Легенды Старого Кракова

Объявление

               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



8 марта

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время действия: 8 марта 2014
Место действия: Общий отдел и окрестности
Действующие лица: Оин О’Нилл, Тадеуш Фри
Преамбула: налаживание контакта с подчиненными
Краткое содержание:

0

2

-Да, милая. Ты у меня большая умница... Я тоже тебя люблю, солнышко. Когда я приеду? Сложно сказать... Ну не расстраивайся. Я очень-очень-очень постараюсь на следующей неделе. Из школы заберу, обязательно. Не грусти, заяц, скоро увидимся...
Пожалуй, если бы кто-то из давнишних коллег Фри услышал сейчас этот телефонный разговор, он бы сильно удивился необычно эмоциональному и мягкому голосу обычно сдержанного следователя. У Тадеуша было не так много слабостей и радостей в жизни, и одна из них - дочь Беата. Вот уж кто мог вить из мужчины веревки, так это она. К сожалению, из-за работы виделись они не так уж и часто. И это вот чувство вины от невыполненного отцовского долга делало Фри еще боле гуттаперчевым и мягким в общении с дочерью. Слава Богу, она и мыли не имела пользоваться этим. Да и, в целом, отец и дочь были весьма близки. Чего нельзя было сказать о бывшей жене Тадеуша. Там ни о каких хороших отношениях и речь не шло, - затяжная позиционная война за место в жизни ребенка и, как в последнее время казалось блондину, на уничтожение сил противника. И ведь одно непонятно, откуда столько ненависти в одной отдельно взятой женщине?
- С мамой поговорить? Не хочу, но если ты настаиваешь... - как только на другой конце провода мужчина услышал голос бывшей жены, его манера общения резко изменилась. Исчезли и мягкость тона, и теплота в интонациях. Фри говорил сухо, коротко, раздраженно. - С праздником, Вера. Я за тебя счастлив. Так держать. Все так же один... Не начинай... Я не хочу сейчас это обсуждать.
Еще с минуту следователь смотрел на дисплей телефона. На нем горела фотография Беаты. Там ей было лет 7, вряд ли больше. Примерно столько ей было, когда Тадеуш нашел свои вещи под дверью когда-то своего дома. Но даже спустя почти 7 лет Вера продолжала пилить своего бывшего мужа и все так же стремилась уязвить и уколоть любой удобной мелчочью. Сегодня это был ее новый "бойфренд", так, кажется, она его назвала. Цифры бежали по дисплею, Вера продолжала практиковаться в остроумии в пустоту. Следователь тяжело вздохнул и нажал кнопку отбоя. Он устал, ему надоело. С еще одним тяжелым вздохом спрятал мобильный во внутренний карман пиджака.
Рабочий день подходил к концу. А домой не тянуло совершенно.

Отредактировано Тадеуш Фри (2017-11-27 23:24:39)

+1

3

Не то, чтобы Оин прямо целенаправленно слушал разговоры подчиненных в самом конце дневной смены. Не то, чтобы он понимал сказанное на все сто процентов. Да даже на пятьдесят. Ну, или хотя бы на тридцать... Польский за последние три недели так и не смог войти в перечень его по-настоящему сильных сторон. И просто сильных тоже. Не давался ему никак язык маленького, но очень гордого и свободолюбивого государства. А ведь гелик же как-то в школе учил... Правда сейчас, двадцать лет спустя, ирландец помнил разве что "Buinneach go sáil ort!" и еще пару аналогичных выражений из области кого, куда и как на долго послать так, чтобы с гарантией не вернулся за добавкой.
В общем-то, Оин совсем не планировал вслушиваться в чужой диалог, просто выйдя из собственного кабинета в поисках вечно чихающей кофеварки. Ночь предстояла долгая, делать, помимо работы, было все равно нечего, так что кофеин был именно тем, что было так необходимо измученному организму ирландца. Впрочем, для понимания сути разговора знать язык было совершенно не обязательно. Ежу понятно, что вначале Фри - едва ли не единственный из всего отдела, чью фамилию Оин смог запомнить сразу - говорил со своим ребенком, а потом с бывшей женой. Ну, или почти бывшей. В общем, не ладились у него отношения с матерью мелочи. Тут и Шерлоком быть не надо, чтоб понять...
- Бывшая жена? - на английском спросил ирландец, вооруженный дымящейся чашкой кофе.

