Легенды Старого Кракова

Объявление

               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Сны » Сон: Free fall


Сон: Free fall

Сообщений 31 страница 60 из 88

31

Не то, чтобы Кшись чувствовал себя преданной женой, дожидавшейся мужа из героического похода за головой и телом мамонта (хотя шутки по лагерю уже ходили), но о Дельте в целом, и одном дебиле из нее, в частности, он все же беспокоился. Предложение Пола внезапно оказалось не издевкой, и с парнями он действительно познакомился, а с кое-кем успел и подружиться. Так что все дальнейшие слова после "Дельта вернулась" Кшись слушал разве что в половину уха. Тем не менее выполняя свою работу, но мыслями, мыслями определенно находясь уже не здесь. В конечном итоге, старший посмотрев, отправил с его Богом к черту. Толку от Кшися все равно было как с влюбленной нимфетки, а серьезных проблем вокруг пока не наблюдалось. Эта ночь была тихой. Ну, если не считать бесящейся Дельты.
"Живой" - с облегчением мысленно выдохнул Кшись, увидев Пола.
- Иду к вам. К кому я б тут, блядь, еще пришел! - несмотря на ворчливый тон, улыбался док более чем радостно, почти светясь.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

32

Дверь за Полом была закрыта, пятиться он не переставал, а Криса на себя тянул вполне ощутимо, так что спустя пару секунд его лопатки встретились с дверью и в этот же момент он почти что впечатал дока в себя, сгребая в объятие и утыкаясь носом в светлую макушку.
- Вот теперь - вернулся, - вполголоса сообщил Пол. Судя по всему он успел принять душ, но запах крови, солярки и пороха, казалось, намертво въелся с в кожу, а сердце билось тяжело и заметно чаще нормы.
Он удерживал Криса дольше, чем, наверное, было принято, но не настолько, чтобы тот начал сильно нервничать.
- Только вот... - отстранившись, он опустил руку на плечо парню и посмотрел со смесью вины и сочувствия, - Я помню что ты сдружился с Кайлом и Питером, но они оба в госпитале. Ну или направляются к нему, хотя уже должны были долететь, я прикидываю. Лады,  идём, пока там ещё бухло не кончилось, - Хейс подмигнул и открыл таки двери, утаскивая дока внутрь.

+2

33

Кшись боднул его виском, единственной, свободной от медвежьих объятий, частью тела. Аккуратно высвободил левую руку, положив Полу на затылок. Подержал пару секунд, взъерошил волосы, как будто и правда желая удостовериться, что да, живой, и лишь когда его отпустили, отстранился.
- Хорошо, - тихо сказал он, улыбаясь. На мгновение Кшисю показалось, что этот разговор, эти объятья были не о том. Точнее не только о том, что предполагалось изначально и по логике. Но мысль эту он от себя быстро отогнал, встряхнув головой, как нежизнеспособную и странную. Подумается же.
- Ясно. А кто еще?
В госпитале - это хорошо. Госпиталь - не ангел. Народ из госпиталя потом, так или иначе, можно увидеть снова больше одного раза и вне цинкового гроба или кладбища. Если самому выжить получится. Мысли лезли все мрачнее и мрачнее. Надо было с этим что-то делать. И по ощущениям Кшися, для устранения этой насущной проблемы, в его организме сейчас явно не хватало хотя бы одной промилле...[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

34

Приручается. Не дергается. Не каменеет от прикосновения. Впору праздновать маленькую победу, но Хейс обмирает внутренне, когда чувствует ладонь на затылке, а потом зарывшиеся в чуть отросший ежик пальцы, сердце пропускает удар и отпускать медика из объятий не хочется - э, куда, только принюхался.
...а всего-то надо было пообщаться неделю, пропасть на две и чуть не сдохнуть. Отличный план. Легко запомнить.

- Джеф, - негромко ответил Пол, - Джеф всё. И Бренд всё. Юджин - помнишь, квадратный такой, с бульдогом на плече? Он был очень плох, когда его забирали, я не уверен, что выживет, там 80% тела в ожогах, Райли говорит, плохо всё, да и сам Райли, кстати, тоже пулю словил, жить будет и в строй вернется, но вряд ли завтра.

В новой "норе" Дельты было шумно от музыки - портативная колонка добивала "'Seven Nation Army", прокурено, несло лекарствами, алкоголем, потом и застарелой кровью. Почти обычные запахи лагеря (не считая алкоголя), и почти привычное время вне патрулей и заданий.
За письменным столом, вывалив на него ноги, сидел сержант "Дельты", он тыкал в планшет с мрачным и крайне серьезным лицом, периодически прикладываясь к стакану с чем-то, что в равной степени могло быть как виски, так и яблочным соком.
Поначалу на прибавление в коллективе не обратили внимания - Марли встретил их ничего не выражающим взглядом и снова уткнулся в планшет, Мэтт кивнул Кристофу поверх плеча Брауна, с которым о чем-то спорил - не слишком горячо, в отличие от самого Брауна, кто-то, в ком можно было заподозрить Коннолли, махнул рукой с дивана. Освещения здесь было немного: светящийся экран плазмы с теккеном на заставке, подсветка в вытяжке, чей-то фонарь на стеллаже со снарягой и тусклый свет из-за двери спального помещения.
Пол взял с полки последнюю чистую чашку с логотипом "Янкиз", налил туда виски из бутылки и протянул Крису.
- Это, конечно, не лучший скотч, но... Что удалось достать, - он плеснул немного и себе, отсалютовал парню, - Типа. Так. Ирландские поминки. Бухай за себя и за того парня, вместо того, чтобы ныть. Давай. Штрафная. Залпом. За всех разом.

