Легенды Старого Кракова

Объявление

               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Улицы Кракова » Нормальные герои всегда идут в обход


Нормальные герои всегда идут в обход

Сообщений 31 страница 60 из 71

31

Подойдя к двери, норвежец почувствовал, как кожу на ребрах покалывает. Означало это одно - где-то рядом призрак. Татухи, набитые норвежскими артефактщиками были подарками волшебного клана их рода - человеческому. Ты им, значит, татухи, они тебе в полночь моржа нужной степени злоебучести или еще какую труднодоступную хуйню для заклинаний. Конкретно эта не только защищала от посягательств на психику и здоровье, но и позволяла увидеть более-менее сытого призрака. Но что бы привидение в дверь стучало?
На пороге стояли:
Рыжий высокий парень, вежливый, но хмурый и смотрящий куда-то в космос.
Нечто растрепанное, белобрысое и в косухе не по размеру.
Нечто прекрасное, но мертвое.
Последнее заинтересовало более всего, но ему явно предлагали второе.
Ингрид честно присмотрелся. Девица была хороша и молода. Молода настолько, что случайной встречи в пьяном угаре точно быть не должно, а родственниц таких он не помнил.
Но все смотрели с какой-то такой надеждой, что обламывать было неудобно.
- Не уверен, - осторожно признал норвежец, - а есть шансы?
И начал разглядывать лохматое чудо внимательнее. Полячка и полячка, правда, в лице было что-то смутно знакомое... И в куртке.

+4

32

- Я на это искренне надеюсь, - почти мило улыбнулся рыжий, про себя думая, что в противном случае ему точно придется еще энное количество времени таскаться с этой красоткой. А хотелось не бродить, а гильотину и на базу, ну, или домой к дедушке, если сейчас там хоть кто-то есть. Последнее, конечно, вряд ли, но мечтать никто не запрещал.
Заметив, что мужчина как-то задумчиво смотрит не столько на саму девушку, сколько на куртку, Гжесь аккуратно выставил Беренику вперед, и так же аккуратно повернул на 360 градусов, словно бы она была не живым человеком, а котенком, которого очень надо было пристроить...

+4

33

По какому-то совершенно роковому стечению обстоятельств всю дорогу Береника молчала. Не то очередное ледяное касание (которое, кстати, заставило неудержимую воительницу с несправедливостями подпрыгнуть и гневно зафырчать) вогнало её в размышления, не то внезапно совсем прокисшее настроение главнокомандующего экспедицией не давало повода вовлечь рыжего в очередную светскую беседу.
"Срамная лавка".
Ника крепко озадачилась, потирая большим пальцем правой руки подбородок. Она не могла поручиться, что однозначно поняла название. Ну, что лавка, это да. А почему срамная? Какой именно там срам? И важно ли это сейчас?
- Простите, это ваше?
Это, в сочетании с раздавшимся до того звуком открывающейся двери, заставило ходячую проблему перевести взгляд на фигуру в проёме.
- Не уверен.  А есть шансы?
- Я на это искренне надеюсь.
Всё происходило как будто бы совершенно без участия самой девушки. Она позволила себя покрутить, показывая так и стоящему на входе в "Лавку" человеку.
Она думала. Очень легко прийти в себя в автобусе с минимумом денег и максимумом решимости на авантюру. Сложно, но можно не сдаться по пути и положиться на свои удачливость и предприимчивость. Почти невозможно - поставить точку в конце первой главы приключения. Береника вдруг испугалась, что совсем по-девочковому сейчас разревётся от усталости и растерянности, но очень быстро справилась с недостойным порывом. Это просто от неожиданности! В общем, она спешно заворошилась по карманам своей безразмерной куртки. Не обретя искомого, стала рыться в рюкзаке, обеспечивая себе необходимую паузу на собраться с мыслями (что бы она не репетировала заведомо, всё из головы вылетело как только распахнулась клятая дверь), а окружающим - ощущение хотя бы минимальной значимости её действий.
- Папа... - наконец вынырнув из недр рюкзака, начала встрёпанная беглянка, - Много о вас писал! Вы были друзьями и играли обалденную музыку!
Она тряхнула головой, отбрасывая волосы с лица. Тут нужно было бы сказать что-то такое, чтобы слушатели моментально прониклись, но путешественницу с запозданием настигло понимание того, сколь нелепо выглядит вся её затея для сторонних зрителей, и дева решила пойти простым и прямым путём. Лазарская помахала зажатыми в свободной руке конвертами.
- Я не знаю, что такого сказать, чтобы вы прямо сразу не закрыли дверь перед моим носом, но я бы очень хотела порасспрашивать вас о Снорри! - протараторила она и, как последний аргумент, спешно припечатала признанием, - Я, можно сказать, ради этого из дома сбежала!
Ника сконфуженно кашлянула и добавила:
- Почти ради этого.

