Легенды Старого Кракова

Объявление

               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Сны » Сон: Free fall


Сон: Free fall

Сообщений 91 страница 120 из 143

91

- И не рад, - резюмирует Кшись.
В первый момент ему хочется наплевать на все, развернуться и уйти. Желательно сразу к черту. И больше никогда ни одну из этих рож не видеть. Заебали. Он даже четко не может сформулировать, что его так разозлило. Но потом Док выдыхает. Медленно выпускает из себя воздух. Идти все равно некуда, и ни Пол, ни остальные, не виноваты в том, что ему тут плохо. Не они его сюда тянули. Сам знал на что идет и куда едет. И то, что реальность оказалась даже близко не похожей на рассказы - только его, Кшися, проблемы. Нехер делать свое состояние заботой окружающих.
А вот нормальный, в общем-то, вопрос вызывает неожиданно сильные эмоции. Прежде чем ответить, Док по привычке проверяет, а в самом деле, как он. Зависает. Организм вежливо, но настойчиво подсказывает, что он тут в общем-то хуево. И что вот зря Кшись полез туда, куда не надо было. Со стороны это, наверное, выглядит странно. Он сам понимает, что опять пялится в одну точку, и точка эта где-то далеко. Уж точно не на левом нагрудном кармане Пола. И что еще немного, и он сам тоже уйдет далеко. Вот примерно туда, к Самарре, откуда они совсем недавно с такими приключениями вылезли. Док решительно встряхивает головой, как делает каждый раз, когда не хочет о чем-то думать.
- Живой, - находит он самый нейтральный из подходящих ответов и снова улыбается, правда уже далеко не так радостно. А и в самом деле, живой же. Несмотря на все. Целый. Че ж херово-то так?..[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+3

92

- И не рад, - возвращает фразу Пол, хмыкнув. Крис заметно подвисает, пялясь на его грудь и явно видя что-то свое, с лица сбегает вся солнечность - будто тень набежала, но, ишь, храбрится, пытается улыбаться. Хотя и вправду ведь, живой, целый, даже вроде б не залажавший оказание первой помощи - в вертолеты грузили людей на носилках и только один мешок, который спальный. Кто-то сегодня точно выжил благодаря Кристофу, а его плющит, хотя полагалось бы прыгать от радости - справился, выжил, спас гребаный мир, трижды!
Хейс кладет руку на плечо парню, притягивает к себе, коротко прижимает - жест абсолютно лишенный всякого намека на чувственность, так мог бы старший брат приласкать младшего, грубовато, мол, не сцы, малой... Хотя хочется иначе. Но не посреди же лагеря, уже начинающего зажигать прожекторы, которые тут почему-то звались фонарями и вызывали ассоциации с зоной.
- А я вообще рад, что ты в порядке, - Пол отпускает его, но оставляет руку на плече, позволяющую задавать направление и движется в сторону "дворца", - Когда вернулись, ты меня в упор не заметил. Потом пришлось отчеты писать и всякая такая хуйня, вот выбрался, думал, очухался ты или нет, ну, смотрю, с сержантом сидишь, все в порядке и не хотел мешать сакральному процессу заботы сержанта о бойце. Но терь че-т вижу, что тебе надо выдохнуть. Возможно, выпить, - он остановился, чтобы внимательно посмотреть в глаза Доку, - Если ты хочешь, - все три слова прозвучали четко и раздельно, и, возможно, несли какой-то смысл, кроме очевидного. Возможно.

+4

93

Кшись бодает его головой, как это мог бы делать кот, или, действительно, младший брат. В этот раз рука на плече его совершенно не напрягает. То ли потому что Док уже привык к постоянному физическому контакту с Полом, то ли потому что переживалка напрочь отвалилась еще на неразорвавшейся мине. После этого взлетать на потолок только от того, что тебя, о ужас, потрогали было как-то, по меньшей мере, странно. Кшись ловит себя на внезапной мысли, что физический контакт успокаивает. Это хороший способ понять, что рядом живой человек и все в порядке.
- Отчеты... - информация до Дока доходит, как до жирафа. Мысли ворочаются медленно и совершенно не хотят собираться в кучу, показывая в лучшем случае фигу, а то и вовсе тыча в морду факом. Он зло фыркает. Это ни разу не помогает. - Моя голова отказалась со мной сотрудничать, и попросила капитуляции...
Что Пол был в группе спасения Кшись понимает только остановившись. Несколько секунд он смотрит на Хейса молча и внимательно.
- Знаешь, я хочу куда-то, где нет других людей.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

94

Долгий и заумчивый взгляд Пол принмает за согласие на непрозвучавший вопрос. Не против выпить. Не против. Бамболейо.
- И-и-и у меня как раз есть отличное место на примете, - ухмыляется Хейс, - Правда, там лучше не курить, потому что вентиляция так себе, но зато других людей точно не предвидится.
Он все-таки разрывает контакт. Это тебе не Даллас, и даже не Нью Йорк, где вот так вот можно переться куда-то в обнимку, это гребаная база в центре гребаного Багдада. Ладно, не в центре, но кого ебет.

