Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.

               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » Не всякий способен смеяться в мертвецкой


Не всякий способен смеяться в мертвецкой

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 11 сентября 2015 года, вечер
Место действия: Помещение морга при "Соколе".
Действующие лица: Кшиштоф Арцман, Яцек Лазар
Преамбула: Проникнувшись атмосферой морга во время экскурсии с группой, Яцек напрашивается уже на индивидуальную. Благо возможность есть.
Краткое содержание:

0

2

Ночь. Улица. Фонарь.
Мертвецкая.
Бессмысленный и тусклый свет флюоресцентных ламп прозекторской. Прикрытые хрустящими от крахмала простынями трупы в холодильницкой – Кшись любит наводить порядок после официального окончания рабочего дня, пожелать доброй ночи всем присутствующим и удалиться на рабочее место, где его уже ждёт кружка чёрного крепкого растворимого, небольшой телевизор, показывающий исключительно в ч/б без звука, папки с отчётами, которые ещё предстоит заполнить и расфасовать по отделам.
Канал старого кино – в чёрно-белой подаче и без звукового сопровождения любой фильм приобретает особенную эстетичность.
Да, у Арцмана есть странности, и красивое он видит там, где не следовало бы – в безупречной сегментарной резекции желчевыводящих путей, например. И в ночной работе, наедине с мыслями и тишиной.
Первый глоток, первая затяжка сигареты; обычно ему не разрешают смолить на рабочем месте, пожарная сигнализация всё-таки, но он предусмотрительно включает вытяжку.
«ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА» - настукивает на клавиатуре Кшиштоф, боковым зрением поглядывая в экран телевизора.
«Из постановления известно: труп с видимыми признаками насильственной смерти гр. Поласухер Йоханы, обнаружен 09 сентября 2015 года в 17.20 часов по адресу: Krakow, Krowoderski park».
Палец щёлкает по энтеру, пальцы механически справляются с поставленной задачей, но мысли витают где-то не здесь: сейчас его больше занимает рефлексия над недавно освоенной книгой. «Сад Иеронима Босха» в вольной интерпретации переводчика.
«Трупное окоченение слабо выражено во всех группах мышц. Трупные пятна разлитые, багрово-синюшные, располагаются на заднебоковых поверхностях туловища и конечностей, при надавливании пальцем не изменяют своей окраски».

Чуткий слух улавливает шорох со стороны входной двери, и судмед торопливо комкает фильтр сигареты в импровизированной пепельнице-плевательнице, разгоняя дым ладонью. Кого там принесла нелёгкая?
Он поправляет халат, идёт проверять визитёров. Хоть бы не ночная вахта, господи.
За дверью будто понимают, что идут по их душу, и шуршать перестают, но бдительность тёртого еврея не перехитришь. Выждав ровно пять секунд, он резко открывает дверь наружу.
И обнаруживает за дверью совершенно неожиданного гостя.
«Здравствуйте, я ваша тётя, приехала из Бразилии» - проносится в голове у Кшеся стремительная мысль. «Там очень много диких обезьян».
Фотографическая память прозектора перелистывает многочисленные странички памяти, и, найдя нужную, тычет пальчиком в лицо.
Один из недавних экскурсантов морга – откуда их приводили, сосунков этих, из местного госпиталя, что ли? Единственный, кто не был похож на впечатлённую лань, а резво, и порой борзо интересовался подробностями вскрытия, интересными казусами из практики и даже попробовал на ощупь недавно доставленный труп. Благо, что на резекцию не напросился. Выходил последним, будто стараясь запомнить помещение в доскональности.
И конкретно достал вопросами Арцмана.

- Так, ясно.
Тут прозектор уже переходит на общедоступный польский.
- Дай угадаю; ты один из тех, кто ни один вечер не обходится без криминальных сводок? И считает профессию сродни моей настолько вдохновляющей, что вот сейчас ты, вместо того, чтобы делать уроки и радовать маму оценками, припёрся сюда с жаждой острых ощущений? Чего ж тогда в педиатрию пошёл, орёл?
В голове, помимо язвительно-риторических вопросов, формируется тревожная мысль: кто пустил сюда постороннего? Без пропуска во внутренние отделы «Сокола» не попасть. Следовательно, пацан или стырил у кого-то валидную карточку, или у него здесь есть конкретные друзья. Не через форточку же просочился.
- Я не знаю, как ты сюда попал, но выйдешь так же, как и зашёл. Закрыто для посещения, части тел усопших не продаём, обняться с трупом на прощание – по прейскуранту, который, кстати – с тыльной стороны двери. Двигай телом, или будешь разговаривать не со мной, а с ребятами из ДБР.