+2

4

Прошел уже не один год, а Вера так ни разу и не задала того единственного вопроса, который от нее все это время ждал Фри. Больше от этой женщины он уже ничего не ждал, только этот вопрос... Да и его с каждый разговором все меньше и меньше. Чужие люди, вынужденные поддерживать общение против своей воли. А ведь в день их венчания Тадеуш клялся перед Богом и близкими людьми до конца дней хранить, любить, оберегать. В горе и радости, в нужде и достатке. А девочка, стоявшая напротив него, счастливо улыбалась и наклоняла голову в такт каждому слову - соглашалась. Из их брака мужчина ярче всего помнил этот момент. А потом холод закрытой двери и бессмысленные усилия открыть замок ставшим не подходящим ключом. Глупо получилось...
За всеми этими размышлениями  следователь не сразу заметил Оина. Для ирландца день и не думал заканчиваться, и Фри ему... завидовал. Одни спешат поскорее смыться с работы, рвутся домой, к семьи, друзьям, хобби, да хотя бы к любимому дивану и видеоиграм. Другие душу готовы продать за лишний час рабочего времени. И в этой своей дикой привязанности к службе следователь и инспектор были схожи. А вот о разговорах "по душам" до этого О'Нилл воздерживался. "И продолжал бы в том же духе," - мысленно скрипнул зубами Фри. Все-таки разлад в семье продолжал оставаться его слабым местом и причиной сожалений и самопоедания холодными одинокими выходными.
- Так точно, - в конце концов, в личном деле указан этот косяк биографии следователя. - Сегодня восьмое марта. Поздравлял дочку.
Зачем-то уточнил Тадеуш.

+1

5

- Прошу прощения, - Оин улыбнулся, примирительно подняв пустую руку вверх, - я не хотел лезть не в свое дело. Просто интонации были уж очень знакомы...
Он невесело хмыкнул собственным мыслям. И вправду, паршиво было в их работе с отношениями. Незнакомые с работой Ордена люди слабо понимали ненормированный рабочий график, постоянные отлучки, приходы черти когда и черти в чем, вылетающие из памяти бытовые мелочи и вовсе не мелочи, а так же многое-многое другое, что было так или иначе сопряжено с их родом деятельности. А если взять во внимание злопамятную нежить, не менее злопамятных волшебников и прочие риски, с которыми любой сотрудник или служащий их маленького, уютного дурдома сталкивался ежедневно на работе и, так или иначе, нес домой к семье... В общем, отношения с чужими было куда проще не заводить, чем поддерживать. Со своими же были совсем другие особенности и риски, начиная от того, что пришел домой, и там тоже работа, и заканчивая тем, что так или иначе случилось с самим ирландцем.
Отсалютовав Фри полной кружкой кофе, он направился в свой кабинет. Работы было дохуя, если не дохуище...

+1

6

- Тоже неудачи на личном фронте? - запоздалый вопрос получился в спину.
Фри, если честно, сам себе удивлялся: на кой черт он продолжает и развивает эту тему? Да еще и со свихнувшимся ирландцем, которого направили работать не столько Инспектором, сколько Проспером-говночерпием в Общий отдел. Возможно, дело в общности интересов двух служителей закона: оба любили работу, имели сложные взаимоотношения со сном и кофеином, редко бывали дома и держали странных домашних животных. И Тадеуш подсознательно тянулся к Оину, как к личности интересной, волевой и способной многому научить.
А может во Фри в кои-то веки взыграло вполне человеческое желание поделиться с тем, кто поймет? Хотя нет, вот это уж точно бред. За годы службы в следователе из человеческих чувств и потребностей остались только жажда, голод и искаженное, гипертрофированное чувство справедливости. Ну и охотничий инстинкт, разумеется. Без него на этой работу никак.

