Легенды Старого Кракова

Объявление

                           

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » А дальше, как в тумане...


А дальше, как в тумане...

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время действия: 19 декабря 2014
Место действия: бар "Zielona mgiełka"
Действующие лица: Иешуа Кобелинский, Зофья Фиштель
Преамбула: трудовые будни у всех разные, но место встречи одно. Встреча Кобелинского и Фиштель после сложной недели. Просто выпить по стаканчику.
Осторожно, секс.
Краткое содержание:

Отредактировано Зофья Фиштель (2017-04-28 16:34:48)

+1

2

До нового года оставалось все меньше времени, их всех выгнали на улицы для усиления патрулей, ловли карманников и охраны туристов. Некоторые считали, что провести рождественские каникулы в старой Европе - это романтично. Замки, легенды, чудеса прямо на улице. А вот Иешуа так не считал. Его собственная семья в очередной раз сходила с ума на тему общего праздника, подарков, елки, придет ли он один на Рождество и Новый год. Йеш бесился, но ничего поделать не мог.
У начальства были, видимо, сходные проблемы, потому что их шеф как с цепи сорвался, они прочесывали город, работая сменами по 12 часов с одним выходным в неделю. Плавающим, мать его, выходным.
На сегодня смена уже закончилась, Йеш продрог до костей мозга. За руль не тянуло, зато тянуло выпить горячего и горячительного, поэтому он зашел в бар сразу после дежурства, не заходя домой. Махнул завсегдатаям рукой, перекинулся парой приветственных слов с барменом и уселся на свое любимое и почти законное место в конце стойки. Есть не хотелось категорически, он за день нахватался бутербродов, хотдогов и прочей лоточной ерунды.
- Грог или глинтвей, большую кружку.
С мороза он немного хрипел. Даже возмущение на то, что следователь - не постовой уже осело где-то в глубине души глухим раздражением и не особо просилось наружу.  Хотелось тепла. душевного и физического. Но сначала отогреться. А потом можно было и заглянуть в телефон, позвонить одной из подружек. На штурм новых вершин он сегодня был не готов.

+1

3

Проблемы у всех сходные, Зофья, только-только вошедшая в новый ритм, и даже во вкус, в конце года снова впала в ступор, из которого выходила редко и только поесть. В остальное же время суток она с горящими глазами и дрожащими руками что-то строчила, куда-то ездила, на кого-то кричала, и всей собой олицетворяла конец рабочего года, квартала и нездоровую тягу к трудоголизму. Благо, хоть большего от неё не требовали, и никто не наседал с необходимостью делать радостное лицо и всех организмом ждать Рождественского чуда, ни родители, ни соседи, ни остальные окружающие, мимо которых она проходила только на работу и с работы - то есть мрачная, трезвая и некоммуникабельная.
Хотя, что кривить душой, это было её обычное состояние.
Сегодня Зофья была особенно мрачна, сводку она не сдала, отчёты зависли, а она вообще не рассчитывала их писать, хвостов куча, незаполненных бумаг, дел, всё горит, все орут, когда ела последний раз нормально, уже забыла, а спокойно спала тем паче.
Погода на улице отвратительна, вместо пушистого роскошного снега - дождина, наледь, и необходимость работать при нынешней погоде приводит внезапно к обострению желания забиться под диван с бутылкой и тоскливо выть оттуда на всех.
Пить дома в одиночестве Зофья умела, но не любила, поэтому вопреки желанию удавиться и тихо вонять впихнула свою тушку в обтягивающие джинсы, ботинки и куртку, и притащила в любимый бар, отогревать жопу, душу и тело.
- Лехаим, Кобелинский! А что это ты по лёгенькому, что, не работа, а курорт? - Фиштель ехидно хекнула, расстегнула на ходу короткую куртку, стянула с волос резинку, и упала на ближайший высокий стул, заложив ногу за ногу. Она была уверена, что найдёт здесь кого-то для приятной компании в любом случае, "Зелёный туман" любили многие в их сфере, но Йешу была рада особенно.
Friends with benefits, всегда приятное общение и никакой мороки, как вишенка на пирожном.
- Коньяк, - она бросила куртку рядом, вытянула ноги на нижнюю перекладину стула Йеша, и расслаблено выдохнула. - Скажи, что у нас запара, как всегда, и все бегают с горящей жопой, сделай мне приятно, а?

+2

4

Иешуа медленно поднял взгляд от шикарных джинсовой коленки на знакомый голос и криво усмехнулся.
- С удовольствием, подруга. У нас не просто запара, у нас предновогодний пиздец, то есть запара с радостным ебалом и церковным гимном на всю голову. Я вот только с двенадцатичасового патруля улиц любимого города. У меня кишки окоченели, надо из разогреть немного.
По ходу фразы лицо Кобелинского с озлобленной хари менялось на радостный оскал.
- Так что, шалом тебе, подруга. Выпьем за встречу! Выглядишь сногсшибательно. А что, у вас тоже не сахар?
Глаза копа блеснули. Зося всегда была бальзамом на его израненную душу и тело, поэтому видеть ее сегодня - отдельное удовольствие.
- Излей мне душу, подруга.
Кобелинский сделал несколько глотков глинтвейна, выдохнул, постепенно отогреваясь. Еще раз окинул взглядом девушку. Да, он понимал, почему мужики выли, когда она уходила. Шикарная все же девка. Мелькнула мысль притащить ее к родным в качестве невесты, но он тут же отогнал ее. Потом не отбрешется, куда дел.