Отредактировано Кшиштоф Арцман (2017-03-25 12:59:09)

+3

3

- Какая все-таки хуйня, - мысль отдавала неясной тоской, развивать ее откровенно не хотелось, думать о первопричинах – тоже. Объяснять самому себе, почему застыл перед входной дверью в помещение морга и подавно. Дело было явно не в нерешительности.
А началось все с злоебучей экскурсии. Проникнувшись трепетной любовью к просветительским походам еще на школьной скамье, будучи студентом, Яцек свое мнение не изменил. Есть ли разница двенадцать тебе или двадцать пять, если галдящая толпа, передвижение тесными группками, без воилзможности съебать в место поинтересней, сомнительной ценности информация, предоставляемая бездарными экскурсоводами, оставались неизменными? Разве что цель состояла уже не в культурном развитии, а в профессиональном. А вероятность того, что экскурсия будет не только полезной, но и интересной была все так же удручающе мала. Но ходить все равно приходилось - обязаловку еще никто не отменял.
Правда, и приятные исключения бывали. Взять, к примеру, тот же морг. Да не простой морг, а соколовский, что само по себе было отдельной темой. Узнав куда их потащат на этот раз, Яцек сходу запретил себе надеяться хоть на что-то приличное.С удачей Лазара экскурсоводом явно окажется какое-то ебанько, сродни его любимому преподавателю. Старое мудлище, даром что заслуженное, что вело у них пат.анатомию, парень презирал. Лектор из него был откровенно хуевый, а на практике пана Комаровского  и вовсе хотелось самого уложить на стол, а дальше точнехонько по учебнику. Яцек терпеть не мог некомпетентных преподавателей и не стеснялся в полной мере демонстрировать свое отношение профессору. Понятное дело, что при таких раскладах в топ-пять любимых студентов пана Комаровского, Лазар никогда не входил, несмотря на способности и откровенный интерес.
А ведь к патанатомии у Яцека были особые чувства. Если отбросить всю ту хуйню, где он педиатр, изначально реализовать себя Лазар хотел далеко не в детских палатах. Вот только его жизненные ориентиры указывали далеко не в сторону прозекторской. Было бы ложью утверждать, что Яцек участью своей был недоволен, понимая всю ее значимость. Но мечталось все равно о другом. Поэтому от экскурсии он ничего хорошего не ожидал, хотя откровенный интерес скрыть даже не пытался.
И вот тут-то нежданно повезло настолько, что привычно забив на чужое неудобство, Лазар оттеснил группу и сопровождавшего их преподавателя на задний план, вцепившись в пана Арцмана не хуже рыбы прилипалы.
Покидая помещение после окончания отведенного времени, Яцек едва ли не урчал от довольства, урвав от посещения морга возможный максимум. Не то чтобы это могло полностью удовлетворило интерес Лазара, но ближайшее время он нацелился попасть сюда снова.
Решив не затягивать, вечером того же дня Яцек позвонил дяде Лешеку, выпрашивая разрешение на посещения морга уже самостоятельно. Не забыв при этом уточнить, с чем можно было подкатить к пану Арцману, чтобы его сходу нахуй не послали. Лешик просьбе племянника внял, проход организовал, даже намекнул, что может понравиться Кшиштофу, но договариваться отправил самостоятельно. Яцек был не против. Если парень действительно испытывал в чем-то необходимость, он мог быть по настоящему убедительным, вспоминая, что его обаяние строится не только кривоватых ухмылках и умении слать нахуй одним движением брови. Но перед дверью морга все равно остановился, в задумчивости покусывая нижнюю губу.
Размышления Яцека прервал выглянувший Арцман, выглядевший не слишком довольным нежданным посетителем, что было не удивительно. Слова судмедэксперта нисколько не смутили, а скорее расшевелили, приводя в тонус.
- Зачитываюсь прям, - согласно покивал Яцек, с таким видом, что сомнений в истинном значении слов возникнуть не могло даже у недалекого идиота, коим судмед вовсе не являлся, - Я, пан Арцман, либо въебую на учебе и работе, либо сплю. Времени на что-то помимо, в частности, дрочки на криминальную хронику, у меня не особо остается. И профессию эту считаю нихуя не вдохновляющей, но искреннего интереса это не отменяет. Вы верно подметили, я педиатр, и все это - Яцек указал на открывающийся за спиной Арцмана вид, - мне не светит даже при лучших раскладах. Поэтому раз уж мне привалило счастье в виде вас возможность упускать я не собираюсь.  И позвольте в таком случае поинтересоваться, сколько будет стоить обняться с судмедэкспертом? Этого хватит? - поинтересовался Яцек, легко взболтнув бутылкой Tullamore Dew, извлеченной из рюкзака, другой рукой достав из кармана штанов пропуск, выписанный на его имя, -  А попал я сюда исключительно законным путем, поэтому свидание с ДБР мне не светит.

