Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » Переходите на Темную сторону, я принес печеньки


Переходите на Темную сторону, я принес печеньки

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 24 ноября 2015
Место действия: квартира Гжеся.
Действующие лица: Яцек Лазар, Гжесь Лазар, Маттиас Родхард.
Преамбула: Яцек не оставляет попыток наладить отношения с Гжесем.
Краткое содержание:

0

2

После проеба с лицензией и затянувшегося больничного Гжеся, Яцек братца видел всего пару раз, да и то мельком. На контакт Мелкий идти не хотел, и только завидев родственника,  сразу сваливал в ебеня строя особо сложные щи. А после того как Яцек зашел проведать придурка к дедушкам, а тот тупо скрылся в доме не сказав ни слова, на выебоны рыжего старший  Лазар решил забить. Все равно, если Гжесь не хочет - хуй его выманишь, а уж зная, от чего в палисаднике дедушки растут такие красивые розы, даже пытаться не стоит. Загоны Мелкого были оставлены до лучших времен, а сам Яцек окунулся обратно в рутину, состоящую  из ебучей учебы, ебучей учебы, ебучей работы, вечного цейтнота, недосыпа и подсохших сэндвичей на завтрак, обед и ужин – и все вот это еще как минимум на год или всю оставшуюся жизнь, что вероятнее.
Лучшие времена настали в конце  ноября, когда переходя из одного корпуса универа в другой, Лазар увидел лохматого рыжего щенка и понял, что если не увидит брата в ближайшее время, то близость сессии отодвинет эту возможность едва ли не до Рождества.
На следующий день, задержавшись после тренировки, Яцек спросил дедушку Казика, как человека который гарантированно в курсе,  где прячется рыжее уебище и как его от туда вытурить. Как оказалось, у братца внезапно образовалась квартира, машина и личная жизнь – подарки дедушки. Яцек прикинул, что лучше он всю жизнь будет квартировать у пани Стефы, ездить на Вещи и трахать анатомические пособия, чем оказаться в роли наследника Бартека, несмотря на все бонусы.
Приняв на вооружение совет дедушки Казика, он решил испечь брату в качестве подарка и символа лучших намерений печеньки. Сжегши три противня и отхватив подзатыльников от пани Стефы, спустя неделю попыток съедобное печенье было произведено на свет. В муках. Упаковав его в красивую коробочку, Лазар решил захватить и неудачную партию, сыпав ее в банку с надписью  «Для врагов». Сложив в рюкзак печеньки, термос с какао и семейный альбом – последний всегда можно было сжечь и развеять пепел, как символ похереных отношений с братом, - он двинулся к квартире Гжеся с твердым намерением хотя бы поговорить.
Нажав несколько раз на дверной звонок, Яцек понадеялся, что рыжий все же дома – печь еще раз печеньки он не стал бы больше ни для одного брата в мире.

+4

3

Когда раздался звонок в дверь, Гжесь как раз разрывался между двумя очень важными делами: просмотром недавно вышедшего мультфильма вместе с Маттиасом и почухиванием развалившейся на них Котлеты. Последняя, оказавшись единственной собакой в доме, охамела настолько, что отказывалась жрать без присутствия людей (хотя миска с кормом к вечеру каким-то непостижимым образом все же оказывалась пустой), и при любой возможности лезла на ручки до тех пор, пока ее бесцеремонно не спихивали на пол. Можно сказать, у них был идеальный семейный вечер, который своим настойчивым звонком решил испортить какой-то криворукий дебил.
Вылезши из под Котлеты, рыжий решил таки посмотреть кому там неймется на ночь глядя, и подошел к двери.
- Твою мышь! - прошипел он, едва заглянув в глазок, и тут же вернулся в комнату. - Пойди открой этому уроду и выгони его на хер! Я его знать не знаю и видеть не хочу!
Судя по интонациям, "урода" Гжесь знал прекрасно, видеть, скорее всего, хотел, но очень сильно злился.