0

5

Сейчас, сейчас, сейчас... Торопиться Зофья не любила, особенно предвкушая интересный вечер, и потому даже в самом паршивом настроении старалась расслабиться. Потянулась до хруста, одёрнула задравшийся над кожаным поясом и оголивший живот короткий чёрный свитер, вернула джинсовые ноги на свой стул, и до жжения в лёгких втянула аромат коньяка в круглом бокале. Коньяк она не любила, даже самый дорогой из тех, что пробовала, на вкус считая палёной тряпкой, но вот за тонкий шоколадный аромат готова была душу продать, и в пабах из всех возможных вариантов выпивки предпочитала его.
- Ммммм, всё, как я люблю... - Зося расслаблено выдохнула, тряхнула волосами, пригубила коньяк, и коротко поморщилась. Та ещё элитная дрянь, но не пиво же пить.
- Ой, не ври мне, а то сама не знаю, я по вечерам выгляжу, как смерть на взлёте, и это если не дежурство, а после ночной так вообще, детей пугать можно, - Фиштель отмахнулась от комплимента, и потянулась к барной сухарнице, отвергая идею закусывать коньяк шоколадкой и лимончиком. За что она любила в хорошем смысле этого слова Кобелинского, так это за отсутствие необходимости строить при нём из себя леди, ах, я не ем после шести, ах, не употребляю, что вы, что вы, мне только листик салата и воду без газа.
- Не рафинад, - коротко подтвердила она, сморщив верхнюю губу, и снова развалилась на короткой спинке стула, задрав ноги на удобное прошлое место. - Честно, знала бы, что будет так, не повелась на обещание оклада и "интересной службы", в жопу бы такой интерес... - последний комплимент новой службе она выговорила особенно артикуляционно, и залпом допила коньяк. - Да и оклад, знаешь, так себе, обещали куда красочнее, чем платят.
Она бы с удовольствием и в красках расписала все особенности, но она знала, что он знает, подписка о неразглашении и всё такое, для того, чтобы объяснить, насколько устал, достаточно будет кругов под глазами, знающий поймёт.
- Ещё, - она кивнула бармену, офигенной, кстати, бабе, на пустой бокал, подтверждая написанное в глазах желание напиться.
- А на моё место кого взяли? - всё так и не было времени поговорить со своими нормально. Интересно, баба, мужик, а если баба, то какая? И успел ли с ней пообщаться Кобелинский? Раньше он бы новенькую не пропустил, и вряд ли что изменилось.

+1

6

Иешуа почти с физически ощутимым наслаждением наблюдал за девушкой. Как приятно знать и видеть, что что-то в этом мире не меняется. Зося всегда привлекала его именно этим отсутствием кокетства и пафоса. Своя, и этим все сказано. Слушая ее и смотря на ней, он невольно восхищался многогранностью женской натуры. В данный момент его восхищало в Зофье все. И это было прекрасно. Настроение улучшалось просто от того, что она была рядом.
- Виски.
Фиштель неплохо знала его привычки, оказывается, он редко пил слабый алкоголь.
- На твое место взяли какого-то молокососа. Он не настолько смазлив, чтобы я всерьез им интересовался. Но парни не особо жалуются, скорей больше стебутся над его энтузиазмом и прилежанием. И ждут, когда у него это кончится. Думаю, вот как раз после этой недели и должно.
Он усмехнулся, вспоминая новенького. Парень аккуратен до занудства, помнит все инструкции и старается следовать им неукоснительно. Хуже того, он поправляет старших товарищей, если те не соблюдали процедуру. Среди обычно слегка раздолбаистой братии полицейских такие редкость. Идейный. Он слегка бесил все управление, но не настолько пока, чтобы на нем стали срывать злобу и настроение. Хотя, случаи уже были...
- Парни спрашивали о тебе, думали, мы видимся. Знаешь что, подруга, поехали ко мне. Ванна, массаж, хорошее вино и вкусный ужин гарантированы, ты знаешь.
Он улыбнулся. Изображать светскую беседу не было смысла. У него они и выпьют, и поедят, и расслабятся оба. Он это знал, и она это тоже должна была помнить.

0

7

- О-о-о-ой, Кобелинский, а я всё жду, что ты изменишься! - Зося расхохоталась, запрокинув голову и тряхнув волосами. - Ну ты бы хоть выпить даме предложил, закусочку там, романтический вечер, - Фиштель сделала пафосный жест рукой, возмущаясь больше для вида. Чтобы не расслаблялся. На самом деле, его предложение даже ответа н е требовало, и оба это прекрасно знали.
Забавно, у них с Иешем никогда не было ни намёка на романтику, ни единой клятвы в верности, любви и обещаний розовых слонов, быстро, чётко, и без претензий, прямо как ещё одно рабочее задание. Просто, быстро, удобно, и без нагрузки на психику. Без слёз, разбитых сердец, расцарапанной щетины и бесконечной драмы. и, признаться, Зосю это устраивало даже больше, чем самого Кобелинского. Лучше так, чем безумные романы  с корзинами роз, смс на телефон в три часа ночи "Не сплю и думаю о тебе",  сумасшедшие встречи - а потом вдруг раз, и тишина, и телефон недоступен, и человек пропал, как и не было, а ты гадай, ищи его по соцсетям, сводкам, реви и бесись в подушку до следующего такого раза. Благо, хоть не накручивала себе обязательной женской драмы, что его убили или покалечили, сводки всегда под рукой.
В Иеше она была, по крайней мере, уверена,- он не обидит.
- Хорошо, что не баба, иначе я бы ревновала. Хочу остаться для вас такой единственной и неповторимой, и чтобы никому больше вы шоколад не покупали! - обиженно надув губы, девушка фыркнула, и залпом, по-мужски, допила коньяк.
- Поехали, - девушка легко согласилась, причмокнула губами, как сытая кошка языком облизнулась. - Но перед этим вези меня в магазин, хочу шампанского, сыра с плесенью и прочей куртуазной дряни. Сделай мне красиво!

