Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Пробы пера


Пробы пера

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Время действия: 10 февраля 2016 года
Место действия: помещение общего отдела, кабинет Радзишевского
Действующие лица: Ольгерд Радзишевский, Матеуш Витек
Преамбула: Отчет и его обсуждение, первое задание Матека. Вор оправился, и пана Радзишевскому очень хочется отправить его в поля для начала расследования и получения сведений об артефактах.
Краткое содержание:

0

2

Две недели в лазарете прошли не так уж и плохо. Первых дней вор не помнил - он спал, запомнился только эпизод глубинного непонимания между медсестрой и пациентом на предмет использования иглы. Пациент, находясь еще не в совсем ясном сознании, но не желая проверять, что значит "без серьги я за тебя не отвечаю", сделал под нее дырочку. С сестрой они друг друга так и не поняли, просто Матек вырубился посреди диалога. Просить прощения пришлось позже.
Когда желание отключиться на ходу все-таки пропало, юноша взялся за два важных дела - осмотреться и сформулировать то, что хотел знать о нем Радзишевский. И если с осмотром лазарета сложностей особых не возникло, а за его пределы вор благоразумно не совался, то вот с рассказом... Выпросить писчие принадлежности было намного проще, чем сформулировать мысль достаточно внятно.
Он не любил рассказывать о себе. Было одно исключение, но Риве он рассказывал скорее байки, случаи из жизни. А тут требовалось поведать все. Что - все?
Он не знал, насколько офицера могло заинтересовать его трудное детство, поэтому описал в двух словах - родился в семье Килиана и Теклы Витек, на удивление, женатой пары... разнорабочих. Да. Как еще это назвать, юноша не знал. Пусть так. В конце концов, работу они правда выполняли самую разную - лишь бы на бутылку хватало. До десяти лет жил с семьей. Закончил первые три месяца начальной школы. Это было самым крутым его детским достижением!
Переезды по Польше, мелкое воровство, напряженные отношения... да со всеми! Слишком независимый характер, чтобы подчиняться, слишком много переездов и нелюбви к людям, чтобы ими руководить. Закономерные последствия в виде попытки убийства в пятнадцать лет. Удачной. Ну, вор искренне считал, что убили бы, если бы не внешнее вмешательство.
О самом "внешнем вмешательстве" писать было тяжело. Кажется, на протяжении всего отчета юноша так ни разу и не вставил имя наставника - просто по привычке. Пять лет жесткой дрессуры. Школьная программа, физическая подготовка, стрельба и базовые навыки боя, основы обращения с магическими артефактами, правила безопасности, необходимые мелочи в "профессии". Список того, чему вора научили за эти годы, был весьма приличным, особенно для полного отсутствия хоть какого-то базового образования.
Последующие годы, практика. Довольно скромно - большую часть своей рабочей биографии Матек рассказал на допросе и не видел смысла повторять. Знакомства, имена, которые знал, темы, которые пришлось выяснить.
Настоящее было каким-то скучным. Комнатка на окраине Кракова, официальная работа, единственный друг - журналистка, она же последняя любовница, и... долги. Очень серьезные долги, за адрес Ольховской и за проваленный заказ. Ах да, недавние подозрения в убийстве. Не подтвердились. Не убивал. Коллекция так и не всплыла. Вообще, интересно, что там творится, но эта часть рассказа тоже была накидана штрихами. Делиться предположениями не было смысла.
Любит - тепло и книги. Ссорился - с конкурентами. Спит - последний год без малого с подушкой.
Сия нетленка заняла несколько дней вдумчивого перевода чернил и бумаги. После ее написания стало немного скучно. Ну как - скучно. Юноша достаточно оправился, чтобы не вырубаться через каждые три часа, ему ничего не мешало, и время он проводил однообразно - на окне палаты, смотря на снег или на небо. Больше заниматься было нечем, для врачей он интереса уже не представлял, а к длительной неподвижности привык.
В день, когда скука закончилась, он так же любовался падающими снежинками. Отметил, что кто-то вошел, но от своего занятия оторвался только услышав шаги в направлении окна. Обернулся. Узнал. Повел плечами, будто поежился. Не было холодно, но было не по себе. Думать о том, во что ввязался, Матек не желал все две недели. Он не хотел найти повод пожалеть об этом и испортить себе настроение - ведь менять что-то было определенно поздно. Оставалось получить от происходящего немного пользы.
- Добрый день, - коротко кивнул он, соскальзывая с подоконника.