+3

4

Признаться, высокочтимый пан Арцман пребывает в некотором замешательстве.
С одной стороны – тут щегол, у которого «мечтавсейжизни» отскребать от асфальта и собирать по пакетикам тела при жизни магически одарённых личностей, которым не соблаговолила фортуна. Щегол забавно матерится, и в чём-то даже делает честь сквернослову-прозектору, который вынужден прогнать с уст ухмылку. Счастье для него, ну конечно.
С другой стороны – у щегла в руке хороший ирландский вискарь, и это факт, который мешает с порога послать любопытствующего в пешее эротическое.
Судмед резким движением выдирает у недоучки-педиатра бутылку, прикрывает дверь. Внимательно изучает на просвет консистенцию напитка, придирчиво оглядывает этикетки. Пробует на зуб пробку.
Нет, на палёнку не похоже – а у мосье алколюбца на такие вещи просто печёночный нюх.
Тулламор Дью, между прочим. Не хуйня какая. Кто-то явно знал, что предпочитает нелюдимый работник морга. Плюс абсолютно валидный пропуск. Это всё какая-то гнусная инсинуация.
«Ну, собственно говоря» - в голове возникает тот самый мерзкий голосок, что обычно звучит с левого плеча. «Никакой трагедии не случится. Дашь ему посмотреть на пару подгнивших, сам убежит».
Кшиштоф всё ещё колеблется, и тут бесёнок ошую выдаёт контрольный в голову:
«Там в шкафу мензурочки есть». Невыносимо, просто невыносимо, надо завязывать, иначе сюда будет подваливать любой желающий за бутылку горючего.

Дверь снова резко открывается, оставляя ровно такую щель, чтобы ночной визитёр проскользнул внутрь.
- Заходи - не бойся. – Вполголоса и едко выдаёт Арцман, запуская в свою святая святых незваного гостя. Продолжение напрашивается само собой: «выходи – не плачь». Мельком Кшись отмечает проколотый нос, пяток висюлек в ухе молодого человека. Ухоженные, взращенные волосы. Больше похож на стандартного неформала, нежели на человека, любящего возиться с детишками. Арцман коротко вздыхает, вспоминая его заинтересованность в деле резекционном. Все вы такие нигилисты и циники до первого вызова на недельного утопленника.
- Если ты думаешь, что мы тут анекдоты травим и почками разбрасываемся – то придётся завязать думать вообще. В основном это сидение за оформлением отчётов и заключений пост-мортем.
Он поворачивается спиной к студенту, достаёт из шкафа мерную мензурку. Пригашивает телевизор – там как раз начинается комедия положений, которых еврей на дух не выносит.
Наливает исключительно себе - не в знак неуважения, просто принимает подарок как должное. Опрокидывает с тыльной стороны ладони, занюхивает рукавом.
- Хороший выбор.
Циановый взгляд упирается во взор голубых глаз. Прозектор чуть прищуривается, склоняет голову на пару градусов вправо:
- Ты явно знал, что приносить. Учитывая то, что на брудершафт мы не пили – тебе подсказали. Плюс карточка, это значит, что (перст указывает на карман, в котором скрыт пропуск) кто-то, кто работает здесь, организовал тебе очную ставку. Осталось только понять, кто из. Ты представишься, и будет проще выяснить, кто у тебя тут работает – дядя, бабушка или просто друг. Моё имя ты уже знаешь, поэтому повторяться не вижу смысла.