+3

34

У рыжего юноши не то чтоб исчерпался заряд амулета или запас дзэна, но нечто в нём неуловимо добавилось. Создав определённую… да, уязвимость. К парню по-прежнему было не подойти близко, но вот именно как собеседника его хотеться переставало. Заволновало другое – тонюсенькие, эфемерные предвестники чужой боли и слабости. И пусть сейчас Габи была сыта, в порядке и в норме – это было первое касание того, что через час-два станет важным. Будто небо обрело на одну краткую секунду границу-оболочку по всей линии обзора. Границу страшную, дымчатую, тёмно-пурпурно-сероватую.   
Ткнуло, укололо - и пока отпустило. Дальше будет чаще. А потом, если терпеть, в какой-то неуловимый момент голод становится первостепенным, и кажется, что так было всегда. До следующего… съедобного.
Габриэль стряхнула глубокую грусть – с ней она ещё успеет. Много, много раз.
Тем более, действо разворачивалось как минимум нестандартное. Француженка уселась в воздухе, закинув ногу за ногу и вообще полностью подтверждая расслабленной позой наличие иллюзорного витого стула, столика, полосатого тента над иллюзорным же кафе и чашечки какого-нибудь латте макиато – идеального фона, чтоб обсуждать уличные развлечения. Странные развлечения, по правде говоря.
- Рыжий? – отставать Габриэль не собиралась, вряд ли ж ещё кто услышит и увидит-то. – Ты точно знаешь, что делаешь?
Поспешные выводы без вникания в ситуацию – наше всё. Белокурая девушка ещё ждала ответов на свои сумбурные разъяснения; рыжий тоже ждал, и тоже ответов, и от того же действующего лица – а Габи ждать было неинтересно. Она облокотилась на воображаемый столик, сделала страшные глаза и ласково пропела:
- Рыжий, ты хоть представляешь, как это выглядит? Со стороны, а? Ты, ммм, пользуясь картой и чуть ли не компасом, притащил в незнакомый дом, мммм, доверившуюся тебе юную прелестную девушку и теперь пытаешься сбыть её какому-то, мммм… - она пригляделась, - патлатому извращенцу, которого это даже почему-то не шокирует?

Отредактировано Габриэлла Моро (2018-01-01 23:58:15)

+3

35

- Не в дом, мадам, а в магазин, - гордо ответствовал "патлатый извращенец",  начав с наиболее простого и перехватывая руку, размахивающую письмами, - и почему меня должно это шокировать?
Интересовали его даже не письма, а сам рукав. Так распарывать, а потом перешивать рукава косух, что бы можно было подкатать и играть, не снимая, его научил Снорри. Тем более, он понимал хорошо, если треть из быстрой речи девочки. Но основные слова уловил. Ё-маё, семикрылый пятихуй, у Снорри же и правда в Польше доча! Он про нее рассказывал, письма ей писал, деньги слал, они же ей подарки выбирали! И куртка его и почерк вроде тоже его. И из дому сбежала. Точно, его. Точнее, их.
- Доча! - сделал Ингрид совершенно правильный вывод, сгребая девушку в объятья и решая самый главный вопрос, - жить будешь у меня. Все расскажу.
То, что ребенок может искать ночлег в другом месте, он даже не предполагал. Снорри был его другом и ее отцом. А значит, раз его нет, он ей вместо Снорри. По-другому не бывает и быть не может и вообще, чужих детей друзей не бывает, иначе это пиздец, конец света и вообще, не жизнь, а наебалово. 
- Тебя в качестве благодарности, - он перевел взгляд на рыжего парня, - накормить-напоить или просто деньгами на такси "спасибо" выразить?
Судя по словам призрачной кудряшки довел девочку все-таки парень. И "спасибо" сказать следовало. Ну, что бы, если в следующий раз кто заблудится, парень бы так же довел.

+4

36

Поняв, что девушка и патлатый рокер все же нашли друг друга, и полностью счастливы и довольны от одного факта обретения, Гжесь в полоборота повернулся к призраку, и тихо, но очень угрожающе сказал:
- Еще немного, и я развею тебя по ветру, а хозяину, если тот объявится, выплачу всю полагающуюся в таких случаях компенсацию. Сразу же после того, как узнаю, почему его призраки позволяют себе охотиться в центре города на глазах у мирных граждан и служителей закона.
Как раз к моменту того, как сцена, достойная лучшей киноленты Болливуда, была закончена, рыжий успел сказать даме-в-белом все, что хотел, и вновь переключить свое внимание на живых.
- Я гильотину ненадолго хочу. У вас часом не найдется? - говорил рыжий серьезно и очень вежливо, ни дать, ни взять, мальчик из хорошей семьи.

+4

37

- Доча! Жить будешь у меня. Все расскажу.
Береника, на пике своей дерзости едва не позабывшая, как дышать, счастливо заверещала откуда-то из объятий. Всё, ещё какое-то время отцепить её от Ингрида было решительно невозможно. Она спешно обнулилась, так и не уточнив, с кем же папин друже говорил до того. Вообще очень много всяких жизненных вопросов отошли на задний план. Даже неясные реплики рыжего командира, доносящиеся откуда-то позади. Хотя, конечно, любопытно!
Извернувшись, Ника оглянулась через плечо, невнятно тараторя всякие благодарственные слова, которые, из-за обилия эмоций и отсутствия предварительных репетиций, не складывались в цельную речь.
- Зачем гильотина? - первый абсолютно чёткий и осмысленный вопрос, который смогло выдать белокурое недоразумение, - То есть, если надо, я непременно её поищу! Но зачем?