+2

3

Вошедший в палату Ольгерд усмехнулся.
- Как вы себя чувствуете, молодой человек? Готово то, о чем я вас просил?
Голос Радзишевского звучал почти ласково, он внимательно  цепко разглядывал своего подопечного и вероятную головную боль на ближайшее время.
- Я могу ознакомиться?
Радзишевский прошел вдоль палаты и сел на подоконник, заслоняя собой свет и заставляя Матека смотреть на него против света.
- Не передумали еще?

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2017-04-04 09:55:41)

+1

4

- Спасибо, все в порядке. - "Душу продам за стакан кофе". - Да, готово. Сейчас.
Он достал стопку исписанной бумаги и отдал Радзишевскому. Поскольку подоконник оказался занят (А Матек всегда думал, что нормальные люди предпочитаю стулья), он облокотился о стену рядом, прислонился виском к стене. Стоять против света ему было неудобно - он хотел получше рассмотреть сокола. Запомнить не только общий образ, но и конкретные черты, лицо. Как-нибудь вежливо переспросить имя. События двухнедельной давности в памяти отложились как-то фрагментированно, и однажды названная фамилия среди них не удержалась. Вопрос о том, кто это вообще такой, за что отвечает и чем занимается, был не на сегодня. Это - позже, и лучше, наверное, не спрашивать напрямую.
Об этом человеке вор хотел знать как можно больше. В нем он тоже видел будущие неприятности, которые хотелось бы свести к чисто профессиональным рискам.
Вопрос отвлек от рассматривания профиля офицера. Юноша задумался. Хороший вопрос, на самом деле...
- Пожалуй, нет. Не передумал. - Он улыбнулся, шутя и в то же время оставаясь серьезным: - В качестве нового... нанимателя вы меня пока устраиваете.

+2

5

Ольгерд взял листы, скептически оглядел Витека.
- Уточню еще раз. Вы поступаете в штат Общего отдела в должности курьера с расширенным функционалом под моим личным началом. Я, если вы вдруг забыли, Ольгерд Радзишевский, заместитель инспектора Общего отдела.
Пан ненадолго замолчал.
- Что вы смотрите на меня глазами новорожденного телка? Помните, пр каких обстоятельствах вы к нам попали, и на что согласились? Если да, то собирайтесь, можете сходить домой за личными вещами и завтра с утра приходить оформляться. Как закончите с бумагами, явитесь ко мне на доклад. Вам есть, куда идти? Будут спрашивать, вы у нас отпущены под подписку о невыезде. Надеюсь, объяснять, то, что вы у нас работаете - это конфиденциальная информация, вам не требуется?
Парень несознательно бесил Радзишевского своей какой-то беспомощностью и напускной уверенностью и неким кокетством. Но пока все ниточки дела сходились на этом лохматом чуде.
- Отвечайте!

+1

6

Парень улыбнулся чуть шире, наклонил голову, пряча взгляд под растрепанной челкой, чтобы не раздражать, но продолжая рассматривать сокола.
- Да, пан Радзишевский, я помню, на что согласился. И при каких условиях. Ваши слова о... кхм, степени контроля я тоже помню. - Он задумался на минуту. - Куда идти, есть. Напоминать не надо.
Последняя фраза прозвучала с некоторой долей неуверенности. На подписку, о работе не упоминать. А какого ж хрена он сюда в таком случае должен будет каждый день таскаться и как это объяснить? Ладно, приличные люди не станут спрашивать, а все остальные... Ну, по ситуации смотреть надо. Хотя с таким подходом оспорить коврик уже не казалось парню плохой идеей.
- Мобильник и куртку можно будет забрать?
Про остальные вещи, среди которых ценного были только деньги и любимый нож, он не стал упоминать. Либо и так вернут, либо - скажи спасибо, что домой в феврале пойдешь не в футболке, и тогда правда лучше не заикаться. До дома было далеко. А вдруг?

