Легенды Старого Кракова

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Архив старой игры » Между нами, девочками


Между нами, девочками

Сообщений 121 страница 125 из 125

121

У Варнавы чуть настойка носом не пошла. Хоть она и знала Риву дольше, чем некоторые живут, а все-таки иногда подруга умудрялась удивить. Хотя бы вот этим спокойным голосом в таких разговорах. Хотя с другой стороны, не падать же в обморок, раз едва ли не сами начали этот разговор.
- Или чтобы само тело враг не смог использовать. Помимо артефактов, - Бася пошарила рукой в пакетике, нашла симпатичный кругляш колбаски и сунула в рот. - Да мало ли... от вампиров отбиваться. Хотя нет, все-таки первое, как сказала Рива, чтоб не вашим, не нашим.  А про пирамиду Маслоу даже я знаю. И да, волшебники точно так же любят вкусно есть, пить и трахаться, тут мы ничем не отличаемся.

+3

122

- Вот в этом "к слову не приходилось" и разница. Декабристы жили в соседней стране, появились два столетия назад и просуществовали что-то там до пары десятков лет, породив своим примером другие революционные движения в России, до которых дела нет даже тем, кто оттуда недавно свалил. А волшебник, - Патрик указал на Руди большим пальцем, - сидит с тобой за одним столом, пьет из одной бутылки и может поесть из одной кастрюли, если ты вдруг голодна. С ними и с их работой ты соприкасаешься по несколько десятков раз на дню, даже над этим не задумываясь. Звонишь по телефону, открываешь холодильник, ездишь на машине... Вы ходите по одним и тем же улицам, заходите в одни и те же кафе, покупаете еду в одних магазинах и, тем не менее, историков нет, волшебников в ближайших поколениях нет, это все - чужие проблемы, нас не касается, зачем об этом говорить?
Флинн говорил четко и вдохновленно, умело дополняя свою речь жестами и окончательно избавившись от маски шута-недотепы. Взгляд у него был ясный и цепкий. Он выглядел, как человек, который повидал и знает достаточно, чтобы иметь устоявшееся мнение по множеству вопросов, и найти идеи, которые он готов отстаивать даже ценой жизни. Скорее всего, чужой.
- Верно, - кивнул Патрик, - чтобы тело не досталось никому. Магическая татуировка превращает кожу в артефакт, стоимость которого зависит от многих факторов. Обычная защитная татуировка не так дорога и ценна, даже будучи выполненной лучшим мастером, а вот стоимость всего, что нарисовано помимо может достигать астрономических сумм. К примеру, за мою шкуру можно легко и без каких-либо проблем купить это здание и, возможно, одно-два соседних. Шутка ли, управлять огнем при помощи одних лишь слов, - он усмехнулся, махнув рукой. - По сей день кожа, снятая с волшебников - ходовой товар на черном рынке. И снятие ее еще с живого человека - вполне рядовой случай в работе Сокола и аналогичных служб.

+3

123

- Ну что значит "чужие"?!  - возмутилась Рива, - но, кстати, благодаря декабристам были приняты некоторые облегчающие жизнь законы, правительство, что бы сохранить монархию, было вынуждено пойти на уступки. Так вот, и у волшебников рождаются дети не волшебники и наоборот. Нимёллер прав, молчать не надо, но это не должно быть семейными преданиями, о которых вдруг узнают волшебники и потом шепотом рассказывают своей семье или историки, когда их в архиве по голове нужным томом вдарит. Вот почему вы не составите план подачи материала, нейтральный, но честный и не начнете его внедрять?
Вопрос, судя по повороту голову и взгляду, был адресовал единственному точно волшебнику за этим столом - Руди.
- Даже если мои предки были с другой стороны, я хочу и должна это знать, ибо народ не знающей своей истории, обречен повторять одни и те же ошибки, - журналистку внезапно ситуация задела и пока ей не мешали, молчать не собиралась, - а я повторять ошибки прошлого не хочу.
А рассказ о ценности шкуры волшебника на черном рынке заставил задуматься. Нет, снимать кожу с тех брюнетка не собиралась, но теперь волшебники ей виделись вроде чернобурок или экзотических тигров.