Отредактировано Зофья Фиштель (2017-04-10 13:10:08)

+1

8

- Да легко! Я даже позволю тебе выбрать музыку на вечер или фильм.
Кобелинский наслаждался ситуацией. Он даже решил, что сегодня презрит свою лень и правда устроит праздник. Приготовит для них ужин с шикарной отбивной. Пожалуй, эта встреча того стоит. И магазин как раз кстати, а то у него в холодильнике запас пельменей на год и консервы всех видов. Ему хватает, чтобы поесть. Однообразие корма его никогда не смущало. Хотя готовить он умел, и делал это с удовольствием, если настроение было подходящим и компания хорошая.
Если в его хмельную голову и придет когда-нибудь мысль жениться, то это будет девушка, похожая на Зосю. Боевая подруга и надежный товарищ с охрененной фигурой и жестким характером. Клубных девиц Йеш любил не дольше одной ночи, на уро они становились скучны и неинтересны. Их настроение и содержимое их мозгов копа никогда не интересовало. Он часто сомневался, есть ли оно там вообще. Другое дело - Зофья. По примеру девушки он залпом допил виски, расплатился и поднялся из-за стойки.
- Позвольте предложить вам ручку, мадемуазель. Мы живы, значит, жизнь удалась! Сегодня катаемся на такси, я угощаю. Знаешь самый шикарный маркет с продуктами в городе? Нам туда. Хочу побаловать нас обоих. Мы заслужили.
Иешуа протянул девушке руку, приглашая последовать с ним на выход.

+1

9

Господи, как хорошо же жить, зная, что никто никому и ничего не должен,  и на утро не будет немого застывшего вопроса и неприятного молчания, ставящего крест на любой шикарной ночи. Подвешенный вопрос доверия и ожидания, на который заранее в девяноста процентах знаешь ответ, но всё равно не хочешь себе верить и упрямо ждёшь.
Ей вообще последнюю сознательную жизнь кажется, что она вообще не умеет людям доверять, как об этом говорят в книгах – полностью, всепоглощающе, до слепого, щенячьего обожания. Доверять, даже когда кровь из ушей, когда шито белыми нитками, когда помада на белой рубашке. Доверять, что бы ни случилось, потому что иначе как жить? Раньше ей казалось, что это ненормально, и она одна такая, покалеченная, неполноценная от рождения, как горбунья. Но даже у горбуньи есть её горб, а что у неё там, где у остальных людей та часть души, что отвечает за доверие? И пыталась, впихивала в себя всё то, во что должна была верить, старательно заполняла ненормальную полость.
А потом поняла, что это единственный нормальный способ выжить. Не разорвать себе сердце на куски,  не мучиться ночами, не болеть, заливая таблетки алкоголем. Единственный способ не тронуться, чтобы не хотелось на утро взять верёвку и мыло.
Кобелинскому не было нужды доверять, и поэтому с ним было так легко.
- Ой, не говори так, а то ведь я помню, какие у нас оклады, и могу сильно его переполовинить. Не давай девушке такой форы! - Зофья хмыкнула, сморщив нос, и сладко потянулась, в каждой клеточке уже приятно заныло предвкушение, так сладко-томительно, что изнутри становится тепло.

Как все уже знают, Зофья Фиштель в быту очень неприхотливая женщина, и легко обходится овсянкой, может жить в картонной коробке и смотреть ковёр. Но, когда дело доходит до выйти из этой коробки в мир - ей вынь да положь роскошь, меха и шампанское. Когда она состарится и станет сморщенной старушенцией с вредным характером, у неё даже коврик в прихожей будет из мутона, а на завтрак будет брют, а уже потом стакан валидола и таблетки от Альцгеймера.
- ты же не возражаешь? - это не было даже вопросом, скорее, запоздалая констатация факта в процессе упаковывания в бумажный пакет дорогущего итальянского белого игристого, остро пахнущего сыра, нарезки хамона и прочих милых сердцу куртуазных, а, проще говоря, буржуйски дорогих вкусностей.
- Поехали! - Зося не спрашивала, даже в компании с Кобелинским привычно беря на себя ведущую роль. - Теперь я хочу ванну, массаж, фильм, и что ты там ещё обещал?

+1

10

Иешуа только посмеивался и не возражал. Деньги у него всегда водились в достаточном для шикарной жизни количестве. Потому что растворимый кофе и бокал виски стоят недорого, шикарные костюмы носятся долго и хорошо, а друзья... Это это его личное дело, с кем и о чем он общается во внеслужебное время. И за что ему платят те, кто платит. Баловать женщин - это отдельное удовольствие. Смотреть на них в то время, когда они тратят не свои деньги - это прекрасно. Глаза горят, дыхание учащается... Даже запах меняется, становится более ярким. Прелесть. Ему нравится, как пахнут женщины. И как сейчас пахнет Зофья. Это так легко - просто не мешать, давая раскрыться этой стороне женской натуры.
Поэтому он наслаждался сейчас, наблюдая за Зосей. Надо чаще ее выводить в свет. И баловать. Узнать, что нравится - не проблема. Главное - не переборщить. Изредка, но много.
Для ужина он выбрал несколько стейков, свежие овощи, ингридиенты для заправки и свежий хлеб. Есть они захотят в любом случае.
А еще он выбрал пену для ванны, массажное масло и набор свечей. Всего этого у него в доме не водилосьза ненадобностью.
В очередной раз мысленно усмехнувшись и представив Зофью в обтявающем черном латексе,  Иешуа кивнул.
- Поехали.
Он загрузили все в такси и повел к себе домой.
- Проходи и располагайся.
В квартире у него всегда чисто, просто потому, что он там редко бывает. А То, что он разбрасывать во время редких ночевок, убирает приходящая раз в неделю дама. Он ее даже видел пару раз...
- Чувствуй себя как дома.
Кобелинский разулся и понес продукты в зону кухни.
-  Шампанского? Не вздумай принять ванну без меня.

