Легенды Старого Кракова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Архив старой игры » Young man came from hunting... часть вторая


Young man came from hunting... часть вторая

Сообщений 1 страница 30 из 91

1

Время действия: 8 августа 2015
Место действия: невыясненный парк
Действующие лица: Рэгнволдр Ингридссон, Оин О'Нилл
Преамбула: продолжение этого эпизода. Герои выпили все, что положено и по давней традиции пошли искать приключения.
Краткое содержание:

0

2

Дойдя по парка, Ингрид выбрал дорожу подальше от детских площадок, продавцов мороженого и велодорожек, ту, на которой были скамейки и нависавшие деревья создавали тень.
Норвежец достал гитару, перекинул ремень через плечо, поставил недвусмысленно открытый футляр рядом с ними, проверил настройки.
- Доставай песенник, начнем со странного! - скомандовал он Оину и громко объявил:
- Паны и пани! У вас есть уникальная возможность совершенно безопасно послушать песни о русской нежити, польские народные в исполнении интернационального не польского дуэта и прочую интересную музыку!
Ноты в песеннике были, но у рокера была своя манера игры. Ритмичная, тяжелая и роковая. Поэтому русская детская песня на английском языке приобрела какое-то мистическое звучание.

+2

3

К моменту, когда Ингрид начал презентовать их "не польский дуэт", ирландец успел понять, что для такого концерта еще слишком мало выпил и, минимум, трижды пожалеь о своем согласии. Почему-то когда они с приятелями так же горланили песни на площадях и улицах Белфаста, его ничто не смущало. Правда, это было еще двадцать лет назад, да и после нескольких крепких нагоняев от дяди и Блэка охота давать публичные концерты, привлекая к себе внимание не только прохожих, но и полиции, поугасла... Но сейчас-то Оин был уже взрослым, и Зеленый остров со всеми своими проблемами и жителями остался в далеком прошлом. Хуже того, он не только вырос, но и работал в органах правопорядка, за десяток лет получив должность инспектора Ордена. Так что противный внутренний голос все нашептывал и нашептывал: "Вот и какого хуя ты тут делаешь?" Черт бы всю эту ситуацию побрал!
- Курва ебана... - зло выдохнул ирландец сквозь зубы, но от первоначального плана все же не отступил. Орда не знает слова "назад" и все в таком духе. Кажется, эти слова однажды будут высечены на его могиле. Если у Оина она когда-нибудь вообще будет...
Обойдя Ингрида так, чтобы более-менее слышать его и музыку ведущим ухом, ирландец расслабился и послушно развернул песенник на странном. Помирать, так с музыкой.

+2

4

- В рюкзаке водка и виски, - заговорщически шепнул норвег Оину, - не стесняйся смачивать горло, когда надо.
Выдав еще пару песен из суровой России, Ингрид выдал популярную попсовую песенку из Германии в тяжелом формате рок-музыки и довольно хмыкнул, посмотрев в чехол - деньги были.
- Пятиминутный перерыв! - объявил он публике, сам доставая стратегически замотанную в полотенце бутылку.
- А вы откуда? - жизнерадостно хихикнули из толпы студентов.
- Я, - музыкант всучил бутылку напарнику. По трезвяку такое взрослым-то херово переносить, анестезия нужна, ну или легкий одибиливатель, - прибрежный норвежский тролль, но много болел, поэтому маленький. А вот он - Рэгн кивнул на Оина, - лепрекон. Мы с ним по пьяни его горшок с золотом сменяли на какой-то горшок с медом, потом им же и похмелились. И с тех пор вот, поем!
История вызвала смешки и еще немного денег упало в футляр, за красивую байку, видимо.
- Че ты там говорил про современное ирландское творчество, которое закопает Пэдди и дьявола махом? - обратился он к ирландцу.

+2

5

- На новый зарабатываем, - с полностью серьезным лицом человека, который ни в коем случае не может нести всякую чушь, подтвердил ирландец. - А то мне на работе серия свиданий с сбшниками светит, за потею особо ценного оборудования.
В общем-то, никто и не говорил, что жизнь и работа лепреконов была легка... Оин послушно взял бутылку, и сделал пару глотков, явно проникнувшись только что услышанной легендой. В такой ситуации одибиливающая анестезия ему была очень и очень нужна. Попросту жизненно необходима. Подействует она, конечно, не мгновенно, но зато наверняка. Возможно, потом за сказанное и сделанное даже не будет так мучительно стыдно...
Отобрав у Ингрида гитару и горячо уверив, что Чёрт ничего ему не порежет, а если и да, то это будут исключительно его, ирландца, проблемы, Оин заиграл. Кажется, артефактная гитара несколько офигела от шока, когда на ею вот так, без малейших предварительных ласк, воспользовались по назначению. Возможно, она даже попыталась взбрыкнуть, как самая, что ни есть норовистая лошадь, в один миг оказавшаяся под седлом у какого-то неизвестного мужика, вместо любимого жокея, но, как и несчастной скотине, Черту попросту не оставили выбора. "Хочешь, не хочешь, а сейчас ты будешь со мной", - будто сказал ему ирландец и заиграл.
Оин, конечно, был не профессиональным музыкантом, а лишь любителем, десяток лет не бравшим в руки инструмент, но, надо отдать ему должное, вспомнил он аккорды быстро и почти безошибочно. Вначале с публикой случилась не самая цензурная версия "Black&tans", потом "S.A.M. song", а после и вовсе "Willy&Danny", в которой, помимо грустной истории несчастно и несправедливо убиенных, было высказано до ужаса категоричное мнение по поводу британской экспансии, после которой "Дьявола нет" осталось бы только устыдившись отойти в сторонку, перестав отсвечивать. Закончил ирландец на куда более нейтральном "Finnegans Wake", правда, с комментариями. После чего отдал гитару обратно владельцу под предлогом того, что ему, Оину, было бы неплохо промочить горло.