+1

7

- Неудачи на личном фронте, - кивнул Оин, поворачиваясь так, чтобы случайно не расплескать на себя горячий кофе. Впрочем, с тем, что готовила их казенная кофе-машинка, можно было вполне сказать, что "ирландец старался не расплескать на себя горячее кофе", настолько этот напиток был паршив. - Два развода, бессонница и нервно дергающийся глаз - вполне достаточное основание для того, чтобы с уверенностью заявить: на этой работе не стоит заводить романов даже с коллегами.
Строго говоря, ни первые, ни вторые длительные отношения так и не оставили печати в Оиновском паспорте, но это был еще не повод не называть хорошую вещь браком.

0

8

Хорошее дело браком не назовут. Особенно с коллегой. Оин никак не выглядел похожим на любителя служебных романов и поклонника скачек по одним и тем же граблям.
- Может быть глаз это не от того? - на всякий случай предположил следователь. Хотя обманываться не приходится: только женщины, на самом-то деле, могут довести до такого состояния и просто сильного, уверенного в себе мужчины, и тем более волшебника.
Фри неплохо помнил свой брак с Верой. И то, как старательно, аккуратно, понемногу она выносила мозг. Сперва очень осторожно, будто пробуя почву и выискивая границы терпения супруга. А потом уже в полную силу, с обвинениями, скандалами и битьем посуды. У волшебников этот увлекательный процесс крушения брака должен состоять из еще более увлекательных аттракционов, помимо всем известного "Ты не уделяешь мне больше времени", "Скажи мне правду, у тебя кто-то есть на стороне" и прочих вопросов, на которые не существует правильного ответа.
- Я бы сказал, особенно с коллегами. Специфичненько должно получаться. Жены тоже были волшебницами?

+1

9

На пару секунд Оин представил, что бы было бы, окажись кто-то из его бывших волшебником. Вот та же Люсиль, например. И одномоментно возблагодарил всех известных богов за то, что они не вложили в ее прекрасную голову ни капли магического таланта. Вот уж точно, город бы такого не пережил, а сам ирландец и подавно. Все же у коллег по ремеслу был ряд своих особенностей, с которыми, что в его двадцать два, что в двадцать девять, встречаться было категорически противопоказано. Толерантность к себе подобным сильно варьировалась от воспитания, культурного бэкграунда и школы. В Британии его, напри мер, убили бы сразу, не раздумывая и двух минут. Во Франции уже зависело, конкретно там, стараниями Агнешки, Оину несказанно повезло, а не подключить к делу она, ну, скорее всего бы тоже пробили. Или даже сдали Британии, если было срочно надо подлизаться на очередном этапе международных отношений. "Смотрите, у вас тут сбежало" и все такое, только в обязательном порядке приправленное подобающими формулировками, реверансами, нежными уколами в задницу и всем прочим, в таких ситуациях, полагающимся. 
- Нет, спасибо, людьми. Коллегу я бы не пережил, - усмехнулся ирландец. - Не исключено, что буквально.

0

10

- Вот как. Мне почему-то всегда казалось, что волшебники предпочитают... ммм...себе подобных...
Удивление было достаточно искренним. Фри нельзя было назвать человеком, который хотя бы на полпроцента интересуется личной жизнью посторонних людей, он не слушал и уж тем более не поддерживал сплетни, не задавал обычно излишне личных вопросов, да и о себе рассказывал коротко, сухо и все больше про учебу и службу, а уж никак не о семье или родных. Но все равно имеющий уши да услышит, а со слухом у следователя всегда все было очень хорошо. И чем чаще мужчина слышал истории и сплетни о коллегах с волшебным даром, тем прочнее укоренялась идея, что волшебнику парой может быть только другой волшебник. В остальных ситуациях... ну это как союз русалки и вампира. Прикольно, но недолговечно и вообще не понятно, как оно должно работать.
- Хотя и женщины без магического таланта бывают теми еще ведьмами. Всех со свету сживут.
В этот момент у Фри снова зазвонил телефон. Звонила бывшая жена. Глянув на дисплей, следователь в полголоса, но очень грязно выругался.