+1

11

Да. Шампанского. В высокий бокал с тонкими стенками, поющий при касании, и пузырьки, бегущие кверху. И принести его в ванну, чтобы пить, нежась в высокой шапке пены, и чтобы капли, стекая по губам и груди, смешивались с водой и растворялись. И чтобы от жара позвоночник плавился, разбирался на части, на позвонки, и горячее скапливалось внизу, в области таза, и пульсировало.
- Как дома? Легко, - ботинки и носки полетели в сторону, за ними свитер, джинсы, Зофья прошла в ванную, открыла воду, и вышла на кухню в том, что осталось - чёрная рубашка и плотные непрозрачные колготы. Квартира выглядела так, словно её или вылизывали  каждый раз, как гостиничный номер, или практически её не посещали. Ничего не менялось, сколько раз здесь ни была Зофья, каждый раз было идеально чисто и убрано. Именно поэтому к себе домой она не приглашала.
И каждый раз, не смотря на это, наслаждалась тем, что Иеш позволял ей чувствовать себя если не хозяйкой, то дорогой гостей. Долгожданной.
- Спасибо, - пена плеснулась в бокал, Зося запрыгнула на край кухонного стола, наслаждаясь эффектом. Сиськи! Именно так выглядит Кобелинский, когда сталкивается с привлекательной грудью, в смысле, с женщиной.
- Так что на счёт ужина? - она облизала губы, и игриво закусила нижнюю, тряхнув распущенными волосами. Она любила смотреть, как готовит мужчина, но ещё больше любила лёгкую прелюдию к кулинарии. Вишенка на торте хорошего вечера, с которой она привыкла начинать. - Или сначала ванна? - быстрый взгляд, лёгкое касание, и её бросает в жар. - Душновато тут у тебя, - пальцы, не глядя, оторвали крупную спелую вишню, сжимая в зубах, кислый сок потёк по губам.

Свернутый текст

А дальше, как в тумане...
А дальше, как в тумане...

Отредактировано Зофья Фиштель (2017-04-28 14:45:40)

0

12

Иешуа уже не скрываясь любовался гостьей. Разбирали пакеты, не отрывая от нее жаркого взгляда. Хороша! А в полураздетом виде - просто великолепна. Легкий стриптиз лишь больше завел его. Ненадолго отвлеклись от разделки мяса, он проследил ее путь до стола. Пантера. На более мелкого хищника она не тянула. Закончив разделку, он добавил приправы, разложить мясо на решетке и с силой воткнул нож в разделочную доску.
Вишня.... чертова вишня, и губы Зоси в темном сладком соке... Йеш глубоко вздохнул  и медленно выдохнул. Шаг в сторону, почти не глядя, помыл  руки. Два шага в другую сторону. Медленное касание. Он неторопливо проводит по ее ноге от колена и выше, а потом рывком разводить ее ноги, и встав между ними, прижимает ее к себе, пальцами стирая сок с ее губ, размазывая его по коже девушки. Дышит глубоко. Рука скользит по ее бедрам, забираясь под рубашку, касается кожи.
- Ванна...
Он тянет ее на себя, заставляя чуть соскользнуть, и жадно целует ее в губы.

0

13

Зофья любила мужчин, грубых, властных в своём желании, любила за то, что их желание чувствовалось в каждом движении, резком, брутальном, как нож, воткнутый в толстую доску. А ещё больше любила дразнить это желание, доводить до самой остроты граней. Она с удовольствием ответила на поцелуй, прогибаясь глубоко в спине, прильнув к ладони, вздрогнула, как истосковавшаяся по ласке голодная кошка.
Оторвавшись от таких жадных губ, расстегнула рубашку, позволяя чутким пальцам расстегнуть бюстгальтер, завести друг друга, накрутить, самой почувствовать, как ниже пупка начинает пульсировать вселенная, наполненная расплавленным свинцом. И - отпрянуть, отодвинувшись на расстояние вытянутой руки.
- Ванна, так ванна, - на распев протянула она, отодвигаясь и спрыгивая на пол. Идёшь? - Зофья игриво вильнула бёдрами, на ходу сбросив рубашку и откинув в угол, оставаясь, как порноактриса, в одних чёрных колготах и трусиках.
Она успела зайти первой, заскользнув в ванну и почти ощущая вибрацию от шагов Иеша.
- Мы же не торопимся? - это не вопрос, а приглашение к игре, стрельнув глазами, она разделась до конца, показательно прогибаясь, и ступила в горячую пенную воду.
- Смотри! -  горячие струи ударили по плечам, по спине, пролились на грудь и потекли вниз к бедрам. Помогая себе рукой, Зофья легкими движениями нанесла терпко пахнущий мужским ароматом гель на кожу. Плечи, руки, грудь, быстро отзывающаяся на ласку. Скользнув по пене, пропустила розовые бусины сквозь пальцы, погладила грудь снизу вверх, сжала в ладонях, запрокинув голову под струи.

Отредактировано Зофья Фиштель (2017-04-28 16:36:25)

+1

14

Йеш специально немного отстал, давая Зофье свободу действия, и успев при этом сунуть мясо на гриль. Таймер автоматически отключит технику, а режим не даст остыть. Он шел за ней, не торопясь и не отрываяголодного жадного взгляда от ее тела. Каждая встреча с ней - феерия.
Когда он остановила его, он с видимой небрежностью прислонился к косяку, облизнулся и скрестил руки на груди. Ширинку уже распирало от возбуждения, но он умел держать себя в руках. Такая игра всегда стоила того, чтобы в нее играть.
Глядя на женщину под струями воды, он отчетливо понимал, что Зофья - одна из тех, за кого он убъет, не задумываясь. Просто чтобы еще раз увидеть ее в своей ванной.
Йеш смотрел и смотрел, не отрывая горячего взгляда и не двигаясь с места. Эту женщину хотелось взять грубо и жестко, чтобы она кричала и билась под ним, а потом долго нежить, доводя себя и не до пика наслаждения. Но сейчас она играет с ним, и правила ее. Он усмехнулся.
- Вижу. Покажи мне больше!
Ей нравится провоцировать. А ему нравится, когда провоцируют его. Нервы напряжены. Они оба знают себе цену.