...это было одно из подсобных подвальных помещений "дворца", выданных квотермейстерской службе, однако из-за весьма скромных размеров те так и не приспособили его под склад, из-за плохой вентиляции - под офис, а из-за удаленности от других помещений - под чулан для швабр, метел и прочей химии. Туда втащили стеллаж, который занял ровно половину пространства и складывали туда "матерь б-жья, что это за херня и как оно к нам попало?!". Так, на стеллаже оказалась пара спальников, рассчитанных под зимние температуры Аляски, ящик консервированных персиков времен вьетнамской войны, блок сигарет того же периода, цинк холостых патронов под АК-74 калибра 7,62, мешок удобрений и несколько спасательных жилетов. Освещения здесь не было - в качестве источника освещения использовался мощный фонарь, и Пол мог только догадываться, зачем предыдущему хозяину нужно было такое помещение. Предполагал, что запирать непослушную прислугу.
Ключи от комнатки можно было получить, если знать у кого спрашивать, а спрашивать надо было у Пиццы - пухлого парня с плоским лицом, напоминающим - бинго! - пиццу, из-за рытвин как от оспы и прыщей. Ключи Пицца отдавал не по доброте душевной, с ним надо было торговаться, но пока что он не особо перебирал харчами, а трофеев у Хейса хватало, так что он еще часа полтора наведался в комнату, припер туда бутылку колы и чашку, выгнал из-под стойки паука размером с бейсбольный мяч и заставил Пиццу вымести пару использованных презервативов. Ну, по крайней мере Пицца не интересовался, для чего ему комната и не спрашивал, кого он собирается сюда привести. Деловой малый.
- На крыше, конечно, было круче, и звезды... но здесь нет людей. И патрулей. И насекомых. И талибов, - произнес Пол, включая фонарь и ставя его на верхнюю полку стеллажа, после того как они вошли в комнату.
Двери он закрыл изнутри на ключ, но оставил его торчать в замочной скважине. Ну мало ли.

+4

95

Кшись осматривается с искренним интересом. На кой черт вообще изначально было такое странное помещение? Вентиляция ни к черту, окон нет, света тоже...
- Кого здесь запирали? - задумчиво тянет он, разглядывая полки. - Кажется, я знаю, где можно достать спальник на случай погодной катастрофы. Знаешь, если вдруг случится апокалипсис, как в долбанном голливудском кино и мы, вдруг, вместо Папы окажемся где-нибудь посреди Северного полюса...
Док разворачивается к Полу и улыбается. Взгляд у него шальной, как будто пьяный. Эмоциональное состояние шатается от потолка до плинтуса, никак не желая останавливаться на чем-то одном. Он шагает к Хейсу, и без предупреждения крепко обнимает за ребра, утыкаясь в него лбом.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

96

В комнате жарко и душно. Яркий луч света, направленный на потолок, искажает лица и предметы причудливыми тенями, почти как в детстве у костра. У-у-у-у. Придет за тобой вендиго или клоун с красным шариком! Или кот дохлый с кладбища вернется. Боишься? Боишься?! Полу давно не семь, он умеет бояться когда надо и не бояться, когда не надо. Ну, почти. Сейчас он все же боится (боится? нет, пожалуй, все же опасается) спугнуть, и хотя Крис делает первый шаг и обнимает его, утыкаясь лбом в плечо, он обнимает в ответ довольно бережно и не торопится переводить объятие в что-то большее. Ладонь удобно ложится на затылок, пальцы зарываются в чуть отросшие волосы. Уже не колется.
- А еще эти спальники можно просто постелить на полу, чтоб не сидеть на холодном бетоне, - бормочет Пол в макушку Дока, - стульев тут нет. Ничего нет. Кроме виски-колы и просроченных персиков.

+4

97

- И кучи неведомой хуйни, - смеется Кшись куда-то в чужое плечо, - нельзя забывать про кучу неведомой хуйни. А персики, в крайнем случае, можно использовать как оружие массового поражения. Знаешь, подбросить по-тихому, и подождать пока сами передохнут... Пиздец, - он фыркает и качает головой, но объятьев не разжимает, - вот что я несу? Зачем я это несу? И, самое, блядь, главное - куда?
Пол пахнет живым человеком, как бы странно это не звучало. У Дока все плохо с вербализацией собственных ощущений. В голову лезет исключительно какая-то дичь. Вот как сейчас. И руки теплые. И тяжелые. Хорошо...
Кшись ловит себя на ощущении, что китель на Хейсе ему определенно мешает. А все-то чуть не сдох, и, смотри ж, куда мысли потекли.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

98

Крис не похож на одноразовых... партнеров по сгону напряжения. Как минимум тем, что те знали, чего хотят, а он, похоже, не очень. Сравнивать его с одной из школьных подружек тоже язык не поворачивается, несмотря на взгляд, который видится ему и невинным, и блядским одновременно, и тот факт, что он любит обниматься (любит же, да? Насколько близко можно узнать человека за пару встреч в условяих военного лагеря?).
- Та вряд ли, мы когда-то добыли пару ящиков томатного супа времен холодной войны, и был это зашибенный суп. Раньше как-то... лучше вещи делали, что ли. Но ты вообще неси, неси, не смущайся. Дай-ка я спальники постелю и колу достану, - он осторожно отстраняется, до последнего оставляя ладони на плече и затылке, стаскивает с полок спальники и очень надеется, что предыдущие съемщики комнаты на ночь ничем их не заляпали. Спальники вроде б даже кажутся чистыми, во всяком случае в неровном свете, и даже ничем не воняют.
Хейс усаживается на пол, опираясь спиной о стену и расставив согнутые в коленях ноги, достает из-за стеллажа бутылку колы. Выглядит она как... кола. Что там половина - виски, то уже надо нюхать.
- Падай сюда, - зовет Пол, тянет за запястье. Площадь тут вполне позволяет дотянуться, не сдвигаясь даже особо с места, три на три метра, учитывая стеллаж - три на два. Жарко, да. Интересно, как тут вообще проветривают.