+2

35

- Ясно, - Кшись кивнул. Что тут еще скажешь, кроме того, что "я тебя услышал и понял, мне очень жаль". Все были взрослые и знали куда шли. Остается только выпить. И за здравие, и за упокой. Все же смерть на войне - не новость, даже за месяц привыкаешь к мысли, что сейчас видишь человека, а завтра он может уже не вернуться. Ну, просто потому что иначе совсем свихнешься. Нельзя все время переживать, нельзя все время думать - сдохнешь. Волей-неволей Кшисю вспомнились еще и родные, польские, сказки, про покойников, по которым грустили, и потому они вынуждены были приходить с того света и постепенно, по чуть-чуть, забирать силы у живых. Такие себе лярвы, тянущие жизненные соки. Впустишь в дом, и все, хана тебе, заяц. Было все-таки что-то в этой философии. Здесь, в Ираке, точно было.
Кому-то из ребят Кшись махнул рукой, кому-то кивнул, с кем-то даже тихо поздоровался, но все же остановился возле Хейса, задумчиво наблюдая за тем, как ему от души наливают добрых полчашки виски. "Я завтра нахер сдохну" - подумал док, но все же выпил. Залпом. Не споря.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

36

Закуски не было. Ну, точнее, был сухпаек - Пол помнил, что там оставались спагетти со свининой, лазанья с овощами и чили. Крекеры и чеддер сожрали в первую очередь. Скиттлз должен был оставаться. Эй, Крис, хочешь скитлз в качестве закуски? М-м-м. Заботливый, Хейс, молодец. Пить, закусывая, его учил в Афганистане американский немец с русскими корнями. Говорил, мол, если не хочешь нажраться - не бухай на голодный желудок, а еще вместе с крепким бухлом жри чего-нибудь понемногу. Солёного или жирного. И будет ок. Но у Пола в принципе не получалось нажраться до состояния задорной свиньи: автопилот включался раньше, говорил "все, пацаны, я баиньки", чистил зубы, находил относительно укромное место, где можно бросить спальник, и укладывался спать. Но в случае с Доком... не, вот кому нажраться не помешает, так это ему - а то вечно на стреме, между прочим, уже практически доказано, что вторая-третья линия обороны испытывают не меньший, а то и больший стресс.
Пол обновил виски себе и долил Кристофу еще, правда, сейчас накидал туда льда из морозилки и настаивать на втором "до дна" не стал. Успеется.
- Как-чо сам? Вашу роту дальше базы вообще погулять выпускают? Видел твоих, такие довольные, будто Багдад силами одного взвода взяли, подхожу, понял, спросить где ты к такому, есть у вас, латинос один...
- Эй! - Криса сзади грубо дернули за плечо, разворачивая к себе.
За ним, пошатываясь, стоял Браун и пялился на чашку с логотипом "Янкиз".
- Это чашка Джефа! - он попытался отнять посуду у Криса, но не рассчитал сил и буквально выбил чашку из его рук. Та прокатилась по полу, расплескивая виски со льдом, но почему-то не разбилась.
Пол ломанулся вперед, плечом оттесняя дока и зло встречая налитый кровью (и бухлом) взгляд.
- Придурок, не позорь взвод, - зашипел он в лицо Брауну - И Джефа сюда не мешай, он, в отличие от тебя, мудила пиздоглазая, скрягой не был! Хуя, чашки жалко?..
- Какого хуя он вообще сюда приперся?..- продолжил быковать парень, - Он даже не морпех! 
- А тебе-то какая, блядь, печаль?!
- А какого хуя ты свою подружку можешь приводить, а я - нет?
- Потому что Махмуд своих овец на ночь запирает, а на дверь растяжку ставит, - зло заржал Пол.
- Перегибаешь, приятель, - встрял Мэтт.
- Да и ты иди нахуй! - вызверился Хейс на брауновского дружка, - Кого хочу, того и привожу.
- Нихуя, - Браун, кажется, от адреналина начал трезветь.
- Оспорь, - предложил Пол, и в воздухе буквально запахло скорой дракой. Очень настойчиво так запахло.

+1

37

Вот, наверное, не случись за минуту до этого с Кшисем с полчашки виски на голодный желудок, он бы, может, извинился и с какой-то долей вероятности свалил. Чисто из уважения к павшим, но никак не ныне живущим. Особенно конкретному ныне живущему мудлу по фамилии Браун. Вот только это была та самая ситуация, у которой никак не могло быть хорошего исхода. Свалишь сейчас, и тебя до окончания службы будут шпынять, потому что позволил. Не свалишь - получишь по роже - минимум, но зато не более пары раз. Что с точки зрения долгосрочных последствий было куда лучше. К синякам и ссадинам, а заодно и разбитой физиономии, Кшисю было не привыкать. А рядом, как раз очень кстати, стоял бесхозный стул...[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+1

38

- Отставить, - это был даже не сержантский рявк. Тихий рык большой сторожевой овчарки, после которого обычно слышится звон порванной цепи, брызжет во все стороны кровища, хлюпает мясо и раздаются нечеловеческие крики. Марли подошел абсолютно незамеченным, но что Пол, что Браун, услышав голос и команду, автоматически вытянулись по струнке, - Сейчас один из вас идет проветривать голову на улицу. А когда возвращается, здесь его ждут с распростёртыми объятиями и мы все снова лучшие друзья, - дружелюбия в сиплом сержантском голосе, впрочем, не было ни на гран, - Вам ясно, дамочки?
Пауза длилась не более пяти секунд - столько хватило Хейсу, чтобы принять решение.
- Пойдем, - Пол взял Криса за плечо и направился в сторону выхода, - На воздух.
Во взгляде сержанта ему почудилось одобрение, а выбор... а выбор был прост и очевиден. Он был трезвее Брауна. Вывалится тот на улицу, встретит патруль или офицера - их тут, бля, как собак, штаб-то вот он под носом, а там - привет дисциплинарка, на весь взвод аукнется. Свой взвод злобных тупых уродов Хейс, на самом деле, любил. Так что лучше он проветрится и не спалится, пока Брауну Марли мозг прополощет.
...на самом деле не единственная причина. На самом деле просто не хотелось маячить с Крисом перед носом у всех. Это в общении один на один можно ближе подсесть, и за плечо приобнять, ощущая себя на первом, бля, свидании, а там... там так не выйдет.
- Он не такой идиот, когда трезвый, - сообщил Пол, когда они оказались на свежем ночном воздухе. Он поднял лицо к ночному небу, вдыхая запах песка, специй и дыма, - Хуй с ним. Завтра ему будет стыдно. Может даже извиняться придет. Но мы-то от патруля отбрешемся, а он - вряд ли. Идем, я тут одно клевое местечко знаю, и, - он подмигнул заговорщецки, - У меня кое-что с собой есть.

