Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.

               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Утро добрым не бывает


Утро добрым не бывает

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

- И правда, не замечу, - со смехом согласился Патрик, видевший в своей жизни вещи пострашнее дедушки, Густава и бигфордового шнура, сделанного слишком любопытными детьми. - Особенно по части мелких. Мои долбодятлы, те самые, с которыми работаю, будут примерно такими же находчивыми, хоть большинство из них постарше раза в два. А с дедушкой, уверен, мы поладим, раз он у тебя такой страшный, что половина претендентов на руку, сердце и печень съебывает в ужасе от одного лишь упоминания.
Флинн оперся подбородком о переплетенные пальцы.
- Даже самые бездарные дети из магических семей что-то да умеют. Как минимум отличаются умом, сообразительностью, отличной защитой и умением обращаться со всеми стандартными артефактами, предназначенными для людей. Ну, и, в зависимости от паранойи родителей, а так же их специализации, владеют чем-то из специфического арсенала мам-пап. Вот, к примеру, так, - он тихо, быстро, но очень четко произнес стандартную, активирующую, формулу, выставив перед собой правую руку в изящном жесте ладонью вверх. В самом ее центре ровно горело желто-оранжевое пламя. - Никогда не верь тем, кто говорит, что вырос в магической семье и остался идиотом. Эти люди - безбожные лжецы...

Отредактировано Патрик Флинн (2017-06-20 08:57:06)

+2

32

- А что ты с этими детьми-то делаешь? - немного рассеяно спросила Эва. То ли тренер, то ли еще кто-то, кажется. Стоп. Будут такими же находчивыми? Учить подростков делать запалы? Нет, это она спрашивать не стала, во избежание демонстрации понимания сказанного и потенциальных ответов. Но узнать, что твой приятель учит подростков чему-то, связанному с подобным, это не то знание, которое хочется узнать на утро после провалов в биографии.
- А у дедушки просто манера общения такая порой, что пронимает почти всех, - если с рождения знать дедушку, то ничего страшного, дедуля просто по-разному общается и юмор у него специфичный.
Женщина с интересом посмотрела на пламя на ладони.
- Красиво, - признала она, - и практично. Мне почему-то "бездари" не попадаются в баре. Больше такие... "трагично не понятые личности" взрощенные в разных семьях. Как-то кто-то, уже не помню кто, жаловался на партнера-волшебника. Мол, сложно, порой непонятно... Йя весь такой нищщасный, короче. Не знаю, - Эва пожала плечами, - очи бачили, что брали, да и раз все так плохо, можно или не с барменом говорить, а с партнером или уже вещи собрать. Вот тебе еще одна причина моего гордого одиночества, ты представь, сколько я выслушала от людей?
Работа ей нравилась. И людей, в целом, слушать, тоже. И одиночество ее не тяготило. Иногда только было сложно объяснить, почему она прекрасно знает, что история - брехня и разговаривать ее не тянет.

+3

33

- Учу стрелять по товарищам игрушечными пульками, бегать по самостоятельно вырытым окопам и прятаться в лесу от других таких же идиотов. И, прикинь, мне за такую редкой красоты хуйню даже платят стандартную по стране зарплату...
Флинн погасил пламя, сжав ладонь в кулак, и вновь подпер небритые щеки руками.
- Тогда уж не "партнера", а "супруга", ну, или еще какой-нибудь хуйни. Партнер, это, Эв, как у бати: один волшебник, второй волшебник, оба имеют общие точки пересечения не только в постели, но и в работе, и тогда это, курва, уже партнер. А если этот странный хер тебе в баре жалуется, как ему с "ужаслым и страслым алшебникам" живется, то и звать человека надо соответствующе, - Патрик наставительно поднял палец вверх, объясняя особенности различий. - А так да, представляю, че б не представлять? Это ж пиздец натуральный каждый рабочий день такое выслушивать. А даже если не каждый, то все равно пиздец. Хотя мне, курва, даж как-то неловко: четвертый десяток уже разменял, а слезливыми историями так и не обзавелся. Ни тебе жены-истерички, ни детей-спиногрызов, ни скучной работы с начальником-ублюдком, ни, курва, даже пастора-развратника в ближайшем к дому костеле!
Флинн грустно развел в стороны руки, типа, посмотри, как я несчастен.
- Короче, выходи за меня. Слово бойскаута, я тебе мозг ебать не буду!

