Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Сны » Совесть. Методы и средства. 21+


Совесть. Методы и средства. 21+

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Действующие лица: Матеуш Витек, Ольгерд Радзишевский
Преамбула: форма, чулки и прочие эротические кошмары на нервной почве
Краткое содержание:

+2

2

Просторное сухое помещение, полумрак. Свет исходит от нескольких ламп под самым потолком. Потолок высокий, сводчатый. Единственная дверь в помещение перекрыт решеткой. Замка на ней не видно. Посреди помещения установлена крестовина. Перед крестовиной лицом к решетке стоит удобное кожаное кресло. Сидящий на нем мужчина в военной форме расслабнен. Одна из его рук спокойно лежит на подлокотнике, вторая медленно и ласково поглаживает свернутый в несколько колец черный кожаный кнут, лежащий на его коленях.
Мужчина улыбается и приглашающе кивает.

+1

3

Стоящему у решетки юноше эта безмятежная идиллия казалась слишком многообещающей, чтобы ей поверить. Он опирался спиной о перекрытый выход, сложив руки на груди и мрачно осматривая помещение из-под челки. Невысокий рост и хрупкое сложение отлично дополнялись гладко выбритым лицом и длинными, в ладонь, непослушным светлыми волосами, создавая образ парнишки, едва достигшего совершеннолетия. В просторных штанах и рубашке, босиком, а главное - на фоне офицера, парень выглядел особенно уязвимо.
Проверять на практике степень этой уязвимости он не хотел совершенно. Подходить, соответственно, тоже не собирался. Медленное такое отрицательное движение, головой и ладонью - нет. Не-ет. Я, может, и идиот, но все-таки не настолько!
- Пан Ольгерд! - Голос звучал откровенно жалобно. - Может, все-таки обойдемся без столь радикальных мер? Ну что мне сделать?

Отредактировано Матеуш Витек (2017-06-23 20:30:01)

+1

4

Мужчина улыбнулся, ласково так и понимающе. Покачал головой, окинул парня медленным хищным взглядом и снова погладил кнут. Улыбка перетекла в оскал. Мужчина неторопливо облизнулся и помнил юношу к себе.
- Подойди ближе, - прозвучал спокойный и негромко голос, но это от этих слов раскатилось в тишине камеры и замерло под сводами потолка.
- Разденься.
Команды отдавались негромко, но властно. Никакой спешки. Мужчина замолчал, не отрывая выжидательного взгляда от парня.

+1

5

На лице молодого человека была крупными буквами написана борьба между нежеланием приближаться и нежеланием злить. Камера была не настолько велика, чтобы устраивать в ней бега с препятствиями, к тому же, юноша хорошо помнил стремительность этого немолодого уже офицера. Как и тяжесть его руки.
Матек сделал первый шаг, еще один. Невесомо, очень мягко, как мог бы подходить настороженный котенок, готовый в любой момент броситься наутек. Остановился в паре шагов, все такой же напряженный, неуверенный, - и послушно начал раздеваться. Медленно расстегнул пуговицы на рубашке, отбросил ее в сторону, взялся за ремень, не отрывая взгляда расширенных глаз от лица мужчины.
Оставшись в одних плавках, он еще постоял несколько мгновений, как будто что-то обдумывая и давая возможность полюбоваться. И, решившись, одним плавным движением приблизился вплотную и опустился перед креслом на колени, взял правую руку пана, поднес к губам. Губы оказались горячими и мягкими, прикосновение - нежным, но совершенно не чувственным.
Юноша улыбнулся, робко и немного лукаво. Ну же, говорил весь его вид, посмотри. Я совсем рядом, ты чувствуешь мое тепло, держишь за руку - мне уже никуда не деться. Неужели не возникает даже смутного желания приласкать? Одно движение, пальцами по волосам, от виска к затылку. Попробуй, вдруг результат понравится!
Опытный человек с такого близкого расстояния мог почувствовать не только тепло чужого тела, но и едва заметную дрожь, отметить болезненное напряжение в уголках глаз. Парень совершенно не был уверен, что выбрал правильную тактику, но бежать было поздно и некуда.