+1

39

Выдохнул Кшись уже на улице, без вопросов позволив утащить себя прочь из помещения. Наверное, это было самым логичным завершением ситуации. Но все же дока немного потряхивало. Не внешне, нет, но внутренне. Сказывался алкоголь и переизбыток адреналина, ударивший куда-то в самый мозжечок. Остановившись за дверью, он достал из кармана сигареты, и протянул открытую пачку Полу. На, мол, угощайся, если хочешь.
- Та я не дурак, понимаю, - хмыкнул Кшись, прикуривая. - Зря я пошел внутрь.
Настроение рухнуло куда-то вниз со скоростью вагончика на Кингда Ка, пробив собой пол, подвал и, кажется, пару перекрытий по дороге к центру земли. Не хотелось ни в клевое местечко, ни кое-чего с собой. Впрочем, подумав с пару секунд, Кшись все же улыбнулся, и согласно кивнул.
- А пошли. Глядишь, отпустит.
В конце концов, эмоционалку на алкоголе куда-нибудь да качнет, а так бессовестно бросать Пола одного было совершенно по-мудацки.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+1

40

- Не, - отказался от курева Хейс. Он как-то неожиданно для себя пропустил момент, что Док курит, - Прячь, там на месте покурим.
"Клевое место" оказалось крышей какой-то пристройки - слишком низкой для наблюдательного поста, но с достаточно высокими бортиками, чтобы снизу не было видно, что там кто-то находится. Три края были свободны - с четвертого возвышалась глухая стена "дворца". Правда, чтобы влезть наверх пришлось немного поторчать за складской палаткой и подождать, пока пройдет парочка из квотермейстерской службы, ощущая себя по меньшей мере вражескими лазутчиками.
Крыша была шершавой и всё ещё теплой после дневной жары.
Пол с досадой цыкнул, глядя на пару пустых бутылок из-под пива, аккуратно стоящих в углу.
- Вот ведь сучьи дети, разнюхали уже, - проворчал он, но не слишком злился: сейчас-то тут было пусто, - Во. Крыша. Если не слишком громко пиздеть, то можно даже не спалиться.
Пол примостился у стены дворца и откинулся на неё спиной, достал из бокового кармана штанов плоскую флягу и поболтал ею в воздухе, - За-аначка, - широко улыбнулся он, - А вот теперь давай своё курево и садись сюда, - он похлопал ладонью по шероховатой поверхности рядом с собой, - Тут, когда фонари в глаза не светят, даже звезды какие-то видно.

+1

41

Кшись пару раз затянулся, потушил наполовину выкуренную сигарету об угол дома, и спрятал все обратно в пачку. На месте, так на месте, не вопрос. Оглядев их новое место дислокации, док одобрительно хмыкнул.
- Отличная крыша, - согласно кивнул он, садясь рядом с Полом. Координация движений уже начала потихоньку плыть - давали о себе знать те самые, пресловутые, полчашки виски, а потому приземлился Кшись, наверное, несколько ближе, чем стоило. Не сверху, нет, но почти вплотную, едва не касаясь плечом плеча.
Снова достал сигареты, опять протянул пачку Полу.
- Ну, че, попытка номер два, - рассмеялся он.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+1

42

"Попытка номер надцать, - мысленно ответил ему Пол, - К тебе, дурню белобрысому, подкатить".
Он придержал пальцами ладонь Криса с пачкой, свободной рукой вытянул две сигареты, сунул обе в зубы, подкурил своей зажигалкой, выдохнув облачко дыма... одну перекатил в угол рта, вторую вытащил и протянул Крису, смеясь одними глазами.
- Тут даже звезды другие, - выдохнул вместе с дымом от второй затяжки Пол, - Кажется. Дома небо казалось... ближе, что ли, выйдешь ночью во двор - темнооо, до ближайшего жилья десятки миль, ни фонарей, нихуя, дома все спят уже, сидишь в кресле и пялишься в небо. Прерия пахнет. Кузнечики трещат. И еще всякая живность ночная. Горы на горизонте, - он говорил, глядя в едва расцвеченую огнями темноту древнего города, но, казалось, видел что-то свое. Голос был тихим, чуть ниже обычного - будто сказку рассказывал, - И будто ты один во всей вселенной. Именно в этот момент, - он затянулся, сбил пепел в сторону, открутил крышку с фляги и протянул её Крису, не удержавшись и бросив таки взгляд на полускрытое тенями лицо.

+2

43

И снова Кшисю показалось, что между ними шел какой-то безмолвный диалог, смысл которого не доходил до сознания, хоть ты тресни. Возможно, алкоголя было уже слишком много. Возможно, мало. Но доку настойчиво казалось, что от него что-то хотят. Впрочем, как и ранее, он просто пьяно тряхнул головой, стараясь выбростить к черту все эти мысли. Думать не хотелось. Вообще. За одним всегда, неизбежно шло другое - с чего бы мысль не началась, конец бы все равно был про "что я здесь, блядь, делаю?". А и правда, что?
- Планета вроде бы одна, - усмехнулся Кшись, забирая сигарету. - Звезды одни, а выглядят и вправду по-разному...
Говорил он тише обычного, задумчиво и отстраненно глядя перед собой. Чужая страна, чужая война, чужие люди. Вот какого хера ты во все это въебался, Кшисек? Что тебе, блядь, дома не сиделось? Гер-роем стать захотелось, что ли? Зачем поперся-то? Зачем?
Поток самоуничижения прервался замаячившей прямо перед носом фляжкой. Док стряхнул пепел, и забрал дозаправку у Пола.
- Херня в голову лезет, хоть убейся, - невесело усмехнулся он. - Извини.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+1

44

Первой реакцией было вывалить "кто-кто к тебе там лезет?! Ща живо ей рыло начищу!", но он помнил принудительные  разговоры с капелланом и штатным терапевтом, так что, забрав флягу из пальцев дока и отхлебнув виски, сказал, почти шёпотом.
- Не извиняйся, не за что. Мне в первую ротацию тоже всякое в голову лезло. Что у тебя за херня?..