+2

7

Ольгерд прикрыл глаза и сделал глубокий вдох.
- Личные вещи и все, что было изъято при задержании, тебе вернут. На все вопросы скажешь, что ходишь отмечаться и что  мера наказания тебе назначена - общественные работы при отделе.
Радзишевский медленно выдохнул.
- Завтра в девять чтоб был в отделе. Ловить тебя еще раз мне не улыбается. Пропадешь, так легко не отделаешься. Ясно? Тогда одевайся и можешь быть свободен. Дежурный предупреждение.
Пан открыл глаза и подошел в упор к парню, жестко ухватил рукой за подбородок, чтобы не отвернулся, заглянул в глаза.
- Надеюсь, тебе все ясно. Надень серьги. И что как штык! Понял?

+1

8

В принципе, Матек уже какое-то время подозревал, что диалог пошел не в том тоне, но в чем конкретно он прокололся, не доходило. Сейчас стало не до причин - слишком уж очевидны оказались последствия. Он все-таки отвел взгляд, поза немного изменилась - парень машинально подобрался, осмотрел лазарет. Как будто прикидывал, куда отпрыгнуть в случае чего. Потребовалось усилие, чтобы не попытаться уйти от контакта.
Прямого взгляда вор никогда не любил, не выдерживал, и сейчас сосредоточился на точке на лбу офицера. Радзишевский был ощутимо выше, смотреть на него так было неудобно и неприятно.
- Я понял. - Тише, без прежней мягкой улыбки в голосе. - Все сделаю. А... - Секундное замешательство, рука машинально коснулась уха с сережкой. Очень робкое: - Еще одну?..

+2

9

Ольгерд отпустил парня, с трудом сдержался, чтобы не вытереть руку.
- Не помешает. А то влезешь еще куда-нибудь. Дракона разбудишь, отмывай тебя потом от стен...
Пан горестно вздохнул, отворачиваясь.
- А девкой был бы краше...
Ольгерд усмехнулся.
- И где вас таких манерных делают?! Иди уже.
Руки чесались отвесить бывшему вору направляющий шлепок по тощему заду, и Ольгерд не отказал себе в этом удовольствии, придавая Матеку ускорение в сторону двери довольно ощутимым шлепком по ягодицам.
- Брысь. Завтра не опаздывай.

+1

10

"Ах ты ж!.."
Дальше было нецензурно даже в мыслях.
Девкой. Краше. Нет, все может быть, но в таком контексте! С таким сопровождающим жестом. Вор не то чтобы обиделся, или там всерьез воспринял как намек... Но промолчать не мог просто физически!
Отошел на пару шагов, обернулся, изобразив на лице улыбку кроткую и немного виноватую.
- Простите, пане, на работе шашней не завожу...
И все-таки свалил, пока по роже не прилетело.

+2

11

Радзишевкий все же расхохотался вслед ушедшему мальчишке. Точно девочка. Небось еще и опущенный, но раз уж пан взялся, теперь придется их этого воробья мужчину делать. Отсмеявшись, Ольгерд направился к себе в кабинет, по пути читая, что же все же Матек изволил о себе поведать. Уже в кабинете он принялся делать пометки на полях рукописи, отмечая, что ни единого имени, кроме родителей, упомянуто не было. Это снова вызвало досаду. Ушел он с работы поздно. А на следующий день появился в отделе ни свет ни заря, чтобы уже детально подготовиться к разговору со своим будущим подчиненным. Ну и текущие дела никто не отменял. Матек проходил у Радзишевского в качестве общественной нагрузки.

+1

12

Юноша начал свою новую карьеру с феерического опоздания. На два с половиной часа. Если честно, идти после такого вообще не хотелось. Памятуя, что уважительной причиной для срыва договоренностей может быть только скоропостижная кончина или аналогичная по эффекту травма, Матек заранее чувствовал себя больным. Что вылилось в дополнительные полчаса задержки...
"Черт. Куда бы провалиться?"
Но ни одного подходящего люка почему-то не встретилось.
Если люди, занимающиеся оформлением документов, преимущественно о точном времени визита не знали, то вот идти во второй половине дня к Ольгерду... Мысль "А может, не надо?.." преследовала парня все то время, что он искал кабинет заместителя инспектора. Тем не менее, он туда дошел. Постучал.
"...пять, шесть, семь..."
На пятнадцати он собирался сделать вид, что никого нету.