Отредактировано Береника Лазарская (2018-01-02 20:59:47)

+3

38

- Аххх, c'est affreux, je regrette, если б я только знала, что ты услышишь… - изумилась Габи совершенно искренне, а вот с искренним сожалением было сомнительнее, судя по хитрому взгляду. Все-то сегодня оказывались, как на подбор, чем-то большим, нежели просто еда. Но то, что было в этом приятного, вот сейчас резко и кончилось.
Она отскочила подальше от рыжего, три раза открыла рот, четыре раза молча закрыла. Пусть на первую угрозу почти сработал некий здравый инстинкт – развернуться и просто быстренько исчезнуть. Но даааальше  – не сдержалась, захлебнувшись обидой и гневом.
- Да что ты.. вообще.. понимаешь!.. Охотиться! – о, я вас и пальцем не трогала! и не попыталась! Нашёл великую ценность – своё паршивое настроение, все призраки города в очередь встали, да вот только было бы там за чем! – голос у Габи был негромок, дрожал и через слово срывался, но замолчать значило, пожалуй, сразу же переполниться всей этой дрянью и обратиться… ну да, тоже вполне себе в нечто не для диалогов. А так, пока что она просто выглядела, как и выглядит почти живая женщина, когда она отчаянно зла и одновременно очень, очень напугана. Компенсацию? ах ты ублюдок, и ведь ничего ему ещё и не будет - и за одно это, такое простое «развею по ветру» от какого-то постороннего типа Габриэль вполне сознательно согласилась бы, не особо думая о каком-то там самосохранении, хотя бы попытаться в него вцепиться, чтоб, управляя его руками, надеть их на штыри ближайшей садовой решётки. Но ещё рыжий сказал «служителей закона». И вот мысль, что он каким-либо образом сейчас вытянет сюда Оина и предъявит вот эту свою паскудную формулировку – удавить за неё мало! – а Оин ему так возьмёт - и поверит… вот эта мысль разом превращала Габи где-то изнутри в беспомощный комок. Ах, будь оно всё проклято, ни назад, ни вперёд, всё одинаково плохо…
Она окончательно попятилась назад, к противоположной стене, ёжась, обнимая себя за плечи, напоследок сквозь зубы выдохнув:
- Чтоб тебе пришлось на себе узнать, как это, - и закрыла глаза, пытаясь нащупать хоть какое-нибудь успокоение и равновесие.

Отредактировано Габриэлла Моро (2018-01-04 00:26:26)

+3

39

Разборки призрака и рыжего Ингрид оставил им двоим. Тем более, что милый мальчик из хорошей семьи явно был не так прост, во-первых, "служитель закона" тут явно он, во-вторых, "развеять по ветру" звучало не пустой угрозой, а предупреждением, вон, даже заплатить готов.
- Не тараторь, ребенок, - придержал он обретенное и очень, очень инициативное дитя, ну прямо как папа, умилился норвежец и одновременно метафизически взялся за голову по тому же поводу, потому, что если как папа, то это туши свет, кидай гранату, - когда просят гильотину, надо говорить тихо.
И обратился к рыжему:
- Нога или голова? Вообще, топор есть и колода, но помогать не буду. И есть настойки от семьи приличных целителей, диван и плед могу выдать.
Он внезапно ощутил себя если не отцом большого семейства, то дядей, на которого свалились давно не виденные, но любимые племянники. Одного надо уложить и напоить бальзамчиком, другую научить немного  меньше говорить... И на призрака пока не обращать внимания. Она ему пока еще что призрак, что женщина чужая, в незнакомые истерики лучше не вмешиваться...
Епт, а как девочку-то зовут? Какое-то имя такое... редкое. Типа Боудики, только по-польски. Тоже на "Б" и тоже пиздец редкое. Так, а она ж без вещей почти! Это ж надо по магазинам идти! Захотелось или попросить Она одолжить ненадолго его альтер-эго Еву, адово сожалея, что тело там одно на двоих. Или можно позвонить пингвиненку. Или самому мужественно пережить это.  А надо девочку в школу устраивать? Или в университет надо? Так, Йешу тоже звонить надо, что бы не доебывались потом с правами и обязанностями левые мудаки.

+4

40

Истерику призрака рыжий попросту проигнорировал, хотя, чего таить, дама вела себя так громко, что развеять ее хотелось прямо здесь и сейчас, но чертова конспирация и правила приличия мешали. Вместо этого Гжесь сосредоточил свое внимание на патлатом рокере. Надо было бы хоть для приличия спросить как его все-таки зовут.
- Топором и колодой в одиночку не получится. Рубить придется не один раз, не самому, а если топор еще и тупой... будет совсем печально. Голова болит, - сказал рыжий, которого постепенно, но неумолимо накрывало ощущением грядущего пиздеца с непереносимостью света, звуков и блевотой с поводом и без. - Пока что просто, но скоро начнутся спецэффекты. Так что, если вы не против, я кого-то из домашних здесь подожду...

+4

41

Когда у маминого нынешнего мужа болела голова, дети моментально ссаживались на коленки Беренике, и их отправляли гулять. Или читать книжки. И-Ника-присмотри-чтобы-они-не-шумели.
Поэтому Лазарская, помимо природной эмпатичности, была надрессирована чутка воспринимать чужую головную боль. Громкость речи моментально снижалась, а скорость воспроизведения калибровалась до предельно чёткой и ясной.
Неуверенно отцепив от новообретённого родственника одну руку (и крепко держась за него второй), дева поосновательнее развернулась к страдальцу.
- Может, - неуверенно, но зато очень чётко начала она, - Всё-таки можно чем-то ещё помочь? У меня, кажется, были с собой лекарства.
Она не могла ручаться. Но добрые люди, по гостям которых она провальсировала в ходе своего крестового похода, в совершенно случайном порядке дособирали мятежную деву в путь. Почти как в сказках, но с поправкой на реалии. Кто-то полагал, что ей пригодится старая оборванная цепочка, а кто-то вот ссыпал с собой немного медикаментов. Если очень поискать, в бездне рюкзака есть и лист с инструкцией, что и на какой случай... но рыжий бедолага в таких подробностях не нуждался точно.