+1

45

Первая реакция Пола была настолько яркой, что Кшись невольно улыбнулся. А потом и вовсе рассмеялся. Почти непривычно было ловить себя на мысли, что кто-то хочет за тебя вступиться, даже толком не разобравшись в проблеме. Вот просто потому, что она тебя тронула, а не во имя какой-то великой и никому не нужной справедливости, предназначенной нищим и убогим милостью победителя.
Пару секунд подумав, Кшись развернулся к Хейсу не только головой, но и корпусом. Подтянув ногу под себя, он оперся о стену плечом.
- Знаешь, я не хотел переезжать в Америку. У меня ж семья, знаешь, ну, почти ваши реднеки, только в Польше. Мать вечно затраханная работой, отчим-алкоголик и я с малыми. Денег нет, жрать через раз нехуй, если по чужим садам-огородам че не стырил. Ты ж, блядь, старший, умный, сам се все найдешь. А потом "ба, мы выиграли гринкарту!" пилять, пиздец, кипиш, праздник на всю улицу, едем в страну счастливой, новой жизни! Фанфары, всеобщая радость и ликование, все дела.
Отобрав фляжку, Кшись сделал глоток и вернул ее обратно.
- Похватали все самое лучшее, продали по-быстрому, почти за бесценок, нашу халупу и свалили сюда. Шесть нахер никому не нужных рыл без нормального знания языка и толком без денег. Ни работы, ни нормального жилья, нихуя. Одна, блядь, социальная помощь. В Польше, знаешь, было, конечно, не супер, но там осталось все. Друзья, остальная семья, даже, сука, моя старая собака и та пару лет назад сдохла в ебаном Ченстохове!
Он зло выдохнул, ударив кулаком по бетону. А  потом снова улыбнулся, словно подбадривая себя, и продолжил:
- Я ж переехал в последнем классе старшей школы. Английский знал херово, американскую учебную программу понимал еще хуже. Мелкий, щуплый эмигрант из Богом забытой страны, которую половина одноклассников не найдут на карте даже с подсказкой. Даже, блядь, если сказать: "Сюда смотри, ебаный негр!" По роже точно огребешь, а Польшу все равно будут искать где-нибудь в Африке, противно мямля про "нахуя нам это надо". А я еще дома, знаешь, врачом хотел стать. Думал, закончу школу, свалю куда-нибудь во Вроцлав или, может, в Лодзь или Торунь, поступлю, выучусь и как-нибудь выберусь из этого болота. Попутно, если получится, малых заберу. И тут мне заявляют, что всем насрать на мои планы, мы едем в США в поисках лучшей, мать его, жизни.  А пока ты несовершеннолетний, ты нихуя не можешь. Государству насрать на тебя. Твоей семье насрать на тебя. Всем насрать на тебя. А тут на врача выучиться, сам понимаешь, легче застрелиться. Дешевле будет и менее хлопотно. Даже если, блядь, тебя перед Белым домом похоронят... и тут такое выгодное предложение от армии. Отслужи и получи помощь. И скидку. И вот я уже сижу здесь, в Багдаде, и уже месяц не могу понять ради чего.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+1

46

Наверное, это была самая длинная речь Дока, которую он от него вообще слышал за все время знакомства. Но сейчас все как-то прояснялось и то, что он принимал за молчаливость, могло оказаться банальной привычкой стесняться акцента. Акцент у парня до сих пор был, но Полу нравилось. Добавляло нотку восточноевропейской экзотики и немножко шипящих.
А семейная история напомнила о собственной, прости Г-ди, семье, где из четырнадцати детей выжило семеро, да и из тех - два в тюрьме, один в Луизиане ловит крокоилов, один загибается от какого-то там склероза, а вот он сам в армию пошел. Молодец. Только, в отличие от Кристофа, никаких планов насчет учебы и помощи младшим у него в помине не было. Как минимум потому, что те "счастливчики", которым повезло выползти из чрева мамаши после него самого, до совершеннолетия не дожили. А, не, Ноа дожил, но не очень долго.
Семья Криса выиграла грин-карту. Ну, по крайней мере, его родители умеют читать и хоть что-то пытались сделать, чтоб вырваться из нищеты. Не так уж, в целом, и плохо.
- Тю, - хмыкнул Пол, - Ты ж сам всё сказал. Отслужишь и получишь скидку на образование. Я че-т подозреваю, что тут врачи побольше получают, чем в твоей Польше, и шансов малым помочь тут будет больше. Вот ради этого ты тут и торчишь. Благородная цель. Только вот жить планами на будущее тут, дружище, вредно, - он сделал глоток, сделал затяжку, забивая острый привкус дымом, вернул флягу доку и тоже чуть развернулся к нему лицом, привычно подтянув винтовку так, чтоб была под рукой, - Когда ты думаешь про дом, и "вот вернусь", ты больше подвержен страху. Когда думаешь, что сможешь выжить. Это может звучать как бред, но когда мне надо сделать что-то, чего я пиздец как боюсь, я говорю себе "я уже мертв". И, ну, знаешь, помогает не бояться. То есть, что хочу сказать, страх на войне это вообще нормально, он типа тебя заставляет быть осторожным, бдительным, вот это всё, но если он берет над тобой верх - вот это уже херово, а чтоб не взял, я так делаю. Потому что сдохнем-то мы все по-любому. На этой планетке вообще так дела устроены. Ты не выберешься отсюда живым. Когда и как это будет - хуй знает. Просто возьми эту свою маленькую американскую мечту, сложи в ящичек и отложи до возвращения. Потом распакуешь. А сейчас живи... Сейчас. Завтра может не быть. Тебя. Меня. Этой базы. Прими это и тебе станет легче, - он усмехнулся, снова затягиваясь и щуря глаза от дыма, - Но это не точно.

