Легенды Старого Кракова

Объявление

                           

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Что это было и что теперь делать?


Что это было и что теперь делать?

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

"Слишком хороший полицейский" вот начальство бы услышало, а то премии хорошей не дождешься. Интересно брат в курсе того, что он как бы встречается с его сестрой? Не переменил бы он мнение?
- Приглашаете на выставку? - Тимон улыбнулся, но без ехидства, решил же, проводить вместе время, значит надо проводить.
- С удовольствием составлю вам компанию, ну, и фотографии посмотрю. А определенные действия..., думаю, что и у меня хватает тех, за которые можно было бы почитать нотации.
Ну, вот к примеру то, что может увлечься работой и забыть обо всем, или то, что полезет разбираться, даже если не его это дело....

+1

32

...
Через пару дней Рива на работе копалась в архиве, ища газету, где был разворот, посвященный предыдущей выставке. Почитать и переписать, что спрашивали у автора, что он отвечал, какие работы были представлены, мнения, комментарии. Дату выхода и номер она знала, порядок в архиве был образцовый и девушка лениво листала газету, что еще было в этот день, несколько лет назад, когда она только учиться начинала и сидела с головой в учебе и своих новых проблемах, даже не оглядываясь на то, что происходило за стенами университета.
Специально искать будешь - не найдешь. Да и не искала, а вот нашла же.   
Да уж, родного брата... Хотя с точки зрения родного брата еще неизвестно, как лучше. Когда человек абсолютно неизвестный или все-таки знакомый? Но все-таки, брат же... Но братья тоже разные бывают, это они, при разности характеров и поступков, дружат и поддерживают друг друга. Может, уже и действительно, выхода другого почти и не было
Спросить?  А что тут спросишь? Ничего в целом и не спросишь. Сказать, что прочитала? Тут все-таки случай обратный ее фамилиям, о таком не говорят не потому, что это не важно. Но ведь не говорил же, значит, не хотел, что бы она знала. А промолчишь - вот так всплывет в запале...
Она сделала копии обеих статей. И нужную по работе и случайно найденную.
А вот разговор Рива решила начать уже после ужина. Зачем аппетит портить такими темами?
- Я искала газету, где была публикация о предыдущей выставке художника, что бы подготовиться, - осторожно начала журналистка, - и натолкнулась в той же газете на еще одну статью. Про арест вашего брата.

+1

33

К таким разговорам никогда не бываешь готов. Даже если это не вечер после работы, и если долго готовить к тому, что что-то будет сказано.
Воронич, бодро убирающий помытую после ужина посуду замер с тарелкой в вытянутой руке, как будто его вдруг застукали за поступком не просто неблаговидным, но и совершенно недопустимым. Через пару мгновений тарелка очень тихо была поставлена.
- Не очень веселая история,- отозвался Воронич голосом немного хрипловатым. Ему было явно стыдно.
Как часто бывало, он начал прятать неловкость за действиями, тут же вспомнив, что надо покормить Шафрана..., правда оказалось, что миска уже полная, но почему бы не досыпать, Тимон же любящий хозяин, ему что жалко что ли?

+1

34

Рива задумчиво посмотрела, как в полную тарелку кота досыпается корм...
- Я не буду ничего спрашивать, - пообещала она, - В общем-то, я просто хотела сказать, что статью увидела, прочитала.
Не то, что бы "да мне все равно", нет, не все равно и историю, что же случилось, она бы послушала. Даже не о том, что случилось, а о Тимоне. Что он делал, что думал и как так вышло и что изменилось. В том числе и потому, что ее это тоже касалось. Вот так залезешь куда-нибудь... куда не очень можно и все.
- Что бы потом не было странных ситуаций. Захотите что-нибудь сказать, скажете. Не захотите - не надо.
Признаваться в эгоистичном интересе не хотелось. И не то, что бы ее раньше не волновал вопрос "а как далеко можно зайти" в поисках информации, в общении с людьми, интересовал. Но не зная всей истории - то, что удалось узнать, было неприятным.