+3

34

- И зачем учить такому детей? - все-таки спросила она, раскладывая завтрак по тарелкам и тыкая в кофеварку за еще одной порцией кофе. Что за маленькая частная армия? Зачем? И как это можно сохранить в тайне от властей? Может, конечно, по документам это военно-патриотический кружок "Зарница", но... Эвин дед войну видел, вспоминать не любил и был из тех пацифистов, которые за мир всех замочат, не смотря на благородный возраст, приближающейся к сотне. И дочь и внуки, воспитанные, особенно Эва, по большей части дедушкой и бабушкой, выросли людьми миролюбивыми и поймавшими от старшего поколения отношение к войне.
- Да мне похуй, супруг там, партнер или постельный сожитель, - отмахнулась женщина, - это же проблема обоих. Один в углу страдает от непонимания, а второй или не видит или игнорирует. А потом по четным дням жалуется мне один, а по нечетным другой. И их счет за выпивку незаметно увеличивается. Пока в меню не добавила "эксплуатация слуха бармена"
И иронично подняла бровь.
- Я бы посмотрела на пастора-развратника, который подкатил бы к тебе с предложением этого разврата, - заинтересованно протянула она. Фыркнула на предложение и кивнула:
- Хорошо, выйду. Когда займемся этим нудным делом?

+2

35

- Я бы спросил не "зачем учить такому детей", а "почему мне платят за это деньги". Дети-то че, самые обычные страйкболлисты, хобби у них такое по буеракам с игрушечным оружием бегать. Им весело. Счастливые, курва, потомки мирного времени... - задумчиво фыркнул Флинн, продолжая наблюдать за Эвой. Что ли и вправду жениться? Вон, если что, и за жратву с выпивкой платить не придется, и спать можно будет на первом этаже, прямо в баре.
"Ляпота, ёпт" - усмехнулся он про себя.
- Кажись, пора уже добавлять. Озолотишься! - заржал Патрик. - Ну, или разоришься к чертям. Народ=то к такой услуге непривычен. Им все на халяву подавай. И выпивку, и мозги ближнего на пару с его же ушами. Лишь бы только платить не приходилось. А эмпатия... да что там, элементарное сострадание... Не, курва, не слышали.
Он раздраженно взмахнул рукой, машинально приглаживая мокрые волосы. Иногда люди раздражали даже Флинна.
- А заняться этим нудным делом, та хоть сегодня. Имеющие возражения либо пусть выскажут их сейчас, либо пусть замолчат навечно. У тебя, кстати, счас яичница сгорит.

+3

36

Ладно, детей с их страйкболизмом оставим в покое, такие вопросы на трезвую голову не задают. Раз кто-то платит, значит, кому-то это зачем-то надо... И, к счастью, пока это не повод для паники.
- Эмпатия, внимание, - кивнула Эва, - страшные слова-то. Ими же пользоваться надо уметь. Не словами, хотя ими тоже. А этими самыми эмпатией, заботой и уделением внимания. Проще прийти в бар и за деньги купить эрзац заботы и внимания.
Вишневская внимательно посмотрела на Флинна.
- Эта яичница? - уточнила она, кивая на разложенную по тарелкам еду и ставя одну из тарелок перед мужчиной, - а индейцы бы звали тебя Зоркий Глаз.
На столе появилось и кофе.
- И пока мы не дошутились до счастливой семейной жизни, - задумчиво протянула она, внезапно обретя воспоминая о жизни до вечера коктейлей для абсента, - я тут вспомнила, что за мной очень своеобразно ухаживает другой ирландец и он точно не поймет, как так случилось. Вы же с Оином успели познакомиться?
Вроде бы были знакомы. Сейчас так сразу трудно было вспомнить, кто с кем знаком, какой сегодня месяц. Или май или июнь, точно. А Оин... Вряд ли прогулку со странной и немного грустной беседой можно было бы назвать "ухаживанием", но он ей нравился, она ему тоже и просто нечестно было бы внезапно выйти замуж, даже не предупредив и не объяснив. Хотя был в этой идее нужный градус безумия - выйти замуж на практически незнакомого человека.