+2

6

Без особых  возражений отдав гитару волшебнику - наше дело предупредить, его внять и разобраться, Ингрид достал орудие пыток в неумелых и умелых руках, губную гармошку и принялся бодренько подыгрывать Оину, с нежностью глядя на деньги внутри корфа. Нет, деньги нужны не были, но привычка! А кроме того, они были ценным показателем не проебанности навыка и эдаким народным голосованием.
Сменяв бутылку на гитару, Ингрид перешел к народной норвежской песне про Русалочку, но исполняя ее на английском. Только их Русалочка в конце не стала пеной морской и не как у Диснея "он все понял", а пришли сестры, швырнули в людей башку ведьмы морской, затопили к хуям замок, оставив только оркестр. Понаряжались в платья, пожарили куски ведьмы на костре, тела людей скормили подданным - обитателям морским, а оркестр заставили играть. На тусу неожиданно явился король Ондатра со свитой, за которого по быстрому Русалочку и выдали. А хуле - платье свадебное есть, кольц есть, оркестр, жрачка, замок новый, мужик, опять же, приличный, со своим королевством, лососей разводит.
Судя по лицам слушателей, такой вариант развития событий оставил какой-то след в их душе.
Следующая песня была веселой, но таила в себе глубокую драму - оборотень, оставшийся без зубов, все искал себе вставную челюсть.
Потом он поведал собравшимся и явно уже никуда не спешащим людям о Голове Герцога. Такой вот охуенный патриот был, что когда его магией разорвало так, что только башка осталась, Герцог не растерялся, собрал себе ноги-руки-лапы, че валялось, прирастил, встал, выматерился на руническом, после чего встали на защиту все. И те, кто уже четыреста лет назад в отставку по причине смерти вышел и те, кто еще живые были. И Герцог этот харизмы не растерял и очень даже был не против по бабам. Бабы, кстати, оказалось, тоже были не против, идеальный мол, мужик, голова, ручки-ножки-лапки мягкие и подарки дарит. Поэтому заканчивалась песня уже практически похабными куплетами. И тоже была народной.
- Оп, - тихо и весело произнес норвежец, делая паузу, - полиция. Не порти веселье документами, ща поиграем в убогих и народное мнение.

+2

7

Пока Ингрид пел, ирландец с интересом слушал. Ну, еще бы, чужой, совершенно незнакомый, фольклор, да и еще такой колоритный. Кто знает, если здесь, в Польше, все не выгорит, можно будет и куда-нибудь в Скандинавию свалить. У них, судя по рассказам норвежца, все тоже было вполне себе весело. Не в Ирландию же возвращаться, в конце концов. Тот взрыв Оину даже сейчас могли бы припомнить, и плевать, что он ко всей той заварухе имел исключительно опосредованное отношение, а потом вообще официально умер. Такие мелочи не станут оправданием ни перед чужими, ни, тем более, в кругу своих, которых, если что, легко можно было найти не только в Северной Ирландии, но и по всей стране. Чем больше Оин пил, тем сильнее ему чудилось, что и из Кракова рано или поздно, и куда скорее рано, придется валить. Впрочем, свои упаднияеские настроения он успешно умудрялся заталкивать  куда подальше, в самые, что ни есть глубины подсознания, явив миру не столько суровую рожу инспектора О'Нилла, со всеми отягчающими, сколько кого-то куда менее замороченного и отягощенного думами о будущем мира и том, что его окружают исключительно идиоты. Новая личина внезапно оказалась моложе и в несколько раз упоротее, в самый раз для леприкона, распевающего ирландские революционные песни. Так что на предложение Ингрида не доставать документы, а продолжить строить из себя человека, не знакомого с глобальными проблемами, Оин коротко кивнул. Заметил, мол, и понял. В убогого и народное мнение он прекрасно умел играть еще в детстве. Откуда-то даже откопалась нелюбовь к любым органам официальной власти. Не иначе, как из того самого подсознания. Так что на подошедших полицейских ирландец взглянул с достойным истинного сына Эйре выражением - молчаливым вызовом. Чё, мол, приперлись, и без ваших кривых под тут было хорошо.