+2

47

- Да, я знаю, - Кшись кивнул, затягиваясь. - Когда ты живой, тебе страшно. Страшно, что покалечат. Страшно, что убьют. Страшно, что что-нибудь случится. У тебя в мыслях всегда есть вот то самое потом и в нем даже есть еще какие-то планы. Когда закончится это, я смогу сделать то и так далее. А так нельзя. Сдохнешь. Потому что любая тварь, хоть тот же Браун, хоть какой шальной али-баба, это будут чувствовать и воспользуются. И у тебя нету планов. Нету будущего. Ничего нету, потому что именно поэтому ты и живой. Эту истину я давно усвоил, а вот в здесь и сейчас жить пока не научился.
Кшись говорил и жестикулировал одновременно. Движения его были резкими и немного дерганными, как будто ему было на самом деле сложно все это говорить. Забрав фляжку, он отхлебнул немного, и, сделав паузу, вернул обратно.
- Знаешь, извини, конечно, но вот когда ты вот там, после госпиталя, отлепился от стенки, я в первый момент подумал, что у меня, в лучшем случае, будет очередной фингал под глазом. Ну, или, блядь, всеочередное интересное приключение с возможным переломом чего-нибудь навроде ребер. Выглядишь ты так, что в хорошее сложно поверить. А поди ж ты... Сидим здесь, пьем, и даже не поубивали друг друга.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

48

- Именно это ты сейчас и делаешь, - усмехнулся Пол, исподволь разгляывая парня, которому вискарь вообще вот именно как надо зашел. Расслабился, руками машет, откровенничает... Так, ещё виски, если этого по крошечному глоточку не хватит до кондиции дойти, - Мы вообще сейчас злостно нарушаем. Ночь, мы хоть и не за периметром, но не в расположении рот, плюс - употребляем алкогольные напитки. И находимся вне защищенных помещений без средств индивидуальной защиты, то бишь броников и касок, - он легко перешел с обычной манеры речи на уставную. Спасибо, сержант Марли, за твои бесценные уроки.
Откровение про первую встречу стало... да, в какой-то мере настоящим откровением. У Пола даже лицо вытянулось, почти комично, как в мультике, и глаза округлились.
- Я? Выгляжу так, что в хорошее сложно поверить? - изумление мешалось с обидой - шуточной, скорее, но ахуй был искренним вполне, - Да я же... котик! - возмутился Пол и тут же прикусил язык. Вот что-что, а орать тут не следует, - Я-то был уверен, что я обаятелен, привлекателен, и вообще, а, оказывается, чуть по морде не огреб. Всё. Ты нанес мне моральную травму. Я требую компенсации, - вроде как планировалось, что это шутка, но учитывая морскопехотные щщи, могло и не получиться, - Или ты сейчас опять подумаешь плохое? Не на-а-адо, чувак, я шучу, иди сюда, я тебя обниму! - и раскинул руки, мол, дай мне тебя обнять, бро.

...интересно, при таких-то семейных раскладах, ему вообще часто перепадало обниматься? Хейсу вот не очень, и ему потребовалось два года, чтобы понять, что человеческое тепло очень даже важная штука и ему самому оно надо.

+2

49

[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]- Пиздец, епта, - почти серьезно прокомментировал Кшись, широко улыбаясь. - А потом нас здесь с тобой пристрелят.
И тихо рассмеялся. Почему-то сейчас эта возможность, на пару с правильно-уставным тоном Пола, казалась ему смешной. Не страшной, не грустной, не каким-либо иным образом негативно окрашенной, нет, именно смешной. Как очень странная, но хорошая шутка. Кажется, алкоголь брал свое, притупляя самокритичность и ослабляя контроль, в обычной жизни тугой удавкой стягивающий горло дока. Вот уж правда, хер бы он в другой какой ситуации так над этим ржал.
Посмотрев на лицо Хейса, Кшись уткнулся куда-то себе в колено, беспомощно и почти беззвучно сотрясаясь от смеха.
- Ко-о-отик... - кое-как разгибаясь простонал он. - Ко-о-отик... сука, блядь...
Перед его мысленным взором настойчиво маячил Пол с ушками в образе хорошего такого "котика", весом с парочку центнеров, басовито тянущего нежное "ма-а-ау", в надежде получить мясо, любовь и ласку. Возможно, из одного источника. Не исключено, что одновременно.
- Ты себя в зеркале когда последний раз видел, котик? На гражданке шесть лет назад, когда случайно в рекрутерском пункте в сортир зашел? У тебя ж выражение лица такое, котят убивать можно. На подлете.
Сейчас, говоря все это, Кшись не издевался, нет. Пожалуй, впервые с момента их встречи, он пошел на настоящий контакт прямо, без страха глядя на Пола и не прекращая улыбаться во все двадцать восемь. Можно сказать, во всей красе показывая, каким придурком является на самом деле.
А вот предложение обняться явно вызвало где-то в доке сбой системы. Он на пару секунд завис, а потом медленно, по-птичьи, склонил голову на бок. Было прямо видно, как в его голове, со щелчками и скрежетом, проворачиваются шестеренки. Кажется, обниматься Кшисю предлагали очень и очень редко.

+2

50

...кто другой огреб бы в морду. Только посмел бы усомниться в том, что Пол - котик, все, пиздец, пиши завещание, заказывай поминки. Никто не смеет сомневаться в нем. Сказал, что добрый и обаятельный - значит, так и есть, бля! А ну ща ка-ак!
Но за взгляд в глаза и широкую улыбку Кристофу можно было простить многое. Например, смех. Он воспринял это шуткой, ага. Ну-ну.
- Если б ты видел меня в школе, - почесывая бороду, заметил Хейс, - Ты б так не ржал. У меня нос был ровнехонький. И патлы - во, - он показал ладонью на уровень своего плеча, - Звали в модели. Но папаша сказал, что там одни только пидоры и сломал мне нос, а потом выбрил лично мне полбашки, зажав голову между коленом и фрезерным станком. Оставшуюся половину пришлось брить самому. Посмотрел в зеркало и понял, что морская пехота - моя судьба. Мне было пятнадцать, - говорил он без улыбки на лице, но в голосе она вполне ощущалась. Заминку, вызванную тяжелой работой мысли, хотелось зашутить. В какой-то момент Хейсу показалось, что Кристоф все понял и сейчас, корректно подбирая слова, попросит его отъебаться и пригрозит настучать сержанту.
"Да не, - подумал Пол, - Херня какая-то".
- Слушай сюда, падаван, - Пол пощелкал пальцами перед лицом дока, - Я не знаю, хули у вас в подразделении все такие затянутые, но я тебе докладываю: если люди не обнимают друг друга, они портятся. Нервные становятся. Взвинченные. Мы вот в отряде сначала подеремся в партере, потом обнимаемся и песни орем. Лучшая, нахуй, терапия. Поэтому вытащи из жопы палку и иди сюда. Я тебе ща психотерапию устрою, только без всякой бредятины про "расскажи что ты чувствуешь", "побудь в этом", "поделись со мной" и прочая дроч, - закрепляя предложение, хлебнул из фляги и передал её Кристофу. Мол, можешь предварительно бухнуть, но съехать и не думай.