+2

37

- Ну, вообще неплохо понимать, что они значат дальше строк из толкового словаря, - охотно согласился Флинн. - В мирной жизни иногда помогает. На войне вот наоборот, выключать не научишься - сдохнешь нахер быстро, больно, возможно, даже в первом бою. А здесь че? Чувствуй ближнего своего, приложи к этому умению мозги и тебе воздастся сторицей. Просто до тошноты, жаль, половина не пользуется. То ли потому что чувствовалка не отросла, то ли потому что мозги не развивали. Один сплошной бутерброд Пичалька, - хмыкнул Флинн, принимаясь за уничтожение поставленной перед ним яичницы.
Когда тарелка была ополовинена, а случилось это очень скоро, Патрик продолжил говорить дальше:
- Знаешь, у нас, когда я еще активно общался с семьей, была одна шутка, про то, что если бы мы были индейцами, батю моего бы звали Большой Выебон, вождь Большой Выебон. Если ты понимаешь о чем я. Так вот, как видишь, я весь в него.
Флинн широко осклабился, наклоняя голову на бок. Типа, могу, умею, практикую, что с дебила взять кроме анализов.
- Вижу, очень своеобразно ухаживает, - хмыкнул Патрик, когда от яичницы осталась только тарелка, а кружка с кофе наполовину опустела. - Что ты аж вспомнила о нем только сейчас. И да, мы с твоим Оином знакомы. Опосредовано уже лет пятнадцать как и непосредственно - последний месяц.

Отредактировано Патрик Флинн (2017-06-23 10:16:10)

+2

38

- А еще все люди эгоисты и лентяи, - жизнерадостно поддержала Эва Патрика.
Пантомина "вот такой я идиот" в исполнении ирландца, уже второй раз утро перестала пугать, но по-прежнему изумляла, это же надо, какая подвижная мимика лица!
- Я даже не уверена май еще или уже июнь, - гордо ответила Вишневская. В чем-то, конечно, собутыльник был прав, спохватилась, едва не выйдя замуж, но... кажется, за окном был все-таки июнь.
- И вообще смирись, когда я вижу тебя, сразу забываю о других, - весело хмыкнула женщина, - вот ты его пятнадцать лет знаешь, а сам даже не вспомнил! А ухаживает да, своеобразно. Рассказал печальную историю из ирландского детства и я прониклась. Чем-то вы похожи, кстати.

+2

39

Мимика лица у Патрика была более чем подвижной. И если выражение "я у мамы идиот" показалось бы кому-то верхом комичности и выразительности, то он еще не видел как все тот же Флинн без малейшего зазрения совести соглашался с тем, что именно он, а не кто-нибудь другой, здесь, в этой конкретной комнате, этом конкретном городе, не менее конкретной стране и вообще планете - самый прекрасный и удивительный мужчина. "Да, детка, я сногсшибателен, я знаю!" в исполнении Патрика было тем самым зрелищем, которое можно было с легкостью продавать обывателям в любом цирке за большие деньги. Что удивительно, они бы за это без малейших вопросов платили. Столько достоинства было в его выражении лица и позе, столько грации, что черта с два такое можно было бы заподозрить в самом обычном забулдыге не совсем ясного происхождения.
- Ну, так не я же с ним ебусь, - резонно заметил Флинн, впервые услышавший о том, что он зачем-то еще и здесь должен помнить об Оине. Как будто этого самого Оина, со всеми его приколами и загонами, ему, опосредованно, не хватало в разговорах с Мареком и Руди... - Хочешь, я ради тебя тоже вспомню какую-нибудь жалостливую историю из детства? Я помню, у меня где-то там тоже было. Уверяю, тебе понравится! - радостно заржал он.