+1

35

- Он торговал наркотиками, под носом всей семьи,- сказал Воронич, откладывая пачку корма,- я вышел на него только через год расследования. Отец после этого сразу уволился из полиции.

Сменив место работы Воронич старался не вспоминать это дело, оно вызывало много смешанных чувств. Во-первых чувство вины перед семьей, за то, что допустил что бы брат занялся этой дрянью, не заметил, не отследил, во-вторых вину перед братом, что был не достаточно внимателен, и что именно он сам вышел на него и произвел арест. В третьих ненавидел статейку в газете, на которой помимо текста были упомянуты фамилии и сделано фото задержания... Никогда зарплата пана Воронича не горела так ярко, как в тот день, когда молодой полицейский попытался скупить как можно больше газет, в которой эта статья была напечатана и сжечь их.

+1

36

А интересный у него брат... Отец в полиции, брат в полиции, ну как тут с наркотой не связаться? На что рассчет-то был? Что "не будут ругать"? Не шестнадцать же лет ему было, так думать или вообще не думать.
- А вы, получается, не знали, что он - это он? - уточнила Рива. И представила, как обрадовался журналист, оказавшийся на месте. Ну еще бы, это ж не просто арест, а целая драма. Она бы тоже расписала и, может, даже не такой заметкой. И ведь не то, что бы Тимон не любил журналистов больше, чем обычный полицейский.
- А лет вашему брату на тот момент сколько было?
Обычно же, кто торгует, сами не употребляют? Поэтому должен еще быть жив-здоров же? И поэтому тогда - год. Иначе не сложно было бы заметить изменения, наверно?

0

37

- Не знали,- подтвердил Воронич,- наверное не хотели признать, вот и не знали. Восемнадцать ему было. И можно было бы догадаться, но он врал. Просто врал в глаза всем. Пару раз я поспрашивал, что за друзья к нему ходят странные, но он мастер отшучиваться, еще и выставить меня параноиком.
Тимон вздохнул.
- В общем это скелет в шкафу семьи, можно так сказать. Я не знал, когда участвовал в расследовании, что верхушка нарко -сети окажется в соседней от меня комнате, в моем доме. Я не мог не арестовать его... - он нахмурился, будто доказывал сейчас, что не мог поступить иначе.- Слишком много выпусков печатается, моей зарплаты не хватило, что бы выкупить все.

Отредактировано Тимон Воронич (2017-03-10 17:19:18)

+1

38

Вот такие разные восемнадцать лет...
Во фразе про странных друзей и обвинений в паранойе Рива усмотрела некую отсылку на Матека. Ну да, странный друг, она шипела, что нельзя постоянно быть на работе и что подозрение - это подозрение, доказательств нет. И что не надо слишком активно изучать ее друзей. Ну а знай она тогда, изменило бы что-нибудь? Не особо.
Но ситуация... "Не судите, да не судимы будете" в общем. Брат, не брат, если человек не слышит, не слушает и не хочет остановиться и задуматься, вот что делать? К наркотикам она относилась резко негативно, но и то не свой опыт, а брата. Тепличная девочка.
- Да при чем здесь газета? Это уже почти для всех такая давняя история, что ни кто и не вспомнит. Ну а если и вспомнит, то это новость на час. Тим, я не знаю, что сказать, - она развела руками, - это было, в этом нет ничего ужасного. В смысле, по  отношению к вам нет. Сама ситуация ужасная, но вас-то это хуже не делает.

+1

39

-Да, я понимаю, что в масштабе города это ничего такого,- Тимон отвел взгляд,- так просто внутри семейное дело, о котором стараются не говорить. Я вот, тоже. Мне стыдно и то, что мой брат в тюрьме, и из-за того, что именно я его туда засадил. Можно сколько угодно думать про то, что выхода не было, но это не изменит факта. Я по сути оказался неплохим полицейским, но плохим братом. Мы могли бы попробовать с отцом воспользоваться своими связями и смягчить наказание, могли бы..., но ни он, ни я не стали этого делать. И с одной стороны, это правильно, это по закону, а с другой, с тех пор мы стараемся не вспоминать, что он вообще существует и не можем при упоминании его имени смотреть в глаза матери.