+3

8

Настроение у Варнавы было не шибко позитивным. Как-то вот с утра день не задался и теперь не радовала ни теплая погода, ни новое платье шоколадного цвета (хотя ладно - платье немного радовало), ни босоножки, которые к тому же, кажется, начинали натирать. Варенька топала по парку, смотрела на деревья, наблюдала за людьми и размышляла о своей горемычной судьбе. Когда ушей ее коснулись загадочные звуки гитары и мужского вокала. Заинтригованная, девушка свернула со своей тропинки на соседнюю, обогнула кусты и остановилась послушать, с нарастающим любопытством наблюдая весьма колоритную и явно нетрезвую парочку уличных музыкантов.
Пели ребята душевно, играли хорошо. Варнава даже начала неуверенно улыбаться, когда зарождающуюся было идиллию летнего вечера грубо нарушили представители официальной власти, чтоб их.
Напомнив себе, что в последнее время у самой Вареньки проблем с законом не было, девушка подошла чуть поближе. На тот случай, если придумает как помочь двум музыкантам. Да и просто любопытно было понаблюдать дальнейшее развитие событий.

Отредактировано Варнава Вишневский (2018-02-04 14:04:44)

+2

9

- Как отвлекутся на меня, захлопывай кофр и цепляй себе за спину, сбежим в другой парк, - тихо продолжил Ингрид, в глазах которого уже затанцевали, выгнав нахер чертей, ирландские революционеры, боевые русалки и Сержант со свитой. Сам же норвежец изобразил смирение  и почтение. Изобразил хорошо, умело. Гротескно.
Патруль представился и поинтересовался, есть ли у них лицензия на выступления.
Норвежец развел руками:
- Откуда? У меня вот справка о прививке от тролльего бешенства есть, а у него, - он ткнул пальцем в напарника, - что он не псих, а лепрекон.
Молодые еще ребята-патрульные нахмурились. Толпа сзади невоспитанно хихикала, что заставляло переживать за авторитет, а двое мужиков безобидными не выглядели.
- Распитие спиртных напитков в общественном месте, - протянул один, глядя на предательски торчащее горлышко бутылки.
- Бля буду, это русский чай! Лицензионный. На нем так и написано "чай, похмелья не будет!" Ребята, - миролюбиво улыбнулся рок-музыкант, - шли бы вы, а? Мы тут песни поем, народ веселим, не психи, не бешеные, че надо-то?
- Во-во, - поддержали из зрителей, - как грабят, так не дозовешься, валите, патрулируйте!
- Ну правда, пусть поют...
- Не пили они! Пели!
- Документы! - рявкнул один из патрульных, начиная краснеть.
- Справки! - рявкнул Рэгнволдр, отыскав в себе армейские навыки. Получилось даже страшнее, чем у патрульного.
- Я сейчас патруль "Сокола" позову, - начал второй и осекся от гогота. Ингрид представил себе ЭТО. Ну, придут. Ну, услышат, что двое выпивших мужиков поют в парке и говорят, что они тролль и лепрекон. И даже, если они не узнают Оина... Пиздов прохватит полиция, а их разве что спеть заставят какую-нибудь песнь.
- Не надо "Сокол", - вздохнул он, утерев слезу, - мы на свадьбу приехали. На мою. Деньги зарабатываем. Он - соучастник, я жених, а невеста - вот.
Рэгн выхватил из толпы явно пришедшую одну длинноногую девицу в коричневом платьюшке и нежно прижал к себе одной рукой, чмокая девушку в висок. Что бы не сделала брюнеточка, от дала бы по морде до подыграла бы, в любом случае будет весело.
- Пуся, поясни им на вашем змеином, - попросил он девушку, подмигивая ей.

+2

10

Двое мужиков вообще не выглядели безобидно, особенно таковым не выглядел "лепрекон", то и дело бросавший на полицейских неприязненные взгляды и явно заставлявший парней лихорадочно вспоминать, на какой же ориентировке они могли эту ирландскую босоту видеть. Ориентировка, суя по всему, никак не вспоминалась, а Оин тем временем спокойно обошел скамейку по кругу, закрыл кофр и повесил его себе на спину. Сейчас главным было случайно не перехватить его правой рукой, а то, чего доброго, выпадет еще, обидно будет. Впрочем, все выше означенные действия никак не мешали с интересом наблюдать за происходящим. На патруль Сокола, который сюда бы по-скорому позвали, ирландец бы с интересом посмотрел. А заодно на то, насколько быстро коллеги узнают соучастника, то есть, простите, инспектора. А, главное, что бы после этого было с душевным состоянием полицейских. Последнее, пожалуй, было куда любопытнее того, чтобы могла сделать свежеобретенная невеста Ингрида, в ответ на такое бесцеремонное обращение. Чужих людей Оин так и не научился вычленять из толпы...

