Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Иногда они возвращаются, часть первая


Иногда они возвращаются, часть первая

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: 20 ноября 2015 года
Место действия: Многоквартирный дом где находится гнездо Никодема Ковальского
Действующие лица: Никодем Ковальский, Оин О'Нилл
Преамбула: Недобитые Мастера вампиров имеют свойства возвращаться бумерангом и портить жизнь окружающим.
Краткое содержание: Ник находит на пороге "подарок" в виде разлитой лужи крови, и у него срывает крышу. К счастью, обошлось без человеческих жертв, но вот коврик и дверная обшивкая пострадали непоправимо. Придя в себя, вампир кое-как позвал на помощь любимого "мастера", а тот уже поднял на уши дежурную группу.

С чего все началось.

- Привет, малыш, - губы мужчины едва заметно шевельнулись, не оставляя звукам и шанса достигнуть адресата. Двигаясь на грани восприятия молодого вампира, наблюдая издали, Якуб изучал его повадки, контакты, связи и привычки.
Мужчине было любопытно. Одно то, что птенец не развеялся по ветру пеплом, а выжил, да еще и пригрелся под крылышком у Сокола, говорило о многом. Воспитанный в неволе и социализированный в достаточной степени, чтобы не вцепляться людям в глотку еще на моменте знакомства, этот паршивец умудрялся поддерживать мало-мальски социальные контакты, по чуть-чуть цедя кровь из термокружки, и будучи полностью довольным жизнью и своим положением в ней. Якуб не знал, что за псих был способен так поиздеваться над новостановленным, но результат определенно впечатлял.
Примерять на себя роль кукушки вампир совсем не собирался, но в тот момент иного выхода не было. Впрочем, тем интересней было наблюдать сейчас за оперяющимся «кукушонком». Узнать бы поподробней, как он справлялся первое время. Молодому вампиру самому не выжить. Когда тебе захлестывает жажда, вытесняя все, чем был раньше, скрывая кровавой пеленой остатки прежней личности, необходим мощный якорь, способный удержать в кровавом безумии. На такое способен только Мастер. Даже теоретически предположить, что в этой роли мог выступить человек… От одной мысли у Якуба разом заныли все зубы. Хотелось оторвать голову  даже не порченому птенцу, а человеческому выродку, способному на это. Приручить, блядь, вампира, как паршивого щенка! Он оскалился, провожая взглядом скрывшегося в стенах Вавеля потомка.
Жаль, пока не было возможности добраться до птенца и его хозяина. Отправляться на тот свет окончательно Якуб еще не собирался, а в профессионализме и озлобленности доблестного Курятника сомневаться не приходилось. Впрочем, он давно уже был взрослым мальчиком, и отлично умел выжидать нужный момент, вместо того, чтобы действовать нахрапом. Но вот маленький подарочек можно было оставить уже сейчас. Развернувшись, вампир вернулся обратно к дому, где дневал птенец.
Гнездышко тот свил себе, бесспорно, хорошее, и защитой наверняка обвешанное по самые помидоры. Но внутрь Якубу было не нужно. Дождавшись пока дом уснет, вампир незаметно проник в здание. Нужная дверь нашлась быстро. Потушив лампочку, дабы его сюрприз не обнаружили слишком быстро, Якуб достал из внутреннего кармана куртки пакет с кровью. Легкое движение руки и его содержимое щедро вылилось на дверь и порог квартиры.
- Надеюсь, тебе понравится, малыш, - осклабился вампир, глубоко вдохнув будоражащий запах.
Убрав пакет обратно в карман, Якуб также незаметно покинул здание.
Ночь была в самом разгаре и у него было еще полным-полно дел. А с потомком они еще обязательно познакомятся лично. Позже.

