Легенды Старого Кракова

Объявление


●●●

●●●

●●●
      

●●●

●●●

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » "Подходи, народ хороший, я вам сказку буду врать!" часть вторая


"Подходи, народ хороший, я вам сказку буду врать!" часть вторая

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

Время действия: 04 июня 2015
Место действия: дом Ингрида где-то в Казимеже
Действующие лица: Винни-Пух Рэгнволдр Ингридссон, Патрик Флинн, Адам Мшица, Иешуа Кобелинский, Оин О'Нилл, Рива Стрежга.
Преамбула: компания, на честном слове и одном крыле, наконец-таки добралась до дома. Продолжение этого эпизода.
Краткое содержание:

0

2

Ирландец не долго думая вручил Адаму один из пакетов. Все же 4 упаковки пива и один Патрик - это было слегка много даже для него. Впрочем, если бы Патриков было два, там уже было б похер четыре упаковки пива или ноль. Один хер все б по пизде пошло. Тут мир и одного Флинна с трудом выдерживает, то и дело треща по швам, а если бы их было еще двое...
В голове Оина, в отличие от остальных, бывший сослуживец совсем не укладывался в ту же лакуну, что и, к примеру, Адам. Несмотря на маску агрессивного люмпена и очередной городской достопримечательности с на редкость придурковатой наружностью, профессионально внимательный взгляд Патрика было сложно не заметить, если знать куда смотреть. Да и то время, когда они кружили по Судану, стараясь не сталкиваться друг с другом давало о себе знать... Там же не один ирландец, заслуживший свой позывной отнюдь не за красивые глаза, чудил, Патрик, в прошлом Спичка, отличался не меньше, прямо в стиле коллег своего тезки из Ветхого завета. Глаз за глаз. Зуб за зуб. Город? Какой город? Вы про то пепелище? НЕ БЫЛО ТАМ ГОРОДА! И похер, что город - едва ли село, три на четыре глинобитные хибарки, в двух из которых жили местные колдуны. Пепелище было знатным, почти как в Помпеях...
А вот услышав про мазь от синяков, проколов и прочих следов Оин посмотрел на сурового викинга. Впрочем, промолчал. Не его дело кто и чем на досуге занимается. Хотя для себя самого, Оин в голове пометку сделал. Иногда он все же проваливался в реальный мир очень вовремя.
Прокляв по дороге все живое и прогрессивное, Патрик все же был несносным придурком, ноющим едва ли не на каждом шаге, ирландец добрался до того самого дома. Поставив пакет и наконец-то пошевелив на хер затекшими пальцами, он помог Флинну подняться на крыльцо и наконец бросил его один на один с жестокой действительностью. Достав из кармана сигаретную пачку, ирландец прикурил вторую за день сигарету. Кажется, план по избавлению от никотиновой зависимости летел туда же, куда и весь окружающий мир. В пизду. Вот уже последние полтора года. А, по-хорошему, уже последние лет тридцать пять, с того самого момента, как Оин осознал себя как личность. Как-то криво затянувшись, он закашлялся.

+4

3

- Мазяки-хуяки можно организовать, - подтвердил Адам, неся себя и пакетик с бухлом. - Заживать будет на порядок быстрее, неприятные ощущения уйдут, но мгновенного эффекта - увы. Еще массажик можно организовать, если чё не так зажало, расслабляющие ванны и прочую хуетень. В общем, под нужды население и все такое. А ты для себя интересуешься или для друга? - Мшица с ничуть не скрываемым интересом посмотрел на Ингрида.
Организовать-то можно почти что угодно, особенно если мужик не просто баловался. В таком случае присмотр медика точно пригодится, а Адам, когда об этом напрочь не забывал, им все таки являлся. Да и плюшка в виде целительства могла прийтись очень кстати. А против новых пациентов Мшица никогда не возражал.
- Ничё так домик, - одобрил Адам, бегло осмотревшись, - а ты вообще давно тут прописался?

+3

4

- Для себя,  - хмыкнул Ингрид, - понимаешь, принцесса... Люблю я Тему и все, что с ней связано. И вроде знаю и умею. Жрать надо, а я умею только с помощью хобби зарабатывать. И подумал я открыть небольшой Тематический магазин с необходимыми людям вещами. Что-то на заказ делать. Может, мастер-классы проводить буду, - поделился он планами, - как красиво связать, как не перестараться. А в таких забавах мазьки, массажи и понимающий целитель есть одна из составляющих основ!
Аж материться перестал, дело-то серьезное и Тема и деловая партнер. А заказы он брать уже начал. Прошелся по барам, поискал собеседников. Одного нашел, понимающего, с определенными желаниями по поводу плетки, но туманными. Почему бы не доработать идею и не предложить, например, что бы хвостов было 14, из мягкой кожи, а на нескольких хвостах что бы были шипы-колючки. Кожа мягкая, бьет-ласкает. И тут крючок дергает. Собеседник остался доволен, посоветовал друзьям, тоже людям интересующимся.
- Тут? - Рэгн задумался, прикинул, - месяца с два. Пока дом нашел, пока понял, как разговаривать.
Пиво и виски хозяин убрал в холодильник, достал тарелки, нож и начал бодро превращать еду в основательную закуску.

+3

5

В процессе передвижения из точки А (парка) в точку Б (дом Ингрида), Патрик проклял все. Нет, даже не так. Патрик проклял ВСЕ. И заодно всех, начиная с чертового норвежца, которому за каким-то хуем вперилось не только переехать в Польшу прямо на несчастную голову Флинна, но и выбрать себе дом в какой-то редкой жопе мира. То, что эта самая "жопа" была едва ли в пятнадцати минутах ходьбы от дома самого Патрика, последнего нисколько не смущало. Заодно досталось и Адаму с его чувством прекрасного, и даже молчавшему всю дорогу Оину. Не за что-то, а просто так. Потому что был ближе всех и под руку подвернулся. В итоге, забравшись таки на чертово крыльцо, которое получило лестных высказываний едва ли не больше чем все остальные сегодняшним утром, Флинн остановился передохнуть, пока Ингрид с Мшицей отправились хозяйничать в доме. Отобрав у Оина уже прикуренную сигарету - наглость всегда была вторым счастьем для Флинна - он глубоко затянулся.
- Пиздец, - зло выдохнул Патрик.
- Пиздец, - согласно кивнул ирландец, безропотно прикуривая вторую сигарету. Он явно предпочитал не спорить со стариками, больными и бабами. Осталось только понять к какой из этих трех категорий он отнес Флинна.
Так они постояли пока сигареты не закончились. Сурово и молча глядя на редких прохожих, все же эта часть Казимежа не отличалась обилием туристов. Докурив, Патрик потушил окурок, и проковылял в дом.
- Какие у вас тут разговоры интересные, ёпта...
Дохромав до стула, Флинн кое-как пристроил свою тощую задницу на сидение, заметно выдохнув. Все же каждый шаг давался ему с большим трудом.
- Пиздец, - вторично резюмировал он.