+2

51

- Та похер на патлы, дело ж не в них. И не в носе. Хер поймешь, как объяснить, чтобы ты понял...
Кшись медленно выдохнул, прикусил губу, и остекленело уставился куда-то за плечо Хейса.
- Ну, вот вспомни того же Страуда, - через пару секунд продолжил он, вернувшись из своей Нетландии, - рядом с тобой в госпитале валялся, из Альфы. Вродь, тоже шкаф, и рожа страшная, будто наждачкой выебали, а впечатление другое. Понимаешь?..
И не дожидаясь ответа, тут же посмотрел куда-то вниз, на землю, мгновенно потухнув.
- Извини. Я чаще всего несу какую-то херь не успевая задуматься о смысле.
Включился в реальность Кшись только когда перед ним пощелкали пальцами. Отряхнулся, как будто от сна, и снова расплылся в улыбке.
- Слушаю и повинуюсь, мой белый господин, - тоном, как будто из долбанного "Аладдина" сказал док и послушно отхлебнул из протянутой фляги.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+1

52

Пол пожал плечами. Страуда он помнил. Та еще плюшка. Как Дэнни Трехо. И не латинос. Только вот будучи большим и добрым плюшевым мишкой в мирной обстановке, в военной он был страшен. Просто, в отличие от Хейса, уже научился "снимать" свою боевую рожу. А Хейс... что Хейс, воюет везде и всегда. И замечает - может, именно поэтому - многое. Как у Криса зависает и плывет взгляд, как он каменеет внутренне и внешне, как проваливается куда-то на ровном месте, и вроде б ничего, доли секунды, но хватает. "А не боевой ли это стресс", - подумал Пол, но решил ничего не говорить. Если и он, то явно самая легкая фаза, дальше хуй не заметишь, а раз сам Док не отсек... то наверное и нормально все.
- Хороший мальчик, - ухмыльнулся Пол, подсознательно чуть понизив голос до почти грудного и хрипловатого - при должной доле фантазии это можно было принять как за рычащие, так и за мурлычущие нотки. При должной доле фантазии.
Он забрал у док флягу, отставил под стенку, затушил сигарету о крышу и отложил окурок, потом повторил номер с сигаретой дока, мягко но уверенно забрав окурок из его пальцев, аккуратно обхватил рукой чужое тёплое запястье (пульс под пальцами, бьется) и так же аккуратно потянул на себя, практически затаскивая его себе на колени и обнимая - крепко и мягко одновременно. Сам он был расслаблен, казалось, полностью, и с тем же успехом мог бы обнимать перед сном мягкую игрушку... ладно, в виде М-4. Или Ф-1.
- Расслабься. Дыши. Выбрось из головы нахуй все мысли, - пробормотал Хейс, прижимаясь небритой щекой к светлому ежику на затылке парня, одну ладонь он устроил на поясе, вторую - между лопаток. Приклад винтовки упирался под колено, снизу послышался треск радиостанции, мимо прошел патруль, из-за стены трещали сверчки, со стороны безымянного кишлака километрах в двадцати алело зарево пожарища. Война, блять. Романтика, - Дурные, умные, все - все нахуй. Не думай, какого хуя. Если хочешь о чем-то подумать, думай о том, что тебе тепло и спокойно. Тебе тепло и спокойно? Во-о. Можешь думать, что я собака, если тебе спокойно обнимать собаку. Только я без блох. Но с винтовкой. И виски. Одни, блядь, преимущества.

Отредактировано Пол Хейс (2018-05-18 01:09:50)

+2

53

Ситуация стремительно выходила из под Кшисьего контроля. Хотя, на самом деле, так никогда под ним и не была. В очередной раз оказавшись в качестве любимой игрушки, которую пристраивают поудобнее, он замер, но подчинился, положив правую руку Полу на плечо. Черт знает зачем. По-хорошему, Хейсу бы стоило дать со всей дури локтем в бок, и сказать, чтоб валил на свое ранчо, приставать к гремучим змеям. И уйти. Совершенно точно уйти. Вот просто сходу и на хуй. Нет, курва, не на тот! Но, вместо этого, вместо того, чтобы вспомнить о самом наличии возможности побега - не говоря уже о возможности сказать кому-то "ко мне приставал морпех!" -  док сидел, как бандерлог перед Каа. И слушал. Уж лучше бы он этот голос никогда не слышал, честное слово. От шепота было жарко. И страшно. Пульс бешено трепетал между ключиц. Щеки стремительно заливало краской. Кшись боялся пошевелиться и даже, кажется, дышать.
А самым паршивым в этой ситуации было то, что в глубине души он понимал, что совсем не хочет это прекращать. Наоборот, вместо того, чтобы отстраниться, послать Хейса и возмущенно свалить, Кшись немного, едва заметно, повернулся к нему, почти не осознавая, что делает.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

54

В первый момент показалось - оттолкнет. Только что Крис был расслаблен, смеялся, шутил, смотрел, не опуская взгляда, и говорил длинными предложениями, и вот - каменеет, дышит так, будто смотрит на ботинки врага из нерассекреченной засады, но не дергается. Молчит.
Вот странно, думал Пол, все в одних условиях. Чего ж от половины лагеря несет как от старых козлов с немытой жопой, а некоторые вот благоухают как розовый куст?.. Запах, который он ощущал от открытой шеи, казался свежим и сладким, как пляж, как свежая выпечка с кофе, как бутик в торговом центре, хотя объективно - ничем, кроме мыла, песка, пота, пыли и медикаментов пахнуть не могло. Пол впитывал этот запах, очень стараясь делать это беззвучно, но все же выдохнул медленно и тяжело, когда ощутил, как Кристоф подался навстречу, не то прислушиваясь, не то отвечая на объятие.