Ещё одна стопка – это помогает контактировать не только с усопшими. Он аккуратно отставляет презент на свободный участок стола. "Надо бы запереть дверь" - думается ему. За такие визиты вообще не должны по голове гладить, а за подпитие на рабочем месте предстоит неприятный разговор с начальством. Как минимум.
- Хочешь обняться – прекрасно, считай, одиночный инвайт ты себе купил. У нас пополнение, по которому я как раз пишу отчёт. Холодные руки, некогда горячее сердце, всего пара унций крови в остатке. Ищет обеспеченного, красивого мужчину, которому есть что рассказать о себе.
Кривая краткая улыбка вновь пересекает лицо неприятного рыжего иудея; в грудь юноше прилетает пара перчаток. Второго халата нет, не обессудьте.

Отредактировано Кшиштоф Арцман (2017-03-25 23:15:30)

+3

5

На захлопнувшуюся перед носом дверь, как и выхваченную из рук бутылку, Яцек даже не дергается, оставаясь спокойно стоять на месте. Когда ты на ночь глядя, без приглашения прешся к мужику, у которого навряд ли есть коврик с надписью "welcome", сложно ожидать радушной встречи. И когда дверь открывается во второй раз, Лазар лишь молча проскальзывает внутрь, с не меньшим интересом, чем в первый раз оглядывается по сторонам. Без толпы сокурсников ему здесь определенно нравится больше.
- Какая жалось, - Яцек в притворном расстройстве качает головой, - А я надеялся, что сомнительный юмор - основа профессии. - Представление студента о судмедэкспертизе уходит несколько дальше подростковых мечтаний, но продемонстрировать это он предпочитает на практике. Бахвальства Арцман может не оценить и будет прав.
Распитие вискаря в одну рожу тоже остается без комментариев. Не стоит мешать человеку смаковать напиток, особенно если тому нравится. А Яцек постарался, чтобы судмеду правда понравилось - бухло было не из дешевых. Но если все сложиться как надо вложение будет оправданным.
Нехитрое логическое заключение удостаивается подтверждающего кивка, но облегчить задачу и сходу называть имя родственника Яцек не собирается. Зато сам представляется с легкостью. Вариантов все равно несколько, даже любопытно узнает ли Арцман по чей протекции его сюда пустили.
- Яцек Лазар. Можете начинать угадывать. - перчатки студент ловит, натягивая в два движения. Отсутствие остальной экипировки его огорчает, но не настолько, чтобы отказаться от затеи. Да и поведение Арцмана вызывает скорее сдержанное одобрение. Будто в отражение смотришься, ей богу. Яцек рад, что братец этого не видит - сученок мог бы знатно повеселиться за его счет. Одного рыжего мудака и так сегодня хватит за глаза.
Лазар зеркалит улыбку судмеда, слегка склоняя голову к левому плечу.
- Чудно, он как раз в моем вкусе. Надеюсь мы поладим, - и поди разбери только ли в отношении трупа была произнесена фраза.

Отредактировано Яцек Лазар (2017-03-26 02:51:20)

+2

6

- Она. – Ехидно поправляет танатолог, беря направление по курсу кондея.
В шарады играть Арцман не собирается – за такое не доплачивают сверхурочно.
Имя ему ни о чём не говорит. «Лазар, встань и иди» - насмешливо эхом в голове отзывается библейская аллегория.
Кшиштоф злится на внезапный приступ склероза, из-за чего слишком резко шагает в сторону холодильного отделения, агрессивно ворочая ключом в массивном замке.
Можно попробовать зайти с другой стороны, и начать дедуктировать от подарка. Кто-то явно знает, как подобрать ключ к запертому на все замки эксперту по усопшим. Пани Анна Лещинская, например. Как-то раз, желая отделаться от настырного юриста, Арцман неаккуратно уронил, что шоколадки не пьёт. Его намёк был воспринят буквально. И выбор Анны обладатель рыжины одобрил. Круг подозреваемых здорово сужается.
- Не понимаю, какое отношение ты можешь иметь к Лещинской, но тем не менее. - Бурчит с плеча Кшиштоф, нашаривая выключатель во мраке.
Блядь, чуть не забыл про стандартный подход к умершему. "Всё из-за тебя" - гневно и мысленно обвиняет во всех смертных грехах щегла товарищ трупорез.
Кольчужные перчатки, комплект хирургический стерильный. Выглядит похлеще инопланетного скафандра, но должно быть по стандарту.
Это всё ищется в ритме вальса под спидами - и выдаётся на руки Лазару; пожалуйста, бля, одевайся побыстрее, и нет, это завязывается не там, а бахилы надо надеть на ноги.
Сам Арцман переоблачается не менее спешно, от переизбытка антипатии надрывая завязочки на рукаве и с протяжным "ой ёбенамааааать" перезавязывая их.