+3

99

Кшись едва не просит: "Не убирай руки", когда Хейс отстраняется. Через физический контакт легче скопировать состояние другого человека. В своем собственном Док находиться не хочет. У него дрожат руки, а голову хочется расшибить о стену. Или сбежать прочь. Кшись вспоминает об этом, когда его отпускают и не может определиться с желаемым сценарием. Впрочем, он почти тут же цепляется за голос. Взгляд у Дока вновь застываший, улыбка с ним смотрится откровенно странно. Возможно, даже стремно. Впрочем, он почти тут же жмурится, и садится рядом, почти под бок, снова утыкаясь носом в плечо Пола.
- И не стремно было жрать то, что с какой-то долей вероятности старше тебя? Ты ешь меня, но делаешь это без уважения, все дела. И ладно, если после этого не будешь знать, каким боком к сортиру повернуться. Но это ж консерва. Она, зараза, хитра и изобретательна! Возможно, даже умна... Мало ли какая цивилизация развилась в ней за минимум двадцать лет с момента торжественного закрытия. У них там, может, Александрийская библиотека намечалась, Колосс свой, пирамиды с кровавыми жертвоприношениями на вершинах, а вы, без всякого пиетета, взять и сожрать![nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

100

Пол с некоторым удивлением косится на Дока. В голове явно скрипят шестеренки.
"Вот этого его перегребло", - думает Пол, у которого физический контакт с откровенным гоном про цивилизацию в банке томатного супа в голове не помещаются.
"Нервы, наверное", - решает он, и отмечает мысленно, что контузию исключать не стоит. Хотя что уж - Крис же медик, может сообразить, если что не так.
- Не. Поверь мне. Во-первых, этот суп мы ели с уважением и базиликом, бо больше нечего было в тот период жизни, - подхватывает Пол, - А во-вторых я знаю, как выглядит цивилизация, зародившаяся в холодильнике в леденящем душу сопельном пиздеце, который при жизни был картофельным салатом. Говорю тебе, тот суп был доброй христианской едой. И вообще куда ты сел. Иди сюда, - тянет Криса к себе, вынуждая того сесть меж собственных разведенных ног и опереться спиной о грудь, так удобнее обнимать, и ухо прямо под носом, - Так-то лучше, - удовлетворенно хмыкает ему на ухо Хейс обнимая поперек груди и укладывая подбородок на плечо, - Удобно?

+4

101

Кшись беззастенчиво ржет, опустив голову. У него хорошее, живое воображение, и картина поедания того самого раритетного супа со всем положенным уважением, как к приличному мафиозному дону, во всей красе встает перед глазами. Как и многострадальный салат, который, скорее всего, надо было похоронить с честью и почестями еще за неделю до этого. Не исключено, что в той же посуде, в которой его приготовили. Что такое салатная цивилизация Док помнил не по наслышке, впрочем, всю прелесть картофельного салата оценить так и не смог. Где-то к моменту "доброй христианской еды" Кшися сгибает едва ли не пополам, и Полу не составляет особого труда его перетащить. Да, Док и не сопротивляется, безропотно пересаживаясь в пространство между ног и опираясь спиной на грудь.
Кшись ненадолго задумывается. Хорошо ли ему? Удобно? И сам для себя осознав, что да, кладет свою ладонь поверх рук Хейса и сжимает пальцы.
- Да, - внезапно для себя не говорит, а шепчет Док, вполоборота повернувшись к Полу.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

102

Это точно нервное, что Крис так смеется.
Это так мило, что хочется блевать радугой.
В его голову все еще пробиваются воспоминания о тяжелом и сладковатом запахе крови, оторванные конечности и талибский "кебаб", и вот - уютный, как кот, Крис, приятная тяжесть тела и ладонь поверх собственной. Ми-ло-та. Контраст между жестокостью войны и ужасами, на которые способны люди, и нежностью, на которую способны они же, в то же время, это ли не ирония?
...или что-то, за что можно уцепиться, чтоб не рехнуться с ума и не превратиться в дикую кровожадную тварь.

Разрешения поцеловать Хейс не спрашивает - разворот и шепот он подсознательно считывает как вполне себе "сейчас", правда, делать это на трезвую голову ощущается странным, и желание мешается со стыдом и страхом. Мерзким, гаденьким страхом, который он, впрочем, успешно забивает. Он вообще мастер по части забивания ненужных эмоций. Комната закрыта, до утра никого искать не будут, податливое и отзывчивое тело под боком есть, что тебе еще надо, странный человек. Поцелуй выходит мягким и не слишком долгим. Пол чуть отстраняется и тянется все-таки за бутылкой "колы". Жарко. И стоило стащить китель до того как это стало слишком неудобным.
- Че-т с тобой все-таки не так, - щурится Пол, вглядываясь вблизи в темно-серые при этом освещении глаза, ловит тени от ресниц на скулах, мимолетно касается губами, и сам охреневает от того, что это выдал. Ну вот кто за язык тянул? Кто просил? Какая тебе печаль с того, вообще?.. Он пошел? Пошел. Не против? Не против. Так хули ты...?..

+4

103

Кшисю хорошо. Не спокойно, нет, но хорошо. Помещение, конечно, мечта: жарко, душно, но зато совершенно точно никого нет. А поскольку закрыты они изнутри, то, может, и не будет. Он бросает мимолетный взгляд на дверь, когда Пол отстраняется. Доку хорошо, но странно. Живое, теплое и такое желанное рядом - здоровенный морпех. Если на секунду об этом задуматься, то можно с легкостью получить уже привычное: "Что я, блядь, делаю?!" Вот только задумываться нельзя, целоваться было приятно, чувствовать на себе чужие руки - тоже. Остальное - к черту. Но нет...
Кшись кривовато и невесело усмехается, глядя в пол, а потом поворачивается к Хейсу.
- Что, не взлетаю на потолок от одного прикосновения? - он какое-то время смотрит на Пола в упор немигающим взглядом, но потом все же чуть опускает голову и продолжает говорить глядя куда-то ниже, снова мимо. - Ну, извини, переживалка у меня малясь того, отвалилась, - Док делает заметную паузу. - Если б не вы, мы б все там сдохли. Не очень быстро, бесславно, без регистрации и смс. Патронов нет, воды нет, похер на еду, жрать все равно не хочется. Планета Шелезяка населена роботами... Сержант почти в каждых переговорах запрашивал подкрепление. По меньшей мере трижды ему отказывали. От Брауна толку, как от циркового хомячка.
У Кшися скачет темп речи. Вначале он говорит нормально, потом быстро, почти тараторя, а затем делает заметные паузы между предложениями. Как будто с каждым словом он уходит все дальше отсюда и все ближе туда.
- У меня двое раненых: у Макса осколочное в ступню и Джей с простреленным легким, он совсем плох. И тут рация снова оживает, только голос другой. Ниже, старше, увереннее. Рамос радуется так, будто отца услышал. Тебя там посылка ждет. Свитер от мамы. С тремя оленями. А потом наши олени подорвались. Дважды. Одного до меня не донесли. Бесс-мыс-лен-но.
Он улыбается, скорее даже растягивает губы, и качает головой. Дальше Док говорит тихо, почти шепчет. Движения у него неправильно дерганные.
- Знаешь, я как-то не отрастил в себе достаточно цинизма, чтобы воспользоваться монеткой. Да у меня, блядь, и монетки нет. А надо выбирать, кого из двух спасти, на обоих меня все равно не хватит. Я ж, блядь, не Супермен. В итоге, турникеты одному, и быстро тампонировать второго. Прости, Том, ты был хорошим парнем. Мне очень жаль. А потом к нам прилетела мина. Рядом. Протяни руку - дотронешься. И не разорвалась...
Кшись замолкает окончательно. Его снова заметно потряхивает. Взгляд застыл.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

