завернуть несчастный пискливый комок шерсти в нее. Протянул руки, желая поскорее отсюда убраться. Вместе с Ривой и без необходимости вызывать бригаду Сокола.

Отредактировано Ян Ольшанский (2018-10-13 22:27:30)

+2

9

Бывали моменты в жизни, когда Гжесь был совершенно не в восторге от собственного воспитания. Вот как сейчас, например. Шел бы куда шлось, так нет же, два идиота полезли в заброшенный дом, а ему почему-то до этого есть дело. Подобрав с дороги чужую сумку, на содержимое которой уже явно начала рунжиться местная фауна (или жителей района куда уместнее было все же назвать флорой?), рыжий подошел к окну. Команда мечты не внушала веры в человечество, претендуя разве что на преждевременное вручение премии Дарвина. Унылый парень в светлом с магической татуировкой на руке (хоть на этом спасибо), и мелкая, но куда более бойкая на вид, девушка. С вопроса к последней Гжесь и решил начать:
- За чем полезли? - с дружелюбным интересом спросил он, оперевшись локтями на подоконник и быстро оглядывая помещение. Грязно, пусто, но нежити или характерных следов ее пребывания заметно не было. Пожалуй, за звание самых страшных здесь могли конкурировать разве что вековое дерьмо и битые бутылки. Местные жители и мимо проходящие явно использовали это помещение в качестве общественного туалета и мусорника, а потому Светлый Костюм смотрелся посреди комнаты, почти как аллегория знания и невежества.

+3

10

Рива с интересом посмотрела на руку, перегородившую ей дорогу. Нормальная такая рука, уже без рукавов, чистая. В целом, можно было бы и отодвинуть и, используя фактор внезапности, укусить. От последнего удерживало то, что кусать незнакомых волшебников плохо и еще хуже - женатых людей. Даже если они целители и могут избавиться от следов щелчком пальцев, дело ведь в другом.
Любой сотрудник Вечернего Листка мог рассказать про синдром сталкера, про то, когда он становится в сфере интересов полиции, как его правильно использовать и что делать, что бы его приобрести с той или другой стороны.
А истории она бы послушала, с удовольствием, про то, как все начиналось перед тем, как стажеры превращались в  набор для кройки и шитья, но этот загадочный пан явно пока не горел желанием рассказывать.
- Будьте здоровы, - вежливо ответила девушка на всю тираду, глядя, как воплощение дуализма спускается на пол. То не хочу помочь, то сам в светлом залезу, то не сотрудник Сокола, то сотрудник, сейчас вот достанет котенка, скажет, что всегда о таком мечтал и уйдет в зенит, в свой замок дуальности. Интересно, а супруга такая же? Или научилась понимать, когда какая позиция настоящая?
- За котенком, - ответила брюнетка еще одному любопытному, начиная себя чувствовать  на собрании общества рыжих астеников, одна сосенка другой выше. Впрочем, этот был не только выше, но и рыжее и дружелюбнее.
Котенок тем временем, справедливо опасаясь внезапной угрозы, встал на лапки и забавно, но шустро понесся подальше.

+3

11

Кусать волшебников независимо от их социального статуса - безусловно, никудышная идея. Вдруг они ядовитые? Не этот конкретный, но Ян знал парочку вполне определенно токсичных. Идея эта даже хуже, чем лезть в откровенно антисанитарные условия дома, где помимо злобных призраков можно подцепить еще с десяток заболеваний, которые Ян мог назвать навскидку. А может быть даже и что-то, неизвестное науке. Ему-то что, он целитель. А вот остальным, похоже, придется раскошелиться на его услуги, если что. Вне госпиталя и клиники отца Ольшанский ломил безбожные цены, раздражая коллег по цеху. Но никто ведь не заставляет, правильно?
Кстати, что касается этого кота, то вдруг он тоже чем-нибудь заражен? И пани Риве светит веселая перспектива его лечить. Но чужая пламенная любовь к братьям нашим меньшим Ольшанского не касалась. Сам он был достаточно к ним равнодушен и по ночам его не терзали призраки брошенных в одиночестве мелких меховых тварюшек. Этот конкретный, непонятного серого окраса, в будущем мог бы сформироваться во вполне приятный кусок шерсти хорошей пушистости, а может быть и нет. Переведя взгляд со спугнутого животного на незнакомого парня с любопытным лицом, Ян критически осмотрел его и усмехнулся:
- Привет-привет. Недавно из Черной горы, что ли? В вашей методичке, вероятно, ничего не сказано про то, что если двое людей, чаще разнополых и молодых, лезут в заброшку днем, то скорее всего, им хочется острых ощущений без посторонних? Но да, мы ловим тут котенка. Желаете помочь?
Котейке, наверное, была сделана немалая честь всем этим составом охотящихся за ним. Сам же Ян с той же усмешкой перевел укоризненный взгляд на Риву: вот, смотрите, мой костюм испорчен, тут грязно и совсем не романтично, вдобавок, какой-то желторотый пацан глядит на них как на придурков. Что еще нужно для отличного дня. А животное, кстати, улепетывает куда-то в неведомые дали.