0

15

- Бо-о-ольше? - Зофья улыбнулась лукаво, играя голосом и глазами, провела рукой по мокрым волосам. Больше так больше, эта игра стоила того, чтобы до последнего оттягивать развязку, проверяя, насколько хватит терпения, и кто же не выдержит первым. У них всегда были не встречи, а борьба, танец двух животных, до последнего похваляющихся друг перед другом перед брачной игрой.
- Бо-о-ольше, - снова протянула она, растягивая слово, нежась в нём, как в горячей воде. Стрельнула глазами на Иеша, облизнула губы, оставляя на них немного горячей слюны, провела пальцами по губам, и снова вернулась к груди, раздразнивая себя.  Сжала в пальцах отозвавшиеся на ласку соски, потянула вверх, и тело непроизвольно вытянулось в струну, Зося прогнулась в спине, сжимая бёдра. Ток, спустившийся уже вниз, хлынул обратно к груди, разрядами расходясь по всему телу. Не было сил медлить дальше, лёгкими движениями поглаживая животик, рука спустилась вниз, к гладко выбритой коже, к скользким шелковистым лепесткам, вздрагивая от каждого прикосновения. Ей уже хотелось почувствовать это, испытать, насколько Иеш ждал её.
Она захватила его руку, и провела ладонью по груди с затвердевшим соском, по рёбрам, животу, вздрогнула, когда шершавая кожа коснулась напряжённой груди, вздохнула-всхлипнула, ведя движение дальше, по лобку, спуская её вниз. Раздвинула ноги, запуская его пальцы внутрь, направляя их в себя. Эти пальцы, грубые, они могут быть такими нежными, могут трепетать на коже, как пёрышко, а могут быть почти жестокими, заставляя вскрикивать, колеблясь на тонкой грани между болью и блаженством.
- Ещё немного больше, и я справлюсь сама, без твоей помощи. А ты же не хочешь оказаться просто зрителем? - Зося подалась вперёд, впуская его пальцы глубже, выгнулась, запрокидывая голову, закусила губу, когда по телу прошла дрожь, заставляя сдвинуть бёдра, схлопнуть их, как раковину-жемчужницу, оставляя руку в плену.

+1

16

Йешуа продолжал усмехаться, хотя его усмешка все больше проходила на искал голодного жищника перед пойманной добычей. Он шагнул к ней, пальцами проникая еще глубже, придал ее к себе, ощущая, как влажная кожа касается сухой, как трутся о него ее соски.
- Попалась... - довольный выдох ей в губы и долгий властей поцелуй. Подчинить, обладать, присвоить себе. Без права на отказ и попытку сопротивления.
- Держись теперь
Он чуть надавил большим пальцем на клитор, лаская, а потом отнял у нее свою руку, разделся, развернул ее лицом к стенке, почти впечатав в нее и заставляя прогнуться, шагнул в ванну и в одно движение насадил ее на себя. Не давая ей опомниться, Йеш  принялся двигаться сильными, почти грубым глубокими толчками. Жаркая, влажная, желанная. Только его!
Руки Кобелинского скользнули по животу Зофьи, придерживая. Он глухо застонал. Животная страсть заполнила разум, заставляя забыть обо всем, кроме потрясающей женщины в его руках. Он глади ее, лаская то прижимая к себе и заставляя заменить, то выгибаяя не все больше. Одна его рука опустилась между ее ноги, пальцы прихватили клитор, чуть надавливая, потирая и   оттягивая, в то время как пальцы второй руки то же самое проделывают с ее соском.

0

17

А Зося-то думала, что все победы Кобелинского на сексуальном фронте - это всё выдумка. Как же приятно иногда ошибаться.
- Ох... - Зофья вдохнула-всхлипнула, застонала, прогнулась, удовлетворённо заурчав и нисколько не противясь. Какая она, оказывается, пошлая. Пошлая и подлая. Нет ей прощения, и гореть на медленном адском огне, в одной сковороде с такими же грешниками. Там самое место, чтобы хватило вечности осознать всю свою неправоту. Нельзя так с друзьями, они же именно товарищи, бывшие сослуживцы, в конце-то концов!  Нельзя вестись на такие провокации, нельзя позволять нижнему мозгу думать за нас обоих, поддавшись минутному спермотоксикозу. Нужно быть умнее и выдержанее, Фиштель, умнее и выдержаннее!
Здравые доводы и здравый смысл, чертовски, блять, жалко, что ей на её же здравые домыслы плевать.
Его руки не гладят, дёргают  тело Зофьи в разные стороны, рвут на части, заставляют выгибаться, срываться со стонов на рык, хватать его жадными пальцами, оставляя на запястьях заметные следы. Холод мокрого кафеля, ей мало, отчаянно-недостаточно этих ласк, хочется больше, хочется увидеть, что умеет этот неожиданно открывшийся однажды в бывшем коллеге супермен.
Это негаданное открытие перевернуло её мир, взорвало мозг и сожгло все мосты, которые оказались в зоне досягаемости. И требует немедленного подтверждения, многократного и упорного, как и любая новая и пока не подтверждённая теория. Без должной практики она может обернуться провалом, а Зофья не хотела, чтобы эта волшебная эротическая сказка закончилась так просто.
Похотливая кошка, наглая и жадная, она прекрасно отдавала себе отчёт в том, что делаю. Всё это херня на постом масле, разговоры о том, что "перестала отдавать себе отчёт", "не поняла, что происходит", и прочая ересь, которой потом вдруг, да придётся отмазываться от разговоров. Все женщины, начиная от Евы и Лилит, прекрасно отдавали себе отчёт в том, что делают, от первого и до последнего поступка, от начала и до конца. Знают, на что провоцируют, знают , на что реагируют, и хотя бы примерно представляют, что из этого получат . И Зофья со стопроцентной уверенностью могла сказать, что хочет Кобелинского не меньше, чем он, с жадностью трогающий её везде.

