Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » Переходите на Темную сторону, я принес печеньки


Переходите на Темную сторону, я принес печеньки

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время действия: 24 ноября 2015
Место действия: квартира Гжеся.
Действующие лица: Яцек Лазар, Гжесь Лазар, Маттиас Родхард.
Преамбула: Яцек не оставляет попыток наладить отношения с Гжесем.
Краткое содержание:

0

2

После проеба с лицензией и затянувшегося больничного Гжеся, Яцек братца видел всего пару раз, да и то мельком. На контакт Мелкий идти не хотел, и только завидев родственника,  сразу сваливал в ебеня строя особо сложные щи. А после того как Яцек зашел проведать придурка к дедушкам, а тот тупо скрылся в доме не сказав ни слова, на выебоны рыжего старший  Лазар решил забить. Все равно, если Гжесь не хочет - хуй его выманишь, а уж зная, от чего в палисаднике дедушки растут такие красивые розы, даже пытаться не стоит. Загоны Мелкого были оставлены до лучших времен, а сам Яцек окунулся обратно в рутину, состоящую  из ебучей учебы, ебучей учебы, ебучей работы, вечного цейтнота, недосыпа и подсохших сэндвичей на завтрак, обед и ужин – и все вот это еще как минимум на год или всю оставшуюся жизнь, что вероятнее.
Лучшие времена настали в конце  ноября, когда переходя из одного корпуса универа в другой, Лазар увидел лохматого рыжего щенка и понял, что если не увидит брата в ближайшее время, то близость сессии отодвинет эту возможность едва ли не до Рождества.
На следующий день, задержавшись после тренировки, Яцек спросил дедушку Казика, как человека который гарантированно в курсе,  где прячется рыжее уебище и как его от туда вытурить. Как оказалось, у братца внезапно образовалась квартира, машина и личная жизнь – подарки дедушки. Яцек прикинул, что лучше он всю жизнь будет квартировать у пани Стефы, ездить на Вещи и трахать анатомические пособия, чем оказаться в роли наследника Бартека, несмотря на все бонусы.
Приняв на вооружение совет дедушки Казика, он решил испечь брату в качестве подарка и символа лучших намерений печеньки. Сжегши три противня и отхватив подзатыльников от пани Стефы, спустя неделю попыток съедобное печенье было произведено на свет. В муках. Упаковав его в красивую коробочку, Лазар решил захватить и неудачную партию, сыпав ее в банку с надписью  «Для врагов». Сложив в рюкзак печеньки, термос с какао и семейный альбом – последний всегда можно было сжечь и развеять пепел, как символ похереных отношений с братом, - он двинулся к квартире Гжеся с твердым намерением хотя бы поговорить.
Нажав несколько раз на дверной звонок, Яцек понадеялся, что рыжий все же дома – печь еще раз печеньки он не стал бы больше ни для одного брата в мире.

+4

3

Когда раздался звонок в дверь, Гжесь как раз разрывался между двумя очень важными делами: просмотром недавно вышедшего мультфильма вместе с Маттиасом и почухиванием развалившейся на них Котлеты. Последняя, оказавшись единственной собакой в доме, охамела настолько, что отказывалась жрать без присутствия людей (хотя миска с кормом к вечеру каким-то непостижимым образом все же оказывалась пустой), и при любой возможности лезла на ручки до тех пор, пока ее бесцеремонно не спихивали на пол. Можно сказать, у них был идеальный семейный вечер, который своим настойчивым звонком решил испортить какой-то криворукий дебил.
Вылезши из под Котлеты, рыжий решил таки посмотреть кому там неймется на ночь глядя, и подошел к двери.
- Твою мышь! - прошипел он, едва заглянув в глазок, и тут же вернулся в комнату. - Пойди открой этому уроду и выгони его на хер! Я его знать не знаю и видеть не хочу!
Судя по интонациям, "урода" Гжесь знал прекрасно, видеть, скорее всего, хотел, но очень сильно злился.