0

2

... Выныривать из темного, кровавого, вязкого безумия всегда сложно. Не потому что больно или неприятно. Потому что безумие прекрасно. Оно на столько приятно и всеобъемлюще, что осознание реальности оказывается всегда чем-то слегка пугающим и холодным.
Хотя вот сейчас осознание пришло каким-то толчком. Вот Ник плавает в небытии, а в следующий момент с чувством начинает избавляться от содержимого желудка. Если судить по состоянию коврика "добро пожаловать в гости" и двери, то Ник очень, просто ужасно не хочет осознавать то, от чего собственно он с таким старанием избавляется.
Одна из первых мыслей, которая более-менее оформлена четко, "убью". Просто потому, что не бывает таких поразительных совпадений, что в доме, где обитает юный и не всегда умеющий держать себя в руках упырь, вот просто кто-то взял и так подшутил над соседями. То, что широкая общественность не была осведомлена о том, что в данном конкретном доме живет упырь, Ника интересовало мало.
Во первых потому, что таких совпадений просто не бывает. Во вторых любовно взращенная паранойя, подозрительность и крайняя степень доверия к окружающим ( кто не входит в клан и узкий круг приближенных ), твердила, что совпадений в принципе не бывает. В третьих, и самых главных, нежно поддерживаемая готовность к любым неприятностям в любой момент ( правда не к таким, к сожалению, даже сейчас, избавляясь от любовно и с удовольствием облизанной крови с кусочками того, что когда-то было обивкой двери и придверным ковриком, упырь очень даже был не прочь облизать дверь по второму кругу ), мягко намекала, что такая прекрасная возможность подгадить Мастеру вообще и их отделению Сокола в частности... да любой нормальный труп с удовольствием воспользуется этой возможностью расстаться с пока еще теплящейся в нем жизнью. Особенно если кроме такой притягательной крови упырь принюхается сильнее и учует такой приятный, будоражащий, вкусный страх, в еще живой, теплой крови, там... за дверью.
Ник с силой встряхивается, пережидает очередную волну тошноты и усилием воли заставляет себя сосредоточится на собственных ощущениях. Потому что с одной стороны он четко слышит за дверью испуганное сердцебиение человеческого тела. Ник знает, что сейчас рвота прекратиться и он будет голоден. Очень голоден и слаб. И это мерзкое ощущение, которое не хочется испытывать. К тому же, если он сейчас сорвется, то план пока еще неизвестного будет осуществлен в полной мере. К Мастеру наведаются в ближайшее время и возможности избежать не ласкового обращения у того будет... скажем честно, не будет возможности.
Поэтому надо успокоится, хотя хочется взывать от ярости и разнести эту дверь к чертям. Потому что за дверью будет возможность добраться до Мастера раньше. Помочь.
Ник встряхивается, с силой впивается в пол, раздирая когтями такой мягкий бетон, тихо воет. Ему плохо. Он в бешенстве. Он должен успокоиться. Ник выдыхает, рявкает что-то почти нечленораздельное, но явно обещающее не слишком приятные минуты перед смертью любому, кто высунет нос на лестничную клетку и выдыхает.
Рвота прекращается, Ник вытирает рукой рот, с отвращением смотря на кровавые разводы на полу, подраную дверь и крайне печальное состояние его одежды. По всей видимости его выкинуло из реальности еще на подходах к дому. Зря он не стал есть на работе, а решил добраться до дома, тем более что вроде голод был не большим и только-только подступал. Зря.
Ник тянется к правому уху, прикасается к сережке. Ему плохо, он очень хочет есть, его слегка ведет, он в бешенстве. Но связаться с Мастером намного важнее. Сообщить о том, что какая-то тварь пытается устроить маленький переворот в отдельно взятом отделении Сокола. Что кто-то просто жаждет оказаться трупом, и Ник лично проследит за тем, чтобы этот урод скончался окончательно и желательно очень, очень болезненно.
Ник прикрывает глаза и едва не пропускает момент, когда из квартиры напротив просачивается призрак кошки и целенаправленно идет к нему. Первый порыв напрячься, ситуация не располагает к слепой вере в любую магическую хрень, но что-то не уловимое, метафизический запах, едва ощутимое щекотное присутствие Мастера заставляет расслабиться и спокойно впустить кошку в свое тело. И чуть слышно выдохнуть. Мастер здесь, значит часть проблем можно начать решать не сходя с места.