+4

6

Докурив, Оин вернулся обратно в дом. Настроение почему-то скакнуло ниже плинтуса. Не хотелось уже ни пьянки с малознакомыми людьми, ни каких-либо приключений. Впрочем, здраво рассудив, что здесь силой никто не держит, и он может свалить в любой желаемый момент, ирландец стащил с себя пиджак и жилетку, и закатал рукава до локтей.
- Есть второй нож?
- Ага, - кивнул норвежец, выдвигая один из ящиков, - выбирай.
Оин и выбрал. Средних размеров нож удобно лег в руку. Привычно проверив остроту пальцем, он принялся за помощь с нарезкой еды. Так дело должно было пойти в пару раз быстрее...

+4

7

Адам согласно покивал. С новичками возится без целителя - да ну нахуй. Оно и юным, и не совсем изыскателям, и самому Ингриду спокойней будет, если со страховкой. Да и не все согласятся вдруг что в больничку переться. А Адам за свою карьеру чего только не навидался и с чем дело не имел. В общем, сговорится можно.
- Тогда давай я тебе телефончик и адрес клиники оставлю, она тут недалеко, а ты как надобность возникнет заходи обсудим чё да как. Да и просто заглядывай. Я если не в клинике, то хуй знает где - тут не угадаешь, - целитель пожал плечами, мол, что уж там, какой есть.
Оглядев двух мужиков с ножами и Патрика на стуле, Мшица постановил, что закусь и без него нарубят, а упомянутый Ингридом санузел так и манил. Освежившись и похлебав воды прямо из под крана, Адам оценивающе уставился на свою похмельную рожу отражающуюся в зеркале - ни дать, ни взять принцесса. Поправив веночек и отряхнув платье, целитель вернулся на кухню.

+4

8

- На, - Игрид извлек из очередного элемента запуганной старой мебели маркер, - на стене пиши. Адрес, телефон и что это твоя клиника. А то забудем к хуям. А не забудем - так проебем нахуй. До стенопроебства я еще не нажирался.
Посмотрел на че-то пригрустневших ирландцев:
- Была у моей сестры выдра. Ей уши мнешь, она такой кайф ловила, морда в темноте светилась и лапами перебирала. Мы все ее подкалывали "Льёкка, поймай нам маленького кайфеночка!" А потом Льёкка нам пакет травки принесла. Мол, сами уебища, кайф ловить не умеете, нате, блядь, гуманитарную помощь. Мне тогда стало стремно перед выдрой и я наркотой не баловался. Это я все к чему, - он принялся художественно набрасывать еду в тарелки, которые планировал стратегически разметать по периметру, - к тому, что с интересными разговорами надо следить за руками. Потому, что шибари, искусство пеленания в веревочки, придумали злоебучие и зломудрые ниндзя. И не для секса, потому, как баб в ниндзи не брали или они им не давали, хуй знает, а для пыток. Типа связал врагу рученьки или ноженьки и пусть пасется во дворе, дернет не так - узелок по всем болевым точкам въебет. А потом к ним пришли бабы и поняли, что мужики не туда думают. Ты врага один раз поймал и все. А если нежнее подойти, то с одного рыла можно не раз слупить барыша. Быстро освоили узелки и стали их вязать правильно, что бы при трении было дохуя приятно, а не больно. В борделях посетители не уловили, что это наеб и гейши стали филонить и дело стало прибыльным. Потом европейцы спиздили пару талантливых в этом деле баб и по всему миру пошло, ну и меня этому макраме научили. Так вот, приперся к нам как-то наркополицейский. И давай до ребят доебываться, что сигаретки у них нихуя не табаком пахнут. Слово за слово, хуем по столу, тут  моя краля выползает слега обмотанная. Тот "извращенцы, бедная девочка!"  девочка ему заяснила, да так, что тот тоже попробовать захотел.
Радонка была совершенно отвязной венгеркой и медиумом. И тоже не употребляла, честно сказав, что если она дунет, а потом поймает не приход, а че покруче, выжившие позавидуют тем, кто скопытился от инфаркта. И куда эта венгерка проебалась, вспомнить не мог. Видимо, нормально расстались.
- Не, я всегда готов, - широко улыбнулся норвежец, демонстрируя свою социальность, дружелюбие и готовность делиться знаниями, - только заебал он нас, а я в рыбацкой деревне рос. Ну и навязал я ему морских узлов, пока ему бухлишко со снотворным подливали. Потом мы его красиво так на пороге их заведения положили, бантиков понавязали. Но мы не звери, спреем от насекомых обработали. И съебали из этой местности, отметив ее а карте, как "туда мы больше не поедем".
Тарелки начали рассосредотачиваться по местности.
- Мораль проста - выдра хуйни не посоветует! Не застремай она меня впечатлительным подростком, я бы шмалил дурь и не умел вязать узлов и художественно издеваться над людьми. А вам какой мудрый совет давали звери или вовремя ебнувшая по башке шишка?

+5

9

- Закусывай, - усмехнулся ирландец, сделав эффектную паузу, - как-то сказала мне Зеленая женщина.
Хлеб, сыр и прочие ништяки были разложены по тарелкам в равном количестве. Тарелки расставлены по столу. Начало и продолжение истории было далеко не таким смешным, как ее середина. Даже своим давно искаженным восприятием Оин отлично понимал, что оно не дело, когда пятилетний ребенок убегает из дома в отнюдь не ближайший парк, чтобы там посмотреть на эту самую Зеленую женщину. И ни разу не нормально, когда эта самая Зеленая женщина оказывается единственной, с кем он, в итоге может разговаривать так, чтобы раз за разом не получать по ушам и голове то за то, что слишком умный, то за то, что шибко борзый, а то и просто потому, что остальным так захотелось. Маленький Конал был до ужаса милым... Одно жаль: выросло из него совсем не то, что могло бы.
- Придет наш борец против сил разума, надо будет его за сигаретами послать, а то у меня осталось всего-то половина пачки...