+4

4

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon]Казалось, буквально недавно Маттиас был в совсем другом городе, где его в очередной раз выперли из приемной семьи - вроде за дело, но все равно обидно. И вот, не успело начальство вызвать его в Краков (как подозревал сам Маттиас, в отчаянной попытке хоть куда-то его пристроить, не разбазаривая ресурс в виде стихийника), как он оказался сначала на одной тренировке, а потом и в спарринге с тощим рыжим парнем, потом вместе со всеми пошел в местный бар "для своих", вышел на балкон покурить... И пропал. Потому что рыжий вышел вслед за ним, а дальше были несколько часов в подсобке, после которых надо было таки покурить и, сделав невозмутимое лицо, вернуться к остальным, которые все прекрасно поняли и ещё пару недель пытались подъебнуть Маттиаса на тренировке насчёт карьеры через постель. Рыжий оказался внуком Бартека, хоть на своего легендарного дедушку был похож только талантом. Откуда Маттиасу было знать? Пришлось разбить парочку  носов и вывихнуть шутникам несколько конечностей.
Да и кому объяснишь: увидел, как он поджаривает сырных медведей, устраивая им маленькое аутодафе вместо того, чтобы есть. Смотрел, как он снимает мокрую футболку в раздевалке, и как мышцы спины очерчиваются под татуированной кожей. Наблюдал за тем, как он смотрит на все сквозь иллюзии, и взгляд становится расфокусированным, словно рыжий витает где-то в космосе, и почему-то хочется в этот космос попасть. Он и попал.
И, не успев понять, как это произошло, Маттиас обнаружил, что живёт у Гжеся в квартире, гуляет с белой бультерьерихой Котлетой, отвозит Згарду по утрам на работу на его же машине и даже готовит ему, курва, ланчбэг. И работает на его деда.
Прямо-таки серьезные отношения меньше чем за месяц, если бы не тот факт, что Гжесь с одиннадцати лет помолвлен и должен скоро жениться на куда более подходящей кандидатуре - наследнице богатого магического рода, выпускнице Черной Горы. Не то что он, по жизни перекатиполе и ебанько, всех вещей - один рюкзак. Нет, все это Маттиас предпочитал игнорировать и вил гнездо с упорством какой-то особенно ебанутой птички на скале перед штормом. Выбирал мебель в "Икее", подгребал Гжеся к себе перед тем, как уснуть, и трахался с ним так, словно в последний раз. И валялся на кровати, почухивая одной рукой Гжеся, а второй - разомлевшую собаку.
И вот эту идиллию нарушил кто-то, кого Маттиасу захотелось бы придушить, если бы это желание не высказал так явно сам Гжесь. Глядя, как его перекосило, Маттиас сразу понял:
- Что, родственника принесло?[sign]        [/sign]

+3

5

Весь боевой запал Гжеся улетучился. Он сел обратно на диван, мгновенно превратившись из лисы яростной в лису жалкую, словно и не рычал, плюясь ядом пару секунд назад.
- Ага, брат, - сказал он, утыкаясь лбом в плечо Маттиаса. - Он съебал шесть лет назад учиться в Краков, к чертям выбросив меня из своей жизни, и вот теперь, как я переехал, все хочет вернуть обратно наши тёплые, родственные отношения... А мне, как видишь, идея не очень-то и нравится.
Рыжий вздохнул, потерся щекой о руку Матиаса, гладившего его, и медленно пошёл к двери, открывать. Все равно ж гость сам не свалит. Впрочем, на самом деле, Гжесь не был полностью уверен, чего он хочет: чтобы Яцек все-таки исчез с его порога и из его жизни или же остался.
- Ну и на хуй ты приперся? - ни разу не дружелюбно спросил рыжий, мрачно глядя на дрожайшего родственника из-за приоткрытой двери.
Любопытный нос Котлеты аккуратно просовывался в щелку, обнюхивая нового человека. Увы и ах, для собаки, родившейся уже после отъезда Яцека, он был не членом семьи, а каким-то левым, но, безусловно, интересным хмырем, к которому как-то очень не однозначно относится хозяин. И пока что Котлета предпочла занять наблюдательную позицию, не слишком активно помахивая хвостом и не пытаясь залезть к новому человеку на ручки в первые же секунды встречи.