Отредактировано Патрик Флинн (2017-06-25 23:38:16)

+3

40

Пантомиму Эва оценила, едва не подавившись кофе.
- Извини, - весело захихикала она, - замуж я за тебя все-таки не выйду, ты слишком хорош для меня. Буду переживать, начну ревновать и все такое. А кто с кем спит или трахается, я специально не интересуюсь, хватает того, что рассказывают. Так что ваши прекрасные отношения для меня тайна.
В целом, ревнивой она не была, считала, что каждый взрослый и разумный человек способен прикинуть последствия своих желаний, а так же оные озвучить, не забывая о равных правах и возможностях. Нравится с и тем и с этим? Об этом, во избежания недопонимания лучше сказать и не забывать, что и тому и этому тоже можно иметь кого-то. Хочется быть единственным и неповторимым - и об этом тоже стоит сказать. А то "по умолчанию" у каждого разное, могут встретиться и противоречия.
- Рассказывай, - согласилась Вишневская, - трогательную, жалостливую и в твоем духе.

+2

41

Судя по выражению лица, Флинн был опечален, просто убит горем, услышав отказ Эвы. Он состроил скорбную рожу, подпер щеку рукой, а затем и вовсе запустил пальцы в волосы, опустив голову. Казалось, он был полностью разбит. Вся его поза, само ощущение от Патрика, говорило, нет, даже кричало, об этом.
- Ой, я те честно скажу, что у меня на психов с суицидальными наклонностями не стоит, - внезапно совершенно будничным тоном сказал он, поднимая голову и со своей обычной хитрожопостью глядя на женщину. - Манал я такие страсти в собственной постели... Была у нас, короче, в Африке бой-баба, ростом почти с меня, шире раза в два, вперёд можно было без проблем выпускать вместо танка. Близной, сама догадываешься, не за красивые глаза звали. Половина рожи обожжена, характер... кхм... соответствующий. А наемничья тусовка, она, знаешь, вродь и большая, но маленькая, все всех знают, все со всеми так или иначе или бок о бок воевали, или по разные стороны барикад шароебились, особенно, когда речь об одном регионе идет. Ну, кто кому заплатил, за того, ясен пень, и воюем. Ниче личного, все дела. Слухов о том, где, кто, что и с кем - как в приличном пансионе блягародных девиц, ей боги! Пиздоболов-то везде хватает. Ну, короче, за развитием этого романа слона и мыши с интересом наблюдало, канешн, не половина Африки, но хорошая часть. Особенно после того, как народ просек фишку, что Пэдди, сука, не издевается... Короче, было у него любимое развлечение: "выбеси Близну" называлось. При живой-то бабе, у которой характер, как мы помним, соответствующий, рука тяжелая и оборотня в полнолуние она без труда бы скрутила в баранку за два движения - максимум, этот долбоеб ходил и ебал все, что движется, после чего закономерно получал по башке так, что неделю не мог встать. И это не говоря про остальные интересные способы времяпрепровождения, типа "попади в плен - вынеси лагерь", "подними все трупы на поле боя и заставь их сплясать джигу", "сделай ебучую инсталляцию с троекратным кровавым орлом"... и прочие приколы нашего городка. "У нас, отец, и пули есть, и пулеметы есть, а еще у нас есть время и вдохновение", курва. Crazy paddy и в Африке, сука, crazy paddy. Если б брательник мой в него не втюхался, хуй бы я к этому ушлепку подошел ближе, чем на пару километров... А историю рассказывать не буду. Ты все равно замуж за меня идти отказалась.