+5

10

- Затейница была эта твоя Льёкка, - хмыкнул Патрик, почесывая двухдневную щетину.
В отличие от окружающих, он нагло пользовался своим статусом старого, больного и вообще убогого, а потому, на этом основании, не собирался отрывать свою задницу от стула ради чего бы то ни было. В конце концов, быть старым и убогим было не так уж плохо...
- Не, мужик, я от этих ваших веревочек чутка далек. Я, курва, в этом плане аще человек дикий, сидел себе двадцать с хером лет в своей Африке, ебал коз и местных баб, и если б не эта херова спина, просидел еще столько же. Да вот одна беда: неходячий белый там, курва, сразу труп. А неходячий белый, который успешно заебал всех местных - и подавно! Но есть у меня одна история про шишку, ну, или кокос, или аще какой сраный куст ройбуша...
Голос у Флинна был и так был не очень приятный, прокуренный, хриплый, а на последних словах и вовсе приобрел почти неотличимое сходство со старой, давно не смазанной дверью.
- Я как молодой был, дурной был, шо пиздец. Из армии только уволился, все нипочем, море по колено, воды в нем с тазик, мозгов... мозгов и на тазик бы не хватило. Двадцать лет, пацан аще. Сидим, короче, в засаде, делать нехер, жарко, хоть вешайся, потому что, сука, вокруг ебучая Африка, хоть бы, сука, одно дерево... Ток камни да кусты. А оно, када жарко, да с непривычки, все плывет. В дали плывет, как в водной ряби, вблизи плывет, потому что ты заебался уже в разгрузке лежать. Пятый час лежим, скока можно? Уже и яйца поджарили за это время, и в курей в собственном соку превратились, а парни все не идут. Наша группа их, короче, прикрывала. Пехота, она ж када идет, она, сука, беззащитна. Без поддержки в ключевых точках ей в городе пизда будет. Квартала не пройдут, шоб не подстрелили... Лежим, кароч, лежим, и тут, ба, вижу, прутся родимые. И бодренько так шкандыбают... Ну, им-то че? Они, ебана в рот, регулярная армия, эт мы - сброд подзаборный, выкидыши системы, нас вперед пускать не жалко. А местные, кароч, поразбегались все. Они ж, курва, не дураки аще, тож люди, хоть и рожа с жопой черные-черные, как правильный чай. Ток одна баба и двое детей остались. Кароч, парни идут, дети играют, баба стоит, и сержант мне такой: "Стреляй, бля". А я ж молодой был, дурной, думал, че баба сделать может... И он мне такой повторяет: "Стреляй!" А она как раз лапой под свои мусульманские тряпки лезет, капуста африканская. Ну, я и снял всех, че еще оставалось? Потом еще с час совестью мучился. Она у меня тогда, за ненадобностью, еще не отвалилась, говорю ж, дурной был, юный. Потом уже, как прошли, над было лежку менять, п'шел посмотреть че ж наделал. И знаешь, че я те скажу? Взрывчатки на двоих из трех было больше, чем на весь квартал бы хватило... Вот так ебучий кактус научил меня, что совы, сука, не то, чем кажутся, и что в жизни всегда надо пользоваться удобным моментом, вначале стреляя, а потом уже спрашивая, кто эт был, а то иначе делать эт будет уже некому.

+5

11

Телефончик и адресок Адам черканул, параллельно пытаясь припомнить, был ли он сам ранее причастен к стенопроебству. Из наличивающихся воспоминаний выходило, что нет. Но ведь никогда не поздно начать! Тем более с такой-то компанией.
Но вообще, нужно будет не забыть предупредить бабулю насчет норвежца, если он заявится, когда Мшица в очередной раз проебется. В себе Адам не сомневался как никто другой.
Вернулся из ванной целитель как раз к началу рассказа Патрика. Облокотившись на стену, Мшица с интересом слушал, периодически пофыркивая. Чернушные истории Флинна он любил.
- Вот умеешь ты, Патрик, как никто другой рассказывать о разумном, добром, вечном, с ахуенной моралью в конце.  - Если Адам и жил в своей реальности с радужными пони и домашним самогоном, то действительность, в которой детей обвешивают взрывчаткой, не отрицал. Правда воспринимать ее предпочитал в формате вот таких вот чернушных историй, с изрядной долей юмора. Немного избегания не повредит даже человеку с фамилией Мшица, - А у нас тут что, настало время охуительных историй?
- Ага, тут наш новый друг почти-Игни спрашивал чему там тебя научил кактус. Давай, колись, не стесняйся, что рассказал дядя Пейот?  - усмехнулся Патрик.
- Ох, ну, тогда мне точно есть, что рассказать. Правда был то, конечно, дядя, но немного не тот, - Адам отлепился от стены, присев на табурет, - Было дело пару лет назад, когда моя семейка вернулась из очередной жопы мира, где изучала  быт, традиции и верования хуй знает какой малой народности, что варилась в своем дерме уже не одну сотню лет с редким проблесками цивилизации. Ну, и приперли они в качестве сувенира рецептик чар-зелья, которым местные компенсировали недостаток индустрии развлечений. Часть ингредиентов, что можно было провезти через границу, тоже захватили, но кое-что пришлось заменять доступными у нас аналогами. В общем, посидели мы с бабулей пару дней с расчётами, да и забодяжили настойку, осталось только испытать. Родители страховали вдруг что, бабуля страховала родителей, чтоб не сильно увлекались, а братец и так на всю голову просвещенный. Его если загребет, то хуй уже когда отпустит. Остался только я. Делали все по науке: журнал наблюдений, реанимационный набор, состоящий из бабкиного леща, который может выбить что угодно  из кого угодно, тазика и белой простынки.
Выпил, сижу, жду, глазками лупаю. Уже полчаса прошло, а из эффектов только блевать тянет. И тут как назло наткнулся взглядом на прадедушкино наследство. Это к слову, был какой-то хуев тотем. Причем «хуев» в прямом смысле слова. Прадед совсем уж отчаявшимся импотентам впаривал, что если эту страхоебину правильно попросить и сделать подношение стоять и падать будет строго по команде. Выглядел этот тотем, как выкидыш токсидермиста-экспресиониста: там и хобот был, и чьи-то уши штук пять не меньше, зубов, что та акула из зависти и чувства неполноценности издохнет, и как вершина символизма нога какого-то копытного. Страшное, что пиздец, но выкинуть никто не решался - память. Наследие предков, вся хуйня.
Короче, смотрю на него, а он на меня, хотя глаз там отродясь не было. Причем еще так знакомо смотрит, прям как мой препод по философии из медшколы, когда я ему вместо оговоренной бутылки конька, геморроидальные свечи принес. Ну, а что? Денег на нормальное бухло у меня тогда не было, не паленку же ему нести. Еще обидится, а свечи всяко полезнее будут. А то я смотрю, он последние дни ходит как-то странно и садится с большой осторожностью. Ну, я ж как бы медик, тут ясно, как белый день, что либо геморрой, либо потрахался неудачно. Так я ему бонусом еще смазку с охлаждающим эффектом кинул, чтоб наверняка. Так вот, смотрит он на меня, а в глазах читается «Пиздец тебе, Мшица». Смазку видимо нужно было ароматизируемую класть.
И страхоебина эта смотрит на меня с точно таким же выражением, а потом и вовсе голосом этого почившего, между прочим, профессора начинает вещать: «Вы, пан Мшица, мне, когда зачет сдавать будете. Сейчас или на пересдачу?» Вот тут-то я и сделал конкретное такое вложение в будущий загородный домик. Препод-то, мертвый давно, но вдруг он настолько мной проникся, что остался призраком лишь бы принять этот злоебучий зачет и все ждал удобного случая. На пересдачу при таких раскладах мне ой как не хотелось.
В общем, чё делать? Пришлось сдавать. Закатил я ему речь на три с половиной часа с примерами, сравнениями, убедительными доказательствами теории, цитатами известных философов и прочей хуйней, с выводом не хуже Патрикового. Отпустило меня только, когда он мне зачет поставил. Я это, конечно, не в таких прям подробностях помню, но малой мою лекцию прилежно законспирировал, а потом интереса ради книжечки пролистал, так оказывается я все чин почину рассказал. Откуда эта херь  в моей голове взялась, к какому, блять, космическому каналу я подключился? Хуй знает. Но с таксидермистами после этого случая я не пью принципиально.