+2

13

Не дождавшись Витека к началу рабочего дня, Ольгерд очень деликатно осведомился в отделе кадров, не появлялся ли оный персонаж, а выяснив, что не появлялся, занялся текущими делами. Рапорты, отчеты, сводка происшествий, спарринг, обед, работа со стажером. Когда в кабинет постучали, Радзишевский уже дошел до белого каления, ожидая появления Витека. Свои в кабинет не стучали, зная привычку шефа всегда быть занятым. Если что-то срочное, можно и без стука, а если нет, подумай еще раз, нужен ли тебе пан, чтобы решить вопрос.
Дверь распахнулась так, что едва не слетела с петель. Внешне пан был все так же сдержан и почти без эмоций, и только по силе удара двери о стену можно было судить, в каком пан раздражении.
- Добрый день, Матеуш, вы все же решили почтить нас своим присутствием.
Голос Радзишевского звучал почти ласково, с глубокими мурлыкающими нотами крупного хищника семейства кошачьих, явно вышедшего на охоту.
- Проходите, будьте ласковы.
Пан пропустил парня в свой кабинет и очень аккуратно закрыл дверь, потом в два шага дошел до стола и силой усадил Матеуша в кресло для посетителей, сам встал напротив, опираясь руками на подлокотники и смотря на бывшего вора немигающим взглядом.
- Поведайте мне, что же вас так задержало на пути сюда.
Радзишевский почти улыбался, заглядывая Витеку в глаза и склоняясь над ним все ниже

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2017-04-05 18:15:38)

+2

14

"Точно, надо было вообще не приходить", - подумал парень, лихорадочно соображая, как будет объясняться. - "Я адрес оставлял? Оставлял. Вот. Там хоть есть, куда бежать"
Пан Радзишевский не оставил ему даже минимальной свободы маневра. Это было плохо, а еще это было показательно. Наверное, в следующий раз надо лучше следить за временем. Оправдываться Матеку никогда раньше не приходилось, только отбиваться. Все было предельно просто, причины косяка никого не волновали. Ну... разве что патрона. Но от того не хотелось провалиться куда-нибудь в подвалы, где будет сложно найти.
- Прошу прощения, - с некоторым трудом справившись с голосом, осторожно начал парень. И прикидывал, что если сползти с кресла и ударить офицера под колени, то шанс поменять диспозицию есть. Только вот куда потом? - За опоздание. Я не услышал будильник.

+2

15

Пан улыбнулся. Почти нежно и ласково, кивнул, отстранился. Улыбка стала шире.
- Ну что же вы, Матеуш, как не хорошо, опаздывать в первый рабочий день. Ай-ай-ай
От интонаций Ольгерда разве что мед не тек с его уст. Пан погрозил Витеку пальцем. Потом резко сдернул его с кресла и поднял на ноги, оглядел с ног до головы.
- В другой раз ваша несобранность может стоить жизни вашему коллеге.
Голос стал холоден и жесток. Радзишевский перехватил Витека за шиворот и выволок на середину отдела.
- Офицеры! С сегодняшнего дня этот человек работает в нашем отделе под моим личным патронажем. Моя задача - максимально быстро привить ему навыки дисциплины и выживания в условиях враждебной среды и помочь справиться с возложенной на него миссией по раскрытию тяжких преступлений против общества и человечества. Надеюсь на ваше содействие и понимание.
Голос Радзишевского разносился по всему помещению Общего отдела.
- С первого же дня этот человек, очевидно, еще не осознавая всю важность возложенной на него задачи, допустил нарушение, за которое сейчас и понесет наказание.
Он повернулся к Витеку.
- Здесь или в кабинете?