104

Несмотря на то что Крис отстраняется, Пол сохраняет контакт - ладонь за загривке, ладонь на предплечьи, молчит, слушат, смотрит, чуть склонив голову и внимательно глядя. Ему это все на самом-то деле не особо интересно. Проходили, плавали, знаем, и ситуация сегодня была - да, пиздец, но не "пиздец-пиздец!". До Криса это тоже скоро дойдет. Только после того как попадешь в пиздорез, получаешь понимание, что всегда есть куда хуже. Всегда. "Если бы не вы..." - и это Пол тоже знает. Если б не они, если б не его непрошибаемая уверенность в успехе дела, командование могло бы тормозить дольше, а в этом случае ситуацию спасли минуты, которых иначе могло не быть. Но Доку надо выговориться, и Полу не хочется, чтобы того что-то отвлекало остаток вечера и ночи... ладно, хотя бы пару часов. Все равно это уже останется с ним, и если тот думает, что будет "как раньше", то - не будет.
- Ты не можешь спасти всех, - возвращая взгляд в упор, отвечает Пол, - Ты сделал все, что мог. Без турникетов тот парень бы загнулся. Ты это сделал, ты никого не бросил, и в вертушку, как я видел, грузили только одно тело, так что может твой Том еще и будет жить. То, что с ним в принципе это произошло - это вообще не твоя вина. Это война, тут такое дерьмо случается, хорошие парни гибнут и ты ни-че-го не можешь поделать с этим.
Он вдруг ухмыляется, переварив информацию о мине, потом подтягивает Криса к себе за шею, упирается лбом в лоб и, сквозь улыбку, громко и отчетливо произносит:
- С Днем Ро-жде-ни-я!

+4

105

- Спасибо, кэп, я это знаю, - Кшись отмирает к концу речи. - Проблема только в том, что то, что я понимаю головой нихера не доходит до сердца. Если я таки доживу до того долбанного дня, когда эти две вещи начнут у меня работать в одном направлении, я, блядь, стану самым счастливым человеком в этой херовой вселенной. Ну, или самым спокойным. Но это явно случится не сегодня.
Он смеется, и смех, внезапно, получается не нервным. Кажется, Дока временно попустило. Надолго ли - вопрос интересный. Психика с чего-то решила, что выполнять тройное сальто с переворотом каждые пять минут - хорошая идея. Сам Кшись, впрочем, так не думает. Он уже задолбался скакать между состояниями, реальностями и ощущениями. 
Когда Хейс поздравляет его с Днем Рождения, Док только смеется. Впрочем, ради разнообразия, в том числе и глазами.
- Где там была твоя волшебная кола? - Кшись поддевает носом нос и продолжает улыбаться. Он снова здесь, сейчас и рядом с Полом. И Доку это нравится. - Это, конечно, херовая идея, - чуть тише добавляет он. - Все это - херовая идея. Но похер.
Кшисю кажется, что вся его жизнь - одна сплошная иллюстрация к тому, чтобы помирать с музыкой. Некрасиво, но зато увлекательно и неизбежно падать в бездну, которая на тебя даже не смотрит. Интересно, он сдохнет раньше того, как коснется дна, или все же позже?[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+4

106

- Отличная идея, по-моему. А до сердца, как ты говоришь, дойдет еще, - возражает Пол, но все же тянется за колой, открывает бутылку и вручает Крису.
Пропорция где-то один к одному - привкус дешевого бурбона пробивается сквозь колу. Он ждет, пока тот сделает глоток, пьет сам, слизывает сладкий привкус с губ - своих, потом - чужих, улыбается криво.
- Ты мог сдохнуть, я мог сдохнуть, но мы пока все еще живы, у нас есть эта волшебная бутылка и вся-а-а ночь впереди, - голос падает на октаву, интонации становятся вкрадчивыми, а взгляд будто темнеет, когда он придвигается ближе, смыкая руки вокруг талии парня и целуя куда-то в челюсть. Сейчас он не спешит - некуда, нет смысла, как и было сказано - никаких патрулей и никаких талибов. Ну разве что артобстрел случится, но схуяль бы - сегодня арабы будут очухиваться от утреннего поражения. А завтра... завтра вот и посмотрим, сообразят ли ответку.