+3

6

Рыжая морда оказалось дома, хоть и была далека от дружелюбия примерно настолько насколько сам Яцек от единорогов и всепрощения. Окинув взглядом композицию из едва приоткрытой двери, брата и видимого куска собаки, фаерщик озвучил самое очевидное и безопасное:
- Я принес печеньки, - и после небольшой паузы добавил, - и какао.
А еще я очень хотел тебя увидеть, узнать как ты. Извиниться за то что пришлось вписаться за мой проеб из-за чего ухудшилось твое и без того хуевое состояние. Сказать, что скучал и после отъезда в Краков, и после того, как ты сам заявился в город. И что времени и сил остается только на то чтобы переодически вспоминать, что есть вокруг живые и небезразличные люди. И это, конечно, нихуя не извиняет, но по другому, блять, не получается. - это Яцек произнес уже мысленно. Опустив взгляд к собачьему носу настороженно обнюхивающего его,  фаерщик ласково улыбнулся, не предпринимая, впрочем, попыток наклонится и погладить. Если Яцек не ошибался, то это была Котлета - любимая собака брата, которую тот забрал из питомника родителей. Практически ощущая фантомное прикосновение к шелковистому носу, Лазар испытал легкую смесь тоски и ностальгии, что всегда накатывала при воспоминаниях о доме.
Прекрасно понимая, что печеньки без пизды хуевый аргумент, вне зависимости от того сколько с ними заебывался Яцек, и что в лучшем случае сейчас захлопнется дверь, или как вариант эти самые печень полетят ему обратно в рожу, Лазар озвучил невысказанное вслух. Вне зависимости от того, как дальше пойдет всегда можно было что-нибудь сжечь - чисто в терапевтических целях.

+3

7

В целом, Яцек был абсолютно прав в своей оценке ситуации: печеньки были совершенно не тем аргументом, после которого рыжий бы широко распахнул перед ним дверь. Даже при условии, что старший Лазар пек их лично, сам, рожая в муках не меньших, чем приличная женщина ребенка. Наверное, что-то такое отразилось на лице Гжеся. Возможно, мысль, что если Яцек не скажет что-нибудь более существенное, то лучшее, что с ним сейчас случится - поцелуй с дверью, а то и вовсе шикарнейший полет с лестницы, по итогам которого на него фигурно высыпят те самые печеньки, и польют его же собственным какао. Так что решение озвучить мысли словами через рот оказало почти магический эффект, не хуже какого-нибудь очень хитрого и сложного ритуала: Гжесь подвинулся и открыл дверь достаточно широко для того, чтобы брат смог зайти. Да, по рыжему было видно, что он не рад видеть Яцека, что он злится и вообще заебался в конец, а тут приперся этот дебил... но в квартиру он все же брата впустил.
- Ну, что, пан Я-проебал-все-полимеры-но-пожалуйста-дай-мне-еще-один-шанс, заходи.

+3

8

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon]Пока Рыжий открывал дверь, Маттиас подумал было, не пора ли встать и сделать чаю, но вместо этого только лениво развалился на диване, ради разнообразия почухивая не собаку или любовника, а собственный живот. Вариантов было два: если маленькая яростная лиса всё-таки спустит некстати заявившегося родича с лестницы, то нужно будет сделать успокоительный чай, вполне возможно, дополненный успокоительным сексом. Если же они вдруг договорятся, тогда он прикинется отчаянной домохозяйкой и даже, быть может, найдет на кухне что-нибудь покрепче и закуску. А пока можно было лежать. В конце концов, рядом с Гжесем была Котлета, а хватка у нее что надо, несмотря на обманчиво милый вид. Маттиас не завидовал тому, кто попытался бы отобрать у милой собачки ее завтрак или же обидеть ее "большого странного щенка", которым она явно считала Гжеся.[sign]        [/sign]

+4

9

Яцек и зашел, оставив внезапно образовавшее второе очень-длинное-имя без комментариев. Сегодня он был согласен даже на Яцушку, или на крайний случай Яцуню. Но только один раз!
Пройдя по коридору в гостиную, изобилующую желтым, оранжевым и незнакомым мужиком на диване, Лазар сделал нехитрый вывод, что раз кандидатура на роль Котлеты очевидна, то из имеющихся вариантов оставалась только личная жизнь.
- Яцек, - фаерщик приветственно кивнул, и опустился на корточки перед Котлетой, заинтересовано крутящейся вокруг, протянув ей руку для обнюхивания.
Повернувшись к подошедшему Гжесю, Яцек посмотрел на него своим самым проникновенным взглядом, передавая всю ту боль и муку, что перенес Лазар при изготовлении угощения, и если брат его после этого отвергнет, то по тяжести проступок будет равняться разве что собственноручно утопленному выводку щенков, и весомо произнес:
- Печеньки.