+2

11

Варнава, блин, даже пикнуть не успела, а уже оказалась в объятьях хайрастого музыканта. На мгновение растерялась, выбирая между желанием дать по морде и помочь. Но раз уж специально подошла поближе, решила подыграть внезапно обретенному жениху. Уж это приключение никак не выглядело опасней той поездки по стране. Да и мужчины выглядели вполне симпатично и куда дружелюбнее полицейских. Которые ту же ринутся защищать пани, если она окажется против. Тогда мужики точно огребут - жалко.
- Да! - выпалила девушка поудобнее устраиваясь на колене "жениха" и обнимая того за шею. - Мы будем жить долго и счастливо, и я нарожаю ему десяток тролльчат. А если не очень счастливо, то леприкончиков. Не забирайте у меня мою любовь, пан полицейский, он у меня парень хороший, смирный - безобразий не натворит. А то что от него алкоголем разит, так то от счастья!
И в подкрепление своих слов, Варенька от души поцеловала Ингрида в губы.

+2

12

Зрители радостно заапладировали, приветствуя нового участника событий. А вот патрульные нахмурились, совещаясь между собой.
Ингрид в ответ не менее радостно поцеловал невесту, поняв, что надо забирать с собой, хорошая же девушка, веселая, общительная, целуется хорошо, опять же. А главное, пьяных не боится.
Пока патруль совещался, норвежец встал, поправил гитару за спиной, кивнул Оину на толпу зрителей:
- Валим! - Рэгн подхватил девушку, буквально подсаживая ее на бедро и рванул с ней к людям, с просьбой из самой души: - народ, расступись, помоги вольным музыкантам, мы не прощаемся, мы еще вернемся!
Зрители, перешучиваясь, разошлись, пропуская бегущих, а потом весело сомкнулись за ними, подшучивая уже над полицией.
Подстроившись под бег друг друга, ирландец и норвежец с ношами добежали до заборчика. Ингрид посадил наверх девушку, перемахнул быстро сам, что бы красотка не успела сообразить и сбежать, снял ее, поставил на асфальт, стратегически придерживая за талию.
- Предлагаю уходить в другой парк с "Марсельезой", - жизнерадостно предложил он и обратился к брюнетке, - пошли с нами? Можешь вымогать у народа за наше пение денег, заработок - пополам. Ну или пропьем все, как приличные творческие личности. А одну четвертую пожертвуем на благотворительность святому... этому, блядь... который тут у вас за психов. Имя такое, как у мышки из детской книжки!
Норвежец имел ввиду "Бернарда и Бианку" двух мышей-детективов. И, соответственно, святого Бернарда, покровителя бродяг, бродячих животных, психов и прочих обитателей улиц и дорог.

+2

13

Хорошо все же, что даже сев в кресло инспектора, Оин так и не начал пренебрегать физическими упражнениями. Не то, чтобы боевому волшебнику нужно было когда-либо за кем-то бегать, особенно, когда волшебник этот - хозяин духов, а не какой-нибудь целитель, которому, чтобы вырвать ногти через глотку, нужно было к человеку непосредственно прикоснуться. Руками там, или иной, более экзотической, частью тела. На ум, спьяну, почему-то пришел Алекс Гарц, стремящийся потрогать всех окружающих ногой. Возможно, за лицо, как единственную ничем не защищенную часть тела. Не факт, правда, что после этого ему понадобилось бы хоть какое-то колдовство...
Физическая подготовка очень кстати пришлась именно в свете красочного побега, устроенного Ингридом и не менее красочного штурма забора на пару с Чертом, футляром и девушкой.
- Христофору, что ли? - ни секунды не задумываясь брякнул Оин, честно считающий, что главный святой, отвечавший за всяких психов и убогих тут именно Псоглавец.

+2

14

В процессе побега, Варнава радостным писком подбадривала своего "похитителя" и сбежать не пыталась. Скорее уж наоборот. Оказавшись за забором и на ногах, быстренько осмотрела платье на предмет повреждений в стратегически важных местах и, к еще большей радости, ничего криминального не нашла.
- А пошли! - согласилась на предложение.
Вечер был свободен, настроение стремительно улучшалось. Поэтому девушка была совсем не против того, чтобы провести время в приятной компании.
- Меня зовут Барбара, кстати. А вас?