+4

107

Дно случилось внезапно. Без объявления войны Кшись натолкнулся на него спиной и разбился. Век бы не слышать этого голоса. Возможно, пережитое сегодня стоило того, чтобы его услышать вновь. В первое мгновение Док замирает. Не от страха, нет. Он уже давно - ой ли, аж целых несколько дней, если так подумать - не боится Пола, но все равно застывает. Собственное дыхание горячеет, а сердце предательски бьется на грани тахикардии. Все происходящее - очень плохая идея, и именно поэтому эта идея хороша. Позвоночник вытянут струной, глаза полуприкрыты. Кшись на секунду задумывается над сказанным, и очень радуется тому, что свет в комнатушке редкостно паршивый. Щеки загораются предательским румянцем, кажется, еще пара слов, и вспыхнут даже уши. Он опускает голову, пряча лицо, и кладет свою руку поверх рук Хейса. Жарко.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+3

108

Крис застыл, слушая его голос, и Полу казалось, что он физически может чувствовать его напряжение. Он ощущал себя удавом, гипнотизирующим кролика. Белого такого, пушистого, с трогательными ушками и очень сладкого. И, конечно, можно сжать кольца посильнее, а можно и не. Можно и не. Пол усмехается себе под нос, придвигает лицо ближе, обжигая дыханием розовое аккуратное ухо:
- И вот я думаю, что с тобой можно сделать, - он говорит негромко и чуть хрипло, - Что ты мне позволишь. Что тебе понравится?.. Чего бы тебе хотелось?..

+3

109

Кшись думает, что в прошлый раз, под алкоголем, все было как-то легче. Думать не получалось, окружающую действительность осознавать тоже. Звезды ему на той крыше и вовсе были до пизды. А сейчас он трезв, насколько таковым вообще может быть человек, чей мозг энное количество часов фигачило адреналином. Происходящее воспринимается странно. Начиная с того, что Док буквально не представляет себе, что делать. И еще хуже - даже не что, а как вообще говорить в такой ситуации, когда у тебя от этого голоса стоит, как у пятнадцатилетки при виде плаката из плейбоя. Или не от голоса, а от вибрации грудной клетки. Когда сидишь вплотную прислонившись, она прекрасно чувствуется.
Он поворачивает к Полу голову, по прежнему не глядя ему в глаза. Облизывает пересохшие и обветренные губы. Целует его в угол рта.
- Понятия не имею, - куда-то в подбородок шепчет Кшись, титаническим усилием собрав в кулак остатки воли. - У меня как-то не было шанса составить список предпочтений.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+3

110

Пол не знает, что на него находит. Все луна виновата. Или излучение Венеры, попавшее в газовый карман. Он ведь не был никогда любителем всех вот этих вот игр и… вот этого вот всего!.. Одно дело - «можно не торопиться», и уже немного другое - «давай поиграем».

Пол, не играйся с едой. Пол, иди кушать, чтоб ты сдох.

Пол широко ухмыляется, опускает взгляд, оценивает на выпуклость в чужих штанах, говорящую красноречивей севшего голоса и отсутствия взгляда в глаза, приподнимает лицо Криса за подбородок, заставляя смотреть в глаза, в то время как свободная рука опускается на пах парня, лениво и едва ощутимо поглаживая сквозь ткань.
- Значит, нам предстоит их выяснить, - шепчет Хейс практически в чужие губы, не спеша, впрочем, касаться, - Не было возможности выяснить… вообще?

+2

111

Кшисю жарко. Жар снаружи. Жар внутри. Горят одновременно живот и щеки. Кажется, уши. Наверное, это видно даже в паршивом свете. Блядь. Он не понимает чего хочет больше: сбежать, провалиться сквозь землю или продолжить. Мозг отключился ровно в тот момент, когда рука коснулась подбородка. Док медленно поднимает голову и все-таки смотрит Полу в глаза. Сейчас он - долбанный кролик: глаза широко раскрыты, ноздри чуть подрагивают, рот приоткрыт. Дышать через нос просто невозможно. Сосредоточиться на чем-то, кроме чужих рук - и подавно, так что осознать смысл сказанного у Кшися получается не сразу.
- Вообще, - очень тихо шепчет он, и закрывает глаза. Смущение на пару с возбуждением - убойная смесь, парализует не хуже чем какой-нибудь зоман. А уж что первого, что второго в Доке сейчас выше крыши...[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

112

Вот это, мать его, удача. Причем хер его знает, в кавычках или без. Вот это ж ответственность, мать его. С одной стороны, осознание того, что имеешь дело (хм-м) с девственником, возбуждало. С другой – пугало не меньше. Хер его знает, что делать с парнем, который не знает, чего и как хочет, просто потому, что не знает. И вместо того чтобы честно ловить свой кайф, надо трястись, чтоб не навредить. Повезло ж, блять. Цветочек гребаный.
Пол злится – на себя злится, накручивает внутреннюю пружину злой насмешки, над Крисом, над собой, надо всей ситуацией. Просто потому что… стремно. И потому что, мать его, слишком много эмоций, он обычно не может дать им названия, но они путаются, сбивают прицел, раздражают, бесят, и невозможность толково соображать тоже бесит, страшно, и он не может понять, какого черта и каким вообще, нахуй, образом, в его башке могут уживаться два практически противоположных желания – развернуть мордой вниз и, не церемонясь, втрахать в – что тут у нас? Спальник? Вот в него, и, одновременно, бля, вообще похуй как, но с толком, чувством, и расстановкой сделать так, чтоб он имя своё дурацкое нахуй забыл от кайфа. Не, ну алле, ну как.
- Я буду осторожен, - обещает Пол, криво ухмыляясь, тянет на себя, бессловесно направляя и вынуждая (вот сюда ножку и сюда ножку, а теперь подвинься немного) сесть себе на бедра, пробегается руками от плеч по спине и к заднице, задерживает широкие ладони на поясе, неторопливо, но уверенно, расстегивает и стаскивает чужой китель. В собственном давно уже жарко, футболка влажная от пота, и дышать тут и так особо нечем было, а сейчас и подавно.
- У тебя есть некоторая фора, пока я могу остановиться, - шепчет Хейс, касаясь губами подбородка, шеи, ключицы, места, где еще неделю назад была метка, а теперь чистая кожа, непорядок, - Так что пока еще можешь сбежать, - ладонь оглаживает поясницу под футболкой, скользит к лопаткам, по позвоночнику, - Беги.