Тим усмехнулся:
- Вот такая история, которую вы узнали случайно, есть у меня. Наверное от части поэтому, я могу быть назойлив в отношении контроля. Это не из-за недоверия, это из-за желания помочь. Но, это мы обсуждали, да... Я помню.

+1

40

- Вам стыдно и вы ни разу его не навещали? - изумилась Рива, - но...
"Это же неправильно", не произнесла она. Все еще переживать и делать вид, что человека не было? Продолжая волноваться? Стоп,а за кого? За себя и свой светлый образ? Тогда да, тогда конечно стыдно, что брат такой...и об этом узнали. А если перед собой, за то, что не смог брату помочь иначе, как отправив его в тюрьму, то ну как можно тогда не навестить? И с мамой, наверно, ни один из них не поговорил и не спросил, что она чувствует, думает, что бы она хотела. А еще ведь у них сестра есть...
- Тим, а вас кто тревожит? Вы и ваши чувства по этому поводу или брат? И вы с мамой не обсуждали произошедшее?

0

41

- Минуточка семейной терапии для пана Воронича?- спросил Тимон, которому эта тема вот совсем не была приятна,- Некоторые скелеты должны оставаться в шкафу, у этого есть персональный шкаф с соответствующими ему друзьями.

Скорее всего сочувствия особого Тим к брату не испытывал, тут было много разного: злость, досада, обида, негодование, но не сочувствие. Жалко было родителей, обоих. Для отца эта ситуация была личным позором, мать переживала по поводу нерадивого среднего сынка, потому что какой бы ни был, но все-таки сын. Сестра старалась вообще в это дело не лезть и участвовала в семейном заговоре молчания.

+1

42

- Семья ваша, дело ваше, - пожала плечами Рива, - больше не буду говорить на эту тему.
"Только не надо на меня переносить то, что надо было делать тогда".
Да, дело полностью его и задавать вопросы, когда человек не хочет их слышать, совершенно не стоит. Но выглядит ситуация отвратительно. Тим сам не знает...или знает, почему он переживает, но не хочет ничего делать, потому, что это надо начать говорить и признать, что да, было и есть. С братом ли, с мамой, с сестрой. И каждый из них может не захотеть говорить. С отцом, в конце концов. И каждый, получается, в гордом одиночестве переживает  и перемалывает. И делает вид, что не было ничего. Да, понятнее, откуда растет этот контроль и явное недовольство Матеком, как "неподходящей" компанией. Вот только дуть на воду, обжегшись на молоке... Ну и он же все равно брат. Явно же чувства остались, как можно делать вид, что его нет? Ну да, признавать сложно, то, что кажется неподходящим для выбранного образа. Вот так будет она дальше работать, разговаривать с людьми, которые проворачивают не совсем честные сделки, общаться с Матеком, пару раз залезет, куда не стоило бы  и тоже можно будет сделать вид, что ее не было. Да, может и правильно, если работа на первом месте и карьера важнее. Опять же, все люди взрослые и свободные, в выборе ничем, кроме своих внутренних загонов не ограничены.
- Вы только вовремя отследите, когда у вас контроль меня из области заботы обо мне станет заботой о себе, ладно? - спокойно попросила она. Можно еще промолчать и послушать, когда тревожатся за тебя. Но не делать что-то, что бы не становиться "неудобной"? Нет.

+1

43

Тимон укоризненно посмотрел на Риву, улыбнулся при этом.
- Зачем вы так?- все-таки любила пани Рива все обобщать и к себе примерять,- Это же совершенно разные вещи.
Они жили несколько месяцев вместе и за это время Рива ни разу не воспользовалась, к примеру, возможностью зайти в кабинет без ведома Тима и подсмотреть как идет то или иное расследование, что бы потом напечатать это в своей статье. А уж что касается возможности нарушения закона со стороны пани, подобного тому, что сделал его брат, это было вообще абсурдно. Максимум, что могло случиться, это то, что привело к их знакомствам, например... Пани Стрежга могла вполне залезть туда, куда не следует... , но это совсем другое.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Что это было и что теперь делать?