+2

15

- И ему нальем, - согласился Ингрид, стратегически промолчав, что за Христофора пить придется Оину, дабы не вызывать у активной девушки ненужных догадок, ассоциаций и прочей малонужной сейчас хуйни о взрослой серьезной жизни, - но, мышь в книге звали не так...
И возрадовался нормальному, в кои-то веки, польскому имени! "Барбара" звучало совершенно понятно, привычно, ненужных подозрительных религиозных ассоциаций не вызывало.
- Рэгнволдр, - жизнерадостно представился норвежец, спьяну забыв от радости, что Барабара такое сходу может и не пережить, - веди нас, Биервёль, в приличный парк!
В Норвегии, где был суровый климат девять месяцев в году, а в остальные три всё пыталось друг друга сожрать и убить, людям вот эти девять было слегонца скучновато, поэтому они изобретали заковыристые сокращения и уменьшительно-ласкательные, оставляя логопедов без работы, отрабатывая безупречную дикцию даже при состоянии "пью давно, какой сезон, подскажите?" и шокируя гостей своими нежными обращениями. А тут вот настроение было почти как дома, только рекламный щит был на ненорвежском...
- Бля, - заржал музыкант, - слышь, друг! Мы с тобой в набег сходили почти! Отобрали у местного населения деньги, хитростью, ловкостью и харизмой, посрамили представителей власти и украли женщину! Надо что-нибудь поджечь! Тут же фейерверки продают? Мы ж цивилизованные варвары, просто бахнем красиво и уйдем с огоньком. Как раз пока еще нашкуляем деньжат, стемнеет для приличных "огней пожарищ".

+1

16

- Не, книжки для самых маленьких я помню плохо, - пожал плечами ирландец, - мое детство было давно, да и знакомых детей как-то не завалялось. В крайнем случае, можем спросить у ближайшего ксендза, - усмехнулся он.
Будучи уже отнюдь не трезвым, и, соответственно, не на все сто процентов контролируя собственное поведение, Оин на автомате перешел на родной английский, благо, не сдобренный ирландским акцентом, а то шансы его понять остались бы только у Ингрида, да и то скорее при помощи интуиции, чем фактических знаний. Родной Белфастский говор был, все же, штукой специфической и на жалость по отношению к незнакомым с ним окружающим, не рассчитанный.
От собственных мыслей ирландца отвлекла девушка, а точнее вполне хорошо замаскированный мужик. Прожив почти полтора года в образе Евы, консультанта в косметическом магазине, он прекрасно разбирался в ряде специфических вопросов, и при желании без проблем мог бы давать советы странным, и совершенно матерным для большинства мужиков, языком. Что-то вроде "шапочки бини" вместо шапки-гондона, "цвета маренго" вместо сине-серого и прочего в том же духе. Но только какое дело Оину было до чужих ментально-половых проблем? Или до того, что жертве их идиотизма стоило бы выбрать несколько иной фасон платья? Да, пожалуй, и цвет... Определенно, никакого! А вот на чем ирландец слегка подвис, так это на том, каким именем называться, благо, в распоряжении у него были оба: первое и второе. Но решил все же не выебываться.
- Оин, - кивнул он Барбаре, и повернулся к приятелю. - Ты правда думаешь, что я знаю? Это скорее у украденной женщины надо спросить, она на местную больше похожа.

+2

17

- Святой Бернард, - сжалилась над двумя неместными Варнава. - Если я правильно поняла, о какой мышиной сказке ты говоришь.
А вот неместные ее жалеть явно не захотели. Потому как, когда лохматый с радостью выпалил свое имя, девушка ненадолго подвисла:
- Рэ... Рэг... д... Я буду звать тебя Рексом! - отвисла она. Благо второй товарищ обладал вполне выговариваемым именем - это немного успокаивало. - А фейерверки мы найдем. Так что идемте, паны викинги - местная женщина вам покажет настоящий Краков!
После чего едва ли не по хозяйски обняла Ингрида (мол, мы еще посмотрим, кто кого украл) и после недолгих раздумий, повлекла его в направлении приличного парка. Лохматый явно понравился ей несколько больше - он был более шумный, бойкий и выражал куда больше восторга по поводу ее присутствия.

Отредактировано Варнава Вишневский (2018-02-09 11:58:17)

+3

18

- Во! - обрадовался норвежец, догадываясь, что женщину сперли они еще и начитанную, - Мыш Бернард и его Мыха Бьянка. И святой, который, как Христофор, только в отличии от него не стесняется говорить прямо, что полудурки по его части.
Относительно фасона платья и цвета Ингрид мог бы сказать одно "Коричневое, прикольное, ноги видно". Про маренго он, правда, уже стараниями Оина знал, что это не только имя любимой женщины, всмысле лошади Наполеона, но и тот цвет теней, который ему идет.
Наличие фейверков в Кракове его обрадовало. Правда, душа начала просить сделать это в каком-нибудь сарае, старом и который не жалко, что бы крышу вышибло и сквозь стены летело! В пьяную голову пришла мысль найти по дороге нужный типаж сарая, купить его и спалить к херам. Мысль казалась очень интересной и требовала обдумывания. Купить старый сарай и сжечь... Хулиганство, в смысле сжечь. Но по-взрослому, по обоюдному с хозяином согласию.
- Невеста в черном платье не спеша
Идет. И в след ей глядя, не дыша... замрет...
В руках был белоснежных роз букет...
Но кровью он окрашен в алый цвет
Начал напевать музыкант, разглядывая новую знакомую. Ну, не в черном, без цветов, но достаточно такая, как надо, что бы навести на мысли о новой песне. При чем на каком языке он напевал, Ингрид и сам не знал. Еще не норвежский, но английский, польский или смесь, он уже сказать затруднялся.
Новый парк его устроил. Тем, что полиции видно не было, а людей - как раз было.
- Начать можешь? - с апломбом, достойным Лучано Паваротти обращающегося к Марии Каллас, обратился он к Оину, - начнем с плясового и поддержим чем-нибудь. Леди Гагой, например.