+1

11

- Если бы в дополнение к прочим достоинствам, мои женщины обладали еще и магическим талантом, я бы наше расставание с гарантией не пережил, - рассмеялся Оин.
Хотя, надо сказать, что в чем-то ирландец лукавил, а в чем-то откровенно врал. После ранения Близна навещала его несколько раз, когда они так или иначе оказывались рядом с тем, что можно было назвать полевым госпиталем, но раз за разом натыкаясь на отсутствующий взгляд ушедшего в себя партнера в какой-то момент попросту забила, забыла и перестала возвращаться. Наверное, ей легче было думать о Пэдди как о мертвом, чем раз за разом видеть его в таком состоянии. А потом Агнешка увезла их из Судана, и с Близной они так больше никогда и не виделись. Жива ли она была все еще? Вспоминала ли его? Вопросы хорошие, но в своей сути бессмысленные.
А Люсиль... Люсиль все же была прекрасна и без магического таланта. Ей он, по-хорошему говоря, попросту бы связал руки в ряде моментов, не позволив добиться того, что у нее было так скоро, как она этого достигла. Шутка ли, минимум до двадцати трех, а то и до двадцати восьми сидеть запертым в ограниченном помещении школы?
- Мне подождать или уйти? - спокойно спросил ирландец, который, кажется, без каких-либо проблем принял бы оба варианта.

+1

12

Без слов, но очень красноречиво, следователь махнул рукой и сбросил входящий звонок. Хватит этого водевиля на сегодня, пожалуй. Надо признаться, Фри даже не заметил за всей этой беготной, работой, обустраиванием жизни и домашнего очага, как Вера превратилась из решительной, сильной, но разумной и любящей женщины во властную стервозную мегеру. И, кажется, еще пару лет даже после развода продолжал ее любить на автомате, в силу устоявшейся привычки. А сейчас... нет, определенно, не любит, даже не уважает. И даже не ненавидит... Но и до равнодушия Тадеушу ой как далеко. Странное чувство, непонятное, нелогичное, не поддающееся анализу, а от того еще более неприятное, чем может показаться на первый взгляд.
- Не думаю, что разговор с ней будет конструктивным, - прокомментировал отклоненный вызов блондин. - По-моему, у нее хобби звонить мне и рассказывать, насколько не удалась моя жизнь. Правду говорили, поддерживать общение с бывшими реально плохой план. Вот никому не советую делать так же.
Следователь откинулся на спинку стула, расслабляя поясницу и плечи. За несколько часов бумажной работы, а потом напряженных телефонных разговоров, мышцы затекли и неприятно задервенели. Взгляд невольно упал на стакан с кофе Оина. Хороший план, надо бы осуществить. Тем более, что впереди целая ночная смена.

0

13

- Мне в этом плане очень помогает расстояние. Сложно общаться с человеком, когда вас разделяет, к примеру, половина Европы, или там, - ирландец на пару секунд задумался, - еще и половина Африки, впридачу, когда лучшая возможность узнать друг о друге - не телефонный звонок или письмо, а слухи и передачки через общих знакомых... Круг которых с каждым годом неумолимо сокращается.
Он задумчиво почесал кончик носа.
- Честно говоря, я на 100% уверен, что моя жизнь и карьера сейчас сложилась совсем иначе, если бы я не уехал из Франции. Это было бы печально и, возможно, очень больно. А кофе - это отличная мысль, - закончил Оин, проследив за взглядом коллеги. Ночь им предстояла долгая, и хорошо, если сравнительно спокойная. Впрочем, в сложившейся в отделе ситуации, любой, даже самый тривиальный, выезд мог закончиться катастрофой. Ирландец прямо чувствовал, что еще не раз, не два и даже не три вспомнит своего предшественника тихим, добрым, но при этом крайне матерным словом за каждую, без исключения, особенность рабочего процесса в этом, трижды благословенном и несчетное количество раз проклятом, месте.

+1

14

Кофе - это всегда отличная мысль. А еще под это дело можно было бы еще и сигареткой затянуться... Но Оин, кажется, не курит. Или все-таки курит? Фри как-то никогда на это не обращал внимания, если честно. Мужчина встал, повел плечами, несколько раз хрустнул шеей. Чертова сидячая работа. А еще говорят, что следователя ноги кормят... Умение сидеть на жопе ровно и писать бумажки, - остальное лирика для имбецилов и малолеток.
- Я уже пару лет намекаю на командировку для повышения квалификации. Скажем, в Лондон. Или Вену. На худой конец в Мюнхен. Года так на три... Может Вера тогда вовсе забудет о моем существовании. Как и добрая половина Кракова, - Тадеуш почти весело улыбнулся, видимо, представляя себе открывающиеся при переводе, даже временном, перспективы. - Как насчет организовать, шеф?
За спрос не бьют, в конце концов. Раз уж у них вот такой неформальный диалог образовался. А пока начальство обдумывает это предложение, можно и кофе себе намутить.