В секционной достаточно прохладно, благо, что изо рта не вырываются облачка конденсата.
Глядя на воодушевлённого лёгким почином Яцека, Кшись в очередной раз подавляет усталый вздох. Возникает чисто человеконенавистническая мысль: а не запереть ли его здесь, чтоб хорошенько промёрз? К утру вылетит сам, рыбкой, и больше никогда не помыслит приближаться к трупам на расстоянии вытянутой руки. Подобного рода порывы еврей старается отгонять, но всё-таки как было бы хорошо, а?
В этот раз Кшиштоф игнорирует призывы к действию с левого плеча. Холодного галогена лампы пощёлкивают, постепенно включаясь в работу. Работник морга деловито натягивает перчатки. Без лишних слов подходит к металлическому ложу, на котором должна быть предполагаемая усопшая. Одним выверенным движением откидывает простыню, укрывавшую тело от макушки до лодыжек.
Зрелище должно производить впечатление на неподготовленного зрителя.
Юное, в начале своего физического расцветания тело девушки. В свете ламп оно белое с неуловимой голубизной, и замершую красоту уродуют следы эвисцерации по Марешу; игрекообразный чудовищный разрез, берущий двойное начало от ключиц, сходящийся в точке солнечного сплетения, и длящийся до лобковой кости. Лицо сглажено и буддийски спокойно, снулые глаза смотрят сквозь двух мужчин, воздвигнувшихся по краям секционного стола.
Вероятно, именно такого состояния сознания и стремятся достичь восточные ламы. Абсолютная отрешённость, духовная смерть.
Красоту тицианской девы портят синюшные трупные пятна, преимущественно расположенные на бёдрах и спине, да гротескная гематома на шее, расползшаяся практически до плечевого сустава. Кровавой чернотой зияют полумесяцы отпечатков зубов на jugularis interna, на точках входа резцов – кожа надорвана. Жертва сопротивлялась, но крайне недолго.
- Гражданка Поласухер Йохана, обнаружена в парке между пятью и шестью часами утра. На теле присутствуют следы насильственной смерти. – Сухо расставляет факты по полочкам эксперт, чуть наклоняя голову тела вбок, чтоб лучше было видно следы надругательства на выйной части. – Что имеете сказать по этому казусу, коллега?
Слово «коллега» он нарочито едко подчёркивает, ставя этим зарвавшегося юнца на место. Послушаем мнение эксперта, а то как же.
Сейчас он скажет "да это же тривиальное нападение сорвавшегося упыря" - и будет неправ. Над проблемой сам Кшиштоф довольно долго ломает голову. Да, красной vitae essentia в девушке осталось "на донышке".
Да, следы выглядят как резцовые, но не являются ими. Проколы слишком глубоки для длины стандартного клыка кровопийцы. Раны имеют чёткий трёхгранный коридор, когда как любой профан знает, что зубы по своей сути не имеют ярко выраженных граней. В то время, как отпечатки моляров и пре-моляров имеют вполне естественное происхождение. Это имитация укуса.

Отредактировано Кшиштоф Арцман (2017-03-26 21:45:16)