+2

42

За развитием событий в рассказе Эва следила с интересом, в начале даже быстро прикинув пару интересных попыток самоубиться в койке, в середине рассказа несколько потеряла нить повествования и снова обрела ее к концу.
- У Оина роман был с Близной? - уточнила она, сомневаясь. То ли речь шла про "психа с суицидальными наклонностями", то ли Патрик заговорил о себе в третьем лице. Про пляшущие трупы и кровавые инсталляции Вишневская решила не уточнять. С Флина бы сталось показать все при помощи кетчупа, хлебных фигурок и еще каких-нибудь бытовых предметов, а на трезвую голову не хотелось. А последний пассаж явно был про Оина, потому, что даже если бы собутыльник говорил о себе в третьем лице, во фразу он не укладывался.
- И как, взаимно? И который брат?- заинтересовалась она, не испытывая совершенно никакого желания устраивать разборок. Скорее уж, наоборот, поговорить с этим братом. И совсем не в стиле "ты че, а?" Нет. Если он и правда любит Оина и у них есть хоть какая-то взаимность, не надо делать больно тому, кто любит. Есть, конечно, вариант, что этому человеку искренне плевать, спит ли с кем-то еще объект его чувств, но ни одному любящему человеку не было плевать, с кем делится радостью и эмоциями любимый. Ей Оин нравился, но любовью эти чувства назвать нельзя было.

+2

43

-Ага, - кивнул Флинн, осматривая опустевшую чашку из под кофе. Тут явно чего-то не хватало. Или еще кофе, или же алкоголя. Отчаянно хотелось забыться, чтобы не думать, не вспоминать и, мать его, не представлять. От всего этого коктейля чувств тошнило едва ли не сильнее, чем после дешевого пойла по утру. Но хуже всего было именно то, что мысли эти в голове Патрика ходили по бесконечному кругу, останавливаясь лишь тогда, когда он на что-то по настоящему отвлекался или же пил. Шесть лет прошло, какого хрена?! От зрелища Оина, лежащего в чужой постели хотелось блевать едва ли не буквально. На шутки про астральных близнецов и любовь к ебанутым ирланцам не тянуло совершенно. Когда же наконец отпустит?..
- Та хуй знает, ты его спроси, - пожал плечами Патрик. - Я как-то не интересовался.
Кажется, последняя фраза прозвучала куда более агрессивно, чем Флинну бы того хотелось...

+2

44

- Спрошу, - в ответ на агрессию, такую лишнюю таким странным утром ее голос стал тише и мягче. Словно вода обтекла брошенный камень, - ты только скажи, которого.
Причину внезапной агрессии можно было бы списать или на нелюбовь к Оину, которая вдруг проснулась и напомнила о себе. Или на ревность. Брата к Оину или Оина к брату, но, опять же, только сейчас? Или с мужиками одно, с женщинами другое? Или на любовь и заботу и брате, потому, что ни один рассказ об О`Нилле не был даже нормальным, не то, что хорошим. Как будто Патрик или таким образом мстил за что-то, оставшееся в Африке или помнил что-то, о чем не хотел или не мог говорить и пытался...отпугнуть от Оина людей.
А была бы психологом, жизнь и на треть не была бы такой интересной, ехидно подумала Вишневская, вставая. Забрала кружку Флинна, налила ему еще кофе, поставила кружку перед ним, подходя сбоку. Задумчиво взлохматила пальцами затылок, положила другую руку на плечо, почти обнимая мужчину. Наклонилась, коснувшись виском виска.
- Рассказывай, - тихо выдохнула она у него над ухом.

+2

45

- Неправильный вопрос, - усмехнулся Флинн. - Лешек уже лет двадцать, или сколько он там женат, никого, кроме супруги в упор не видит. И ебанутые на голову мужики ему только на работе интересны, отнюдь не в романтическом смысле.
Патрик насмешливо фыркнул, явно представив себе эту картину. Судя по его роже и интонациям, событие "Лешеку понравился Оин" было из ряда самых, что ни есть нереальных, где-то на уровне существования св. Николая, разносящего подарки и жуткой крокозябры под кроватью.
Флинн аккуратно боднул Эву лбом в ответ.
- Че, хочешь очередную слезливую историю на тему "он мне, а я ему"? - он задумчиво покосился на женщину. - Тебе в баре их мало, да? Признавайся, где-нибудь у тебя есть тетрадочка, в которую ты записываешь самые занудные.