+1

19

Как ни было бы странно, но Оин все еще помнил энное количество своих, можно сказать, национальных северо-ирландских песен. Возможно, сказывалось то, что он успел повторить каждую из них минимум по сотне раз, пока сидел в Африке, чтобы просто не свихнуться в мясорубке никому не нужной войны. Возможно, в чем-то еще, но на пьяную голову думать об этом не хотелось совершенно. Привлекши внимание почетной публики какой-то речью про интернациональных коллектив бродячих артистов, ирландец совершенно внезапно обнаружил в себе талант говорить на вполне приличном польском. Во всяком случае, в отличии от трезвого состояния, окончания и падежи он почему-то не путал, хоть все равно разговаривал в более чем заметным акцентом. Речь свою он, впрочем, не особенно запомнил, но, главное, люди их заметили, а некоторые даже подошли. Вроде бы не чтоб побить...
Так что воспользовавшись небольшим успехом, Оин заиграл и запел. Из того, что можно было так или иначе отнести к "плясовому" ему в голову пришли: "My old man", "Join the British army", "Go home British soldiers" и "Celtic crazy". Кажется, он бессовестно палился на счет реальности легенды о собственном прошлом...

+1

20

Варнава чутко вслушивалась в строки зарождающейся песни и кокетничала с лохматым, как в последний раз. Ей определенно нравился этот норвежец с непроизносимым именем и его романтическо-героический настрой.
Но дойдя до парка, девушка взяла себя в руки - на продолжение банкета нужно было еще заработать. Репертуар Оина был ей не знаком, но знание английского языка и какое-никакое музыкальное воспитание, помогли вполне сносно подпевать хотя бы в некоторых припевах (и вовремя молчать, когда подпевать бы не получилось, например, тогда когда текст для нее становился совсем уж неожиданным). Самой ей больше всего понравилась "Go home British soldiers", хотя она не согла бы определенно сформулировать, чем именно.
Заодно Барбара взяла на себя роль "шляпника", соорудив из собственного шарфика (который всегда был при себе) подобие мешочка, она обходила толпу, обворожительно улыбаясь, делая книксены и благодаря щедрых зрителей на всех известных ей языках (а уж слово "спасибо" она могла сказать на многих - не только на польском и английском). Мешочек музыкантов неспешно наполнялся тяжестью и звоном.

Отредактировано Варнава Вишневский (2018-02-12 17:29:03)

+1

21

Варнава чутко вслушивалась в строки зарождающейся песни и кокетничала с лохматым, как в последний раз. Ей определенно нравился этот норвежец с непроизносимым именем и его романтическо-героический настрой.
Но дойдя до парка, девушка взяла себя в руки - на продолжение банкета нужно было еще заработать. Репертуар Оина был ей не знаком, но знание английского языка и какое-никакое музыкальное воспитание, помогли вполне сносно подпевать хотя бы в некоторых припевах (и вовремя молчать, когда подпевать бы не получилось, например, тогда когда текст для нее становился совсем уж неожиданным). Самой ей больше всего понравилась "Go home British soldiers", хотя она не согла бы определенно сформулировать, чем именно.
Заодно Барбара взяла на себя роль "шляпника", соорудив из собственного шарфика (который всегда был при себе) подобие мешочка, она обходила толпу, обворожительно улыбаясь, делая книксены и благодаря щедрых зрителей на всех известных ей языках (а уж слово "спасибо" она могла сказать на многих - не только на польском и английском). Мешочек музыкантов неспешно наполнялся тяжестью и звоном.