+3

7

- Тем более, – пол трупа Яцеку безразличен, но ехидство-то врожденное и кнопка "выкл" используется только по особым случаям.
Играй они в морской бой парню зачлось бы "ранили", но правила сейчас устанавливались другие, поэтому Лазар без зазрения совести отвечает "мимо".
- Не угадали, пан Арцман, - технически Яцек не врал. Пропуск ему организовал дядя Лешек, а знать насколько близко оказался судмед тому было совсем не обязательно. Хотя логическая цепочка, которая привела к такому выводу, Яцека определенно заинтересовала. Не мог же он и правда просто угадать? А ведь при других обстоятельствах это действительно могла быть тетя. Нужно будет позже расспросить насколько близко они знакомы с рыжим упырем.
Облачение в нормальную экипировку воодушевило гораздо больше той издевки с брошенными в грудь перчатками. По-видимому вискарь Арцман решил нормально отработать.
Обнаженное тело не пробуждало в Яцеке ничего кроме практического интереса. Эстетика смерти ему была чужда, гораздо больше возбуждала загадка, которую таила в себе девушка. Внимательный взгляд скользил по телу, Яцек позволил себе секундное колебание, прежде чем приступить к аккуратному осмотру следов. В голове всплывали разрозненные факты, теории, предположения, постепенно складываясь в цельную картину. Очевидный ответ был отброшен практически сразу. Будь Яцек обыкновенным, пусть и одаренным студентом, обмануться было бы гораздо проще. Но пласт его знаний далеко уходил за границы среднестатистического, уходя в совсем уж специфические дали.
Явную издевку судмеда студент встретил поднятыми в притворном удивлении бровями.
– Пан Арцман, это я вам так понравился или вы себя настолько не любите? – для того, чтобы задеть Яцека нужно нечто больше обыкновенного пренебрежение, и уж точно от совершенно других людей. Продолжил студент уже нормальным тоном, говоря четко по делу.
- Над эндокардом визуально наблюдаются пятна Минакова, которые проступают при смерти от острой кровопотери. Трупные пятна выражены слабо, что свидетельствует в пользу данной причины смерти. Наиболее сильно трупное пятно выражено на шее, что указывает на рану, ставшую критической. Следы зубов на ране. Причина смерти - острая кровопотеря от рваной раны (укуса) на шее. Можно утверждать, что это не укус вампира, так как инстинкты побуждают вампиров зализывать раны, даже у мертвой жертвы. Вампиры кусают клыками, оставляя точки, а не следы предмоляров. Здесь мы наблюдаем обратную картину. – итог Лазар подвел в своей специфической манере, - Короче, кто-то пиздел на князя тьмы.

+3

8

Арцман кривится. Непрямое предложение продолжить угадайку не воодушевляет, и он выжидающе молчит, подёргав щекой. Ну охуеть теперь интрига. В морге такие интриги, блять, обычное дело – лежит вот на столе и не расскажет, кто ей … кх, посодействовал в попадании сюда. Пропуск выписал, так сказать. Но от юной девы уже нечего и ждать откровений, экспертиза в помощь и дальнейшее расследование. А у гостя деятельность мозга вроде продолжается в штатном режиме. Среди всего прочего обеспечивая возможность пиздеть не по делу. Вот и поделился бы, милосердия ради, кто его на Арцмана натравил. А то ж ужас берёт экзистенциальный – вдруг там большая дружная семья? И это явление Христа народу будет не единичный случай? Сопьёшься и пикнуть не успеешь.
- Это щас попытка самоуничижения или нелюбовь к гротеску? - судмед ещё гипертрофированнее зеркалит недоумение «коллеги», брови несимметрично уползают вверх, в глазах вся неподдельная серьёзность мира – но она уже предназначена дальнейшим рассуждениям, которым Кшесь внимает, с виду просто отключившись и кисло глядя в дальний угол. Там мрачно-экстравагантные тени в босховском духе постепенно приобретают земной цвет «Тулламор Дью» и меняются куда-то в брейгелевскую сторону, не портя общей атмосферы. Чем не повод для умиротворения? Судмед нездорово радуется внезапной ассоциации кой-кого с цепными обезьянками с холста и ехидно ощеривается. Но кстати, а мудаку, пытавшемуся воссоздать вампирский укус, явно не хватало такого вот советчика с познаниями насчёт зализывания ран на мёртвом теле. Давай, мол, делай всё по канону от и до. Было б забавненько. Чтоб уж все удовольствия огрёб, раз взялся. Хотя… Арцман вот ни хрена б не удивился, если б подобное имитатора этого и не смутило нисколько. 
Юное дарование тоже удивлённым и шокированным не выглядит. Бодро щебечет нечто, отдающее логикой. Умеет не выёбываться, надо же. Ну или почти умеет. Вискарю теперь придётся постоять и подождать чуток, но… всё вместе не совсем пиздец?
- Совсем пиздец, - озвучивает Арцман реакцию отдельно на подведённый итог. – Дословно в отчёт прикажешь вписать? Я судмед, а не драматург ни разу.
Пальцы, тем не менее, очень даже по-драматургичному зависают в воздухе, указующим жестом расходясь к двум глубоким проколам.
- Что есть сказать конкретно по этим конкретным ранам? Смотри ближе. Форма, размеры, предположительное происхождение?