+2

113

Кшись сглатывает и быстро облизывает губы. Это тот самый неловкий момент, когда он действительно почти не представляет, что делать. Из головы вылетело даже все когда-либо просмотренное порно. Исключительно гетеросексуальное, между прочим. До их встречи Доку в голову никогда не приходило, что ему вообще может понравиться мужчина. А поди ж ты... Забавно, за последний год его жизнь сделала тройное сальто и уткнулась носом прямиком в задницу.
Кшись садится сверху. Ноги поверх ног, придвинуться ближе. Как скажешь, милый, из нас двоих именно ты знаешь, что делать. Теперь Пол может не только увидеть его реакцию, но и почувствовать ее во всех подробностях. Док обнимает Хейса за шею и прогибается под руками. Жарко. Душно. Похер. Он целует угол рта, подбородок, шею, пока не упирается в воротник. На секунду замирает, и начинает расстегивать так давно мешающий китель. Получается не так красиво, как у Пола, нервы, тремор и паршивую мелкую моторику никто не отменял. Пара пуговиц и Кшись с силой сжимает пальцы, неприкрыто и совершенно бесстыдно кайфуя от голоса. Кажется, на последнем слове его и вовсе пробивает дрожь. Слушая Хейса, можно забыть обо всем. Такое с Доком впервые. Ладно, все это с ним впервые. Кшись точно уверен, цитируй Пол сейчас какую-нибудь бессмысленную и беспощадную в своем абсурде методичку, эффект был бы ровным счетом тот же самый. "Пуля вылетает из дулА и по заранее выверённой траектории упадает на мышень..." Курва.
Он отстраняется, перехватывая взгляд. По собственным ощущениям Кшись смотрит в чужие глаза непростительно долго. По факту же, секунды три-четыре.
- Не хочу, - медленно шепчет он, широко улыбаясь. Голос у Дока странный, внезапно низкий. Он придвигается совсем близко и целует - скорее кусает - Хейса в губы.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

114

Пол помогает выпутать себя из кителя, заодно стаскивает и футболку, сначала с себя, потом с Криса. Собственные загорелые ладони кажутся практически черными на фоне бледной кожи – Док явно не из тех парней, которые, подобно Полу, предпочитают рассекать с голым торсом при первой возможности, хотя стесняться ему явно нечего. Он ведет пальцами от предплечий к плечам, касание спотыкается о старые шрамы, на Доке их неожиданно много – Полу интересно рассмотреть каждый, но что-то отвлекает. А, ну да, стояк, вжимающийся в собственный, когда Крис выгибается под его руками, и почти агрессивный поцелуй. Он тихо рычит и отвечает – крепко, глубоко, прихватывая зубами – губы, язык, подбородок, тонкую кожу на шее и над ключицей, опускает ладони на бедра парня, вжимая в себя и позволяя почувствовать собственное желание - видишь? Чуешь?.. Я тоже.
- Какой… нетерпеливый, - смеется одними глазами Пол, с трудом отрываясь от губ, но не отстраняясь, обжигая дыханием и взглядом, - Сладкий, - почти шепчет, подаваясь вперед, обнимая крепче, чтоб ни миллиметра между кожей и кожей. Кожа под губами пахнет почему-то сладко, но солоноватая на вкус – от песка и солнца, от этого контраста сносит крышу, от все еще уживающихся в башке противоположных желаний – тоже.

+2

115

От чужих прикосновений к собственной коже так хорошо, что аж страшно. Дышать нечем, да, наверное, уже и не нужно. Жарко. Слишком жарко. Кшись не понимает, это ощущение появилось внутри или снаружи. Здесь чертовски душное помещение или зубы на собственной шее дают такой интересный спецэффект? Он шумно и резко выдыхает, с силой сжимая пальцы на затылке Пола и притягивая его к себе. Ближе. Еще ближе. Док не может разобраться, что на самом деле означает этот жест: "Остановись, мне страшно, хватит!" или "Пожалуйста, продолжай!". Эмоций слишком много. Чувств слишком много. Ощущений - и вовсе выше крыши. Его разрывает на тысячу кусков, как хомячка от капли никотина. Хочется сбежать. Хочется кричать. Хочется продолжить.
Стояк Хейса Кшись не видит, но прекрасно чувствует, и его накрывает окончательно. От возбуждения Док до крови прикусывает губу и вжимается сильнее. Кожа к коже. Никаких зазоров. Его рука по-прежнему у Пола на затылке, вторая - на плече. Мелкая моторика паршива, как и раньше, сжать - куда легче, чем погладить. Кшись смотрит на Хейса в упор, глаза широко раскрыты, улыбка от уха до уха, взгляд шальной, как будто пьяный. Ему хочется целовать Пола, прихватывая кожу зубами, проводить по ней языком. Челюсть возле уха, шея, плечи, ключицы. Док проходит весь этот путь взглядом, представляя. А потом выдыхает, как перед нырком, и реализует задуманное.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