+4

12

- Зеленая женщина, это хорошо, - покивал Ингрид, - они обычно тоже хуйни не советуют. Даже если она фея абсентовая.
Рассказ Патрика навел на странные размышления о том, что шансы встретить двух ирландцев в Кракове, один из которых был снайпером в Африке, а другой тоже где-то служил — где-то ему руку покорежило, не отлежал же он ее, с условием, что один из них фокусник, весьма выше, чем казалось кому-либо. Пиздец хуево, конечно, жить в мире, где дети - это ходячая взрывчатка, которая даже и не понимает, за что, как так. Уроды, блядь. И политики и взрослые.
А рассказ Прынцессы его порадовал. Во-первых, он узнал, что «Мшица» это, видимо, фамилия Адама и одной польской тайной стало меньше. Во-вторых рассказом о семье. Это так мило, когда все упороты в одну сферу, прекрасно друг друга понимают...  И чучело. Даже в трезвом виде Рэгнволдр понял, что им надо познакомиться.
- Слушай, а чучел еще стоит? - заинтересовался норвежец, - я бы глянул. И фотку друзьям бы послал, как открытку. Может, он их того... от дури отучит? По фото?
А то клиники-хуиники. Он Оглафу предлагал приехать в гости и съебать на помощь биологам. В скоге хуй расслабишься, даже ссать ходить надо с палкой или ружьем. Охуительная трудотерапия на природе. Но нет, клиника, витаминки, добрые доктора... К врачам он ходил, по необходимости, но считал, что некоторую поебень и блажь надо лечить новыми впечатлениями. Или трудотерапией. Когда башку поднял, а уже неделя прошла, охуенно помогает от творческих-хуерческих кризисов.

+3

13

В отличие от норвежца, на чьем лице читалось явное неодобрение не столько конкретного рассказа, сколько ситуации в целом, Оину история Патрика показалась смешной. Недостаточно, чтобы ржать гиеной, но вполне подходящей для того, чтобы тихо фыркнуть и усмехнуться, особенно в конце. Хотя бы от того, что Патрик действительно был прав. Война вообще меняет восприятие, вытягивая из мира все краски, кроме черной и белой. Когда черный - это все и всё, что вам противостоит, а белый - ты сам, твои товарищи, твоя цель, возможно, ваши идеалы... Ирландцу вот понадобилось почти три года, чтобы хоть как-то адаптироваться к мирной жизни и вообще осознать, что война осталась там, а здесь совсем другие правила. Что нормальных людей ужасает или злит, когда ты спокойно говоришь о том, что стреляешь в ребенка, чтобы мелкий засранец не отправил на срочную встречу с Господом всех, кто окажется в зоне поражения. Когда тот же самый ребенок с автоматом - не маленький человек, которого нужно оберегать, а противник, которого нужно уничтожить, пока он не пристрелил тебя первым. Мир цивилизованного белого человека подразумевает, что опасным может быть в первую очередь взрослый, крепкий мужчина, а вовсе не старик и не ребенок. Не говоря уже про саму мысль, что опасной может оказаться старуха, беременная женщина или маленькая девочка. Такие вещи нормальному человеку на голову вообще не налезут. Трогать эти категории населения - одно из главных табу в современном европейском обществе. Вот только войне срать на всю эту тоненькую корочку цивилизации. И на инстинктивное поведение ей тоже срать. И на все твое мнение по этому поводу. И на многие другие вещи, которые здесь, в мирной жизни, кажутся людям такими естественными. Движется - стреляй. Если тебе кажется, что те, кто лежит могут быть хотя бы потенциально опасны - стреляй. Если тебе нехер делать - тоже стреляй. Выстрел вообще универсальная отмазка, единовозможное действие, сама суть твоего существования. На войне все просто, там есть только один выбор: либо ты стреляешь, либо нет. Впрочем, еще могут стрелять в тебя. Пожалуй, ирландец иногда скучал по такой простой жизни. Жизни, где почти нет слово "выбор".
А вот история прекрасной дамы, которая на поверку оказалась ебанутым на всю голову латентным целителем, Оина даже повеселила. Нет, ну правда смешно же было... Хотя, наверное, не совсем в тех же местах, где и остальным...
- Мораль сей басни такова: не жрите незнакомые кактусы! - сказал, отсмеявшись, ирландец. - И я, конечно, был бы не против, чтобы Йеш где-то проебался по дороге, но что-то они там как-то долго из парка уезжают.

+4

14

Кобелинский сдал девушку на руки врачам, искренне надеясь, что литературного таланта Ривы хватит на то, почему она с ожогом от крапивы въехала в отделение у него на руках. Он даже расписался в карточке, что именно он привез, и что там ничего такого....
И сел у кабинета ждать. Когда девушка вышла, снова подхватил ее на руки и с серьезным видом понес ее в машину, уточнив, не надо ли ей еще куда-то, и все ли хорошо. И только в машине улыбнулся, аккуратно сгружая ее на сидение.
- Ну, как все прошло?
- Отлично, - поведала Рива, - разве что зайду к ним завтра или послезавтра с набором несладкой, а вкусной еды.
В кабинете она, сделав честные глаза, сказала, что все нормально, не ругайте, познакомиться хотела, парень слишком ответственный попался, не выдавайте, намотайте бинт на "растяжение", а я потом приду. Без конфет, зато с мясными пирогами? Врач с медсестрой посмеялись, но ногу перебинтовали, даже смазав чем-то от крапивы.
- Спасибо. Вы меня спасли. Меня и мой выходной. Могу ли я надеяться на помощь и в других сложных ситуациях?
Кобелинский назвал таксисту адрес и откинулся на сидение.
- Рива, а можно Ваш номер телефона узнать? В обмен на номер телефона вашего покойного слуги, лучшего копа в городе?
Йешуа улыбался. Спать не хотелось, день явно грозил удасться намного лучше, чем начался.
- А я могу надеяться, что в сложной ситуации вы поверите мне, а не другой стороне? - весело поинтересовалась журналистка. Случаи разные бывают. До прямого знакомства с полицией, как с третейской стороной на работе еще не доходило, но все бывает в первый раз.
- Ну раз лучшего, - номер она продиктовала. Рабочий, но который почти никогда и не выключался.
- Можете.
Номер ее Кобелинский записал, в ответ оставив свой. Один ветеран говорил, что пресса иногда знает больше любого оперативника и стукача. Вот и проверим при случае.
Когд а такси остановилось у дома с нужным адресом, Йешау расплатился, помог девушке выйти из машины и, взойдя на крыльцо, позвонил в дверь.
- Надеюсь, нас ждут...