+1

6

Мужчина перестал улыбаться. И даже скатиться перестал. Подал губы, лицо застыло спокойной непроницаемой маской, взгляд стал холодным и колючки. Поза не изменилась, но утратила расслабленности. Наоборот, мышцы напряглись как у хищника перед прыжком. Он не отобрал у парня руку, а левая замеров на рукоятке кнута. Хитрость, чтобы оттянуть неизбежное? Но он сам же провоцирует своим непослушанием и дерзостью.
Мужчина некоторое время рассматривал парня у своих ног, но когда пауза затянулась, а парень так и не сменил позиции и не сделал, что ему было сказано, мужчина неторопливо поднялся с кресла. Постоял так, возвышаясь над блондином, стряхнул его со своей руки почти брезгливо, отстранился и снова опустился в кресло, заказывая ногу на ногу.
- Раздевайся. Полностью.
Голос прозвучал сухо и резко.

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2017-08-01 17:06:29)

+1

7

Собеседники друг друга явно не так поняли. Или не поняли вообще, что вероятнее. Но дело было сделано - раздраконенный Ольгерд, зло сощурившийся Матек, очередной момент хрупкого равновесия, готового взорваться насилием и оскорблениями.
Юноша, не усматривающий в происходящем ничего, заслуживающего настолько негативной реакции, отшатнулся, меняя точку равновесия и позу так, чтобы удобнее было вскочить. Запрокинул голову, рассматривая мужчину нехорошим взглядом. Тот, конечно, был старше. Сильнее. Вооружен.
"Нос отгрызу, только подойди..."
Ну и разумеется, ни о каком подчинении и речи быть не могло.
- Не хочу. Зачем? - С явным вызовом.

+1

8

Мужчина рассмеялся.
- Ты непоследователен, малыш. Разве так ведут себя хорошие мальчики? Нет. А значит, что?
Губы мужчины кривила ласковая улыбка, но взгляд оставался холодным и выжидательным.
- Ты ведь хочешь быть хорошим мальчиком для меня, не так ли? Так что же тебе мешает? 
Мужчина протянул к парню руку в перчатка из тонкой кожи.
- Смелее, малыш. Слушаться приятно и не больно. Я жду. На первый раз я не буду наказывать тебя за своеволие. Надеюсь, ты это оценить и запомнишь. Я могу быть добрым. Но все зависит от тебя.
Голос мужчины звучал негромко и уверенно. Почти ласково, почти нежно. Поза снова стала расслабленной.
- Давай начнет все заново. Встань. И разденься. Потом подойди ко мне. Как можно ближе.

+1

9

Выражение симпатичной мордашки можно было описать двумя словами - в ахуе.
- Это я-то непоследователен?! Что это вообще блять было?!
Но руку принял, поднялся на ноги, опираясь о ладонь мужчины, хотя выражение некоторой ошарашенности физиономию не покидало. Чего на самом деле хочет это странное существо? И ведь, сволочь такая, так и не прикоснулся... Сложно ему было, что ли?
Одно "это странное существо" сказало верно - хотел. Поверить, довериться. Танцевать чужой танец вслед за сильной, властной рукой. Подчиняться без условий, молча и радостно... но не так-то это было просто. Не тот человек. Пока еще не тот.
- Ну давай, - несколько подозрительно подтвердил Матек, снимая последний лоскут и подходя вплотную, почти касаясь. Поднял чистые, спокойные глаза на Ольгерда, посмотрел ему в лицо. - Но правда - зачем?
Построение фраз как всегда хромало на обе ноги. В этой, например, не хватало очень важной частички - зачем это мне? К сожалению, внятно выражать свои мысли юноша не умел.