Отредактировано Никодем Ковальский (2017-01-25 20:09:04)

+3

3

Интуиция сегодня была разговорчивой, как никогда. И именно она, собака, так и нашептывала Оину: "Пиздец... Сегодня обязательно будет пиздец... Пиздееец..." Хотя на первый взгляд ничего, вроде бы, не предвещало. Вечер, как вечер: фонари светят, козлы с баранами по дорогам едут, они с Мареком договорились встретиться. Была самая обычная пятница, ничем не отличающаяся от миллиона предыдущих, и, возможно, даже последующих. Вот только противный червячок сомнения так и грыз ирландца, с упорностью эпилептика утверждая, что что-то обязано пойти не так. Как назло, противное беспозвоночное оказалось право, пиздец все же пришел, пусть и был не так масштабен, как мог бы.
Он подобрал Ковальского возле больницы, как обычно уткнувшись в него носом при приветствии. Физический контакт всегда успокаивал ирландца, помогая отвлечься от навязчивых мыслей, переключаясь с эфемерных переживаний на конкретные телесные ощущения. Чувствовать Марека рядом определенно было приятно, но, все же недостаточно, чтобы отвлекаться ради этого от дороги. Улицы Старого города были на редкость коварны: мало того, что их ширины едва хватало на две полосы, так какому-то приезжему дебилу вечно приспичивало резко выехать из-за поворота. Мозги к ним там в Варшаву, что ли не завозят?
Вспомнив в процессе езды с десяток ласковых и крайне вежливых определений, вроде "тюленьего хуйла", Оин остановил машину возле паба. Можно сказать, сегодня у них был крайне нетипичный вечер: "Руки короля" сменила "Голова вепря", еще одно уютное заведение, спрятанное глубоко в дворах Казимежа. Потрясающее разнообразие по сравнению с обычной рутиной.
- Ты что будешь? - спросил Марек, выходя из машины.
Ирландец пожал плечами, нажимая на кнопку брелка. Машина тихо пискнула, мигнув фарами.
- Посмотрим. Так же совсем другое меню, - усмехнулся Оин, спускаясь в подвал, где и прятался паб.
Стоит ли говорить, что внутрь они, конечно, попали, но вот только просидели там совсем недолго. Минут пять, наверное. Уставший Марек как-то нехорошо подвернул ногу на лестнице, и ирландцу пришлось везти его обратно в больницу.
В коридоре Марии его зов Ника и застал. Ни одно цензурное, да и большинство нецензурных выражений не могли описать, насколько ирландец был счастлив выходке шибко хитрожопого шутника. Поняв весь масштаб произошедшего, Оин твердо решил, что ради такого дела даже вспомнит ряд полезных, но забытых еще в Судане, навыков по фигурному развешиванию врагов на ближайшей растительности. Кустах там всяких, деревьях, траве, в конце концов.
- Тише, малыш, все хорошо, - услышал в собственной голове Ник, сразу после того как кошка зашла в его тело.
Находиться одновременно в коридоре больницы и залитом кровью предбаннике было задачей не из легких. Тело ирландца так и норовило уткнуться взглядом в одну точку, а то и вовсе упасть. Сказывался недосып последних дней. Но кое-как Оин с этим справился, даже сел ровно. Оставались сущие мелочи: уговорить Ковальского остаться в больнице, и как-то доехать до вампира так, чтобы не врезаться в столб.
Заглянув в манипуляционную, и встретившись взглядом с более бледным, чем обычно, Мареком, ирландец извиняющимся тоном сказал:
- На ближайшие часа полтора-два меня срочно хочет работа. Я за тобой заеду сюда. Договорились?
- Ага, - кивнул Ковальский. - Едь.
Ну, он и поехал на максимально возможной скорости прямо к дому, где жил Ник, предварительно выведя вампира наружу, и велев дежурной команде пошевеливаться. Соседей необходимо было успокоить, показания взять, а место происшествия досконально обследовать. Несмотря на ночь, кто-то мог что-то заметить. К тому же, нужно было расспросить не только живых, но и тех мертвых, что были способны хоть что-нибудь запомнить. Работы парням на полночи, но медлить или халтурить было никак нельзя. Если кто-то хочет сыграть с Соколом в целом, и инспектором в частности, в игру, он должен быть готов к тому, что ему могут и ответить.
Затормозив у дома, Оин вышел из машины и пошел прямо к тому месту, где в тенях прятался Ник.
- Выходи, пойдем домой. Тебе нужно поесть и отдохнуть.