+2

46

- Все может быть, - философски ответила Эва на пассаж о Лешеке, - любовь чувство иррациональное, ее предпочтения редко интересуют.
Значит, остается Марек, который, конечно, больше подходит к Оину в визуальном смысле, но никогда не стоит упускать возможности того, что всё может быть совсем не так, как очевидно.
Тетрадка была у мамы. Ей, на вольной жизни, ожидаемо стало скучно и она стала записывать свои воспоминания, а заодно и рассказы дочери.
- Очень хочу, милый, - страстно выдохнула Вишневская, тщательно сдерживая смех, - ты это умеешь делать лучше всех. А в баре, ты же понимаешь, это только работа.

+2

47

- Угу, любовь зла, полюбишь даже Оина О’Нилла? - демонстративно фыркнул Патрик, которого эта идея ни разу не вдохновляла. - Ебать, женщина, ты еще так со мной поговори, и, клянусь своими домашними тапками-зайчиками, я забуду про то, что уже давным-давно инвалид и импотент.
Сказав это, Флинн вновь хлопнул по столу, весело глядя на Эву. История, на самом деле, была и правда банальна, особенно в свете всех тех, что Вишневской едва ли не ежедневно приходилось слушать. Вот только половина ее смысла терялась без одной маленькой, но очень важной детали - революции духа над плотью, а магии над разумом. Не рассказав этого, было бы совсем не понятно, зачем тот же Патрик укатил в Африку на самом деле, и почему говорит всем, что после возвращения и, на минуточку, двадцати крайне интересных и насыщенных событиями лет, он гол, как сокол, и находится на содержании у собственного брата. Ну, и другие маленькие, но очень важные детали, так необходимые, чтобы понять кто, кому, что и, самое главное, почему и зачем. Пожалуй, самой большой проблемой Флинна почти всю его жизнь было то, что сказать он мог едва ли 20% от того, что видел и думал на самом деле.

+2

48

- Мммм, - заинтересовалась возможными последствиями Эва. Особый интерес вызывал вопрос "но как?", ответить на который можно было только путем проверки. А самым страшным последствием такого провала в памяти были бы, пожалуй, судороги, да и то только если такими, то придется вызывать врачей.
- Патрик, - а вот сейчас в многозначительности тона заинтересованности стало больше, - ты хочешь сказать, что ты, возможно, можешь не только рассказывать, но и показывать?
Она взлохматила ему кончиками пальцев волосы на затылке, провела ногтями от линии роста волос, по позвоночнику вниз, до плеч.
- Отвлекающий маневр отличный, но ты же понимаешь, что на какой-то из вопросов отвечать придется?
Вишневская не сильно сдавила пальцами плечо ирландца.
- Какую из этих тайн ты хочешь сохранить больше?
А еще с Флинном было по-хорошему весело. Его не страшно было обидеть, он не боялся и сам дурацких шуток и они явно с удовольствием и подыгрывали друг другу и не стеснялись подначивать и шутить друг над другом.

+2

49

- Я? Показывать? Та ты че! Я ж пиздун-самородок, триханозавр чешуйчатокрылый, на этом мои функции и истинное предназначение заканчиваются, - хитро глядя на Эву, сказал Флинн. "Ага, верь моим словам больше" - так и читалось на его хитрой ирландской роже, - "я тебе и не такой лапши на уши навешаю, и соусом сверху полью, чтобы кушать было вкуснее".
Патрик слегка прогнулся под рукой. Легкие, почти незаметные прикосновения были его слабостью. Даже глаза слегка прикрыл. От удовольствия, не иначе.
- Напомни, - он с интересом взглянул на Вишневскую одним глазом, - какие-какие там были вопросы? А то я того, старый, больной и нихера не помню.