+3

42

Габриэль села где стояла. Пыталась умоститься у цоколя, занять какое-то недостижимое успокаивающее положение. Со стороны было похоже на попытки заснуть очень беспокойного больного. Безмолвные. Руки куда-то метались, заламывались в просящие жесты, зажимались между коленями, беспокойно тёрли виски, прикрывали пальцами глаза, ощупывали лицо. Призрачная плоть то становилась почти непрозрачной, то переливалась блуждающими огоньками, меркла – вот сейчас истает.
Вокруг всё было одним томным мурлычущим обмороком. Множество чужих бормотаний из тьмы – обнимали, суетились, урчали в уши, въедались в тело. Хотели чужой крови, воплей и… покоя.  А один сопротивляющийся голосок повторял монотонно, безнадёжно, раз за разом привычное в таких случаях, что если Оина здесь нет, то ты или справляешься сама, или на этом всё – потому что никто тебе не поможет. Сама, сама.
Монотонно, безнадёжно, но в этот раз голосок снова взял верх. Она ещё покачалась маятником из стороны в сторону, тянущееся во все стороны голодное нечто пришло в равновесие. В равновесие, обратно в оболочку, в границы существа. Габи как будто вынырнула… обнаружив себя сидящей, приткнувшись к чужому порогу.
Она стала явно более прозрачной, но злость улетучилась. Видимо, сама себя изъела. Пришло взамен грустно-весёлое ощущение продутости ветром и призрачный эквивалент слабости с похмелья.
Осталась сидеть, приходить в себя и со сдержанным удовольствием наблюдать за дальнейшей судьбой мигрени рыжего. Насторожённо косясь вдоль улицы в одну и другую сторону – он там каких-то родственников обещал… не иначе как тоже блюстители порядка.

Отредактировано Габриэлла Моро (2018-01-12 12:26:13)

+3

43

- Тихо, маленькая, - ласково сказал Ингрид, подтягивая дите к себе и перехватывая руку так, что бы получилась композиция "под руку", второй рукой забрал рюкзак, закидывая его себе на плечо и кивнул: - заходите. И ты, - он перевел взгляд на призрака, - залетай. Для удобства - звать меня можно Ингрид, склонять не надо.
И хотя тащить ребенка вот так сразу в секс-шоп не хотелось, но у другого ребенка начинался приступ. И потом, нормальный  у него магазин, приличный, без пошлых хуев и вибровагин. Специфично, конечно, но хули? И вообще, он не из тех, кто будет что-то скрывать от ребенка! Ни одна падла в мире не испортит отношения детей и родителей рассказом страшного секрета, если этот секрет давно известен.
Интерьер магазина внутри представлял собой "тоска по северной родине". Стены были из ошкуренных и покрытых матовым лаком даже не досок, а  дубовых бревен, где-то сохранившими кусочки коры. На окне висели плотные холодного голубого цвета шторы. Светильники были встроены в ясеневый потолок. И стенды на стенах. Темные рамы в тон мебели, покрашенное в матовый неяркий алый текстурное полотно с рисунком "плетеный тростник" и на них висело то, что здесь продавали.
Скрученные и висящие на грубых черных гвоздях плети, длинные, однохвостые и многохвостые. Аккуратные плетки разной выделки кожи с разными дополнениями. С рукоятями из наборной кожи, дерева и кости. Под каждой плетью и плеткой висела табличка из бумаги кофейного цвета с информацией о материале изготовления и длине.
Наручники разные, железные, кожаные, парные, для ног и рук. Кляпы. Фиксаторы.  Образцы веревок, по метру, так же снабженные информацией. Цепи. В стеклянных витринах были перстни-когти.  Изящные ошейники, которые можно носить, как украшение. Элегантные ножи и хищные кинжалы. Пирсинг и все для него. Трехстворчатый внушительный шкаф гласил "Одежа." Небольшой, недоделанный уголок для клиентов. Мягкий бело-бежевый, напоминающий хозяину шкуру белого медведя, ковер, диван цвета штор, два таких же кресла, столик цвета мебели, пока с пачкой пустых листов, карандашами, сантиметром и шилом. Три примерочные. Стойка из такого же дуба, что и стены.
- Давай на диван, - предложил хозяин рыжему, - сам позвонишь или звякнуть, откуда тебя забирать?