+4

4

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/McpBMgC.jpg[/icon][sign]
    [/sign]Казалось, буквально недавно Маттиас был в совсем другом городе, где его в очередной раз выперли из приемной семьи - вроде за дело, но все равно обидно. И вот, не успело начальство вызвать его в Краков (как подозревал сам Маттиас, в отчаянной попытке хоть куда-то его пристроить, не разбазаривая ресурс в виде стихийника), как он оказался сначала на одной тренировке, а потом и в спарринге с тощим рыжим парнем, потом вместе со всеми пошел в местный бар "для своих", вышел на балкон покурить... И пропал. Потому что рыжий вышел вслед за ним, а дальше были несколько часов в подсобке, после которых надо было таки покурить и, сделав невозмутимое лицо, вернуться к остальным, которые все прекрасно поняли и ещё пару недель пытались подъебнуть Маттиаса на тренировке насчёт карьеры через постель. Рыжий оказался внуком Бартека, хоть на своего легендарного дедушку был похож только талантом. Откуда Маттиасу было знать? Пришлось разбить парочку  носов и вывихнуть шутникам несколько конечностей.
Да и кому объяснишь: увидел, как он поджаривает сырных медведей, устраивая им маленькое аутодафе вместо того, чтобы есть. Смотрел, как он снимает мокрую футболку в раздевалке, и как мышцы спины очерчиваются под татуированной кожей. Наблюдал за тем, как он смотрит на все сквозь иллюзии, и взгляд становится расфокусированным, словно рыжий витает где-то в космосе, и почему-то хочется в этот космос попасть. Он и попал.
И, не успев понять, как это произошло, Маттиас обнаружил, что живёт у Гжеся в квартире, гуляет с белой бультерьерихой Котлетой, отвозит Згарду по утрам на работу на его же машине и даже готовит ему, курва, ланчбэг. И работает на его деда.
Прямо-таки серьезные отношения меньше чем за месяц, если бы не тот факт, что Гжесь с одиннадцати лет помолвлен и должен скоро жениться на куда более подходящей кандидатуре - наследнице богатого магического рода, выпускнице Черной Горы. Не то что он, по жизни перекатиполе и ебанько, всех вещей - один рюкзак. Нет, все это Маттиас предпочитал игнорировать и вил гнездо с упорством какой-то особенно ебанутой птички на скале перед штормом. Выбирал мебель в "Икее", подгребал Гжеся к себе перед тем, как уснуть, и трахался с ним так, словно в последний раз. И валялся на кровати, почухивая одной рукой Гжеся, а второй - разомлевшую собаку.
И вот эту идиллию нарушил кто-то, кого Маттиасу захотелось бы придушить, если бы это желание не высказал так явно сам Гжесь. Глядя, как его перекосило, Маттиас сразу понял:
- Что, родственника принесло?

+3

5

Весь боевой запал Гжеся улетучился. Он сел обратно на диван, мгновенно превратившись из лисы яростной в лису жалкую, словно и не рычал, плюясь ядом пару секунд назад.
- Ага, брат, - сказал он, утыкаясь лбом в плечо Маттиаса. - Он съебал шесть лет назад учиться в Краков, к чертям выбросив меня из своей жизни, и вот теперь, как я переехал, все хочет вернуть обратно наши тёплые, родственные отношения... А мне, как видишь, идея не очень-то и нравится.
Рыжий вздохнул, потерся щекой о руку Матиаса, гладившего его, и медленно пошёл к двери, открывать. Все равно ж гость сам не свалит. Впрочем, на самом деле, Гжесь не был полностью уверен, чего он хочет: чтобы Яцек все-таки исчез с его порога и из его жизни или же остался.
- Ну и на хуй ты приперся? - ни разу не дружелюбно спросил рыжий, мрачно глядя на дрожайшего родственника из-за приоткрытой двери.
Любопытный нос Котлеты аккуратно просовывался в щелку, обнюхивая нового человека. Увы и ах, для собаки, родившейся уже после отъезда Яцека, он был не членом семьи, а каким-то левым, но, безусловно, интересным хмырем, к которому как-то очень не однозначно относится хозяин. И пока что Котлета предпочла занять наблюдательную позицию, не слишком активно помахивая хвостом и не пытаясь залезть к новому человеку на ручки в первые же секунды встречи.