+2

9

- Для разнообразия реальный взгляд на вещи, - Яцек пожал плечами, не имея желания в эту тему углубляться.
Сам Лазар ни драматургом, ни судмедом не был, и что, и в каких выражениях будет написано в отчете ему было откровенно монопенисуально. Если не сказать однохуйственно.
- Пан Арцман, вам же не надиктовка отчета была нужна. Или я что-то путаю? - решил все-таки уточнить студент. А то вдруг от его грубых выражений пострадает не столько тонкая, сколько прохудившаяся душевная организация рыжего упыря.
Следуя указаниям, Яцек провел замеры раневого канала, подмечая размер, форму, длину.
- Раны от "резцов" имеют четкий трёхгранный коридор, проходят глубже, чем остаются от вампиров, что только подтверждает теорию об имитации укуса. Возможно использовались накладки на свои зубы или протез. В таком случае возникает вопрос: кровь все-таки выпили или сцедили другим образом? – Лазар перевел взгляд с судмеда обратно на труп. На самом деле это был не единственный вопрос, который у него возник. - Раны были чистые? Что обнаружено на месте преступления? Токсикология?

+1

10

Пан Арцман облокотился на стол в трогательной близости от лица покойницы, подпёр рукой щёку и воззрился на Яцека. Почти с одобрением. Вот на десяток ранимых и чутких обязательно находится один, которого не травмирует позднее время, маты, чужие кислые морды и сопровождение в виде трупов. Но почему этот один обязательно заваливается именно сюда как к себе домой!
- Ой, таки мне нужна? – вопросил выразительно.
Нежные создания в свете галогеновых ламп, казалось, смотрели на Кшеся с укоризной: живое и ясноглазое – за то, что судмед хочет странного (и вообще сейчас окажется, что это он сам в мертвецкую призвал несчастного студента и требует отчёт писать и ещё полы помыть, мудак такой!); тихое, мёртвое и отрешённое – за лишнее к себе внимание. Арцман мысленно отказал им в праве на какие-либо претензии. Кому не нравится – гуляйте, ребятки.
- Не проняло с первого раза? Повторяю для романтиков. Тут кроме отчёта никому, и ничего, и никогда нужно не бывает, ни эпитафий, ни букетов, ни погонь по моргу за внезапно ожившими. Как правило. И это хо-ро-шо. Вон видишь? – он кивнул в сторону кофе, телевизора, початой бутылки и прочих признаков спокойного вечера. - Похоже, что у меня тут какие-нибудь ёбнутые аттракционы ужасов?
Альтернатива «аттракционам», стоило на неё отвлечься, поманила обратно, за стол, урыться в бумаги и вернуть яркость на телевизоре. Вискарь, опять же, привносил туда дивную совершенно гармонию… Но всё, что относилось к трупу, Арцман уже чисто рефлекторно без интереса и внимания оставить не мог.
- Есть такое. И ты не бредишь, - хмыкнул он, - Но хотел бы я посмотреть на долбоёба, который серьёзно мастерит протез «под вампира» с длинными трёхгранными клыками… Ты себе можешь представить, как стрёмно оно выглядит? 
Он прошёл туда-сюда, неопределённым широким жестом обвёл стол и тело на нём. Вся, ткскзть, фактическая часть здесь, а остальное дело следователей. Кто тот долбоёб и что он хотел этим сказать. Но этот случай был не для отписаться и забыться, щеглу с вискарём повезло – тут Арцман мог, в принципе, выдавить из себя чуть поболее, чем «вот труп, а вот по нему отчёт, посмотрел – вали». 
- Хрена лысого там интересного, в токсикологии, - поделился удовольствием. – Вполне чистенько, - и рассуждения продолжились вполне без подтекста «отъебись», скорее мирно, для абстрактной аудитории из Яцека и босховских чудовищ, - Ни отравления, ни опьянения. Ни повреждений на трупе, кроме укуса. И в случае с упырём это было б так естественно, что никто не сопротивлялся…
Арцман осёкся и ехидно уточнил:
- Визуальные эффекты себя исчерпали? Интересует детективная часть?

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Дома и здания Кракова » Не всякий способен смеяться в мертвецкой