+4

44

Суда по остекленевшему взгляду Гжеся, его сейчас можно было завести куда угодно, хоть в разверзшуюся бездну, хоть на оргию с поеданием христианских младенцев, он бы не заметил разницы с происходящим на улице. Судя по выражению лица рыжего, его мир сжался в точку и превратился в стекло. Можно было, конечно, на все забить, выжрать очередную настойку из припрятанных в карманах, дойти самостоятельно до базы, где уже благополучно сдохнуть, чтобы потом долго и нудно слушать от того же Марека, что он не самый интеллектуально одаренный молодой человек... Но фактической надобности в подобном геройстве не было ровным счетом никакой. Так что сев на диван, Гжесь подумал с пару секунд, и подняв на уровень лица правую ладонь, отщелкнул одну из бусин на верхней фенечке. На руку тут же взбежала маленькая призрачная мышь. Зверек, кроме своей прозрачности, ничем не отличался от настоящего: упитанное, пушистое тельце, маленькие лапки, нежные уши, короткий, гладкий хвост и внимательные глазки-бусинки. В общем, это был типичный "почтовый" призрак, судя по всему, сидящий в артефакте, которыми рыжий был обвешан не хуже приличного волшебника. Прошептав пару слов, Гжесь выпустил мышь, и та скрылась из виду куда быстрее, чем кто-либо из присутствовавших успел бы повернуться, чтобы проследить направление.
- Я сказал. Рано или поздно за мной приедут.
С этими словами рыжий свернулся на диване в какую-то странную позу, в которой, судя по всему, ему было не так больно.

+5

45

Береника, каждый раз, когда к ней обращался найденный человек, удивлённо затыкалась. По жизни заставить её замолчать могло лишь собственное смертельное потрясение или чужая острая, отчаянная необходимость в тишине. Нынешняя ситуация сочетала в себе сразу оба этих фактора.
МОРЕ ВОПРОСОВ появилось в беспокойной голове девы, стоило ей перешагнуть за порог "Срамной лавки". Обилие плетей на стенах, поблескивающие металлические фрагменты, наручники, цепи и верёвки - Лазарская весьма искренне полагала многое из этого исключительно инструментом ограничения чужой свободы, а что-то - даже нанесения увечий. Но не было времени, не было возможности спрашивать, и изнывающая от недоумения блондинка честно молчала, похожая на шокированного зайчика.
В этом ступорозном слегка состоянии она подплыла к дивану, где происходила какая-то умеренная возня. Просто бессловесно пожестикулировала и опустила руки. Оглядела окружающих, снова коротко махнула кистями и перестала метаться по помещению совсем. Всё! Они - победили. Лазарская потом про всё поспрашивает.

Отредактировано Береника Лазарская (2018-01-17 11:13:27)

+3

46

Когда ты - хозяин блядского цирка, приходится едва ли не каждый день  жонглировать очень своеобразными шарами. Ладно, по документам Казимир Згарда был владельцем котокафе "Рыцарь и кошка", артефактщиком и основателем страйкбольной команды. По призванию - мрачным жнецом, швецом и на дуде игрецом, таким большим, черным и на фоне столба пламени. Но по жизни тот самый цирк он поминал нередко, потому что раз! - надо тренировать балбесов, два! - надо устраивать революцию, три! - горбатиться над заказами и полуобнаженными человеческими телами, жаждущими боли, четыре! - надо посмотреть, как там Бартек, а то все это пойдет по пизде, и очень быстро, если идеолог цирка вдруг накроется. И только тебе казалось, что все под контролем, в тот же момент прилетал неучтенный шар, который нельзя было игнорировать.

Например, отчаянная просьба Мышонка приехать за ним куда-то на Казимеж и забрать домой. Казик отлично знал, что тот бы никогда не стал его дергать по пустякам. Вообще никто из его детей бы не стал, если, конечно, не хотел потом два наряда вне очереди. То есть две тренировки подряд. Вашу ж мышь, подумал Казик и развернул карту - куда там ехать?

+3

47

Габи просочилась сквозь стену любопытно, осторожно и не сразу. По большей части опасаясь из-за рыжего – а так-то старинный друг здравый смысл, который мог бы сказать, что не всегда стоит идти куда приглашают, давно был посрамлён действительностью. Теперь призрачная Габриэль гораздо чаще была не той, кому не стоит идти, а той, кого не стоит приглашать. В свой дом, следуя здравому смыслу-то. Ну или магазин, он сказал?.. в любом случае, последняя табличка «Добро пожаловать!», усмехнулась француженка, была адресована не лично ей, а скрывала за собой красоты одного из краковских музеев. Здесь же…
Ах, нет. Здесь тоже было нечто от, ммм, музея.
Она поплыла взглядом по стенам, рисунок поднимающихся бровей начал складываться в молчаливый пока полувопрос, полуутверждение… - и взвилась с ногами на спинку ближайшего кресла, благо призраку это вообще проблемой не было. Мыыыыышь… Призрачный грызун с руки рыжего исчез весьма быстро, а Габи, не желая лишний раз раздражать человека с мигренью и амулетами, опять же умудрилась промолчать. Только лишь с чисто средиземноморской живостью и чисто средиземноморскими выразительными жестами беззвучно показать спине Гжеся, что она думает о нём вообще и вот после этого в частности. Потом часть таких же беззвучных жестов, подобие извинения, досталась хозяину помещения.
Посидела, покачалась – остальные гости, видимо, нашли в районе дивана себе чуть ли не идеальное пристанище всех заблудших душ. И решили там на какое-то время умиротвориться в молчании.
- Магазин, значит. Я посмотрю?
Габриэлла недовольно поморщилась, очередной раз наткнувшись на невидимую стену вокруг рыжего и приютившего его дивана. Ну а что делать. Заскользила в оставшемся для неё возможным направлении, становясь то - с одним взглядом - прозрачнее, то - с другим – плотнее и живее. Переливы, перепады, мерцание  – она будто нащупывала варианты восприятия, пробуя один за одним.