0

15

- В общем, не стоит жрать зеленое, - покивал норвежец, - слушай, а Йеш он кто? Из полиции?
Лучше заранее знать, с кем пьешь. Во избежание, раз. Кому лучше ходить двери открывать, два. Ну и для общего развития, три.
- Ага, - кивнул ирландец.
Но на этот звонок можно и самому открыть, у них пока тихо, мирно. На пороге обнаружились потерянные. У мужика на лице даже появилось осмысленное выражение, означавшее, что человек осознал свободу, свободу случайную, удачно выпавшую, когда остальные работают - как в школе, когда тебе можно не ходить,  а остальные учатся.
- Заходите, - кивнул Рэгнволдр, - за киперку не заходить или на свой страх и риск, там разруха и ремонт, сидеть можно на чем угодно, ломать, в принципе, тоже.
Коротко дал характеристику своему жилищу и что где можно. Можно было почти все и почти везде. Кроме моментов, противоречащих здравому смыслу, науке физике и доброй воле. Последнему - особенно. Вещи, ремонт - хуйня все это, самая ценная память в сердце, самые яркие впечатления от людей и событий, а не от мебели или там какой другой статусной поебени и даже не от фотографий. Все равно по итогу самым ценным неводомая побень оказывается, как то идолище опасное. Главное, гитару прибрать, но она способна и сама, если что, за жопу укусить.
- Ты, фокусник, часом не предсказатель? - весело спросил Ингрид, - только вспомнил и на пороге. Кстати, гости дорогие. Поведайте, какой мудростью с вами делился кактус, зверь или идол? Некая загадочная поебень из жизни, которая внесла некую основу в эту жизнь.

+5

16

- Я, часом, просто удачливый сукин сын.
Кобелинский хмыкнул, пропуская вперед себя в дом Риву и осматриваясь. Дом был интересный. И хозяин тоже.
- И что же ты, валькирия, хочешь услышать?
Йеш зарулил на кухню и плюхнулся на ближайший табурет.
- Помочь чем, господа хорошие? И где здесь наливают всем, в том числе и честному стражу порядка?
Коп улыбался и любил всех, чисто искренне и от души. Но задумался, черты стали резче, улыбка погасла.
- Если вы жаждет охренительных историй, то особо прекрасны для меня годы в полицейской академии. Был там у нас один ветеран, стрельбу преподавал. Совсем отмороженный  был, сэр Дориан МакКензи, и никак иначе. Молчаливый был, жесткий. Старшие как-то над ним перед выпуском подшутили.... Не было тогда у нас выпуска. Похороны были. От петарды в душе что-то сорвало у мужика. Пропал на сутки, а потом на утренней пробежке положил все отделение. По одному. Из именной винтовки, говорят.  Не нашли его потом... До сих пор не нашли.  У меня там друг учился. На год старше. Шутили трое, а погибли все... Если найду его, голыми руками прикопаю. Когда найду.
Коп выдохнул, усмехнулся.
- Выпьем!

+4

17

Рассказал. Отличную историю, которая, как никакая другая, подходила для того, что бы задать легкий и непринужденный тон посиделкам.
На сутки пропадает контуженный ветеран-стрелок? Зачем искать и принимать повышенные меры безопасности, ну какой, право, от него вред, действительно.  Интересно, про петарду начальству сказали или решили, что обойдется? В первом случае удивляет руководство, во втором же — ребят жаль, но, похоже, сами идиоты. И занятия продолжать можно. Что могло пойти так? Отделение это десять человек. Молодых, здоровых, тренированных. Убежать, спрятаться и уползти от хорошего снайпера не смог ни кто. А почему на пробежке было только одно отделение, а не взвод? Так, ладно, она не на работе, а это дела давно минувших дней. А голыми руками задушить, это, конечно, хорошо. Только вряд ли снайпер-псих подпустит к себе кого-то и позволит подержать за горло.
Оставалось надеяться, что взрослые дяди с охренительным жизненным опытом не впадут в воспоминания по павшим до той степени, что лучше будет забрать Белоснежку и свалить подальше или, что менее напряжно, не начнут меряться охренительными историями с печальными концами из этого прошлого.
Рива сочувственно развела руками, мол, жаль, но увы, жизнь такова и посмотрела на Адама:
- Ты оценишь, когда кто-то скажет, что леди пива не пьют, надменно приподнимай бровь и говори «это хлебное игристое».
В свое время брат объяснил, что хорошее пиво стоит, как дешевое вино. А разница на утро будет весьма ощутима. Следующий год в школе показал, что брат был прав. С тех пор хлебное, солодовое и тминное игристое прочно вошли в жизнь.

+5

18

Судя по выражениям лиц, два бывших военных снайпера историю не оценили.
- Че-т, смарю, ничему тя кактус не научил... - задумчиво протянул Патрик в упор глядя на полицейского. - Учил-учил, старался, а все без толку...
Оин, впрочем, в этот раз оказался куда более многословен:
- Идиоты, - без тени сочувствия сказал он. - Есть у одной из африканских народностей интересный обряд инициации: для того, чтобы официально переродиться из мальчика в мужчину, юношам нужно, кроме всех прочих интересных, болезненных и смертельно опасных испытаний не много ни мало возлечь, так сказать, перед лицом духов с крокодилицей. И уже по завершении ритуального действа, официально превратиться в полноценного взрослого члена общества, который имеет право воевать, жениться и заниматься прочими, положенными этому самому члену, делами. А теперь посмотрим на это с точки зрения крокодилицы: лежит она, значит, в своей луже, никого не трогает, ждет пока очередное глупое, юное, больное или просто неповоротливое животное решил попить... и тут к ней в буквальном смысле доебываются какие-то обезьяны. В общем, пизда пришла к идиотам, а обед к крокодилу. Скажи, Йеш, вот кто виноват в том, что идиоты решили доебаться к крокодилу? Ну, если мы вычеркнем из списка возможных подозреваемых племя и духов, оставив только непосредственных действующих лиц: людей и рептилию. Вот и здесь, понимаешь ли, так же.
Ирландец оперся обеими руками на столешницу, в упор глядя на полицейского.
- Я, конечно, понимаю, Польша - страна мирная, а ты дальше нее особо и не выезжал, но головой тоже надо уметь пользоваться. Знаешь, если б в первые пару лет после того как я из Судана вернулся, рядом кто-нибудь петарду взорвал... Ну, там бы минимум четверть города в воронку превратилась, со мной вместе конечно, но это были бы уже детали. И не потому что я - неадекватный псих, а потому что после войны у тебя мозги работают совсем иначе. Это два разных мира, и МакКензи твой здесь был пришельцем. Да и ты сам - не бандит с большой дороги, а служитель закона. И личное отношение и собственные мысли по поводу любого происшествия сам знаешь куда в таких ситуациях надо засовывать.
Он отвернулся от Йеша, и осмотрел притихшую компанию.
- Меня вот от такого интересного восприятия мира спасла в итоге прекрасная женщина, - усмехнулся он. - Она тоже отлично умела вязать узлы и проводить тренировки по принципу "стимул-рефлекс".
Патрик пару раз моргнул и громко заржал.