+1

22

То, что у новой знакомой был кадык и, кажется, все-таки щетина, Ингрида ни разу не смущало. Выглядит как женщина, ведет себя как женщина - значит, женщина. А после встречи с Несравненной Белоснежкой Адамом, он окончательно убедился, что ему похую, кем там кого считали при рождении.
Бодренько подыгрывая на губной гармошке, норвежец осознал, что бодрые ирландские песни... охуенно бодрые ирландские песни определенной направленности. "А не похуй ли мне на внутренние проблемы Ирландии, когда я Польше?" задал музыкант себе вопрос и решил, что глубоко похуй, а его друган может быть революционером, террористом и немного каннибалом и зарабатывать здесь на революцию там. С Ирландией лично Рэгн знаком не был, знал только Оина, поэтому готов был поучаствовать в жизни этой гордой страны путем поддержки Оина. В принципе, даже если бы ирландские террористы решили бы революцию в Польше хуй знает, за каким пиздосом устроить, он бы как-то даже с пониманием отнесся... По-любас и тут есть Бастилия, которую можно штурмануть, разнести и воспеть это действо.
Найдя себе нишу в потенциальной революции, музыкант забрал гитару, дал бутылку ирландцу-революционеру, оценил заскакавшие в полечках парочки поляков, которые уже начали сбиваться и перешел на медленные плясовые, норвежские и популярные.

+1

23

Оказавшись без гитары, но с бутылкой, Оин не растерялся и все же дозаправился горячительным, но особо разбираясь чем оно там было, водкой ли, виски ли... Что они там с норвежцем вообще с собой-то брали? А не похуй ли? После первых поллитра на рыло можно было уже хоть разбавленный спирт пить, разницы бы все равно уже не было. Главным было градус не понижать, а остальное, как говорится, уже не проблемы бравого шерифа. Слушая смесь из норвежских и теоретически популярных песен, ирландец осматривался. Кто-то пританцовывал, кто-то просто с интересом слушал, в общем-то, их с Ингридом интернациональный дуэт оказался популярен у польских аборигенов. Что ли как-нибудь еще так выползти?..
Оин закурил, пряча огонек в ладони. Под воздействием алкоголя в нем просыпались старые, уже успевшие подзабыться за время мирной жизни, привычки.

+2

24

Варнаве было глубоко похрену до революции в Ирландии, да и в суть песен она особо не вникала. Но плясовые, которые заиграл Ингрид определенно больше зашли народу - кошелечек зазвенел бодрее. И тут, в самом разгаре сбора Барбара заметила творящуюся несправедливость - она все еще была трезвой в компании двух изрядно выпивших мужиков. Если все так дальше пойдет, у нее, чего доброго проснется здравый смысл и ей захочется слинять. И вместо веселого приклчения обрести скучный вечер в одиночестве. Положение нужно было срочно исправлять.
Поэтому Варнава скоренько подошла к Оину, чуть отвлекшись от побора толпы, отобрала у него посуду и смело сделала глоток. Ох, мать! Аж на слезу пробило...

+2

25

Ингрид перешел на эпос. На сей раз эпос был народно-частушечный, глубоко интернациональный. Куплеты про греческого царя-рыбака Поликрата, который ловил рыбу. В одной из рыб он нашел кольцо. И за кольцом пришли нибелунги, за ними - Зигфрид, за Зигфридом прискакал Фафнир. Сперва хотел все пожечь, но был очарован гидрой и там случилась любовь, результатом которой стал русский трехглавый Змей Горыныч.
За вторым кольцом, найденным в другой рыбе, пришел царь Соломон, которого отвлекли и выгнали амазонками. А вот с третьим кольцом было веселее. Пришли какие-то варвары низкорослые, волосатые, друзей привели. Глаз царю подбили, палец откусили, а кольцо в Этну выбросили.
Народ под жизнерадостные частушки с полуматерным припевом начал даже подпевать, уже откровенно пританцовывая.
Посмотрел на начинающее звездеть небо и перешел на легкий романтичный реализм.

видео


И опять увидел идущий к ним полицейский патруль...

+1

26

К моменту появления патруля, ирландец уже успел выпить достаточно, чтобы все еще иметь человеческий облик и пока еще не потерять способность к прямохождению, но уже окончательно расстаться с и без того редко захаживающим в гости здравым смыслом. Благо, времяпрепровождение и компания способствовали пробуждению истинной сущности Оина - Crazy Paddy, ирландского быдла с рабочих окраин Белфаста, которым он, на самом деле, и являлся даже несмотря на феноменальный талант дрессировщицы Люсиль, которая восемь лет подряд старалась слепить из него цивилизованного человека.
Затушив одну сигарету, и прикурив другую, ирландец встал, зажав ее в зубах. Плевать, что это была уже не самокрутка, а именно сигарета, за две пачки которых он легко бы смог купить всю ту одежду и обувь, что носил в пятнадцать-двадцать лет. Тонкая корочка цивилизации с треском ломалась, Оин был похож на правильную бойцовскую собаку перед дракой. С учетом факта того, что он был отнюдь не обычным гопником, а прекрасно тренированным боевым волшебником, воевавшим почти десять лет в Судане при помощи подручных средств и какой-то матери, шансы на победу у полицейского патруля были до крайности сомнительны...