+1

10

- Потому что ты этого хочешь. Нет, не так. Ты нуждается в этом. И неважно, осознаешь ли ты свои желания или нет.
Все так же холодно улыбаясь одними губами, мужчина чуть подался вперед,коснулся груди парня, очертил мышцы, спустился до живота. Рука в перчатке скользила по телу легко и почти отстраненно.
- Я не разрешил говорить мне "ты", малыш. И запомни, все что здесь сейчас происходит и будет происходить - для тебя. Ты хочешь этого. Не сопротивляйся. Не спорь, не думай. Закрой глаза и повернись ко мне спиной.
Голос звучал ровно, почти ласково, отражаясь от стен подвала, усиливался, вытесняя другие звуки и заставляя слушать. Рука мужчины касалась тела парня, чуть надавливая в некоторых местах - на сгибах рук, на запястьях, у ключиц, на груди,на солнечном сплетении, внизу живота, над коленями. Не сильно, просто чуть более выраженное касание. И так - по кругу.

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2017-07-31 16:29:13)

+1

11

"Скотина проницательная", - проворчал парень мысленно, встряхнул головой, прогоняя наваждение. Эта его улыбочка... И совершенно непонятное поведение! Парень готов был признаться, что ему это нужно, но он совершенно не понимал, в чем нуждается и чего хочет Ольгерд. Это смущало, напрягало, мешало расслабиться.
Он чуть вздрогнул - от прикосновения и от упрека, который счел справедливым. На "ты" не переходили, это точно. Юноша виновато улыбнулся, потерся щекой о плечо, бросив на мужчину лукавый взгляд из-под челки.
- О, прошу прощения за фамильярность. Боюсь, в столь экзотической обстановке воспитание мне отказало.
Он развернулся спиной, беззвучно улыбаясь. Настроение вора, находящееся в состоянии даже не маятника, а бешеного тушканчика, наконец замерло, оставив ощущение легкой нереальности и безмятежного созерцания. Стало проще, стало все немного пофиг.
И все-таки что-то в ситуации Матека смущало, что-то не нравилось, мешало безоговорочно расслабиться! Какая-то недосказанность происходящего, что-то непонятное. Но нельзя исключать, что дело было в кнуте.

+1

12

Мужчина легонько шлепнул парня по ягодице, потом так же, легко касаясь, провел по его телу рукой от шеи до правого колена, чуть задержавшись на пояснице.
- Глаза. Закроешь или мне все же придется их завязать?
Рука с тела исчезла. Мужчина рассматривал спину и ягодицы парня, явно о чем-то раздумывая. Холодный, обжигающий взгляд.
- Что же тебе мешает, малыш? Кто научил тебя ТАК слушаться?
Голос стал более задумчивым, чуть более резким. Быстрым плавным движением мужчина поднялся с кресла, прижимаясь к парню со спины, правой рукой фиксируя того за горло, а левой накрывая и чкть снимая гениталии юноши. Кнут с гулким сткаком упал на под.
- Говори.

+1

13

Было прохладно и немного жутко, но почти не страшно. Прикосновения воспринимались скорее положительно, ну как будто за ухом чешут - приятно и необременительно. Тем более приятно, что прикасаться к парню на данном этапе его жизни было особо некому, и он отчаянно скучал по этим ощущениям.
- Глаза могу и закрыть, - не стал он спорить и опустил веки. - Но завязать не надежнее будет?
Это вообще было странно, юноша не понимал, то ли до него так деликатно домогаются, то ли он совсем дурной и смысла происходящего не улавливает. Если домогается, то... Эй, верни руку, где была!
От пристального внимания, ощущаемого даже лопатками (не говоря уже о другой, более чувствительной части тела), опять стало как-то не по себе.
Вопросы Матек отнес к разряду риторических, потому только пожал плечами. Как "так"? И мешает чему? Разве что, хм, расслабиться и получать удовольствие, но для этого компания явно неподходящая - неужели Радзишевский это хочет услышать?
Выводы оказались в корне неверными. Юноша тихо охнул, дернулся в хватке Ольгерда, позорно проморгав начало движения. Больше от неожиданности, но и некоторая паника присутствовала. Ухватил пана за запястья, не пытаясь отстранить чужие руки, но крепко, как будто испуганно.
"Зато, похоже, определились - не только домогается!"
- Вы знаете, кто меня воспитывал, - справившись с голосом, ответил парень, решив не рисковать с уточняющими вопросами.