+3

6

Рыжая морда оказалось дома, хоть и была далека от дружелюбия примерно настолько насколько сам Яцек от единорогов и всепрощения. Окинув взглядом композицию из едва приоткрытой двери, брата и видимого куска собаки, фаерщик озвучил самое очевидное и безопасное:
- Я принес печеньки, - и после небольшой паузы добавил, - и какао.
А еще я очень хотел тебя увидеть, узнать как ты. Извиниться за то что пришлось вписаться за мой проеб из-за чего ухудшилось твое и без того хуевое состояние. Сказать, что скучал и после отъезда в Краков, и после того, как ты сам заявился в город. И что времени и сил остается только на то чтобы переодически вспоминать, что есть вокруг живые и небезразличные люди. И это, конечно, нихуя не извиняет, но по другому, блять, не получается. - это Яцек произнес уже мысленно. Опустив взгляд к собачьему носу настороженно обнюхивающего его,  фаерщик ласково улыбнулся, не предпринимая, впрочем, попыток наклонится и погладить. Если Яцек не ошибался, то это была Котлета - любимая собака брата, которую тот забрал из питомника родителей. Практически ощущая фантомное прикосновение к шелковистому носу, Лазар испытал легкую смесь тоски и ностальгии, что всегда накатывала при воспоминаниях о доме.
Прекрасно понимая, что печеньки без пизды хуевый аргумент, вне зависимости от того сколько с ними заебывался Яцек, и что в лучшем случае сейчас захлопнется дверь, или как вариант эти самые печень полетят ему обратно в рожу, Лазар озвучил невысказанное вслух. Вне зависимости от того, как дальше пойдет всегда можно было что-нибудь сжечь - чисто в терапевтических целях.

+3

7

В целом, Яцек был абсолютно прав в своей оценке ситуации: печеньки были совершенно не тем аргументом, после которого рыжий бы широко распахнул перед ним дверь. Даже при условии, что старший Лазар пек их лично, сам, рожая в муках не меньших, чем приличная женщина ребенка. Наверное, что-то такое отразилось на лице Гжеся. Возможно, мысль, что если Яцек не скажет что-нибудь более существенное, то лучшее, что с ним сейчас случится - поцелуй с дверью, а то и вовсе шикарнейший полет с лестницы, по итогам которого на него фигурно высыпят те самые печеньки, и польют его же собственным какао. Так что решение озвучить мысли словами через рот оказало почти магический эффект, не хуже какого-нибудь очень хитрого и сложного ритуала: Гжесь подвинулся и открыл дверь достаточно широко для того, чтобы брат смог зайти. Да, по рыжему было видно, что он не рад видеть Яцека, что он злится и вообще заебался в конец, а тут приперся этот дебил... но в квартиру он все же брата впустил.
- Ну, что, пан Я-проебал-все-полимеры-но-пожалуйста-дай-мне-еще-один-шанс, заходи.

+3

8

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/McpBMgC.jpg[/icon]

Пока Рыжий открывал дверь, Маттиас подумал было, не пора ли встать и сделать чаю, но вместо этого только лениво развалился на диване, ради разнообразия почухивая не собаку или любовника, а собственный живот. Вариантов было два: если маленькая яростная лиса всё-таки спустит некстати заявившегося родича с лестницы, то нужно будет сделать успокоительный чай, вполне возможно, дополненный успокоительным сексом. Если же они вдруг договорятся, тогда он прикинется отчаянной домохозяйкой и даже, быть может, найдет на кухне что-нибудь покрепче и закуску. А пока можно было лежать. В конце концов, рядом с Гжесем была Котлета, а хватка у нее что надо, несмотря на обманчиво милый вид. Маттиас не завидовал тому, кто попытался бы отобрать у милой собачки ее завтрак или же обидеть ее "большого странного щенка", которым она явно считала Гжеся.

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » Переходите на Темную сторону, я принес печеньки