+3

12

Гжесь проследил взглядом за улепетывающим котенком, и трижды мысленно проклял чертовых любителей животных, которым приспичило спасать незнакомую скотину именно в этой дыре. Как будто, черт возьми, на улицах бегает мало котят. Выбирай любого! Только по дороге сюда он успел встретить парочку.
- В моей методичке написано, - издевательским тоном воодушевленного стажера начал рыжий, щенячьими глазами глядя на Светлый Костюм, - что если разнополые молодые люди лезут в заброшку вне зависимости от времени суток, то, скорее всего, они хотят там совершить двойное самоубийство. После чего, одних ждет пять стадий проживания горя, а других куча ебанины и бумажной работы.
К последнему предложению, правда, Гжесь вернул свои привычные интонации, в конце речи на секунду оскалившись в улыбке. Впрочем, выражение "вы все идиоты и не лечитесь" надолго на его лице не задержалось, и уже вскоре оно стало таким же застенчивым, как и обычно.
- Почему именно этот котенок? - рыжий посмотрел вначале на одну, потом на второго. - Только не говорите, что это потерянный сын троюродного племянника сестры вашего кота, и когда он будет изловлен, заиграет индийская музыка, и все начнут танцевать...

+3

13

Укоризненный взгляд Рива, закаленная частной школой и регулярными светскими встречами с родней, встретила все так же вежливо-доброжелательно. Она лезть в окно не просила, это была личная инициатива,  так что нечего на нее смотреть. Да и чем она поможет? Пригласит в гости, предложив походить в трусах, пока одежда стирается?
-- У всех есть методички, - вздохнула девушка,  разглядывая рыжего,  - а у меня нет. Я только знаю иногда наступающую шестую стадию.
Этот ей нравился больше. Более... открытый или простой, хотя и выглядел он любимой детонькой волшебников или, ну так, ради совпадения, сотрудником Сокола. Еще парень мог быть медиумом.
- Обязательно спрошу кота, - серьезно кивнула журналистка, - возможно, танцы будут. Но вообще, потому, что мне его, конкретно этого, жалко.

+2

14

Ян кивнул, мол, да, все именно так и есть. Потом развернулся и исчез в глубине дома следом за котенком, откуда вернулся буквально через несколько минут. Никто его не покусал, не съел, да и ничего опасного на этом этаже не было, все же понимают? Возможно, ночью будет, или в другой раз, но не сейчас. Кем бы его ни считали эти двое, а Ян все-таки волшебник и призраков бы заметил. Гораздо выше был риск встретить местных маргинальных элементов, но не исключено, что в такой чудный день и они выползли из своих нор погулять.
- Держите, пани, - отдавая Риве завернутого в жилетку несчастного пушистика. Тот не переставал орать - видимо, Ян ему нравился ничуть не больше, чем всем остальным. - Спасибо, я совсем забыл про нее, - заметив, наконец, сумку в руках Гжеся, Ольшанский потянулся за ней. - Здесь не было ничего опасного, - сказал он, - никто не собирался сводить счеты с жизнью. Благодарю за заботу. Меня ждет пациент, - пациент Яна ждал только через пару часов, но ведь нужно было еще зайти домой и переодеться. Да и желудок протестующе урчал - бутер, который должен был стать легким перекусом, так и валялся в сумке.