+3

4

Ника все еще подташнивало, хотя это скорее было просто мерзопакостное состояние, слабость, голод и общее состояние тихого бешенства, чем настоящая тошнота. Все-таки в этом плане вампирский организм устроен несколько рациональнее, чем человеческий, ему может быть либо очень плохо, либо он будет совершенно здоров, а вот все что промежуточное, это надо уточнять и тонкой душевной организации и тех, кто норовит эту организацию разрушить.
Ярость оставалась тихой, да и соседей спасало лишь то, что призрачная коша уютно свернувшаяся клубком в руках у Ника успокаивала всеобъемлющим присутствием Мастера, удерживая на месте самым лучшим якорем. Потому что не смотря на дичайшее желание сорваться, выпотрошить соседей и впитав силы кинуться на поиски шутника, Ник не мог позволить себе подвести Мастера. У того и так будет сейчас чрезвычайно много работы, это у Ника осталось не так уж много времени до рассвета, а вот у Мастера...
Но ничего, когда дневное беспомощное забытие схлынет, Ник сможет присоединится к охоте. Стоять в стороне, когда покушались на клан, на его средоточие, Ник не собирался. Подгоняемый приказом Мастера Ник собрав остатки сил осторожно выполз из подъезда и затаившись в кустах принялся ждать.
Как жаль, что он еще слишком молод, чтобы себя контролировать в полной мере, потому что сейчас, когда дежурная команда теряя тапки летит обследовать место и успокаивать соседей Нику лучше не лезть под их горячую руку. Да и крови слишком много, может еще раз сорвать. А так хотелось внимательно обследовать подъезд на предмет посторонних запахов. С другой стороны, обозленный Сокол... нет, лучше немного переждать, привести себя в порядок, не нервировать Мастера и ребят, а вот потом... Ник оскалил клыки и едва слышно зашипел. Он будет очень, очень внимательно следить, чтобы тот кто посмел... впасть в легкое кровавое безумие порожденное мечтами о том, как именно Ник будет оказывать внимание шутнику, не дал подъехавший Мастер. Тот выглядел почти так же прекрасно, как и Ник, только без кровавых разводов, но, кажется полежать в гробу и набраться сил не плохо было бы обоим. Но, в отличие от упыря, Мастер явно не будет терять время на такие глупости...
В список претензий к шутнику добавился еще один пункт.
Ник выскользнул из кустов и в одно движение приблизился к Мастеру, тревожно заглянул в его глаза, внимательно оглядел и крайне обеспокоенно нахмурился:
- В логове есть человеческая пища и я могу заварить травы. - С отвращением посмотрел на свои перепачканные руки и все-таки не дотронулся, действительно надо домой, помыться, поесть и накормить Мастера. И напоить чаем. И разобраться с шутником.