+2

48

Ингрид достал из-под стойки плед и молча показал парню, стараясь избегать слов, что бы не давить на больную голову. Мол, укрыть?
Гжесь только слабо кивнул, и спрятался под плед с головой, свернувшись в какой-то не слишком удобный клубок.
- Садись, - тихо шепнул он с диким акцентом Беренике, указав на кресло, - сейчас сдадим гостя с рук на руки и я расскажу. Тебя как зовут-то дитя? Я помню, что что-то похожее на Боудику, но не так.
Обратной стороной призрака оказался неплохой бурный темперамент с выразительными жестами и потрясающей мимикой! А эти лохматые кудряшки  и ямочки на щечках... Норвежец ощутил сожаление от того, что дама пребывала в состоянии "после смерти", но утешил себя мыслью, что дама вполне бодрая, не упырь и не зомби, а очень даже милый и темпераментный призрак.
- Посмотри, - кивнул он, - если что, спрашивай. Ты ведь не из Польши?
Темперамент выдавал. Или нечто такое, что позволяет иностранцам узнавать друг друга в небольших странах, где туризм не очень развит.

+2

49

Хозяев больших черных джипов обычно (и не безосновательно) подозревали в том, что они что-то компенсируют, особенно, если на этаком монстре они катались по историческому центру, где и машину поменьше не припаркуешь. Казик же выбрал джип за два пункта: проедет в любых ебенях; при желании, туда поместится восемь человек и тележка херни. Как хороший родитель, который не выходит на прогулку без сумки, Казик возил в машине кучу всего, что могло пригодится: неплохо укомплектованную аптечку, крекеры и зерновые батончики, тейпы для мышц, книгу сказок, куски страйкбольной снаряги, пару черных футболок и несколько носков, ритуальные предметы для наскоро сбацанного вызова или изгнания, фляжку виски, восковые свечи, питьевую воду и пачку гондонов. Периодически он перебирал содержимое, что-то добавлял, что-то выбрасывал, но никогда не знаешь, что пригодится. Особенно с этими детьми...

Ладно, если бы Мышонок нуждался в медицинской помощи, он бы точно не позвал Казика: все знали, что целитель из него специфический. Либо ему было не настолько плохо, чтобы звать целителя с базы, либо он не хотел напрягать малознакомый народ, а сам до базы дойти и правда не мог.

Припарковавшись недалеко от нужного дома, Казик покрутил головой в поисках того места, где был Мышонок - и надпись "Срамная лавка" не могла не привлечь его внимание. "Я зашел в неприличное место и мне стало плохо от смущения" - так, что ли? Ну, посмотрим на срам. 

+2

50

- Береника! - дева приглушённо хохотнула; её имя коверкали по-разному, но последний вариант показался Нике особенно забавным, - Хорошо.
Она плюхнулась в кресло и от души поёрзала, гнездясь как можно удобнее. Очень похоже, что старшие решили всем заняться самостоятельно, а из уважения к рыжему своему спасителю галдеть и задавать тысячу вопросов как-то не хотелось. То есть, хотелось! Но вроде как было нельзя.
Поэтому светловолосая путешественница расплылась по выделенному месту, сложила рюкзак на колени и вяло в нём закопошилась, предоставляя окружающим заниматься делами без необходимости присмотра за ходячей головной болью. В рюкзаке, помимо прочего, отыскалась ручка и тетрадка. Береника углубилась в чтение, обнаружила на одной из страниц составленный кем-то из добрых людей, у которых она ночевала, кроссворд и, ничтоже сумняшеся, принялась за его разгадывание.
...иногда, конечно, с ОГРОМНЫМ любопытством наблюдая за тем, что делают Гжесь и ПАПИН ДРУГ, КОТОРОГО ОНА НАШЛА. Желание пищать от невысказываемого восторга время от времени становилось невыносимым.

Отредактировано Береника Лазарская (2018-01-25 02:30:15)

+3

51

Габи обернулась, тихо захихикала и замерцала – так забавно звучало: «…если что, спрашивай». Ну знаете, всё равно как если бы бармен предложил призраку коктейль продегустировать. Будто не умирала, даа… Она окунула руки в витрину – не когти-кольца наделись на пальцы, а бесплотные пальцы вошли в них, подстроившись под нужное положение. Побарабанили. Раз, два… клавиши или позвонки? Француженка умудрилась чуть ли не одномоментно дёрнуться в лёгкой болезненной гримасе и хитро улыбнуться.
- Я Габриэлла. Да, не из Польши. Из Марселя… или из Парижа? ха, не знаю, как теперь правильнее, - последнее она чуть ли не спросила у самой себя. – И я, наверно, тут долго не останусь. Не могу. Вот это вот…
По лицу зыбко мазнуло упрямой, нерассуждающей жестокостью, нежностью и недоверием, упоением и абсолютно детским страхом. Ушло, оставив нормальное, вполне человеческое выражение. Только неуловимая «подложка» так и перебегала, металась с мёртвого отчаяния на весёлое удивление, отнимая по капле у тела непрозрачность. Глаза у Габи, казалось, запали, но она пока улыбалась.
- Что бы ни говорил рррыжий, - француженка перешла на шёпот (амулеты и мигрень!), насмешливо кивнула в диван и поднесла палец к губам жестом шута с гобеленов, - я не хотела бы кому-нибудь тут повредить…

+2

52

Не каждый человек может сказать, что ему уютно в секс-шопе. И даже не каждый волшебник, хотя, казалось бы, после того, как их жестко ебут в мозг без всяких предварительных ласк и смазки на протяжении двух десятков лет, пора бы уже привыкнуть... Но этот секс-шоп был определенно уютным. Для полного счастья здесь не хватало разве что камина и траходрома два на два, чтобы немедленно опробовать весь арсенал, висящий на стенах. У Казика прямо руки зачесались: всегда интересно посмотреть на хорошую работу, а предметы вокруг явно были сделаны на совесть. Но он пришел по делу. Скользнув взглядом по бледной немочи и невнятной блондинке, он посмотрел на темноволосого рокера, заключив, что это и есть хозяин.