+5

19

Кобелинский оглядел компанию и криво улыбнулся.
- Да сам знаю, что идиоты малолетние. Все знаю. И понимаю. Что сами виноваты, и что повезло, что не весь выпуск, а только часть... со стороны все понимаю. Просто Мик был моим лучшим другом. И в ту ночь мы с ним к его парадке эполеты пришивали и новые пуговицы. И не знал ни он, ни я, что трое зажравшихся мажоров решились подъебать нелюбимого ими препода. А то бы остановили их. Этих-то не жаль.  Все ты правильно, Оин, говоришь. Как коп я его ласково упакую, если будет, за что. А если нет, то поздороваюсь и дальше пойду. Потому как срок давности такому делу - тридцать лет, особо тяжкое потому как, и как по преступлению, совершенному в состоянии аффекта, ждет его не тюрьма, а дурка... И мужик он был хороший, правильный. Но посмотреть ему в глаза мне хочется, и хотеть удавить его мне все это понимание не мешает.  Потому что... да потому что больно это - плац от мозгов близкого человека драить. Я и не пытался его искать. Мог бы, но зачем?
Йешуа фыркнул, ставился в пол.
- Уверен, у вас за плечами охренительных историй подобного плана намного больше. Не знаю, что меня потянуло вспомнить все это именно сейчас...Так что там с выпивкой? Надо срочно выпить за здоровье прекрасной женщины! Всех женщин, что нас спасают в сложных жизненных ситуациях!

+5

20

- Стоит. Чё б ему не стоять? За прошедшие годы он еще страшнее стал - выленял чуток, облез, ухо одно отпало. Реставрировать-то это никто не хочет. Так что, если надо открыточку можно организовать. У меня там еще более впечатляющие штуки есть, даже самых стойких пронимает. Я как-то ночью встал водички попить и забыл, что мне бабуля вечером оставила нового уродца, чтоб я утром глянул. Вот прикинь, ночь, в комнате из освещения только луна, встаешь ты такой расслабленный, сонный, чапаешь на автомате на кухню, а на тебя из угла пырится натуральная кракозябра с горящими красным глазами. Водички мне как-то сразу расхотелось.
Если сначала подтянувшимся Риве и копу Мшица в целом был рад, то после рассказа Йеша он поставил под сомненье целесообразность жертвы Белочки. Может этого недо-зомби было проще закопать?
- Мда, мужик, тебе явно нужно пересмотреть определение охуительных историй. Патриково разумное, доброе, вечное прям меркнет на фоне, - Адам неодобрительно покачал головой. Дерьмо случается, и то что произошло с этими ребятами и их инструктором - это пиздец, даже без учета крокодилов. Но если мужик думал, что это именно то чего не хватало их развеселой компании пересмотреть определение ему нужно не только "охуительных историй".
- А с крокодилами, если без аналогий, схема понятная. Посылаешь вперед себя тупых и храбрых, кормишь даму сердца, так сказать, следом в пасть венок какой-то из кокосов, музыкальное сопровождение из тамтамов - в общем, стандартная схема. Затем к идешь сам к сытой и задобренной крокодилице и ловишь свой зоофильный или зоофилический, хуй разберет этих крокодилоебов, кайф. А если сильно повезет-то и конечностей хоть пара штук останется, и животинка будет не в накладе.
В отличии от хуевых жизненных поворотов в жизни копа, историю про узелки-веревочки и прекрасную женщину послушать хотелось, но вариант с выпивкой был тоже очень даже.
- Вот да, от хмельного игристого моя душа прям запоет, - Адам добродушно улыбнулся Белочке.

+5

21

Ингрид свои 19 месяцев в армии Норвегии честно провел, оказавшись там где-то между школой, универом и славой. В прибрежном патруле, регулярно гоняющем контрабандистов, что помогло в том числе и завести знакомства и выяснить, как лучше, при необходимости, хулиганить на прибрежных территориях. Но долбоебов у них не было, пугать припизднутое на голову войной население. Ты, конечно, молодой и сил дохрена, а оппонент — умный, выжил же, вернулся. Короче, не буди лихо, а лучше качай колыбельку, пусть спит. Что долбоебизм, что излишний героизм — какая,нахуй, разница, над гробом кого стоять?  В целом-то, что рассказать про дебилов,  которые выкинули за ненадобностью инстинкт самосохранения и мозг было, но нахуя? Тем более, обе дамы в недоумении от таких историй.
Поэтому он быстро организовал пивные кружки, налил в них пиво и раздал присутствующим.
- Надо открытки организовать, со страхопиздищами, - кивнул Рэгнволдр Адаму, - а если сильно страховидлое, то и на обложку альбома можно продать. Про крокоеблю ничего не скажу, никогда не интересовался способами. Но у всех свои... потребности. Правда, эдак можно кродилицу-ебырьтеррористку получить. Войдет во вкус, пойдет в деревню и ебите
И перевел взгляд на Оина, который рассказывал историю интересную, познавательную и без «б» какую интересную.
- Никогда не думал, что при помощи таких игрищ можно тренировки устраивать. Сие тайна великая есть или поделишься?
Тема в целом благостная, всем, похоже, более-менее интересная, опытом поделиться, обменяться, что полезное узнать.

+5

22

- Поверю мнению профессионала! - рассмеялся ирландец, выслушав Адама.
То, что в любой такой ситуации надо было брать во внимание не только сомнительный кайф вынужденного зоофила, но и тот факт, что парни росли в той культуре с рождения, и в их сознании лучше было умереть, чем не пройти обряд инициации. Ну, и, что рядом стояли их отцы, старшие братья, и прочие мужчины племени, наблюдая за действом под руку с самыми настоящими духами... В общем, это слегка меняло акценты местами. Но такой в высшей мере познавательный рассказ был прямо сейчас интересен этой компании ровно в той же степени, что и охуенная история Йеша. От которой четыре человека сидели в полных непонятках, а одна явно задумалась о побеге, если судить по недвусмысленным взглядам.
- Можно и выпить, - кивнул Оин полицейскому. - Только, пожалуйста, будь другом, сходи потом за сигаретами, а то я, дурак, запамятовал, а у нас на трех курящих меньше чем половина пачки осталась.
Взяв со стола кружку, Оин подтащил поближе к себе стул и наконец-то сел, перестав маячить над людьми, как чертов памятник.
- Чего тайна? Ни разу не тайна. Только это будет рассказ из области "ни в коем случае не повторяйте это дома", и предыстория у него, конечно будет охуенная, но не очень веселая.
Ирландец обвел взглядом собравшихся, словно бы спрашивая правда ли они хотят все это слушать.