+3

10

Возможно, в общении с чужими Гжесь и выглядел обаятельным, милым или может даже застенчивым, в силу собственных особенностей поведения и неправильно воспринимаемых окружающими привычек. Но, в по-настоящему близком общении с совсем своими, рыжий превращался в Маленькую Лису, с почти всеми вытекающими из этого прозвища повадками. Вот и сейчас он зашел в комнату, внимательно оглядел присутствующих с высоты собственного роста, и заговорил:
- Что печеньки? Вот что, мышь твою, печеньки? Думаешь, взял у дяди рецепт "Жаворонков из ада" и только взамен на то, что ты соизволил впервые за много лет подойти к плите, перед тобой откроют все двери и за все простят? А ты, - он повернул голову к Маттиасу,- вот че ты, курва, лежишь?
Было сразу понятно, рыжий чувствует себя не в своей тарелке, а потому злится и тут же начинает нападать. Единственный, кому не досталось, была предательская Котлета, во всю обнюхивающая руки Яцека, а после уже всячески трущаяся об него, изображая работающий пропеллер собственным хвостом.
- Пиздец, - зло выдохнул рыжий, и круто развернувшись вышел из комнаты.

+4

11

- Маттиас, - кивнул Родхард тощему парню с печеньками и кислым лицом. Он даже сел, чтобы протянуть ему руку. Тем временем Маленькая лиса продолжала бушевать и, чуял Маттиас, это было только начало. Рыжий явно был не готов с рыданиями броситься на грудь новообретенного брата, но ради разнообразия вполне бы удовлетворился рыданиями оного и одним презрительным взглядом обесценил все старания родственника по наведению песочных мостов. Досталось и Маттиасу: мол, вместо того, чтобы прикрывать боевого мага, он лежит и в ус не дует. Курва, день так хорошо начинался...
Пришлось идти за рыжим на кухню, пока этот Фантомас не разбушевался окончательно. Вот что он унаследовал от старшего Згарды, так это буйный темперамент.[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]        [/sign]

+3

12

Зайдя на кухню, Гжесь захлопнул верь прямо у Маттиаса перед носом, едва ли не припечатав того прямо по лицу. Право, это было бы очень скверно, ведь в новообретенном качестве пекинеса Родхард бы смотрелся совершенно ужасно. "Просто кошмарно" - как сказала бы Ада. Впрочем, это Гжесь сделал совершенно не специально, попросту не заметив того, что вслед за ним кто-то там идет.А вот тарелку он в Маттиаса бросил совершенно и абсолютно специально. Более того, прицельно, изо всех сил желая попасть в наглеца, посмевшего последовать за ним. Прямо сейчас рыжему было глубоко и абсолютно все равно, поймает ли "подарочек" его сожитель или внезапно и невовремя заявившийся брат. Видеть обоих он не не хотел совершенно одинаково.

+2

13

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
Жизнь его к этому не готовила. Нет, жизнь готовила Маттиаса к совсем другому: к славной революции, к боям за Краков, к дыму, буре и натиску. Но не к любовнику, который в считанные мгновения превратился из лисы послушной и нежной в злую взъерошенную лису, жаждущую если не крови, то хотя бы зрелищ. Публичного раскаяния блудного брата, к примеру. Хорошо ещё, что Родхард связался со Згардой, а не с Адамской: вот там без крови точно бы не обошлось, Аду хлебом не корми, дай в кого-то спицу воткнуть.
Маттиас отбил тарелку небрежным взмахом руки и сделал себе мысленную пометку докупить в Икее десяток тарелок для таких случаев. После этого он за пару шагов пересёк кухню и сгрёб шар ярости и негодования в объятья, куснув Гжеся за ухо.
- Хочешь, чтобы я его прогнал? А, лиса?