- День добрый. У вас должен быть мой племянник, он просил за ним заехать.

Разумеется, вышеозначенного племянника он сразу идентифицировал: жалкое создание, с головой накрытое пледом и фонящее магией и болью на километр. Но нельзя же так палиться, иногда стоит соблюсти приличия.

+3

53

- Приятно познакомиться, - кивнул норвежец, - и пока ты не пропала, кто твой опекун? Кому позвонить, если я захочу еще раз тебя увидеть?
То, что дама была мертвая, не отменяло того, что она была красивая и обладала темпераментом, а так же живой мимикой и очаровательными манерами. То, что дама могла сожрать нехилую часть энергии человека и внезапно начать выглядеть мечтой некрофила-экстремала, лишь требовало определенных мер безопасности. Узнать, кто ее опекун и надо уже будет предметно разговаривать с магом.
- Добрый день, - поздоровался Ингрид, умилившись дяде. Вот как заходит мрачный мужик в футболке с "Хелло Китти" и осматривается с интересом, так сразу понятно - приличный человек зашел, чувства юмора не лишенный и семейный, - вот тот холмик. Можете прямо в пледе уносить.
К определенного вида болям - головной и зубной Рэгнволдр испытывал пиетет и уважение. Особенно, когда уже даже топор не помогает, а садизм должен быть по согласию. Но психа, который добровольно, страдая мигренью, будет вылезать из-под пледа, вставать и идти, он представлять не хотел. Таким больным в его лавке не место. Поэтому он был даже готов помочь заботливому дяде унести племянника в машину, не разворачивая. Хотя проверить надо, точно ли его племянник, а то неудобно выйдет.
- А если интересно, вы потом заходите, на заказ я тоже работаю, под руку там или по росту собрать, если надо, - в моменты разговора о своем бизнесе польский Ингрида обретал звучание языка человеческого, а не змеино-матерного.

+3

54

На звуки знакомого голоса кокон и пледа немного раскрылся, показав миру вначале ярко-рыжую челку, а затем и умеренно любопытный нос. Глаза у жалкого создания отсутствовали, будучи почти зажмуренными, поэтому вполне можно быть заключить, что духовным символом Гжеся является какой-нибудь очень тощий после зимы сурок или там луговая собачка. Возможно, леминг. Но последнее было не точно и требовало дополнительных исследований. Хотя, вроде, самоубиваться с завидной регулярностью никто не пытался, наоборот, рыжий проявлял удивительное для его возраста благоразумие и здравомыслие, что делало его очень похожим на дедушку в том же возрасте. И так же, как и у Бартека, в голове Гжеся вольно паслись целые табуны диких, но очень симпатишных тараканов, готовых с потрохами сожрать любого, кто сунется к ним близко. Впрочем, сейчас и рыжий, и его тараканы были далеки от даже относительной боеготовности...
- Дядь Казик... - он резко сел почти по стойке "смирно", мгновенно позеленев, и прижав ладонь тыльной стороной ко рту, стараясь справиться со внезапным приступом тошноты. - Извините... я... мне...
И окончательно замолчал, поняв, что еще пара слов, и его вывернет наизнанку прямо здесь.

+2

55

Появление нового человека в стенах магазина моментально привлекло внимание Ники. Она опустила тетрадку, разглядывая вошедшего. Никакого мнения, как это всегда бывало в случае девушки, она сходу составить не смогла. Но зато он сообщил Рэгнволдру, что пришёл за племянником. Это, безусловно, значило, что Гжесю сейчас помогут! Ну, вернее, заберут туда, где ему помогут, что, в принципе, значит, что помощь считается с момента, когда его забирают, а это сразу, значит, технически, ему помогут действительно уже сейчас...
Светловолосая путешественница мелко тряхнула головой, привычно разгоняя ненужно длинную цепочку мыслей, и перевела взгляд на рыжего. Последний выглядел совсем худо, называл незнакомца "дядь Казик" и вообще выглядел так, будто бы умрёт прямо здесь и сейчас.

- Береника, - говаривал новый мамин муж, - Ты столько болтаешь, что даже самого терпеливого в могилу сведёшь.

На всякий случай Лазарская немножечко устыдилась; никогда не следует отметать вероятность, что в головной боли окружающих есть её вина.
- Вы же ему поможете, да? - с надеждой и на самой грани слышимости быстро проговорила дева.
Вечно так: говорильный аппарат работает до того, как она успеет прикинуть, требуется ли какая реплика или, быть может, лучше рот на замке подержать.
Тайны блондинка умела хранить. Просто молчать? Смерти равно.