+1

16

Какой-то подлянки Матек определенно ожидал... Но не такой же!
Так погано ему не было уже давно. С одной стороны, какое ему дело до этих людей? Частью этой группы он себя не представлял даже после заключенного соглашения. Работать на - да. Работать вместе... Ему даже напарников брать никогда не приходилось. К командной работе вор был огранически не приспособлен, дергаясь, не доверяя и не имея ни малейшего представления, зачем может быть нужен дополнительный балласт, от которого неизвестно, чего ожидать.
С другой - выжить среди них все-таки хотелось. А эта задача трудно коррелировалась с таким вот вступлением. Другой причины парень придумать не мог, хотя подозревал, что либо чего-то не понимает, либо не до конца с собой честен.
В любом случае, это было пиздец как неприятно.
"Наедине, пожалуйста!"
- На ваше усмотрение. - Голос был тих и сдавлен.

+2

17

Ольгерд мысленно усмехнулся. Теперь за этого парня отдел любого на лоскутки порвет, потому что иначе он сам порвет на эти лоскутки всех и каждого из своих подчиненных. И примут его сразу, кто из любопытства, кто из сочувствия. Но всего этого Матеку понимать не нужно точно. А вот что ошибка одного здесь может стоить шкуры всем - усвоить должен. Они - боевое оперативное подразделение, и он теперь - часть команды.
- Брысь в кабинет.
Он отпустил Витека, обвел тяжелым взглядом отдел, убедившись, что все присутствующие осознали и прониклись, а потом развернулся и тяжелым шагом направился за бывшим вором. Пороть детей никогда не поздно.

+1

18

Приказ был воспринят как подарок, вора как ветром сдуло.
Его слегка трясло. Парень сам не понимал, отчего, но успокоить дыхание не получалось. Не страх, не стыд... Но впредь лучше приходить вовремя. Повторения этой незабываемой выволочки ему определенно не хотелось. А что еще сейчас будет!
Когда Шафранек зашел в кабинет, то взгляд его наткнулся на спину сидящего на противоположном краю стола парня. Напряженные плечи, обтянутые водолазкой, опущенная голова. Рук не видно, но можно догадаться, что пальцы переплетены и крепко сжаты. Нервозность в каждой черте, в самой позе. Не страх, не стыд, не смущение. Но определенно нежелание здесь находиться.
- Спасибо. - Тень иронии во все еще плохо подчиняющемся голосе.

+2

19

Пан закрыл за собой дверь, и снова медленно выдохнул. Масштаб катастрофы вставал за спиной Витека во всей глубине и многообразии форм, приводя Радзишевского в состояние среднее, между неконтролируемой яростью и глухим унынием. Некоторое время он стоял, молча разглядывая этот обелиск пиздецу на своем столе, но довести задуманное до конца все же придется.
- Раздевайся. После этого руки на стол, ноги на ширине плеч, спиной ко мне.
Голос пана звучал тихо и яростно, взгляд не мигая следил за каждым движением Матека, ловя каждое изменение его мимики и позы. Ольгерд все еще на что-то надеялся, но понимание все неотвратимей наступало в его сознании. Он молчал и ждал.

Отредактировано Ольгерд Радзишевский (2017-04-06 07:31:54)

+1

20

Парень стремительно обернулся, впился взглядом с лицо Радзишевского. Мысли, гуляющие в светлой голове, собиранию в единое целое не поддавались. Мелькали там обрывки вчерашнего разговора, особенно его окончание, вопрос о месте, последний приказ офицера... Он очень надеялся, что понял сокола не так. Что ошибся. Лучше быть идиотом, чем... кхм...
- Нет.
И отказ, и обвинение, и требование объяснений в одном слове. И что-то в тоне, в напряженной позе говорило, что юноше это слово далось тяжело, пошло в разрез с чем-то, что он решил для себя еще тогда, после первой встречи в этом кабинете. Вместе с тем он чуть отступил, прикидывая, что в кабинете хватает мебели, вокруг которой мелкого вора можно ловить долго. Главное - не подпустить слишком близко, потому что в весе офицер превосходил мальчишку раза в полтора, и это был ни разу не недостаток! Про тренировку и говорить нечего.
"Но лучше бы я все-таки не так его понял!"
Впрочем, Матек сомневался, что в таком настроении пан Ольгерд станет что-то объяснять.