+3

14

Рыжий замер, мгновенно превратившись из лисы яростной, злой в лису послушную и добрую, так,  как будто все происходящее не шло по чётко обозначенному сценарию с самого начала. Словно бы он не ждал, что Маттиас окажется рядом, с легкостью отбив тарелку и сгребя Гжеся в объятья. Как будто изначально они понравились друг другу совсем не из-за совпадения предпочтений, а, в последствии, за пару (или сколько там?) недель совместной жизни не нашли своей, уникальный, способ взамодействия, который бы более-менее устраивал обоих.
Медленно, безобидно повернувшись в объятьях, рыжий уткнулся носом Маттиасу в шею. Помолчал. Подумал. Насладился моментом, попытавшись хоть ненадолго отвлечься от Яцека, тусящего где-то за дверью. Что самое противное, проблема была даже не в нем. Точнее, и в нем тоже, но не в первую очередь. Гжесю было уже далеко не четырнадцать, когда он действительно скучал за братом и ещё пытался с ним взаимодействовать, но, так и не найдя отклика, в конечном итоге забил на эту затею, внутренне положив на их взаимоотношения огромный болт прямо с высокой колокольни. Чего, как говорится, не сделаешь за шесть или семь лет в разлуке.
Дело было совсем в другом: в ожиданиях. Вот чем был хорош Ротхард, так это тем, что они с рыжим познакомились чуть меньше месяца назад. До встречи на тренировке их не связывали никакие отношения, ни у кого из них не было воспоминаний, а потому они ничего не ждали друг от друга, попросту знакомясь с тем, что есть. Яцек же... Каждый их разговор, каждую встречу, Яцек обращался к тому Гжесю, которого так или иначе знал, ожидая определённых реакций. Вот только была одна проблема: рыжий из его воспоминаний и рыжий стоящий перед ним были совершенно разными людьми. И шкурка, что с таким упорством пыталась натянуть на Гжеся семья, была ему совершеннейшим образом мала, треща по швам и разрываясь в самых неожиданных местах в самые неподходящие моменты. И вот, перед семьёй Лазар стоял отнюдь не безотказный и очень милый мальчик, готовый принести им еду или там помочь по дому по первому же свисту. Или да, прикрыть в ущерб себе очередное долбоебство кого-нибудь из старших родственников... Рыжий так больше не хотел. Сейчас, последние пару месяцев, он находился в каком-то очень шатком состоянии, и дело было даже не в том, что он очень сильно переколдовал, все-таки надорвавшись тогда с вампиром. Дело было другом, в том, что сейчас он находился где-то в процессе изменения, и поскольку его новая шкура была ещё слишком мягка, чужие, такие сильные, ожидания могли вернуть Гжеся назад, обратно к привычному за долгие годы состоянию от которого он так отчаянно старался убежать.
- Я не знаю... - прошептал он куда-то Маттиасу в шею.
А затем, без предупреждения и объявления войны, со всей дури укусил Ротхарда за плечо, ведь лисы - очень коварные животные.

+3

15

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
Маттиас прижал Гжеся к себе, обняв одной рукой за спину, а второй - поглаживая шею и затылок, чтобы вставшая дыбом шерсть маленькой лисы улеглась. Так странно, их отношения с самого начала напоминали избитую фразу "я словно знал тебя всегда", не было ни долгого флирта, ни постепенно завязывающегося романа, нет. Один вечер, где события развивались будто в ускоренной перемотке. И вот они стоят на своей кухне, обнявшись, и замышляют недоброе в отношении чужака. Иногда Маттиасу казалось, что это сон. Что на самом деле у него нет ни Гжеся, ни дома, ничего, как было всегда.
- Не знаешь? Может, тогда для начала съедим его печенье? Эй! Кто меня кусает?
Резкая боль от укуса как нельзя лучше напоминала: дом, конечно, не его, но вот маленькая лиса - точно его собственная. И кусачая.