+1

56

Габи, забыв про сложный микс из всего, что понатащили в секс-шоп незримым фоном рыжий и белобрысая, воззрилась на норвежца, начав его рассматривать уже предметно и удивлённо. И внимательно. Первым побуждением было помахать рукой перед глазами и сказать: эээ-эй, ты, возможно, не заметил, но я мёртвая! И разумно было бы тебе этим как-то… обеспокоиться, что ли. Опасная вещь.
- Oh là là, - протянула она c улыбкой, подходя ближе, - ты что, не понимаешь? – и сразу чуть озадаченно нахмурилась. И по спокойствию, и по словам судя – да нет же, понимал.   
И – да, судя по словам – понимал и некоторые особенности памяти в посмертном существовании. Когда знакомыми остаётся только очень ограниченное количество постоянно повторяющихся лиц, а остальное – сон во сне во сне во сне… и в этих снах твои воспоминания спасибо, если сохранит кто-нибудь другой.
- Опекун? – Габриэль потерянно моргнула: как странно звучит-то. – Оин? Он не…
Ну почему же, и так можно назвать. Опекун, ну да. Ах, как всем сегодня нужен Оин, сначала рррыжий собирался искать, теперь вот… Нет-нет, больше всего Оин будет нужен Габи, если сейчас вон та верёвка ещё раз качнётся. Она безуспешно попыталась избавиться от накатывающего осязаемого ощущения скрученных рук, отвлекаясь, мысленно прикасаясь к изящным ремешкам плети, к плечу норвежца, да хоть бы к пледу и к бумажкам в лапках блондинки!
Распахнувшаяся дверь и новый вошедший с чересчур цепким взглядом решили дело: Габи окончательно не выдержала и спаслась бегством через ближайшую стену.

+2

57

Стоило Мышонку высунуться из-под одеяла и запищать, Казик понял: лучше бы малой вызвал целителя. Тот бы посидел рядом, погладил бы его по голове, и через полчаса Гжесь бы встал и пошел. Но нет.

Из него самого целитель был, прямо скажем, хуевый. Единственное, что Казик умел исцелять быстро и с гарантией - отсутствие эрекции, судя по количеству людей, которые на него западали даже сейчас, и тому, как вокруг него стихийно образовывались пары и даже брачные союзы. Он мог, как языческий бог, сказать "заебись", чтобы все и вправду заеблось. 

Они с Бартеком часто шутили, что тот выбирает себе хороших, старательных детей, а Казик любит тех, у кого сила есть - ума не надо и внутри пиздец. Гжесь, как достойный наследник их обоих, сочетал в себе все вышеперечисленное, и тараканы у него в голове порой запускали такой салют, что у бедного парня разыгрывалась мигрень.

- Спасибо, я тогда плед занесу в другой раз. И сам зайду, и мужа приведу, - Казик ухмыльнулся хозяину лавки и направился к Мышонку.

- Тише, я уже тут. Блевать будешь на пол, в машине или потерпишь?

- Потерплю, - тихо сказал рыжий, и героически попытался подняться на ноги.

- Ша, - Казик положил ему руку на плечо и придавил к дивану. - Закутайся, я тебя в машину унесу.

Гжесь послушно закутался, не решившись спорить с дядей. Выглядел он при этом как самая настоящая, взъерошенная, мышь. Даже челка, и та торчала в разные стороны.

Казик аккуратно взял его на руки прямо с пледом, как сверток, и, стараясь сильно не раскачивать, понес на улицу.
- Еще раз спасибо, - уже возле двери сказал он, обернувшись к хозяину. - Поможете открыть?

+1

58

Весь боевой запал Гжеся закончился еще в тот момент, когда он сел. После этого хотелось разве что сдохнуть, при чем желательно сразу. Чтоб, значит, уже больше не мучиться. Очень быстро гордая и свободная лиса мутировала вначале в мышь, а из нее и вовсе превратилась в жалкого, несчастного мысюся, которого вот только в плед и на ручки, даже несмотря на то, что в некогда прекрасном "звере" было почти два метра роста. Благо, в дяде Казике было немногим меньше, а мышечной массы раза в три, если не четыре больше. Так что когда рыжего без особого труда подняли над землёй, ему только и осталось, что занять как можно меньше места, сжавшись в комок и не отсвечивать, полностью сосредоточившись не дыхании и диафрагме, блевать в лавке у хорошего человека совершенно не хотелось...

+3

59

Ингрид было рванулся подать ведро, для облегчения организму, но выяснилось, что не организм владеет парнем, но он им. Поэтому кивнул:
- Приходите,  покажу, что есть, расскажу, что сделать могу, - понятно, что родственникам рыжего парня полагались или подарки или скидка. Иным способом выразить благодарность норвежец пока не видел, а значит, что заинтересует, тем и порадуем.
Он распахнул дверь, давая пронести парня и поинтересовался у мужчины:
- С машиной помочь вам?

+1

60

Вот что значит хороший сервис: мало продать товар, надо сделать так, чтобы клиент чувствовал себя особенным. Едва ли не далеким родственником, заглянувшим на огонёк.

- Да, пожалуйста. Ключи в левом кармане джинсов, - Казик перехватил Мышонка поудобнее, чтобы хозяин лавки мог до них достать. Вот теперь они, пожалуй, достаточно близко познакомились...

- Отличное название у вас. И ассортимент приятный. Еще раз спасибо, что позаботились о Гжесе.

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Улицы Кракова » Нормальные герои всегда идут в обход