+5

23

- Любая история, которая начинается со слов "не повторяйте это дома", сразу же начинает требовать повторить если не в полном объеме, то хотя бы частично, - заинтересованно протянула Рива, - рассказывайте.
В конце концов, не обсуждать же необходимость спаривания с крокодилицей в заданных местах обитания? То есть, особенности культур, тема, конечно, интересная, тем более, что тут хватает представителей, как минимум трех с половиной, точно. Наверняка найдется что-то общее для всех, что-то неприемлемое для остальных и так далее. Но это лучше потом, когда алкоголь, градус и беседы станут проще. Пока же можно послушать про стимулы-реакции и веревки. Тем более, тема интересная. Одно дело по слухам и сплетням, другое - от взрослых людей, которые в этом разбираются послушать. Вопросы, опять же, если что задать можно.

+4

24

- Ладушки, организуем тебе самое страховидлое страхопиздище. Только придется разорять бабулины закрома - самое впечатляющее у нее хранится, - Адам с благодарность принял пиво, сразу делая несколько больших глотков.
Вот кто-то коллекционирует магниты из разных стран, статуэтки там, тарелочки с котятами, а бабуля Адама хуи и уродов от которых и у лысых встают дыбом их давно почившие волосы. А с виду пани Мшица приличная польская бабушка. Вот кто бы мог подумать, а?
- Ты рассказывай, рассказывай, в крайнем случае можно будет в довесок к сигаретам носовые платочки захватить, - проговорил в след за Ривой целитель, с явным выражением блаженства на лице потягивая пиво.

+2

25

Кобелинский с готовностью кивнул, тоже желая несколько глотков пива.
- С удовольствием послушаю, а потом схожу в магазин. И за сигаретами, и еще за чем посерьезней.  Думайте пока, у кого какие пожелания.
Йешуа усмехнулся и приготовился слушать. Байки и истории он любил, особенно если они происходили не с ним, и если потом о них можно будет рассказать в приятной компании. Рассказов присутствующих здесь, кроме притчи о крокодилице - тоже. А уж само предисловие, озвученное  Оином, и вовсе вызывало жгучий интерес.

+1

26

По поводу сигарет хозяин только руками развел, каюсь, грешен, не учел. И в посыле человека с библейским именем и в противоположность ему совсем не той работой, больше подошедшей кому-нибудь с именем Понтий или Марк, усмотрел маленькую месть. Мол, раз ты, пан, за пивом сходить стеснялся, сгоняй сейчас за куревом. Проблему-то можно было решить, выйдя в сад и гаркнув. Обычно после чего-то похожего на "эге-гей, бля!" появлялась пара-тройка соседских ну очень любопытных пацанов, которых можно было попросить сгонять в магазин. Не за пивом, конечно, но сигареты, подозревал норвежец, мальцы принесут. Он совершенно не возражал против того, что через его сад сокращали путь погони, пару раз поучаствовал в освобождении "из плена" в какой-то игре, поставил на место цепь с велосипеда и оказался   в той редкой категории взрослых, которых дети считают "нормальными людьми, с которыми можно иметь дело"
- А к бабуле с чем в гости приходить? - поинтересовался Ингрид. А то невежливо выйдет, прийти смотреть к опытной пани коллекцию страхопиздищ и жуткохуев без подарка. Опять же, внук у пани интересный, надо с цветами точно приходить. И кивнул:
- Рассказывай, фокусник, все вроде взрослые, с понятием, а кому сильно интересно, - он посмотрел на Риву, еще не хватало, что бы феечка себе или кому другому не то и не так перевязала, а то ж юность, азарт, любопытство, все это в одном месте играет, - для тех будет отдельное пояснение с теорией и, по желанию, практикой.
Лучше объяснять. А то эти любители-стесняшки, то кляп не по размеру подберут, то им наручники натирают, то "защемило".

+4

27

- Ой, да давай уже, - протянул молчавший до этого момента Патрик, ставя на стол свою кружку. - Они ж все равно думают, что это будет если не весело, то крайне познавательно.
- Заткнись, - беззлобно рыкнул на него Оин. - Начнем сначала, как потому что я так хочу, так и потому, что без вступления будет слегка непонятно, как же ж так я оказался в итоге в Африке. Собственно, кто не знает, я ирландец. Я родился и рос в Белфасте. Насколько я понял, здесь, в Польше, люди не особо интересуются чужими ни в коем случае не военными конфликтами. Так что немного объясню. После Последней магической Ирландия была разделена на две части: двадцать шесть графств образовали Республику Ирландия, а еще шесть остались в составе Британской империи, получив название Северная Ирландия. И если у наших соседей все более-менее хорошо, у них там твоя движуха с Гиннесом и овцами, то в Северной Ирландии, а в частности в Антриме, уже много лет идет несуществующий военный конфликт. ИРА увлеченно грызутся с САС и оранжевыми, требуя независимости для тех самых шести графств, оранжевые не менее увлеченно грызутся с ИРА, припоминая тем все конфликты, начиная с тех, что были еще в семнадцатом веке, а САС просто стреляют во все, что движется и теоретически может оказать сопротивление. В общем, "весело" - не то слово, чтобы описать происходящий там пиздец. Ну, и вот родился я там и рос до тех пор, пока какой-то добрый человек не доложил властям, что мелкий Конни, оказывается, маг. Естественно, в итоге меня увезли в Англию и отправили в добровольно-принудительном порядке учиться разному, чтобы в последствии я мог работать на благо империи. Как говорится: "Ага, счаз".
Оин улыбнулся, демонстрируя в оскале зубы, и развел руки в стороны, жестами объясняя насколько он был рад и счастлив такой, в высшей степени, интересной перспективе.
- Поскольку учился я на несуществующей боевой ветви хозяев духов, а так же активно воспитывался в "ура патриотическом" духе, то с большой долей вероятности первым и единственным местом моего назначения после выпуска стала бы та самая Северная Ирландия, что меня почему-то совершенно не радовало. Даже вот не знаю, с чего бы. Но политика "воспитай ирландца и пошли его убивать своих" была в тот момент распространена как никогда. В общем, в двадцать один я сбежал, удачно воспользовавшись предоставленной возможностью. В итоге, оказался на улице с почти оторванной рукой, без денег, документов и с возможной погоней на хвосте в мире, про который не знал почти ничего. Надо было срочно что-то делать. Потому что иначе либо я - первый в расстрельном списке, либо рука у меня таки отвалится, а я вместе с ней. С планом, в итоге, помог случай: по телевизору была передача про парижский центр для жертв домашнего насилия, и я подумал, что терять мне, в общем-то, уже нечего... Через два дня в двери того самого центра вошла не по погоде одетая девушка, и сказав: "Если вы не поможете, меня убьют" свалилась в обморок. Той самой девушкой был я.
Ирландец сделал паузу, чтобы немного перевести дыхание.