Зофья застонала, громко, не стесняясь, раздвинула бёдра шире, напряглась, получая свою порцию кайфа...и свободной рукой схватилась за душевой шланг.
- Вот тебе! - с диким довольным хохотом Зофья вывернулась, струи воды полетели Йешу в лицо, нос, глаза и рот. - Ну как, насмотрелся?

0

18

Разгоряченный ее жарким телом, Йеш не ожидал от Зоси такой полости, поэтому получив струю воды в физиономию, взревел раненых буйволом, отфыркиваясь и отплевываясь от воды.
- Ах ты ж стервь!
Прозвучало грозно,  ласковая и почти с восхищением. Кобелинский выбрал душ из рук подруги, отшвырнул его в ванну, резко развернул ее к себе, подхватывая под бедра и резко прижимая ее спиной к мокрому кафелю.
- Шалишь, кошка...
Он приполнял ее и медленно опустил на себе, фиксируя руки девушки над головой.
- Драть тебя надо. - Проговорил он задумчиво, - Чаще и усерднее.
Последовавший за этим поцелуй был почти нежным. Первые секунды две. А потом снова голод и желание взяли свое, и он смял ее губы, почти кусая, впечатал спиной в кафель, рука сжала ее грудь, пальцы выкрутили сосок.
- А мы еще даже не начали...
Он растягивал слова, не переводя дыхание, мял, глади и ласкат ее тело. Ванна подождет. На кровати вертеть ее куда удобней. Йешуа сжал ее ягодицы, развернулся, выходя из ванны и в три шага донося ее до кровати. Рухнул вместе с ней на упругой матрас, продолжая двигаться в ней жестко, сильно, в рваном ритме.
- А вот теперь поиграем.

+1

19

Зофья расхохоталась, пародируя всем известную Маргариту, невозможно довольная от крайне удачной выходки, и счастливо завизжала, подхваченная на руки.
- Надо! - чернявая довольно согласилась, игриво ёрзая бёдрами и со вкусом отвечая на поцелуй. Любит она такае наказания, чёрт побери.

Зофья мечется под ним, липкая от пота. Йеш запускает одну руку ей в волосы, другой держит за бедра, помогая себе. Зося обхватывает его ногами,  бедра с внутренней стороны скользкие и горячие, и от того, как напрягаются мускулы под его кожей, когда он больно, грязно, как в порнухе, вдалбливается в неё, по телу постоянно пробегает электрический ток.
- Курва! – Зофья дёрнулась, вскрикнув от боли, зашипела, запустив специально глубоко ногти в его спину, мстя болью за боль, стервец, ты мне за всё ответишь! И тут же выгнулась вновь, прижимаясь к нему пахом, прилипая, стараясь вжаться в него всем телом, проникнуть, сжать, и оставить навсегда в себе, на последние сладкие мгновения.
Лежать так, и ни о чём не думать, только прислушиваться к последним откликам секса в организме, бездумно водить пальцем по мужскому бедру, и дышать, наконец, глубоко и размеренно.
И как-то хотелось жрать, внезапно. Зося подавила в себе урчание, и сама тут же устыдилась. Фиговая из неё выходит нежная и трепетная фиялка. О чём только думает, когда только что они с Йешем были единым организмом, слипшимся, стонущим, вдавленным, и теперь медленно разваливаливающимся на части, выпуская друг друга. Это потом они встанут уже отдельными людьми, пойдут на кухню, может быть, закурят... Нет, думать сейчас и терроризировать свой мозг Зося не хотела, считая, что на голодный желудок думать вредно.
- Так что там с ужином? - девушка быстро перевернулась на живот, опираясь на локти, и выжидательно уставилась на мужчину. Танцевать девушку потанцевали, а покормить?

+1

20

Йеш брал ее сильно, грубо, не сдерживая себя и ее.  Осторожность, ограничения? Нет, не слышали. Только не сейчас и не с ней. У него от этой женщины сверла крышу носило. И он был рад этому. Почти звериный секс на институтах, когда он подчиняет ее, обладая. Без передышки, пока удовольствие не захлестнетих оботюих с головой, выбирая последние мозги. Когти на его плечах. Кошка! Собственнический укус-поцелуй в ключицу, в грудь, в живот, под колонку. Пометить, присвоить, обладать! Проникнуть в нее как можно глубже, на пике взаимного удовольствия, и постепенно успокаиваясь, лечь рядом с ней, не желая отпускать эту прекрасную фурию из своих рук. Но выпустить придется.
Он как бы нехотя разжал руки, и чуть отстранившись, растянулся на кровати, поглаживая ее по упругой ягодицы и довольно улыбаясь.
- Мясо готово, осталось только салат нарезать. И твой сыр. Принести в кроватку?
Он лениво потянулся и погладил ее по щеке.