+2

5

Тот неловкий момент, когда заблеванный и перемазанный кровью вампир предлагает вам еду с травой. Заваренной травой. Самой обычной травой. Самой-самой обычной травой... Оин тихо хихикнул, словно та самая марихуана уже была не просто выпита, но и скурена подчистую. Ситуация могла бы выглядеть комично, если бы не была такой паршивой. Соседей придется успокаивать, квартиру менять. Хоть еще один гроб в подвале ставь, черт возьми. Какая разница, сколько мертвецов будет там лежать? Один. Два. Три...
- Нет, малыш, мы сейчас поедем в Вавель, приведем в порядок и накормим тебя. А по дороге расскажешь все, что помнишь и знаешь о том, что произошло только что, а заодно и что было подозрительного в последние пару месяцев. Потому что если кто-то облил кровью твою дверь, он прекрасно знал и где ты живешь, и кто ты такой.

+1

6

Ник внимательно всмотрелся в Мастера, принюхался не стараясь проделать это хоть сколько-то незаметно, поведение Мастера беспокоило, и хотелось убедится, что тот в порядке. Впрочем, запах ничего такого не выявил, кроме того, что кому-то точно не помешало запереться в гробу и хорошенько выспаться. Хотя... с их кланом даже в хорошо защищенном гробу Мастера бы достали ( что именно по этому поводу испытывать, то ли гордость за клан, то ли беспокойство за Мастера, Ник никак не мог определиться ).
Впрочем, решения Мастера не оспаривались. В Вавель, так в Вавель, у Ника и там были запрятаны кое-какие успокаивающие сборы в столе. Ему они, конечно, были совершенно ни к чему, но с таким количеством людей с тонкой душевной организацией вокруг... да и пахли травы приятно. Усевшись в машину и проследив, как устраивается Мастер, Ник вздохнул и начал отчет:
- Облили не мою, облили соседскую. Но щедро, скорее всего весь пакет вылили. - Ник немного помолчал старательно припоминая события последних месяцев. - За последние месяцы ничего особого, так чтобы вызывало подозрения не происходило. Обычная рутина. - С поправкой на специфику их отдела вообще и состояние самого Ника в частности. - Никаких происшествий, никакой охоты, которая могла привести к таким последствиям. Сегодня, в общем-то, так же ничего необычного не было. Спокойное дежурство, птенец не беспокоил. Даже голода как такового не было, может легкое беспокойство, но решил поесть в логове. - Ник прикрыл глаза. - Сорвало меня на подходе к дому, но соседи проснулись уже к тому моменту, когда слегка отступили и не стали высовываться.
Что было бы, если бы кто-то решил проявить неуместное любопытство, было и так предельно понятно. Тут не надо было иметь никаких особых способностей к предсказаниям.
- Все что было не слишком обычным, я говорил. - Потому что все, что можно было отнести к разряду "необычное" приравнивалось к "пиздец обыкновенный" или "косяк выглянул из-за угла". - Разве что... - Ник замолчал, если подумать, если очень-очень хорошо подумать, то что-то такое было. Правда это "что-то" было на столько смутным и метафизическим, что проходило на гране восприятия и фактически не воспринималось. И так же легко забывалось, слишком уж смутным и невнятным ощущение было. - Что-то было. - Ник снова замолчал сильнее погружаясь в воспоминания. - Ощущение? Приятное? Что-то такое... не обычное. Что-то очень смутное. Я не могу описать словами.

Отредактировано Никодем Ковальский (2017-03-03 23:23:44)

+2

7

- Соседнюю на твоем этаже? Или на каком-то другом? - сразу же уточнил Оин, потому что это могло оказаться важным. - И если на чужом, то на каком?
Машину он вел быстро, но не бешено. Во всяком случае, нервную икоту и кошмары у дорожной полиции и других водителей автомобиль ирландца уже не вызывал, ну, так, разве что легкое раздражение. Благо, было уже поздно, и машины на дороге можно было пересчитать по пальцам.
- Что "что"? - уточнил Оин, сворачивая на мост.
М-да... вот и гадай теперь, что это было за ощущение. Хорошо, когда имеешь дело с обычными людьми, там все просто и понятно, почти как в автомобиле. Хуже, когда с призраками или магами, у первых мог в любой момент случиться приступ помутнения рассудка, и начаться убийственная монозадачность, а вторые порой пестрили "неуловимыми ощущениями" еще хуже, чем Ник сейчас. И совсем другое - вампиры. С ними ирландцу еще не приходилось иметь дело достаточно близко для того, чтобы выработать какую-то стратегию ведения расспросов. Можно сказать, Ник был его первым, как бы это пошло не звучало.
- Приятное, говоришь... - крайне задумчиво протянул Оин. - Расскажи подробнее.