+4

28

Историю, даже мировую, Рива знала. Во-первых, по семейным обстоятельствам, во-вторых это был интересный предмет и зная его, можно было читать газеты и смотреть  новости с большим интересом и вовлеченностью. Но ни одна статья, ни одна книга не заменит банального, бытового, неотредактированного рассказа очевидца. "Несуществующая ветвь боевого хозяина духов" заставила насторожить уши, но спрашивать про нее она ничего не стала. Вопрос на потом. И не факт, что Оину. Хотя мужик вроде адекватный, за речью следит и раз уж говорит, то понимая и осознавая, что он говорит.
- Пример Керенского пошел в народ, - хмыкнула девушка, отпивая пиво, - был в Российской Империи сто лет назад один из министров, редкий, простите, либерал. Попался с поличным и покуда его шли арестовывать, сбежал из дому в женском платье и парике своей горничной. Что характерно, бежал в Польшу. Говорят, перестал быть либералом, перестал заигрывать в революцию и просто содержал в строгом порядке бордель, за что был уважаем как работниками, так и посетителями. Вы сказали, - обратилась она к Оину с вопросом, который тоже зацепил слух, но был более безобиден,  - "мелкий Конни". Вы сменили имя или это какое-то нарицательное прозвище?

+4

29

Кобелинский слушал с интересом. Он даже немного подался вперед, чтобы лучше слышать, что говорит ирландец. Обычно все, что не касалось непосредственно Польши вообще и Кракова в частности,  его мало интересовало. Но раз дело касалось Оина... Мужик все еще был ему крайне симпатичен, хотя это уже больше проходило на  приятельский интерес, чем на желание уложить последнего в койку. Потому что Йеш понимал прекрасно, что это будет первая и последняя попытка, которая, с большей вероятностью будет стоить ему не только хорошего отношения в этом странном обществе пока еще не совсем друзей, но и жизни. Потому что... так сложилось. Приятельство его более чем устраивало.
Магические войны и прочая непонятная и недоступная его восприятию волшебная поебень вызывали в копе чувство глубочайшего отвращения. Это не касалось людей, с этим связанных, просто сами события. Волшебники не отвечают за то, как они родились, а вот то, как они эту силу используют... Не мудрено, что Оин свалил от своих при первой же возможности. В этом Кобелинский его всячески понимал и поддерживал.
При упоминании Керенского и Российской Империи он напрягся. Была в биографии его семьи такая часть фамильной легенды, что их предок покинул пределы исторической родины по идейным революционным соображениям. И прятался в борделе первое время, а потом женился на одной из девочек и открыл свое дело - кондитерскую лавку. Дело не взлетело, но это уже не важно. Дети у них были, выучились, работать пошли, все, вроде, наладилось... Но это дела давно минувших дней. Однако, всяческое упоминание о событиях того времени вызывало в Иешуа некий внутренний трепет. Он не революционер, но предки... А вдруг кто вспомнит и спросит. Этот страх передавался из поколения в поколение в их семье, с рассказами старших, с показом фото, писем и архивов. Семья эту часть своей истории берегла. Были даже оригиналы документов на небольшое имение. Но где это географически, коп не представлял. Не интересовался, чтобы внимания не привлекать.
На ремарку Ривы он лишь фыркнул негромко и снова повернулся к Оину. Его рассказ ведь еще не закончен. И это куда интересней, чем ворошить семейное прошлое. Ирландец, вот он, живой, и рассказывает хорошо. А уж вид его в платье... Воображение нарисовало Кобелинскому вовсе не свадебное платье, типа того, в котором был Адам, а наряд проститутки: мини, чулки в сетку, легкомысленную кофточку... И почему-то в комплект к этому шли военные ботинки. По мнению копа, это было логично - бегать лучше при минимуме одежды и в хорошей обуви.
Иешуа еще раз оглядел фигуру Сокола с ног до головы. Да, чулки и мини ему бы точно пошли. Но мнение об этом коп оставил при себе.
- Кажется, у меня только что стало одной эротической фантазией больше... - тихо  пробормотал он.

Отредактировано Иешуа Кобелинский (2017-06-12 10:44:58)

+3

30

- Да, сменил. Конни - сокращение от Конал.
Ирландец закрыл ненадолго глаза, словно сосредотачиваясь. В следующую секунду его выражение лица и пластика движений изменились: он сдвинул вместе ноги, выпрямил спину и положил руки на колени, как подобает. Оин посмотрел на Йеша, как приличная женщина, которую только что оскорбили грязными инсинуациями, и теперь она прикидывает: убить нахала авоськой или просто пребольно ткнуть локтем под дых. Женщина, которая не носит мини-юбок и чулков, потому что прекрасно знает: в тунике можно без ущерба для фигуры съесть не одно пирожное, а три. Или даже пять. Но поскольку она приличная, об этом никто и никогда не узнает. Вслух же он сказал:
- После магической школы, - интонации и голос так же стали иными, сейчас перед компанией сидел не суровый, как тысяча чертей и не крутой, словно сотня десятиминутных яиц, инспектор О’Нилл, а некая благовоспитанная леди, - сыграть все характерные признаки жертвы домашнего насилия было совсем не сложно. Можно сказать, это не составило ни малейшей проблемы. Их можно было даже не играть... В центре мне оформили новые документы, и чтобы прийти в себя, нужно было на какое-то время там задержаться. Жилье и скудную еду, конечно, предоставляли, а вот деньги на что бы то ни было - нет. Не скажу, что такая жизнь мне была в новинку. Когда ты - бедный ирландский мальчик, то порридж каждое утро пополам с молитвой за счастье, а если у тебя вдруг появились башмаки, пусть даже с мертвеца... С мертвого дядюшки, например. Твоего дядюшки, который умер и завещал тебе башмаки, - зачем-то счёл необходимым уточнить О'Нилл, поглядывая на Патрика, - Короче, ты рад и счастлив. А тут ещё и возможность совершенно легально заработать. И, поскольку я уже разыграл карту несчастной транссексуальной сиротки, мне оставался один путь, - ирландец сделал драматическую паузу. - Магазин косметики.

+3


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » "Подходи, народ хороший, я вам сказку буду врать!" часть вторая