+2

16

- Это все злая лиса! - сказал рыжий специальным, лисьим, голосом. - Она тебя укусила, не я.
И в подтверждение собственных слов уютно уткнулся Маттиасу в шею, умудрившись стать заметно меньше при всем своем росте и габаритах.
Не то, чтобы Гжесь в этот момент чувствовал себя странно. Хотя, безусловно, надо было признать, вместе с Ротхардом в его жизни появились два альтер эго: злая лиса и добрая лиса, и вот это, да, было совершенно и абсолютно внезапно. Особенно то, что интеллектуальное развитие доброй было равно от силы годам четырем, а злая с вовсе была животным с большой буквы "ЖЫ". И вылезало это из него настолько рандомно, что порой было почти неясно, кто говорит, что делать, и что тут вообще происходит.
- Печенье? - переспросил рыжий уже совершенно нормальным голосом. - На кой черт нам его печенье? Типа, не зря старался? И вообще, мне после этого с ним разговаривать придется! Он ведь будет думать, что если я сожрал очередной песочный пиздец, то автоматически согласен вступить с принесшим его в интеракцию... А я, все еще не знаю, хочу ли...
Гжесь вздохнул. Несмотря на порой громкие интонации говорил он очень тихо, так, чтобы все произнесенные им слова слышал Маттиас, только Маттиас и никто, кроме Маттиаса. Потому что.

+2

17

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
Нормальных волшебников не бывает. Вот просто не бывает. И наличие у Гжеся целых двух альтер-эго, антисоциальной Злой Лисы и слегка асоциальной Доброй Лисы, честно говоря, было наименьшей из проблем, с которыми мог столкнуться человек, живущим с боевым иллюзионистом. Для каких-то проблем, конечно, Гжесь был слишком молод: это старые, бывает, залипали в собственном разуме, не различая, где правда, а где ими же созданная красивая ложь. Маттиас вздохнул, продолжая почесывать лису милую и нежную за ухом.
- Съесть печенье - ещё не значит что-то пообещать. Ты его уже впустил, должен же быть какой-то толк с незваного гостя? - практично заметил он. - А потом можно и выгнать.
Он аккуратно укусил Гжеся за другое ухо, придержал, отпустил и тут же потерся носом о висок.
- Малыш, что на самом деле случилось?

+2

18

- Сдалось тебе то печенье... - прошептал Гжесь, глядя куда-то мимо Ротхарда. Впрочем, было понятно, что сейчас лиса яростная уступила место очень заебанному рыжему, у которого просто не было ни сил, ни желания спорить.
Аккуратно вывернувшись из объятий, Гжесь сел на ближайший стул. Несмотря на то, что кухня была большой - у Гжеся комната на съемной квартире и то была если не меньше, то сравнима! - она явно была приспособлена только для двух человек, при чем достаточно высокого роста. Даже стульев, и тех было только два. Рыжий все думал докупить в икее третий, но руки никак не доходили уже две недели подряд. То ли это было подсознательное нежелание видеть гостей, то ли черт его знает что. Но вот уже вторые выходные они с Маттиасом проводили в обители порока, разврата и плюшаков, а третий стул все в доме не появлялся и не появлялся. Кажется, с этим пора было смириться.
- Это долгая и странная история, - устало сказал он.

+2

19

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
Ради рыжего Маттиас был готов даже пойти на жертвы и отказаться от халявного угощения, хотя инстинкт говорил ему "возьми чашку для какао и хватай жратву, пока есть". Он сел на свободный стул и взял Гжеся за руку.
- Да колись уже.
Иногда он был рад, что не обладал таким количеством родных и близких. Судя по Гжесю, это было куда чаще наказание, чем благословение, и это у него ещё родственники условно нормальные...