+1

124

Руди сидел, в смысле стоял с тарелкой в руках, и с интересом наблюдал. Патрик, что бы тот не говорил, все-таки был первоклассным учителем. Ему это нравилось и шло, и это было видно. Руди бы так не смог, в общем-то он и не мог, просвящать оболтусов, где на десяток отбывающих повинность, только парочка заинтересованных глаз... нет, это было решительное нет. Особенно, с учетом того, что иногда, не смотря на весь покладистый и пофигистический характер, Руди хотелось встать посреди общего отдела и заорать, что он это ебанное дерьмо не хочет не то что проверять, а читать и держать в своих руках. Что ему хочется взять и продезенфизировать весь путь, который эта хуйня проделала от головы исполнителя, до самого Руди.
А Руди, все-таки был чрезвычайно уравновешенной личностью, не склонной к конфликтам, и прямым конфрантациям. Он вообще был крайне позитивным человеком. Пока его не называли волшебником. Конечно, это не заставило его оторваться от добавки или призвать какое-нибудь особо заковыристое проклятье на голову Патрика. Но вот недовольный взгляд и скептическое движение бровью, вполне, вполне.
То есть понятно, что чисто технически Патрик прав. Руди обладает магическими силами, что подверждает диплом и срок в Альма Матер, а так же прохладные отношения с кровной родней. Но! Вот тут в борьбу вступали незначительные нюансы, к тому же, Мамочка активно была бы против, еслибы такой хороший шаман, вдруг снова деградировал до какого-то там волшебника.
- А разьве не чужие? - Руди все-таки соизволил оторваться от добавки и улыбнуться Риве, внимательно посмотреть на Басю. - Я не говорю о частных случаях, когда люди лишенные магии и никак с волшебниками не общающиеся, интересуются историей, которая выходит за рамки того, что пишут в учебниках. Если брать основную массу, ей это не нужно, потому что не интересно и не входит в круг того, с чем они так или иначе сталкиваются. - Руди хмыкнул. - А многие знают об этих декабристах и о том, что если поинтересоваться, то они на что-то повлияли?
Облизав ложку и с тоской посмотрев в тарелку, Руди все-таки вернулся к разговору:
- А кто сказал, что ничего не делается и не пишется? Многое что пишется и, даже, издается, но о какой массовости может быть речь, если о проблеме удобно не говорить? Сокол, в том числе, занимается просвятительской деятельностью... - Руди покосился на Патрика. - И это не только методички о том, что надо делать, чтобы тебя нежить не сожрала если гуляешь на диком старом кладбище ночью в полнолуние. Кое что издается, но это скорее узко специализированная литература. О чем-то массовом на данном этапе нашей жизни говорить не приходится. Нет, конечно, если найдется тот, кто сможет правдиво, интересно и, главное, продаваемо написать так, чтобы историей заинтересовались и ее, вместе с автором, не затоптали... А если нет такого человека, который подпишется на такое, то приходится все делать медленно, методично и без чрезмерной спешки. - Руди хитро посмотрел на девушку и вернулся к содержимому тарелки.

Отредактировано Рудольф Берр (2018-08-09 13:06:01)

+1

125

- А я вот тут даже соглашусь, - встряла Бася. - Как лицо, как раз-таки почти незнакомое с волшебниками лично. А если и есть у меня такие знакомства, то их никак нельзя назвать приятными - это я конечно безотносительно сегодняшнего вечера и бесспорно приятной компании. Так что до сегодняшнего вечера, я не то чтобы не интересовалась тяжкой судьбой волшебников, я им даже особо посочувствовать-то не могла. Ну, потому что...
Тут Варнава несколько смутилась, потому что во-первых, поняла, что сбилась с мысли и ее словоизлияние неслось вскачь в неведомые дали без контроля пьяного мозга, а во-вторых, что кажется сейчас она могла брякнуть что-то обидное и не толерантное.
- ...просто некоторые волшебники ведут себя по отношению к людям, как к представителя низшей расы, вот. Мы для них низший сорт. Конечно, это может быть обус... лов... осусов... это может быть из-за тяжелого прошлого и дрянного характера - вот. Но все равно, сложно после этого не считать их чужими.

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Архив старой игры » Между нами, девочками