Прикосновение - одна из человеческих потребностей, и тем более странным кажется, что люди отказывают себе в том, что легче всего получить, при чем без каких-либо вложений и, по идее, усилий. Однако куча людей замыкается внутри собственной кожи, личной зоны, предрассудков и страхов, вместо того, чтобы иметь своё маленькое обезьянье счастье в виде порции регулярных обнимашек, - если бы Хейсу не было так лень вспоминать слова длиннее, чем из трех слогов, он мог бы как-то так и сказать. И если б это не грозило поломать момент.
- Расслабься, я тебе говорю, - мягко напомнил Пол, почти шепотом и почти на ухо, проехавшись щетинистым подбородком по скуле, - Выдохни. Оно иначе не работает, ну.

Отредактировано Пол Хейс (2018-05-18 19:53:05)

+2

55

Кшись очень медленно выдохнул. Он и сам чувствовал, дыхание было горячим, как будто внутри были не легкие, а печка. Восприятие схлопнулось в точку, готовую вот-вот втянуться внутрь себя. Был голос. Было оглушающе громкое сердцебиение. Был жар. Было ощущение чужих рук, чужого дыхания, чужого тепла. Остального мира не существовало. Не было ни ночи, ни звуков лагеря, даже крыша, на которой они сидели, и та отсутствовала, как факт.
По собственным ощущениям, Кшись двигался вслед за голосом. Расслабляясь под руками, он невольно прижимался ближе к Полу, почти вжимаясь в него. Во рту пересохло. Губы хотелось облизать. Падать дальше уже было просто некуда. 
...и тут Хейс замолчал. Шумно выдохнув, Кшись набрался смелости, чтобы чуть, совсем немного, отстраниться и взглянуть ему в глаза. Сам док, наверное, сейчас выглядел как человек, который спустился в бездну, охуел, впечатлился и явно хочет продолжения банкета. Во всяком случае, глаза у него были совершенно ошалевшие и широко открытые, а дышал он через рот. [nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

56

В своей юности Пол был уверен, что ему нравятся девочки. Девочки нравились всем. Соревноваться за внимание очередной красавицы с другими парнями было волнительно. Драться - тем более, и момент осознания победы был сладок. Но всех потом ждало горькое разочарование. Девушек - потому что напор, нахальство и грубость никуда не девались, чудовище не превращалось в прекрасного принца и не благоговело, добравшись до сисек, от его объятий оставались синяки, от поцелуев - следы и раздражение от щетины. Пола - потому что с девочками почему-то надо было нежно и романтично, а хотелось - не романтично и не нежно, и у победы был привкус кислого молока и чужих слез. Уже в армии многое стало на свои места. Можно было не церемониться, не нежничать, не страдать херней, и никаких, блядь, вопросов про "ты меня любишь?", "а о чем ты думаешь?..". Пересеклись взглядами, забросили пару пробных камней, поймались после отбоя, всё. Пол никогда не задумывался над тем как это, вообще-то, называется. Понятно, что он не пидор - пидоры выщипывают брови, носят розовые стринги, говорят противным голосом, ходят с маленькими собачками в сумочке и вертят жопой. Пидоров Хейс искренне ненавидел. Но на робкую попытку разума самоидентифицироваться после "хорошо, я не пидор... а кто тогда?.." включались какие-то внутренние барьеры психологической защиты. Не пидор. И точка. Женится как-нибудь потом. Детей заведет. Обязательно. Просто сейчас с мужиками можно не вот это вот, без соплей, осторожности и нежности.
Ага.

...и именно поэтому, поймав блестящий в темноте взгляд и ощутив губами чужое дыхание, Пол не радостно скалится и не сообщает, что чуйка его не подводила, а еще у него с собой как раз есть гондоны, а ведет ладонью по спине, зарывается пальцами в светлые волосы на затылке, медленно и так осторожно, будто нащупывает противопехотную мину на сухой каменистой тропинке, по которой сейчас идти. И ощущает себя так же - одно неверное движение, и ты покойник. Поэтому не отрывать взгляда, не разрывать контакта, не дать растяжке сорваться. Короткий ежик на затылке дока щекочет ладонь, приятно, вот так, хороший, спокойно, не бойся, все будет хорошо - шершавая ладонь снова скользит на шею, перемещается на скулу, оглаживая большим пальцем место на щеке, где у дока появляется продолговатая ямочка, когда тот улыбается, приоткрытые губы притягивают взгляд (не-воз-мож-но же, блять), но он заставляет себя поднять глаза и к глазам и вернуть ладонь на чужой затылок.
- Можно?.. - глухо спрашивает Пол.

...вообще ни разу, ага.

+2

57

До сегодняшнего дня Кшись был точно уверен, ему нравятся девушки. А он, часто, нравился им. Возможно, потому что был симпатичным, возможно, потому что безопасным. Может еще по какой-то, понятной только им, причине. А потом Кшись переехал. Жизнь, как бы это пафосно не звучало, разделилась на "до" и "после", и появились проблемы куда более насущные, чем чье-то там внимание. Толпа агрессивных, обкуренных ниггеров, с которой, так или иначе, надо было ежедневно взаимодействовать, перешла из области фантастики в самую, что ни есть настоящую реальность. Как и чуть меньшая по объему толпа суровых, как яйца Чака Норриса, латиносов, с которыми нужно было как-то договариваться, чтоб ниггеры тебя банально не убили. Секс? Какой секс? Тут бы выжить. А потом случилась учебка и вот, Ирак. Когда он вообще в последний раз кого-то обнимал? Года три назад? В прошлой жизни?