116

Открытая шея – жест доверия. Пол не привык доверять, но сейчас не понимает даже – чует – надо. Поднимает подбородок, позволяя Крису делать все что ему вздумается, от неожиданно откровенных прикосновений его пробирает мелкой дрожью. Стоит так, что хоть гвозди заколачивай, но во внутренней борьбе пока что побеждает – и Хейс понятия не имеет, почему – второй вариант. Сделать так, чтоб утром Крис отсюда выполз на негнущихся и дрожащих ногах, абсолютно счастливым, и вспоминал об этой ночи еще лет через сто. Ну, конечно, если с ним рядом снова не ебнется мина, которая на сей раз взорвется.   
Движение быстрое, но не резкое – это больше похоже на проведенный на татами прием, о котором ты знаешь, но сделать ничего не можешь, чем на подсечку в драке, - Хейс держит крепко, заваливается набок вместе с Крисом, зажатым в объятии и перекатывается, придавливая всем весом к спальнику. Он тяжелый, знает об этом и тут же приподнимается на локтях, продолжая вжиматься бедрами в пах, коротко целует в подбородок, шею, спускается к груди, обводит кончиком языка сосок, прихватывает зубами, втягивает в рот, отмечая реакцию, пока свободная рука возится с ремнем и пуговицами на ширинке. О. Да. Еще ж берцы. Пол неохотно отстраняется, садится на колени между разведенных ног Дока, стаскивает штаны вместе с бельем ему на бедра… черт, наверное, нет ничего менее эротичного, чем попытка снять чужие берцы. Ладно, чуточку остыть не помешает. Вероятно, обоим. Впрочем, от одного вида разметавшегося по спальнику Криса он сухо сглатывает и мысленно прощается с идеей остыть. Угораздило же найти. На свою голову. Бля.
- Технический перерыв, - тихо смеется Пол, дергая шнурок на левом ботинке Криса, - Но, знаешь, я предпочел бы видеть на тебе только жетоны, - он проводит ладонью от груди к резинке белья, подавляет ребяческое желание чуть оттянуть резинку и отпустить, - Если ты мне немного поможешь, это будет быстрее. И, может быть даже чуть менее… неловко. Я не умею эротично снимать ботинки, - он продолжает смеяться и не знает, что на него нашло, и как вообще в койке можно столько пиздеть, и какого хрена, это что – нервное?! Да схуяли?!

+2

117

Кшись оказывается на спине совершенно неожиданно. И тут же ловит свое отражение в чужих глазах. Это так странно. Так странно видеть собственный взгляд, как будто весь мир сжался до одного человека, и он - единственное и лучшее, что у тебя здесь есть. Только какое же тяжелое, зараза! Кажется, навалившийся сверху Пол выдавил из Дока весь воздух. У них разница в весе - килограмм двадцать... пять? Черт его знает, но все это Кшись чувствует собственными ребрами. Каждый, сука, килограмм. Он может вдохнуть лишь после того как Хейс поднимается на локтях. На секунду Док задерживает свои руки на его лице, нежно, осторожно, как будто Пол - видение, тронь чуть сильнее - рассыплется, растворится, исчезнет. Он смотрит на Хейса так, словно вокруг ничего нет: ни войны, ни базы, ни дворца, в подвале которого они тут лежат. Чтоб этому всему сгореть в синем пламени... Зрительный контакт прерывается. Одна рука - на затылок, вторая - ведет от лопатки до пояса, через бок и ребра. Пальцы сжимаются ровно в тот момент, что и зубы на соске. Кшись выгибается навстречу. Слов нет. Мыслей нет. Пожалуйста. Делай все, что хочешь, только не останавливайся.
Слова доходят до Дока будто сквозь воду. Ох, курва, точно... берцы! Он прогибается вслед за рукой и садится.
-Неловкое, но очень эротичное снятие берцев... - задумчиво повторяет Кшись, и начинает ржать. - Блядь. Похоже на очередной дебильный конкурс на какой-то паршивой свадьбе...
Снимает он их, в итоге, совсем не эротично. Руки путаются, не слушаясь. Стояк мешает думать. Но с задачей "раздеться" Док все же кое-как справляется. И не то, чтобы перерыв помогает хоть как-нибудь остыть. Одного взгляда на Пола достаточно, чтобы понять: Кшись пропал. Вот просто на хуй пропал. Все пропало. И уж что - точнее как - делать дальше - вообще долбанная загадка.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

118

Пол стаскивает с Криса штаны вместе с бельем и носками, в кармане что-то звенит и звенит пряжка ремня, ударившись о бетонный пол в стороне от импровизированного ложа. Он оглаживает взглядом стройное бледное тело, ведет раскрытой ладонью от колена по внутренней стороне бедра вверх, обхватывает пальцами напряженный член, неторопливо проводит несколько раз от основания вверх и обратно – дразня, наблюдая реакцию, сквозь собственную закушенную губу и давно и прочно сбившееся дыхание. Избавляться от остатков собственной одежды, впрочем, не спешит, хотя даже в свободных боксерах и штанах уже давно тесно.
- Так-то лучше, - это должно было прозвучать довольным тоном и с легкой насмешечкой, но звучит как на сорванном голосе, надтреснуто и хрипло. Пол снова накрывает его собой, впивается в губы, целуя глубоко и жестко, свободной рукой нашаривая в кармане один из одноразовых пакетиков с медицинским лубрикантом, предназначенных вообще для НФВ, но кто им когда пользуется вне учений на полигоне? Прикусывает нижнюю губу, кожу на шее, снова соски – отметил – чувствительные, Крису нравится, кажется, очень, и можно прикусить, втянуть в рот – можно с силой, пропуская сквозь зубы, до оставшихся следов, можно легонько, едва касаясь языком и остужая дыханием, как тебе больше нравится? Не молчи, - это он даже говорит вслух, поднимая затуманенный взгляд на Дока. Ощущает себя пьяным вдрабадан, хотя едва ли пару глотков виски с колой выпил.
Раньше было как-то… иначе. Быстро, не глядя в глаза, не пытаясь разобраться, изучить толком чужие реакции – каждый хватает свое, и хорошо, если желания и возможности совпадают. Если нет… ну, бывает. Не повезло. Повезет в следующий раз. А сейчас будто башню сорвало, вместе со всеми стоп-кранами, и о подготовке партнера как-то раньше никогда не заботился, вот ваще не его проблемы, но вот - проталкивает скользкие от лубриканта пальцы между чужих бедер, вталкивается внутрь, Крис ужасно горячий, и снаружи, и внутри, и собственное терпение на пределе, вот-вот лопнет, но… всматривается в лицо, обжигая дыханием губы, целует невпопад, ловя реакцию… возможно, он даже все еще сможет остановиться, если Крис скажет «нет». Возможно.