+2

50

- Старый больной триханозавр чешуйчатокрылый, - промурлыкала Эва, подводя итог, кто же тут сидел. Покопавшись в памяти, выудила, что проблема была в перебитом позвоночнике, а про переломы ног слова не было. Она убрала руку с плеча Патрика и боком села к нему на колени. Свободную руку положила, согнув в локте, на стол, перенеся частично вес на нее, во избежание. После вчерашней пьянки и сегодняшнего утра этот жест казался каким-то безобидным.
- Так вот, - Вишневская продолжила почесывать затылок ирландца,- в чем истоки твоего отношения к Оину, такой ли ты инвалид, как тебе кажется и какой из этих тайн готов пожертвовать, что бы сохранить другую?
Прищурившись, она с интересом смотрела на Патрика.

+2

51

Флинн крайне задумчиво посмотрел на Эву. Нет, все же ему не показалось. Вроде бы спину ему перебило чуть больше года назад, а чувство такое, что по меньшей мере лет десять прошло. Во всяком случае, он уже успел забыть о том, что может кому-то нравиться достаточно, чтобы просто заняться сексом не в качестве извинений за увлекательную прелюдию в виде многочасовой мозгоебли...
- Увы, первое - не только и не столько моя тайна, а я, Вишневская, все же не такое беспринципное дерьмо, каким порой хочу казаться. А на счет второго... - рука Патрика легла женщине на пояс. - Ну, можешь проверить. Отвечать на подобные вопросы самостоятельно - только врать хорошим людям.
Говорил Флинн тихо, полуприкрыв глаза. Создавалось впечатление, что еще немного, и он начнет когтить Эвины ноги от удовольствия.

+1

52

- Ладно, - кивнула Эва, - я никому не скажу, что ты не слишком беспринципный.
Что ж, некоторым тайнам лучше оставаться тайнами. Не всегда их раскрытие приводит к чему-то хорошему, а иногда и наоборот, тайны ушедщих губят жизни и судьбы живущих. И либо лучше ей быть несказанной и не разбитой, разве что вот так фоня... Где та Ирландия, где та Африка и не самый большой европейский город не самой популярной страны Польши. Однако же... причудливо сложилась картинка. Рано или поздно или станет все равно или ясно.
- У кого-то тактильный голод, - протянула она, глядя на лицо Патрика. Не сочувствие, не жалость. Можно получать искреннее удовольствие, глядя, как другому приятно.  И хотя красивые люди еще и радуют взор, если возникают проблемы с общением, то такое быстро надоедает, потому, что если красивое и неинтересное не в постели, но становится очень скучно. - Станет тяжело, скажи.
Нельзя быть высокой женщиной с роскошной фигурой и весить меньше пятидесяти. Эва предпочитала фигуру, а не модные циферки на весах. Она убрала руку со стола и уже двумя руками стала легкими круговыми движениями разминать виски Патрика, двигаясь к линии за ушами и затылку.

+1

53

Нет, Патрику было не тяжело. Конечно, маска инвалида и импотента была очень удобной, позволяя творить едва ли не любую хень, но одно дело - трансляция во вне, и совсем другое - то, что ты делаешь для себя любимого. А ползать пусть и на идеально слушающихся ногах, с трудом последние переставляя, как-то не входило в список желаемого и необходимого для Флинна. Так что, о ужас, ноги приходилось качать, с адским матом убиваясь об каждое повторение... Чуть больше полугода перерыва в физической нагрузке делали Патрику очень, просто очень-очень больно.
- И не говори, - безропотно согласился Флинн. Сейчас он был готов согласиться с чем угодно. Невозможно же спорить с человеком, который тебя гладит. Во всяком случае, в процессе. Вот он и не спорил, просто сидел, закрыв глаза, и подставлялся под руки, как котик.