+1

14

Снова тихая усмешка на грани дыхания, возле самого уха.
- Тише, малыш. Мне не нравится, как ты воспитан. Ты уж реши, доверяет или нет. И да, то, что мне не нравится, я исправляю. Сейчас ты сделаешь глубокий вдох и расслабишься, отпустить мою руку, и перестанешь брыкаться, что бы я не делал с тобой. Потому что это только для тебя. Иначе будет больно, - пальцы в перчатках чуть садись на горле парня, - или очень больно. -
Вторая рука чуть сдавала и оттянула гениталии. - А мы ведь этого не хочешь. И бошибся. Именно этого.
Руки чуть сильнее сжадись и отпустили, снова лишь удерживая и не причиняя дискомфорта.
- Если мне придется завязать тебе глаза, я больше не буду спрашивать.
Мужчина развернул юноша лицом к крестовине.
- И и эта леди присоединится к нам. И не только она. А ты не любишь посторонних. И я их не люблю. Но если ты хочешь... пока что решает ты. Но если будут решать я...
Голос упал до шепота, пальцы внизу разжались, отпуская. Но ненадолго. Рука скользнула по члену от основания к головке, сдвигая кожу, чуть сжала, потом переместились на яички, снова изучающие прикосновение - огладить, взвесить, чуть потянуть. И замерла.
- Мы понимаем друг друга, малыш?

+1

15

- Нет. Я уже ничего не понимаю.
Он разжал пальцы - демонстративно, отвел руки, показав их, мол, больше не держу - и продолжил:
- Это рефлексы. И нет, я вам не настолько доверяю, чтобы обещать не дергаться и быть уверенным, что получится. И это дохрена странная логика, все для тебя, но если не подчинишься - будет больно. Простите, я существо тупое и ограниченное, таких вывертов не понимаю.
Насчет исправления воспитания он решил не прохаживаться. Патрону потребовалось два года, чтобы приучить парня не огрызаться и не дергаться, даже несмотря на то, что со второго года в этом направлении работали оба. Не то чтобы Радзишевский выглядел менее упертым... Не то чтобы Матек не желал ему в этом помочь... Но смысл понятен, да?
Открывать глаза, чтобы ориентироваться в пространстве и догадываться о направлении, ему было вовсе необязательно. Да, таких посторонних парень не любил и участия их не желал. Ласковое прикосновение сбило весь запал спорить, он оперся затылком о плечо мужчины.
- Чего вы от меня хотите? - Тихо, искренне, без вызова, просто вопрос.

+1

16

- Что бы ты расслабиться и не думал. Чувствовал, не боясь и не анализируя. Подчинялся, доверял. Тебе нужен тот, кому ты будешь доверять больше, чем себе. Себе ты не веришь, да же опасается. Тебе нужен я.
Пальцы от шеи скользнули вниз, прочертили линию от ключниц до солнечного сплетения, потом чуть сместились в сторону, прихватывая сосок. Невесомая ласка, чуть надавливая, потом резко сжались и тут же отпустили, тут же снова лаская и успокаивая.
- Какой ты милый, мальчик. Чтобы слушаться, тебе нужно физическое доминирование. Хочешь, я буду ласков? Но тебе все равно будет больно. Чтобы понять себя, тебе нужен секс с другим... Это подкупает, знаешь?
Мужчина чуть сместился и подул парню в шею. Одна его рука продолжила ласкать грудь юноши, а вторая вновь переместились на член, лениво скользя по нему и чуть сжимая головку.
- Что ты чувствуешь, мальчик? Расскажи. Не думай над словами.