+2

21

- ЧТОООО?!!!!
Пан Радзишевский очень гордился своей выдержкой, но, сейчас, кажется, он все же нашел ей предел и исчерпал его до дна. От мощного командирского рева чудом не вынесло стекла и перекрытия. Ольгерд очень медленно и плавно двинулся в сторону бывшего вора, а ныне - доблестного курьера Общего отдел. На лицо пан был бледен, губы сложились в тонкую линию, дышал он медленно и размеренно. Даже пластика изменилась, движения стали текучими и немного смазанными.
- Вы меня не поняли или не расслышали?
В голосе снова проступили мягкие кошачьи интонации.
- Что, мать твою в квадратный корень, не ясного?! Дергаться вздумал?!
Радзишевский неумолимо приближался к столу, неотрывно следа глазами за Витеком, глаза почернели от расширевшегося во всю радужку зрачка.
- Штаны снял, живо!

+1

22

Доблестный курьер прикидывал, под стол или по креслу на стол, когда пану Ольгерду придется стол обходить. И куда лучше спрыгивать... Да, точно. Поверху можно будет изменить направление бегства.
Объяснять что-то чтимый начальник явно не собирался. Матек метнул отчаянный взгляд в сторону двери - хоть бы не случилось ничего, что потребовало бы срочного участия заместителя инспектора! Свидетели тут явно лишние. Но это было и проблемой - сбежать из кабинета нельзя. Вообще нельзя, никак. Разве что в окно - и ходу нахрен подальше! Но вот что потом делать? Вешаться. Быстрее и безопаснее.
Идея вдруг показалась дивно привлекательной. Какое помутнение на него нашло, когда вор на это соглашался?! И что за техника занимает половину полезного пространства стола и сколько она стоит? В смысле, ее можно случайно уронить, или потом еще и без зарплаты работать придется?
По-хорошему, надо было занять такую позицию, чтобы точно не достал, и поговорить. Но юноша пребывал в состоянии редкостного эмоционального шторма, и горло перемкнуло намертво - ужасом, паникой, непониманием и шалым адреналином, бурно кипящим в крови. Так что по-хорошему не получалось. Парень неплохо понимал, что в замкнутом пространстве никуда не денется, но остановиться не мог.

+1

23

Пан продолжал неумолимо надвигаться. Попавшееся по пути кресло он просто отшвырнул за ненадобностью. Погром в собственном кабинете пан после разберет и объяснит. Если потребуется.
- И куда же это ты собрался, любезный?
Единственная слабость, Ольгерд разговаривал с целью. Отвечать можно было, но все сказанное уже не имело бы никакого значения. Пространство три на четыре метра, с типовой мебелью, перегороженное, с решеткой на окне. Вариантов движения не так много. И что мальчишка решит?
Пан метнулся вперед, чтобы резким движением схватить парня за пояс брюк  перекинуть через коленку.

+1

24

Отвечать юноша точно не собирался. А вот швырнуть под ноги Шафранеку его же кресло, махнуть через стол, опрокинуть вешалку, запнуться о кресло для посетителей, с которым хозяин кабинета столь грубо обошелся... Это все запросто! Парень не думал, куда он денется. Он просто стремился не дать к себе прикоснуться, потому что понимал - стоит Радзишевскому его поймать, и все. Забег окончен. Но, может, старший и более массивный офицер выдохнется раньше? Ага, щаз.
Ситуация упорно напоминала вору детство. Правда, там было помещение попросторнее, зато дверь заперта и даже теоретических путей к отступлению не предвиделось. А еще было неудобно перед соколом. Вроде обещал исполнять приказы... Но не такие же!

+1

25

От кресла Ольгерд легко увернулся, плавно уходя в сторону. Через собственный стол перемахнул тоже играючи, в полете уворачиваясь от падающей вешалки. Приземлился на ноги, давая Витеку последний шанс одуматься и проявить послушание. И снова молча и неторопливо двинулся к курьеру. У Радзишевского даже дыхание не сбилось и прическа не растрепалась от этих упражнений.
По пути пан расстегивал свой армейский ремень. Широкий, удобный, прочный, с хорошо лежащей в руке пряжкой, но чтобы ощутить это, его надо вынуть из брюк. Ольгерд шел, снова уравновешенный и почти умиротворенный. Вспышка ярости на время отступила. Сейчас важным было довести все до конца. Основательно и последовательно, чтобы Витек запомнил все и осознал.