+1

15

- Спасибо, - расцвела Рива, принимая котенка, - давайте я вас завтраком угощу? Или обедом, как удобнее. И жилет верну,  как новый будет!
Или могу в гости пригласить, я недалеко живу... одежду почистим, едой накормлю и даже жилет в порядок приведу?
Последнее предложение прозвучало с легким сомнением. Не потому, что она гостей опасалась, а потому, что гость мог тоже опасаться ее. Ну, мало ли, с кем она потенциально живет, где и чем занимаются дома безобидные на вид журналистки? Увы, скрывать, кроме образования, манер и приличного происхождения, было нечего. Впрочем, нечего скрывать - нечего стесняться, а когда в Листке работаешь, это самый здравый подход.

+2

16

Девушка так просияла, что Ян невольно тоже улыбнулся. Неужели правда так понравился этот котенок? Ну, ладно, вроде бы день, когда ты смог кому-то в самом деле помочь и осчастливить, не должен считаться столь уж плохим. Но дальше Яну пришлось уворачиваться от ответных лучей добра, пока на месте не испепелило.
- Стойте, стойте, пани. Я злой антисоциальный волшебник, если я приду к вам в гости, я съем именно вас. Да забудьте вы про жилетку, - махнул Ян кончиками пальцев, демонстрируя, что ему и правда все равно. Не стоили такие мелочи траты времени. - Кота ветеринару покажите. И скажите спасибо, что мои услуги не были профессиональными. Они слишком дорого бы вам обошлись.
Гжесь дожидался их, похоже, уверившись, что все закончилось благополучно. Ян перебрался через подоконник, протянул руки Риве:
- Давайте сюда кота на пару секунд и сами слезайте, я помогу.
"Только побыстрее, пока там ничего ниоткуда, блин, не вылезло и в самом деле"
А то сегодня слишком хороший день, чтобы бригада Сокола с проклятьями тащилась изгонять, например, дерьмодемона. Другой бы сюда просто не пошел даже под жестким принуждением печати, по мнению Ольшанского.

Отредактировано Ян Ольшанский (Вчера 18:11:43)

+3

17

Рива улыбнулась в ответ на обещание съесть. Ладно, будет считать, что очень, очень не хочется в гости, а она верит в сказки про таких волшебников.
А про оплату профессиональных услуг... Надо будет потом поискать, ради интереса. И не ради интереса тоже. Она знает его имя, место работы и что он целитель. И что, пан считает, что он так просто уйдет от благодарности? Зряяя... всегда можно подкараулить жертву христианских заповедей у работы. Просто потому, что одежду и правда надо вернуть человеку, да и бутерброд возместить.
Девушка передала котенка и воспользовалась предложенной помощью, что бы вылезти.
- Давайте сделаем вид, что я поверю, будто вы питаетесь журналистами, - кивнула она, - спасибо еще раз.

+2

18

Когда Рива оказалась на траве у окна, а котенок - возвращен ей в руки, Ольшанский мысленно выдохнул. Вроде бы, в самом деле ничего не произошло. Девушка была легкой, но какие-то пару секунд ощущение ее веса и тепла все еще оставалось с Яном - скорее приятное, чем нет, но пора было заканчивать с этим нескладным рыцарством и убираться отсюда, пока не обнаружил себя дающим пространное интервью Вечернему листку, и болтающим, как ведущий развлекательного шоу.
Решив про себя, что скоро пани и думать про этот инцидент забудет, а жилетку сожжет или кинет в мусорку - и правильно сделает, черт его знает, что там было на пушистой шерстке.
- Лучше берегите себя и не лазайте по всяким подобным местам, - мягко произнес Ян, - мне нравится ваш Жел... Вечерний листок, не хотелось бы, чтобы статьи в нем выходили без вашей подписи.
И, забрав сумку, Ольшанский мельком улыбнулся перед тем, как попрощаться с обоими и быстрым шагом направиться прочь. Вот странно, на светлых штанах не красовалось никаких ужасных пятен - а должны бы! Но то ли волшебник умудрился забраться в окно очень осторожно, то ли костюм был зачарован и чистился сам. Что несколько поднимало его цену, но было весьма удобным, если ты вот уже трое суток на работе и тебе некогда заморачиваться подобными вещами.

Отредактировано Ян Ольшанский (Сегодня 17:45:23)

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Улицы Кракова » Самое безопасное приключение