+2

119

Кшись - паршивый католик. Он помнит об этом с детства. В семь он крадет яблоки и клубнику из соседского сада и до кровавых соплей бьет трех одноклассников, которым пришла в голову гениальная мысль избить его. В десять он отрывает от своей дворняги соседского ротвейлера и, перематывая мокрым полотенцем изгрызенные руки, искренне, всем сердцем, желает сдохнуть и псине, и ее хозяевам. В двенадцать защищает мать и сестру от напившегося отчима и чистосердечно врет на первой в жизни исповеди. Каменные образы святых смотрят со стен с грустью и осуждением. Запах ладана и свежих цветов удушлив и сладок, как тлен. Кшись сгорит в аду. Он понимает это ясно, как день, и внутренне почти смиряется с перспективой. Ложь привычна.

Все в порядке. Мне не нужна помощь. Папа скоро вернется. Конечно, я тебя люблю. В школе все отлично. Мы с друзьями пойдем погуляем. Хорошо, я сделаю это завтра. Нет, что ты, я не курю. Приду к восьми. 

Лежа без одежды перед Полом, Док вновь понимает все это отчетливо. Осознание страшно в своей силе и внезапности. После такого либо продолжать, забив на все моральные терзания, либо сразу пускать себе пулю в висок на безлюдном перекрестке. Вот только Кшись - паршивый католик, он не помнит, какой круг станет его домом на ближайшую вечность. Даже не задумывается. Вместо этого, выгибаясь вслед за рукой, конвульсивно цепляется пальцами за спальник. Глаза полуприкрыты, нижняя губа подрагивает и чуть кривится влево. Сам Док горячий, выдыхаемый воздух - и вовсе пламя. Стоит так, что почти больно. Или это ощущение называется не "боль"?..
Хейс тяжелый. Кшись кусает его губы, уже не пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Он говорит телом вместо слов. Подается навстречу, выгибается, хватается, держит, гладит, царапает, кусает и резко выдыхает на грани со сдавленным, жалобным стоном. Его движения - главный ответ. Собственные пальцы на чужой коже, на затылке, плечах, спине, пояснице и даже под поясом, ощущаются как что-то единственно правильное. Док не осознает в полной мере, что делает и где вообще находятся его руки и прочие части тела.
Слыша шепот, он до боли закусывает нижнюю губу и с силой проводит ногтями по лопаткам. Прямо сейчас, голос - самое страшное оружие Пола. Сражает, сука, наповал без объявления войны и возможности капитуляции. 
- Еще. По... жа-а... луйста... - все, на что хватает Кшися. Как описать то, что ему нравится? Как вычленить из общего потока именно то, что ему нравится? Что вообще, блядь, делать, если ему нравится все?
Смазка холодная. Чужие пальцы в собственной заднице - это, в первую очередь, больно. Док инстинктивно сжимается. Глаза широко открыты. Дыхание быстрое и прерывистое. Он обнимает Хейса за шею. Касается губами губ. Прижимается переносицей ко лбу. И кое-как пытается расслабиться...[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

120

Оказывается, чужое удовольствие может заводить ничуть не хуже самого умелого партнера. Реакции у Криса такие искренние и неподдельные, что хочется ещё и ещё – заставить его стонать в голос, выгибаться на пределе возможностей и требовать – умолять! – о большем.  Крис зажимается, распахивает свои и без того огромные глазищи (кажется, именно этот широко раскрытый, настороженный и доверчивый одновременно взгляд и заставил его пару недель назад зацепиться за медика и не махнуть рукой, когда привычная линия поведения не дала привычного результата), но не пытается ни отстраниться, ни двинуть, ни даже возмутиться, хотя ну не может не догадываться, что будет дальше. Вместо этого он легко целует одними губами, прижимает к себе его голову, и Пол чувствует, как сквозь сорванное чужое дыхание чуть поддаются и расслабляются мышцы. «Вот так, хороший, просто расслабься, давай, сделай это для меня» - шепчет он на ухо, ритмично двигая кистью, разминая тугие мышцы и позволяя привыкнуть к движению внутри.

…кишки наружу. Дохлые талибы. ТТХ М-4. Сколько весит Глок? Бля, как сегодня воняло. Кебабом. И кровью. И дерьмом. И солярой.

Пол жмурится, утыкаясь лбом в плечо Криса и пытаясь хоть как-то отвлечься от происходящего. В штанах не просто тесно, там, сука, звенит от напряжения, и он боится, что кончит, не успев толком вставить, а это последнее, чего бы ему хотелось – во всяком случае мозгами, а тело-то очень даже за.

Дохлые талибы. Волосатая жопа Брауна. Сиськи капитана Беллами. Фу-у-у-у. О-о-о да-а-а, детка, это работает.

Пол втискивает пальцы до костяшек, чертыхается и вытаскивает их, одновременно поднимаясь и садясь на колени между разведенных ног парня, и удивительно, что ремень не застревает в пряжке и не отлетает ни одна пуговица. Соображалки хватает даже не пожалеть еще одного пакетика с лубрикантом (хер с ним, еще потом спизидит, или Крис вон в следующий раз пусть пиздит, ему проще, он медик, так, стоп, а у нас будет следующий раз?.. похоже, что да). Он закидывает ногу парня себе на плечо, мимоходом целуя колено, проходясь щекой по голени, в груди, по ощущениям, барабан, а в животе чертовы бабочки, когда он втискивается внутрь, направляя себя рукой, Крис ужасно горячий и узкий настолько, что это почти больно, и, пожалуй, только это и спасает от того, чтобы забить на «медленно и осторожно». Пол тихо и глухо стонет сквозь сжатые зубы, теряясь в жаре ощущений, и только втолкнувшись до конца, осознает, что о защите он тупо забыл.
…да и хер с ней.
Вот теперь остановиться он точно не сможет – это он понимает с потрясающей ясностью и без капли сожаления, прежде чем податься вперед, придерживая Криса за бедро и не отрывая взгляда от его лица.

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Сны » Сон: Free fall