+1

17

- Я вас почти не знаю... - Шепотом.
Но в собственных словах парню чудилась отмазка, не подкрепленная не то что фактами - даже уверенностью. Ольгерду, наверное, было смешно слушать этот лепет. Даже вроде бы претензия - я тебя не знаю, какое доверие? - прозвучала просьбой. Останься рядом. Позволь попробовать.
От щипка не дернулся, вздрогнул только и снова расслабился, слушая голос и улыбаясь в пустоту. Насчет секса он бы поспорил... Хотя кто его знает? Сколько Радзишевскому, лет сорок? Почти тридцать лет разницы - не исключено, что человек, приучивший мальчишку к очень плотному физическому контакту, просто был уже не в том возрасте, чтобы интересоваться семнадцатилетним пацаном... Возможно, сейчас тоже все было бы по-другому...
- Мне плохо одному, - признался юноша. - А вы... Вам, мне кажется, можно верить. И мне правда нужна близость. Даже если такая... - Звучало сумбурно и не совсем понятно, к чему. Он наклонил голову, почувствовав дуновение воздуха, улыбнулся шире.
- Тепло. - Это было первое, что приходило в голову, если сосредоточиться на ощущениях. - И... руки у вас в перчатках. Жаль. Но все равно приятно. Меня давно не ласкали.
Он пытался быть искренним, и с удивлением ловил себя на том, как легко это удается. Радовало, что какой-никакой контакт установился, что мужчина ласков, что хорошо телу, которое гладят. Что можно расслабиться, просто быть, следуя за чужой волей. Так плохо одному...

+1

18

- Умница. Хороший мальчик. Говори, не останавливайся.
Шаг назад. Мужчина плавно опустился в кресло, утягивая парня за собой. Удалил его к себе на колени, побуждая откинуться спине себе на грудь, руки на некоторое время оставили в покое гениталии и грудь, переместились на бедра, чуть сжимая и позволяя устроиться поудобнее.
- Кожа к коже - это надо заслужить, мальчик. На что ты пойдешь ради этой ласки?
Мужчина развел колени юноши, заставляя закинуть ноги на подлокотники кресла. Одна рука поддерживала парня за талию, вторая неторопливо поглаживала внутреннюю сторону бедра.
- Ты сейчас так раскрыт и доступен, малыш. Кому ты позволишь увидеть себя таким?
Пальцы скользнули между ягодиц и неторопливо погладил уход вход в тело юноши.
- Кто касался тебя там? Хочешь, чтобы я продолжил?
Голос спустился интимного шепота, тихо, с легким придыханием, на ухо.

+1

19

Он немного поерзал, устраиваясь поудобнее, задумался, что еще можно сказать об ощущениях. Живого тепла явно не хватало, но... Заслужить. Хм. Странная идея. Парень растерянно как-то улыбнулся, запрокинул голову, как будто пытаясь посмотреть в лицо мужчине, но глаз не открывая.
- Я все еще почти не знаю вас... Не знаю, чем заинтересовать. Чего бы вы хотели?
Поза поменялась, и ответ стал гораздо более очевидным.
"Черт, кажется, про секс он серьезно!"
Парень вздохнул, потерся щекой о плечо Ольгерда. А ведь так хорошо сейчас! Тепло, комфортно и ласковые руки. Да-да, вот те самые, что так ненавязчиво гладят по заднице!
- Я стараюсь не показываться посторонним лишний раз. Тем более в таком виде... - Жмурится, снова ласкаясь, гладит лежащую на талии руку, осторожно водит пальцами по кисти, деликатно не трогая запястье над перчаткой. - И... Нет, никто не прикасался. - Пауза. - И лучше бы так и было... - Еще одна пауза, насмешливо-обреченный вздох. - Но это неуместный оптимизм, да?
Он сам не знал, что думает об идее переспать с мужчиной. И вообще, и с этим конкретным в частности. Тело знало лучше - напряглось, подбираясь, пропало ощущение расслабленной неги. Черт, а как хорошо было!