Отредактировано Оин О’Нилл (2017-03-06 16:58:09)

+2

8

- Второй этаж вторая дверь от лестницы. - Ответил Ник слегка тревожно посматривая на Мастера, состояние того Нику совершенно не нравилось. Хотя поделать ничего было нельзя, шутник устроил свой розугрышь совершенно не вовремя, сорвав планы Мастера, не дав отдохнуть хрупкому человеку, да и планы Ника пустив под метафизический кошачий хвост. С другой стороны, когда это проблемы приходили ко времени? К тому же, если бы не присутствие рядом Мастера, Ник бы сейчас с удовольствием что-нибудь сломал, выпустив дурное раздражение, но присутствие старшего успокаивало, заставляло собраться и взять себя в руки. Отодвинуть инстинкты в сторону. И заняться решением проблемы методично и поступательно, пусть и со всей возможной скоростью.
Хотя Ник по прежнему надеялся, что он сможет лично поприветствовать шутника и тоже... пошутить.
- Хмм... - Ник отлекся от кровожадных мечтаний о приятных сердцу добропорядочного вампира шутках и чуть сощурившись уставился в окно. - Ощущение призрачное, напоминает прохладу лунного света на коже. Очень сладкое и теплое, метафизическое. Как прикосновение призрака к костюму... - Ник запнулся. - К телу. Когда призрак прикосается к телу, чем-то похоже. Но менее... реальное?
Ник замолчал, это едва уловимое ощущение было на столько призрачным, что при попытках его описать вся эта ненавязчивая легкость, нежнейшая метафизика терялась и становилась блеклой, серой и невзрачной.
- Чем-то напоминает прикосновения призраков. - Еще раз повторил Ник. - Очень приятное ощущение, хоть и призрачное. Сложно описать. - Немного помолчав все-таки задал мучавший вопрос. - Мастер, может вам все-таки заварить сбор?

+1

9

Слова Ника звучали как загадка. Ирландец побарабанил ногтями по рулю, после того как свернул на дорогу к Вавелю. Как призрак, но не призрак. Как призрак, но менее реальное. Что, черт возьми, может быть еще более нереальное, чем прикосновение призрака? Куда, еби их в душу, нереальнее? От таких размышлений хотелось курить, и плевать, что Оин уже полгода назад пытался бросить.
- Для начала тебе нужно поесть и переодеться. А еще вспомнить и подробно расписать все, что сопровождало эти твои ощущения, которые, как призрак, но не призрак. Будем искать закономерность. А я пока сделаю себе не сбор, а ебучий кофе, подниму на ноги Алана, и попробуем сообразить на троих, что это, мать ее, была за хуйня.
Сейчас ирландец как никогда хорошо понимал, что парой часов дело не закончится. Без вариантов надо было звонить Мареку, что он и сделал, остановившись возле уже ставшего родным здания госпиталя.
- Ты как? - спросил Оин, когда Ковальский наконец взял трубку. - Ага. Слушай, у меня тут слегка совсем пиздец, тебя есть кому довезти до дома, или мне кого-то по быстрому найти? Точно? Хорошо. Я позвоню утром, но, если что случится, звони сам, ок? Все, давай.
Он повернулся к Нику.
- Ты еще здесь? А ну быстро в управление и в душ.

To be continued...

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Иногда они возвращаются, часть первая