+2

54

Эва на секунду сжала губы, увидев реакцию. А с другой стороны, кому его гладить? Лешеку? Мареку? Руди? Или его подопечным детям? Последним, наверно, и в голову не придет, а придет, так Патрик может и руки оторвать за такое. Сложно быть сильным.
- Тех, кого считают сильным,
Почему-то не жалеют:
Дескать, жалость унижает,
Дескать, жалость ни к чему.
...
Слабым вдвое тяжелее –
Им нести чужую жалость,
Да еще… А впрочем, хватит –
А не то не донесут.
Тихо вспомнила она стихи какого-то поэта-путешественника, забредшего к ней между осенью и зимой, часа в четыре утра, между буднями. Бродяга, которому плевать на государственные границы. Таких раньше назвали менестрелями. Зашел он "просто погреться, если вы не против". Раньше таких кормили за то, что они пели. Петь было не для кого, кроме двух дремлющих официантов и самой Эвы. Да и гитары у него не было. Стихи? Сойдут и стихи, ешьте и читайте. А вот эти - запишите. И вот те тоже.
Кто, откуда, нелепая подпись-псевдоним на трех листах с рифмованными строчками, вся память. Но вот эти строки, про жалость, про умение пожалеть и поддержать, что необходимо всем, остались в памяти, не только на листах.
Вишневская встала, зашла за спину Флинна.
- Кусать не буду, - так же негромко пообещала она. Положила руки на затылок. Против роста волос, по росту, сильнее, слабее, тут почесать, тут погладить, размять мышцы на шее, на плечах. Ничего интимного, никакого намека. И не массаж. Так чухают вусмерть заколебавшегося друга, найденную собаку или кота. Забирай тепло, поддержку, отдавай свои зажимы и тревоги. Руки потом и помыть можно.
Ну, сложные отношения между Оином и Патриком и пусть пока они остаются только их отношениями. У них свои, у нее с каждым - свои, а у брата Патрика с Оином свои и с Патриком тоже свои и если бы все это не перемешивалось в причудливую кашу, было бы куда лучше. Оин напоминал натянутые до предела гитарные струны, когда звук становится почти хрустальным, а слишком зажатый аккорд или резкий перебор и все, лопнет и ударит. Какое-то ощущение находящихся рядом граней... и при этом ощущение, что человек немного потерялся. Да и Патрик был не лучше и хотя с ним было куда проще в общении... Шкатулка с секретом. Две. Одна - неправильно откроешь и наткнешься на ядовитые шипы или выпустишь что-то. Другая - кажется, что она открыта, а вот там стенка толстовата, а вот там зазор...

+2

55

Патрик издал какой-то неопределенный звук: что-то среднее между фырканьем, смешком и очень резким выдохом на грани чиха. Называется, женщина, ты бы определилась что ли... или ты со мной заигрываешь или таки нет. Возможно, если бы речь шла не о любимой хозяйке бара, в котором тусуется почти весь вавельский Сокол, Флинн бы и задал пару интересных вопросов. Так, чисто по старой памяти о лучших годах жизни. Но, к счастью или сожалению, кем-кем, а самоубийцей он ни разу не был и на тот свет никогда в первых рядах не стремился. Так что удовольствие пришлось получать от того, что есть, то есть от почухиваний, поглаживаний и прочей нихера не значащей радости. Он даже растекся по стулу котиком. Что поделать, то, что делала Эва было по-настоящему приятно.

+3

56

Начесав и нагладив Патрика, настолько, что некоторые мышцы под ладонями все-таки стали даже мягкими и теплыми в ответ, Эва вздохнула, глянув в окно. Новый день неумолимо начинался. Пора было завязывать до следующего раза с безуминками в жизни и собираться и идти работать, становиться руками, ушами и улыбкой.
- Долг зовет, - тихо произнесла Вишневская, убирая руки, - хочешь, оставайся, поваляешься на диване или где понравится, а будешь уходить, закинь ключи в бар.
- Ок, договорились. Давай, иди отсюда. Бросай меня! - рассмеялся Патрик. - Встретишь по дороге мою одежду, закинь ее куда-то, где я ее увижу.
Эва кивнула, и убежала собираться.

THE END

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Утро добрым не бывает