+1

20

Мужчина негромко засмеялся и снова вернул руку на член юноши. Погладил, чуть сжимая.
- Глупый мальчик. Не доверяешь. Если бы я хотел того, что ты тут только что себе навоображал, разве я бы с тобой разговаривал? Ты хочешь ласки. Но ты хочешь только получать, не отдавая. Эгоистичны малыш. Забавный...
Мужчина, свел ноги парня вместе, убрал руки и откинулся на кресле.
- Я ведь тебя не принуждают и не обязываю. Я просто даю тебе время, чтобы ты разобрался в себе. Поверил. Красивый глупый мальчик. А ты думаешь. И нет бы о себе, ты думаешь глупости. Сделай все сам. Прими решение и позволь себе следовать ему до конца.
Мужчина преувеличенно грустно вздохнул.
- Ты заработал уже не на одно наказание, и ты их получишь все. Когда поймешь. И они тебе понравятся, не сомневайся. Иначе меня бы не было здесь. И тебя бы не было. А раз мы оба здесь, значит, ты этого хочешь. Не разочаровывай меня снова, малыш. Покажи, на что ты готов. Ты ведь хочешь. Хочешь быть нужным, дорогим и ценным. Но что ты сделал, чтобы стать таковым? Здесь только ты и я. И ты брыкаешься, сомневаешься, боишься. А почему? Я ведь ничего тебе не сделал.
Мужчина стряхнуть парня со своих коленей.
- Выбор за тобой. И это последний раз, когда я тебя спрашиваю. Я все сказал и уже не раз предупредил.

0

21

Выслушав сей вдохновенный спич, юноша мрачно посмотрел на собеседника и уселся на подлокотник кресла, лицом к мужчине.
- Пане, будьте последовательны, а? Или я получаю по башке за инициативу, или делаю выбор и воплощаю его, третьего не дано. Среднего - тем более! Что же касается эгоизма...
"Мужик, ты охренел. Тебе было предложено все, буквально - все, только скажи! Ни слова, ни жеста против совершенно недвусмысленных прикосновений. И я - эгоист. Опять же, определись уже?"
Вздохнул, потер лоб над переносицей, будто голова внезапно разболелась, закинул ноги на тот же подлокотник, оказавшись в очень шаткой позе, задевая коленом ткань рубашки Радзишевского. Наклонился вперед, то ли желая в глаза заглянуть, то ли просто удерживая равновесие. Нет, все-таки в глаза.
- Ну хорошо, я эгоистичное неблагодарное существо. Как там?.. Каюсь и пресмыкаюсь у ваших ног. Могу изобразить и закрыть на этом тему. Да, хочу ласки, тащусь, как кот от валерьянки. Но где я сказал, что не хочу ничего отдать взамен? Я только гадать не хочу, какая монетка придется по душе. Всего лишь. Что, тоже много? Можно и по-другому.
Стремительное движение, еще ближе, пальцами по волосам, губами коснуться шеи под ухом - ах, клыков нет! Ну давай, блин, твоя очередь демонстрировать реакцию!

+1

22

Мужчина спокойно пронпблюдал все эти манипуляции парня в пространстве. Эти танцы с бубном ему с очевидностью надоели. Он свернул юношу к себе на колени, укладывая головой на один подлокотник, а ногами на другой, сдернул перчатки с правой руки, провел пальцами по губами парня, чуть надавливая. Губы мужчины тронула довольная улыбка.
- Хороший мальчик. Оближи.
Пальцы без перчатки толкнулись в рот юноши. Вторая рука удерживать его за плечи в выбранном мужчиной положении.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Сны » Совесть. Методы и средства. 21+