+1

15

Судя по тому, как Оин хмыкнул, услышав предложение, он тоже думал о переводе. Возможно, себя в какую-то другую, более благоприятную в плане рабочего климата, локацию, а, возможно, даже и о разводе подчиненных на ведро воды.
- Напомните мне об этом, после того, как наш отдел перестанет напоминать сборище клоунов с ограниченными возможностями. Ну, или в случае того, если больше половины сможет сдать экзамен на соответствие занимаемой должности. Обещаю, в этом случае я не пошлю с таким предложением с порога. 
Не то, чтобы ирландец совсем уж не верил в людей в целом и в краковский Общий в частности, но что-то такое проскользнуло в его интонациях, что явно свидетельствовало о том, что либо первое, либо второе предположение в ближайшие пару-тройку лет вряд ли войдет в число реализованных.

+1

16

- Ну так одним немощным клоуном меньше, - парировал замечание начальника следователь. Нельзя сказать, что его так уж обидел столь нелестный отзыв ирландца об Общем отделе, но задел - определенно. Все-таки каждый из служащих Сокола был частью коллектива и, в той или мере, ассоциировал свою честь и честь отдела.
Местный кофейный автомат делал напиток черный, как битум, и такой же противный на вкус. Спасал эту мутную бурду только сахар, которого нужно было положить так много, как только позволяет кружка. Но Фри так привык к этому напитку, который даже язык не поворачивался назвать кофе, что от любого другого сорта и способа приготовления у него тупо начиналась изжога. Так что, получив свою порцию угольного пойла, следователь глубоко вдохнул его насыщенный глубокий аромат, слегка отдающий карамелью и кошачьей мочой, блаженно скривился и сделал небольшой глоток, обижая губы. Хорошо. Вот в какой Вене или Праге он найдет еще такой же отвратительный кофе? Только Краковский Общий поставляет столь изысканные напитки своим сотрудникам.
- И, вообще, жалко что ли?

+1

17

- Жалко ли мне отдать черт знает куда одного из немногих нормальных следователей? В ближайшие года два, по собственной воле - да, очень. А там, если оба будем живы и здесь, посмотрим и еще раз об этом поговорим.
Возможно, состоись этот разговор немного позже, когда Оин бы уже плюс-минус хорошо представлял себе окружающие реалии, он бы с широкой улыбкой предложил Фри съездить в Лодзь, если ему так уж хочется куда-нибудь свалить. На месяц, к примеру. Но, увы, пока что ирландец еще не знал о местом любимом месте ссылки неугодных и провинившихся - великом городе обоссаного гнома. В отличие от многогномия Вроцлава, ставшего визитной карточкой города, единственного и, можно даже сказать, неповторимо вонючего. Не исключено, что даже втихаря лично помеченного всеми служащими Сокола, что были туда когда-либо сосланы.

Отредактировано Оин О’Нилл (2018-05-11 05:59:58)

+1

18

Предложи Фри Лодзь, он бы, пожалуй, это воспринял, как личное оскорбление и даже задумался, а не дать ли в морду охеревшему от своей наглости ирландцу. Но хвала всем бандерлогам, что Оин еще ничего не знал про город с обосцаным гномом в центре.
- То есть два года мне еще... - телефон в руке Фри снова нервно завибрировал, высвечивая номер бывшей жены, - терпеть вот это вот.
Снимать трубку следователь даже и не подумал. Просто перевернул его экраном вниз, предоставляя возможность всем участникам диалога наблюдать, как аппарат планомерно ползет к краю стола навстречу к суициду. За секунду до падения мужчина снова его словил и отложил в сторону. За сим аппарат потерял все признаки жизни.
- Я не жалею ни о браке, ни о рождении ребенка. Но в такие моменты... придавил бы своими собственными руками, - фразу закончил еще один большой глоток кофе. - Но, боюсь, это не законно. Как и пьянство на рабочем месте.

+1