Отредактировано Оин О’Нилл (2018-02-17 22:56:46)

+2

27

Глазами Варнава заметила патруль последней. Но спиной и каким-то внутренним чутьем поняла - запахло жаренным. При том опасностью повеяло не столько от безобидного патруля, сколько от пьяного ирландца. Не даром он сразу ей скорее непонравился, чем наоборот - после пары коротких жизненных эпизодов, Бася привыкла не доверять прилично выглядящим мужчинам. Особенно если они находились в не совсем приличных компаниях. Но очень уж хотелось насладиться вечером.
Насладилась, бля.
- Паны и пани! - громко и звонко возвестила девушка, едва поймав паузу между неисчерпаемым репертуаром норвежца. - Благодарим почтенных зрителей за уделенное нам время. Но скромные музыканты вынужденны откланяться. Всем доброго вечера!
И Варнава изящно склонилась в настолько низком реверансе, что даже сама на секундочку испугалась, что не сможет из него достаточно красиво и быстро подняться. Нет, смогла. Теперь нужно было успеть "обезоружить" этих бравых ирландских викингов.
- Ребята! Думаю мы уже достаточно заработали чтобы душевно посидеть где-нибудь в тепле и уюте, и почтить обещанной жертвой святого Бернарда. - тараторя это Варнава, демонстративно позвенела увесистым мешочком перед лицом Оина.

+2

28

Зрители, увидев полицию, расходиться не спешили, а как-то грамотно заняли места за невидимым заграждением. Ингрид, в силу профессии и образа жизни никогда не выходивший из состояния элегантной конфронтации с властью и оставленный на пару секунд без присмотра, глянул на ирландца, оценил позу с небрежно отставленной ногой и не менее небрежно, с шиком зажатой сигареты и понял, что вот щас - можно. И широко улыбнулся подошедшим парням в форме:
- Лицензии нет, документов нет, распиваем и нарушаем, - радостно сообщил норвежец, - с вами не пойдем.
Полиции, конкретно этой, он не боялся. Молодые еще парнишки, только из академии или где их учат, не здоровые бугаи после армии или армейки. Так, навешать лещей для бодрячка и валить сжигать сарай и жарить на его углях мясо.
Патрульные замялись. На лицо было нарушение общественного порядка, но два мужика выглядели слишком самоуверенно и на типично-творческих личностей не походили.
- Так, - протянул более решительный, вытаскивая почему-то дубинку.
- Ой, бля! - восхитился норвежец, - у наших почти такая же! Я посмотрю?!
Рокер рванулся корпусом, вытягивая руки, к дубинке, перехватил ее за свободный конец, резко развернулся, поворачивая полицейского по кругу, от чего тот споткнулся и едва не упал и резко повернув руку, заставил патрульного выпустить дубинку, больше от неожиданности, чем от боли. Дубинка улетела в кусты.
- А наручники есть? - заинтересовался потомок викингов.
Второй патрульный решительно двинулся к Оину.

+1

29

Несмотря на все свое бурное прошлое и слишком уж частое общение с безусловно прекрасными, но ни разу не хрупкими женщинами, которые сами, при желании, могли скрутить любого в интересную позу, Оин сразу определил, что трясущая шарфиком Бася к их числу не относится, а значит, подпадает под категорию, когда можно вежливо отодвинуть в сторону и дальше заняться по-настоящему интересными делами. Вот, например, над полицейскими поиздеваться в хорошей компании или там половину города сжечь. А то просто и банально пропивать заработанные деньги в обществе малознакомой дамы ирландцу было откровенно скучно. Так что задвинув Басю за спину, он, широко улыбаясь, шагнул навстречу парнишке-полицейскому, который в первый момент, явно оробел, но затем, с двойным рвением, попытался наверстать упущенное, стараясь на практике доказать себе и начавшим уже подшучивать окружающим, что именно он здесь представитель закона, а, значит, априори является тем, кого должны уважать и слушаться из-за одного факта наличия формы и удостоверения.
Не то, чтобы Оин был прямо мастером рукопашного боя, стрелял и колдовал он, признаться, намного лучше, но кое-что он все же умел, а там, где не умел или не мог, помогала магия. Пара секунд, несколько движений, и полицейский полетел носом в землю, запутавшись в собственных ногах, под почти дружный хохот толпы, да и самого ирландца.

+1

30

- Та блииин, - протянула Варнава, наблюдая за тем, как ее новые знакомые раскидывают парнишек в форме. Ей их даже жалко стало. Но ее так легко и безапелляционно отодвинули в сторону, что оставалось только стоять и смотреть. И хранить честно заработанные деньги. Мелькнула мысль тикануть по-тихому с места происшествия, словно ее тут и не было. Но жизненный опыт Баси подсказывал, что мешочек с мелочью не стоит того чтобы оставлять о себе негативное впечатление у двух парней. Особенно когда они пьяные так легко и непринужденно раскидывают двоих трезвых служителей порядка. Сразу видно, опыт не пропьешь.
Так что Варнава просто подошла поближе к лавочке, чтобы охранять гитару, пока ее хозяин занят.

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Архив старой игры » Young man came from hunting... часть вторая