Ощущать чужое тепло было странно, почти больно и очень-очень страшно. Ладонь на спине обжигала кожу, и Кшись невольно выгибался под ней, прижимаясь к Полу еще ближе. Было жарко. Жар разливался по телу от живота. В голову лезли исключительно странные, плохо описываемые словами, аналогии, вызывая ассоциации с химическими опытами в восьмом классе, когда одна жидкость полностью растворялась в другой, образуя красивые разводы. Чувствовать руку Хейса на затылке было приятно, хотелось еще...

Кшись трется щекой об пальцы, как кот.
- Можно?.. - глухо спрашивает Пол и сердце ухает куда-то в пятки. Кровь стучит в ушах. От жара невозможно вдохнуть.
Док медленно, по собственным ощущениям, чертовски медленно облизывает губы и молча, очень аккуратно, целует Хейса.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

58

Целоваться - это вообще пидорно, так считал Пол. Это с девочками можно. А с мужиками - не, нельзя. Как-то у него обломился секс, потому что парень на совместных учениях - ничего так был эйрборн - сначала охренел, а потом отказался, мол, нет, так не пойдет. Тогда Пол жалел, но не очень, а сейчас...
А сейчас он ощущает себя живым. Не просто "руки-ноги на месте, я выбрался, я снова не сдох", а по-настоящему. Раньше так ярко он ощущал только смерть. Теперь оказалось, что и жизнь может быть острой, свежей, пронизывающей весь мир и всё твое существо. Сначала – когда Крис подается навстречу нехитрой ласке, кошачье потираясь о шершавую от оружия ладонь. Потом, когда он медленно тянется вперед и целует – так осторожно, будто это Пол из хрусталя слеплен, а не сам Док. Губы у Дока сухие, и на вкус не мята и не фрукты – табак и виски, но это, почему-то, не смущает вооще.
...Его хватает секунд на десять такой же осторожности.
Внезапно случившаяся жизнь кипит в крови, требует выхода, прорывается картинками недавнего выхода - псст, а помнишь как мы чуть не сдохли? А вот теперь сидим и - о, кажется, нам дадут!.. Пуля просвистела так близко, что ты чуял её запах. Господи, какой же он горячий. Хейс вжимается ртом в рот крепче, перехватывает инициативу, растеряв страх (да, он сорвал растяжку, взрыв был, просто никто не услышал - бояться поздно - он мертв, он жив, какая разница?..), прижимает крепче к себе, чувствуя, как по венам гуляет жидкий огонь и идет кругом голова. Интересно, если Кристоф скажет "стоп", он вообще сможет остановиться? Сейчас по ощущениям - и рев системы ПВО не заставит оторваться от губ медика и горячей, даже сквозь форму, кожи.

+2

59

Мир рухнул, перевернулся с ног на голову и восстал из пепла. Вокруг было стекло. Нельзя было думать - оно могло разбиться. Нельзя было останавливаться - осколки разрежут кожу. Мир был чертовски хрупок, и Кшись был хрупок вместе с ним. Его кровь была пламенем и пламя рвалось наружу.
Он целовал Пола осторожно и медленно, взяв его лицо в свои ладони. Словно бы сам не верил, что делает это. Сердце глухо билось в голове. Останавливаться было нельзя, задумываться страшно. Впервые за долгое время он чувствовал себя живым, и не мог в это поверить. Секунда. Две. Три. Время сделало мертвую петлю и оборвалось, оставив в воздухе запах гари и послевкусие разорвавшейся от напряжения струны.
Хейс прижимает его сильнее, перехватывая инициативу. Кислород закончился еще пять минут назад. Голова кружится. Остановка равна смерти. Кшись обнимает его за шею, одна рука гладит затылок, другая опущена на спину. Ежик под рукой колючий, кожа горит. Он целуется резче, сильнее, в какой-то момент начиная прикусывать губы.[nick]Кшиштоф Врубель[/nick][status]мы все умрем[/status][icon]https://i.imgur.com/067a4UT.jpg[/icon]

+2

60

Несет обоих, но какая-то часть мозга Хейса все ещё настороже: это сильнее него, это никак не выключается, никакой дозой алкоголя и никакими другими обстоятельствами. Будто бы где-то есть еще один Пол, который стоит за плечом и в какой-то момент орет на ухо "Ложись!" и делает подсечку, роняя мордой в песок за секунду до разрыв артиллерийского снаряда в двадцати метрах. Поэтому когда сейчас снизу слышатся голоса пешего патруля внутри базы и луч ручного фонаря скользнул по высокому бортику крыши, Пол мягко откидывается назад, увлекая за собой Кристофа, и тут же перекатывается, укладывая его на спину и нависая сверху на локте. Получается даже почти не разорвать поцелуя - когда Крис пускает в ход зубы (что в собственном словаре Хейса значит нетерпение) он одобрительно и тихо рычит, но вопреки изначальным намерениям и ограниченному времени, не торопится. Свободной рукой он ведет по внешней стороне бедра дока, замирает на поясе, пробирается пальцами под китель и фуболку - так медленно и осторожно, будто они - подростки впервые взявшие покататься папину тачку и задержались на лесной дороге после кино. Прикосновение к чужой обнаженной коже на боку пробивает слабым разрядом его самого, кожа под шершавыми пальцами ощущается бархатной и ему хочется посрывать пятнистые тряпки как оберточную бумагу с рождественского подарка, но тот Пол-который-на-стреме удерживает - вот не здесь и не сейчас, давай-ка ты быстрее, дружище. Вдох, выдох, он разрывает поцелуй, чтобы глотнуть воздуха, впивается в покрасневшие от щетины губы снова, ведет раскрытой ладонью под чужой футболкой и кителем, к животу, забирается большим пальцем под ремень - совсем чуть-чуть, даже не на пробу - судя по всему, его уже не пошлют, так, подразнить, и то подсознательно. Собственное возбуждение ощущается вполне конкретно, но почему-то отходит на второй план - он не хочет спешить, хотя, черт побери, стоило бы.

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Сны » Сон: Free fall