0

21

Зофья любила уверенных в собственной силе мужчин.
Если играя в сурового Верхнего, мужчина говорит: "Через полчаса ты должна быть у меня", - пусть он будет уверен, что может дотянуть эту игру до конца. Если она в постели покорно подставляет ручки в петлю ремня и поворачивается, как ему угодно, это еще не значит, что тоже самое она сделает вне постели. Не нужно быть самонадеянным...
Кобелинский пока её радовал, и хотелось верить, что ничего не изменится.
Промурчав от поглаживания и приподняв попку, Зося потянулась, улыбнулась довольной полуулыбкой, и перевернулась, расслаблено закинув руки за голову и не стесняясь своей наготы.
- Нет, - протянула она, качая головой. - Я ленива, но не настолько, и простыни эти ещё собираюсь использовать по другому назначению, не хочу потом остаться в разводах соуса.
Одеваться было не нужно, да и не во что, Зофья так и пошла на кухню, уже где-то по дороге находя трусики и в углу кухни рубашку. Для позднего ужина после секса самое оно.
- Шампанского! - девушка устроилась на полюбившемся высоком стуле голой попой, ну, почти голой, и протянула пустой бокал. - И сыр, надеюсь, ты на него не претендуешь?
Вонючий сыр - её слабость, идеальный сыр Зофьи благоухает мощно, как двухнедельные носки пограничника, и заявляет о себе за два квартала.

0

22

Йешуа накинул халат и последовал за ней. Его первый голод был утолен, но если киса надеялась, что после ужина они расстается, то зря. Он налил ей шампанского и даже порезал сыр. Пока она подкреплялась, достал мясо и принялся готовить салат. Себе плеснул в стакан виски. Отсалютовал девушке.
- Знаешь, что мне в тебе нравится, Зофья?
Он задумчиво оглядел ее с головы до ног.
- Твои аппетиты. Поэтому хочу выпить за них. И за тебя, подруга.
Кобелинский сделал несколько готов, потом вернулся к готовке и сервировке. Ужина двоих был накрыть на столе у окна. Сервировку завершил изящный подсвечник и три свечи.
- Как я и обещал, музыку выбираешь ты.
Прежде чем отдать пульт от музыкального центра, он потянул ее к себе, слизывая каплю шампанского с уголка ее губ.

Отредактировано Иешуа Кобелинский (2017-05-02 10:21:24)

0

23

Матерь божья, всё так красиво, что впору разучивать реверансы и книксены, и срочно читать, какая же в них разница.
Зофья с томной полуулыбкой наблюдала за приготовлениями, и тихо таяла не от нежности, но от пузырьков шампанского, быстро пробирающимися к центру мозга, отвечающему за удовольствие.
Красота!
Хорошо, что они не пара, встречайся чаще, их встречи не были бы такими яркими. Они слишком похожи в своём отношении к жизни, чтобы удержать друг друга, а иначе кто-то однажды не выдержит, и захочет постоянства, и тогда обоим будет больно. Поэтому Зофья любила их редкие, но непередаваемо-красивые свидания, после которых оставался на губах восторг, как крошки от безе. Великолепный секс, вкусная еда, мужчина, в обществе которого чувствуешь себя королевой. И никаких обид и обязательств, как гарантия следующей прекрасной встречи.
- Мммм, - Зося молча двинула бровью,и довольно, сыто усмехнулась, на комплименты не отвечают.
- Э нет! - так они не договаривались, Зофья ловко вывернулась из загребущих ручек, возмущённо оглядываясь на такой роскошный стол, где её ждало непревзойдённое мясо. Променять еду на секс? Ни за что.
- Голодом заморить решил? Чтобы я изошла слюной и похудела, не бай бог? - девушка фыркнула, и запахнула рубашку на груди. - Нет! Сначала ужин!
И гордо прошествовала к столу, церемонно складывая ручки возле приборов.

0

24

Йеш тихо и довольно рассмеялся, легонько шлепнула Зосю по аппетитной попке, провел пальцами по ее бедру, потом галантно поклонился, жестом приглашая ее последовать к столу. Отодвинул стул с легкой улыбкой.
- Прошу, красавица.
Кобелинский налил девушке шампанского, себе виски.
- За красоту!
Он сел напротив, поднял бокал, салютуя своей даме, сделал несколько медленных готов. Откинулся на спинку стула, наслаждаясь моментом. Хороший алкоголь, хорошая еда, шикарная женщина рядом. Все, как он любит. И даже двенадцать часов в сутки на морозе ради безопасности ближнего вполне приемлемы, ради таких вечеров стоит жить.

0

25

Иногда в голове Зоси возникал вопрос, надолго ли хватит их с Кобелинским обоюдного интереса, учитывая редкость встреч и то малое, что их, на самом деле, связывало. работы общей и дел теперь нет, живут на разных концах города, а с новой её службой выбраться на поболтать вообще сложно. И вдруг кому-то из них однажды в голову придёт мысль, что нужно что-то изменить? Но эти вопросы она быстро выбрасывала и забывала, пока всё шло так, как им хотелось, и обоих устраивало. Даже если однажды это закончится, будет, о чём вспомнить в старости,  рецепт этого прост.
Мужики, учитесь шикарно трахаться. Это самый гарантированный способ остаться в памяти женщины. Остальное - ерунда. Вся мужественность, брутальность и умение решать проблемы. Тра-хать-ся. А уже потом все остальное.
- Не могу придумать, возмутиться, что ты мне льстишь, или сделать самодовольное лицо?  - хитро задумалась Зофья, показательно хлопая глазами.
- Ты же знаешь, я не люблю есть одна, сразу все комплексы прибегают, а есть хочется, так что давай минут на десять оставим этот прекрасный великосветский тон, и я уже, наконец, доберусь до твоего мяса, м? А то мне как-то неловко одной рукой есть, а другой дифирамбы придумывать, - с довольным лицом девушка не стала дожидаться, и довольно прищурилась.