+1

26

Дверь была рядом - и с тем же успехом могла быть за километр. Нет уж! Выступление, предваряющее эти гонки по пересеченной местности, было достаточным для зрителей, все остальное только наедине!
Становилось мучительно страшно. Не потому, что, судя по легкости движений пана у вора не было шансов, это он и так понимал. Но после сего цирка с конями наступит "потом". Когда закончится отмеренное Радзишевским наказание, и надо будет как-то реагировать. Надо будет что-то с этим делать.
Где-то на периферии сознания мелькнула мысль, что неплохо было бы не вынуждать пана призывать к повиновению силой. Потопталась, устраиваясь, и стала занимать все больше места. Даже компромисс с гордостью нашла! Когда пан Ольгерд оказался достаточно близко, вор бросился вперед и чуть наискось, проскочить понизу, кувырком. С менее ловким противником сработало бы.

+1

27

Ольгерд лишь головой покачал, перехватывая Витека в процессе его валяния по полу, перекинул через кресло, грудтию вниз. Заломил ему руку за спину, чтобы у Витека не было больше возможности дергаться, второй рукой довольно ловко расстегнул и сдернул с него брюки, обнажая ягодицы мальчишки. Все так же удерживая его на кресле, вытащил из брюк свой ремень.
- Вот скажи, стоило ли так бегать? Мы же оба знали, чем это кончится. Орать будешь или обойдемся без кляпа?
Голос Радзишевского снова был абсолютно безэмоционален, а сам пан абсолютно спокоен и собран. Осталось не так уж и много до завершения процедуры. А потом можно будет и поговорить. За жизнь или о чем там мальчику придет в голову всплакнуть в этот раз.

+1

28

- Уборка - одно из моих любимых развлечений, - буркнул парень куда-то в кресло. Даже не соврал. - Обойдемся.
Шума и так было достаточно, а проверять, что именно сокол использует вместо кляпа вору не хотелось. У него была достаточно богатая фантазия!
Настолько мальчишкой он себя не ощущал даже в детстве, когда за ремень брался его отец. Возможно, как раз потому, что тогда он был ребенком, а сейчас вроде уже не диточка. Наверное. Угу. Самому не верилось. Да и рука у пана Радзишевского оказалась тяжелой!
Зато чуть отпустило. Он все-таки ошибся в соколе, и это было приятно. Злило, конечно, и череду глупостей пора как-то заканчивать, но душу все-таки грело.

+1

29

Пан одобрительно усмехнулся. Кажется, голой жопой кверху новый курьер соображает намного лучше. Мысль оставить его так ходить в рабочее время вызвала усмешку. А что делать, если у этой юной красотки мысль мозга через жопу лучше достигает?!
- Так-то лучше. Да не дрожи ты, калечить тебя никто не собирается. Но раз слова не понимаешь, как с тобой иначе? Ты понимаешь, за что сейчас огребешь?
За первым вопросом последовал первый удар. С пятой точкой бывшего вора Радзишевский не церемонился, бил аккуратно, но сильно, как родного сына, и как его отец в детстве. Так наука крепче в мозгу задерживается и надолго там остается. Обычно - на всю жизнь.

+1

30

Этот недостаток за вором правда водился, вот такими методами он зачастую понимал намного лучше. Но обычно ему хватало одной-двух демонстраций, чтобы начать слушать, что говорит заведомо более сильный человек.
Вопрос, однако, уже сейчас требовал ответа.
- За опоздание и неподчинение приказу.
Не в первый раз.
Как оказалось, в любом деле важно поймать баланс. Даже в таком неблагодарном, как воспитание давно взрослого преступника посредством ремня. Это было очень необычное утверждение, которое владело сознанием Матека, когда он пытался отдышаться. Бывало больнее. Бывало обиднее и унизительнее. Но... Да, он готов был признать, что метод очень действенный.

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Пробы пера