+2

20

Гжесь сжал руку Ротхарда, а потом, подумав, все же придвинулся к нему на своём стуле, фактически, вновь уткнувшись в носом в его плечо. Не то, чтобы он был таким уж ярым тактильщиком, чаще всего рыжему вообще не нравилось даже когда люди пересекали невидимую черту его личного пространства, не говоря уже о том, чтобы прикасаться к ним или, даже, о, ужас, прятаться от жестокого и бесчеловечного мира в чьих-нибудь объятьях. Задумавшись, Гжесь начинает медленно жевать чужую футболку.
- Эй! - возмущается Маттиас, вытягивая свою одежду из чужих зубов.
- Извини, - шепчет Гжесь голосом Доброй Лисы, - я увлёкся. Или отвлекся. Не знаю... Просто, - продолжает шептал он, как будто если скажет гомеопат,  их могут услышать, - знаешь, я большую часть жизни пытался быть таким, каким меня хотели видеть. Быстро учился, делал то, что говорят, был лучшим во всем, а если не был, то прикладывал все усилия, чтобы стать. Чтобы попросту оправдать возложенные на меня непонятно кем ожидания. Выше, быстрее, сильнее, молчи, это же всего лишь пустяк, что тебе стоит прикрыть брата в ущерб собственного здоровья, даже когда максимум, что грозит этому долбоебу - штраф и строгий выговор от полиции. Это же семья, семья должна быть превыше всего. Нужно быть таким, каким тебя хотят видеть и плевать, что ты не хочешь видеть таким не только себя, но и их, порой даже и вообще. Знаешь, у нас дома всегда были люди. Шутка ли, шестеро детей, вот уже трое внуков и хорошие отношения с соседями и прочими родственниками. У меня вечно складывалось впечатление, что куда ни плюнь, всегда попадешь в собаку, или в родственника, в крайнем случае - соседку. И у всех, абсолютно у всех них были какие-то ожидания, под гневом которых я, в итоге, и сломался. От меня, черт возьми, дедушка всегда хотел в несколько раз меньше, чем все остальные. Можешь сравнить масштабы, да. И все же, главное, от чистого сердца, с искренней заботой о ближнем, а точнее своём собственном комфорте. Плевать им, курва, на ближнего в моем лице...

+2

21

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
Маттиас обнял маленькую лису за плечи, внимательно слушая. Ему самому было непонятно, как это: не оправдать высоких ожиданий окружающих. Наверное, потому, что его быстро причислили к разряду тех, из кого ничего путного не выйдет, несмотря на природный дар. Потому что он неустойчивый, ненадежный, ветреный не только из-за воздуха, который рвет его на части и вечно заставляет идти туда, неясно куда, искать дорогу из жёлтого кирпича или что-то подобное вместо того, чтобы осесть на одном месте и заняться карьерным ростом. Но это был явно не тот момент, где стоило делиться своими чувствами. Заткнись и слушай, раз твоя лиса раз в сто лет решила расколоться и словами через рот рассказать о том, что его грызёт. И пусть даже он сам грызёт футболку Маттиаса... Нет, это всё-таки не очень удобно. Родхард извлёк несколько обслюнявленный фрагмент одежды из пасти Доброй, но Рассеянной лисы.
Зря народ на базе думал, что он встречается с Гжесем из-за карьерного роста. Какая там карьера, если и так ясно, кто сверху и руководит всем этим цирком с конями и огнями. Нет, дело было в другом: Гжесь сразу же безоговорочно в него поверил. Вот так просто, не спрашивая и не проверяя, просто впустил его в свою жизнь, в свой дом, дал ключи от машины и поводок собаки, даже привел в дом к своему дедушке (и, судя по тому, какая там защита, гости у них бывают не очень часто). Гжесь в него верил, и именно за это Маттиас готов был стоять насмерть, если придется. Именно поэтому был здесь, с ним, даже когда ему хотелось привычно шароёбиться где-то с незнакомыми людьми.
- Я люблю тебя, малыш. И мне на тебя не плевать, - он нежно куснул Гжеся за ухо.

+3

22

Гжесь в который раз уже за этот вечер зарылся носом Маттиасу в шею. И вновь, в который раз за последнее время, взял его зубами за футболку. Кусь, и все, зубы сомкнулись на ткани. Немного подумав, рыжий вновь укусил Ротхарда, но только в этот раз не за ворот, а за шею. Хорошая шея, почему б не укусить? Тёплая, своя, опять же... Воистину, нет никаких преград. Грызи - не хочу. Вот Гжесь и воспользовался возможностью, оставив след своих зубов на коже Маттиаса. Но нет, это было не вероломное нападение Злой Лисы. Он не пытался вгрызться как можно глубже, добравшись до мяса, никак нет. Укусил и все. Просто потому что иногда поцелуев бывает совершенно недостаточно. Порой некоторые свои мысли, переживания и чувства можно выразить только через тесный физический контакт. Очень тесный, если вы понимаете, о чем идёт речь.
- Я знаю, - прошептал рыжий. Наверное, это звучало ужасно странно с точки зрения окружающих, но он правда знал и был целиком и полностью уверен в том, что здесь и сейчас Ротхард говорит правду. Он Гжеся любит и ему ни разу не плевать. - И я тебя.
Как-то незаметно для себя, рыжий умудрился закублиться в Маттиаса, оказавшись совсем рядом и чуть ли не на его коленях...