0

26

- Одной рукой пишу вам письмо, другой думаю о вас! - Йеш расхохотался. - Приятного аппетита.
Говорить с набитым ртом Кобелинский не любил. Что-то из манер у него все же плотно осело в его подсознии. Да и голод прошедшего дня сказывался. Он подмигнул Зосе и принялся за еду. Мясо получилось немного суховато, но это его совсем не портило. Тем более под соус и салат шло совсем отлично. Да и хлеб. Куда ж без него. Вкусно. Для себя готовил. И для нее.
Минут двадцать прошло в неспешном молчание и утолении голода. Оба отсутствием аппетита не страдали. И это было приятно. Как и всякий повар, Кобелинский любил, чтобы еду, которую он приготовил, ели. Так, как это делала Зося. После пары раз "Мне только салатик" он зарекся кормить кого-то дома. Но в Зофье он был уверен. Если бы девушка вывезла что-то подобное, у Кобелинского небо и земля бы местами поменялись. Стряслась бы с боевым копом глубокая психологическая травма. Но пока такого не предвиделось, поэтому он с чистой совестью подкладывал Зосе кусочки прочнее и подливал шампанского. Когда тарелки опустели, Цел снова откинулся на спинку и улыбнулся, полностью довольный.
- Потанцуем?

+1

27

Что уж там говорить, и Зося любила приятную компанию, в которой не нужно строить из себя фифу и нежную фиалку, всем своим видом излучая нежную ранимую личность и доброе имя, а этого у неё отродясь не было. Случалось ей бывать в таких  местах, где "только минералка после шести, и алкоголь мы не пьём", и тихо краснеть от собственных пристрастий.
- Йееееш,- протянула Зофья, с сомнением хмуря брови. - Ты ли это? Не разочаровывай меня, какие танцы? Ты же знаешь, что вертеть жопой я умею разве что в магазине, и то редко. А после хорошего ужина и секса знаешь, что полагается? - откинуться на спинку стула, отодвинуться, ноги на край стола, чтобы выдержать драматичную, полную накала эмоций паузу. - Покурить и спать! - Зося довольно расхохоталась. - Давай не превращать наш дивный дружеский вечер в отвратительно романтическое свидание. А то, ты же знаешь, я потом так просто не отпущу. Из принципа вцеплюсь, как голодная кошка в пойманную мышь, когтями и зубами, повисну на тебе, как пиявка, и жизнь отравлю, а разве оно нам надо? - торжественно открутив виноградинку от кисти, Зося раскусила её крепкими зубами, облизнула сок с губ, и встала.
- Ну что, по домам, или сделать исключение, и остаться у тебя? - игриво подмигнула она, запахивая рубашку на груди.

0

28

Кобелинский метнулся к ней, дернул на себя, сцеловывая с губ девушки сок винограда.
- Ты сама хотела, чтобы красиво все было, киса. Но если больше не хочешь...
Его руки заскользили под рубашку и легли на ягодицы, прижимая ее как можно ближе к себе.
- Оставайся, - выдохнул он ей в губы.
Он сейчас был не против, чтобы его не отпускали. Потому что сейчас сам не хотел выпускать девушку из рук. Но личная свобода для обоих все же важнее.
- Скажи, подруга, ты правда думаешь, что одного раза мне достаточно? Я сильно постарел с нашей последней встречи?
Он усмехнулся, усаживая Зосю на стол.
- Покурить - отличная идея. Сигареты, кальян, элитные травки?

Отредактировано Иешуа Кобелинский (2017-05-25 11:47:11)

0

29

- Нет.
Зофья привычно качнула головой, в хитрой усмешке поджимая губы.
- Ты же знаешь, я никогда не остаюсь. Так что, не сегодня, - она игриво пожала плечами, всё так же привычно заправляя волосы за ухо и отстранила Кобелинского, уже тянувшего свои загребущие руки ко всем прелестным выпуклостям.
Она никогда не оставалась на ночь, сколько бы времени не было на часах, вечерело или глубоко за полночь, всегда возвращаясь и никогда не приглашая к себе.
Её квартира. Её берлога, её нора, в которую она нырет, закрывается на два замка, и всю ночь усиленно пытается поверить, что мира за её пределами не существует. Потом каждое утро мучительно разлепляет глаза, и ныряет в этот мир обратно, как в горящую избу, с выражением на лице «ебись оно всё конем».
Она не предназначена для прихода гостей. Ни сейчас, ни когда любо её логово не предназначено и не готово к тому, что сейчас туда зайдёт кто-то чужой. За стенами её крепости царят её феодальные порядки, она царь и бог этой крошечной замкнутой вселенной.
Но в квартире йеша она хозяйски прошлась до спальни, и плюхнулась на кровать, которую ещё полчаса назад они терзали с неистовством голодных львов. Сейчас же у неё были другие планы.
- Ты хорош, как всегда, но сегодня я не настроена на долгую романтику. А вот кальян хочу! С мятой и льдом, и чем-то там ещё! - Зося сладко растянулась, замычала, потягиваясь на одеяле, и перевернулась на живот, болтая ногами. Всё, я готова, несите!

0

30

- Как скажешь, подруга, как скажешь...
Кобелинский не стал удерживать ее, но отпустил с явным сожалением. Вручил Зосе бокал шампанского, чтоб не скучала, и пошел готовить кальян. На белом вине, с табачной смесью  с приятным свежим послевкусием. Немного подумал и добавил в смесь чуть-чуть травки для расслабления. Глюков не будет, так, легкая эйфория. Травка вполне легальная, в аптеке продается, а что обработка специфическая... Все равно безвредено, но помогает расслабиться и чуть приспустить тормоза.
Принес раскрученный кальян к кровати, леиво растянулся на боку поперек кровати, протянул Зосе мундштук. Сам он уже затянулся, пока раскуривал. Поэтому лишь прикрыл глаза, принюхиваясь к свежему, сладковатому, но с легкой горчинкой дыму и ощущая приятную легкость в голове.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » А дальше, как в тумане...