+3

23

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
- Ты ещё меня так покусай, - очень ровным голосом сказал Маттиас, - и мне придётся продемонстрировать на практике, как именно я тебя люблю. А тебе придется отвечать за свои слова.
Я здоровый молодой мужик, как бы намекало его тело, и да, поцелуев явно недостаточно.
- А у нас там, курва, гость за стенкой. Он, конечно, с голоду не сдохнет, да и от скуки тоже, Котлета позаботится... Но я морально не готов трахаться при твоём родственнике.
Чё-т раньше тебе родственные связи не мешали, а, Родхард, ехидно сказал внутренний голос. Заткнись, технически они не были родными братом и сестрой. Технически, вы все втроём были приемными, но ты же понимаешь, насколько это гнилая отмазка... Аргх, мысленно сказал Маттиас и, чтобы заткнуть противный голос в голове, наклонился и кусанул Гжеся.

+2

24

Гжесь перестал, дополнительно подняв руки вверх. Смотри, мол, я ничего не делаю. Впрочем, рыжий почти тут же перестал кривляться, почувствовав перемену в настроении Маттиаса. Приподняв его лицо за подбородок он без слов спросил, что, собственно, случилось. А то свои проблемы своими проблемами, они были, есть и пока никуда не денутся, могут/, как говориться, если что и подождать. Улыбаться, махать и делать вид, что он на самом деле очень рад всех видеть Гжеся учили с раннего детства. И применить все эти навыки на члене собственной, отнюдь не кровной, семьи Гжесю никакая религия или моральные принципы не мешали. Это вот с кровной такие финты ушами бы не прошли, ну, так их и нет здесь... А Яцек и в лучшие годы эмоциональную обстановку улавливал плохо, а счас, видать, и вовсе в своем университете разучился. Так что главной проблемой рыжего сию секунду был внезапно помрачневший Ротхард.
Пару секунд подумав, рыжий поддел кончик Маттиасовского носа своим.

+2

25

[nick]Маттиас Родхард[/nick][icon]http://i.imgur.com/xsaXmfV.jpg[/icon][sign]           [/sign]
А вот почему ты ничего не делаешь, разочарованно выдохнул Маттиас. Я бы вот совсем не прочь, а то мне стало грустно и одиноко. Он потерся носом о нос Гжеся и прижал его к себе.
- Нет, сейчас я слушаю тебя. И обнимаю тоже тебя. А потом мы пойдем и отберем печенье, потому что это репарации за то, что твой брат вероломно нарушил наш покой. Я бы его ещё и за пивом отправил... Какао, блин. Тебе что, пять лет? Если я хочу какао, я его сам сварю. И знаешь что, ты уже правда достаточно взрослый. Просто говоришь "да пошли вы все" и валишь.
Как я. Вот поэтому, сказал внутренний голос, у тебя никого нет. Никого, кроме Гжеся. И то - до свадьбы.

+2

26

- Ага, прямо из своей квартиры, - хмыкнул Гжесь, и укусил Маттиаса за мочку уха. - И я люблю какао, в отличие от пива, - следующей жертвой покуса стала шея. - Я вообще алкоголь переношу плохо, - зубы снова сомкнулись на коже, но на этот раз чуть ниже. - И пьянею от одного запаха... - рыжий немного отодвинул майку, и укусил Ротхарда за плечо, усмехнувшись мысли о том, что фраза вышла на редкость двусмысленной. В конце концов, если Яцек не изъявил желания зайти на кухню раньше, ещё минут пятнадцать в обществе Котлеты и фильма он без труда переживет. В конце концов, не маленький. Главное было не пропасть на два часа, как в день знакомства... А попробует сожрать печенье сам - пойдёт на хуй прямым текстом.
Подумав все это, Гжесь облизал все укушенные места одним движением, оставив влажную полосу на Маттиасовской шее.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » Переходите на Темную сторону, я принес печеньки