Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Слишком много лишнего


Слишком много лишнего

Сообщений 31 страница 60 из 162

31

-Мммм? Не очень...,- губы Воронича растянулись в блаженной улыбке, а взгляд стал менее рассеянным, - А вы?

Он обнял Риву за талию, прижимая к себе еще ближе, чем та уже находилась. Ощущение ее тела совсем рядом, еще и в его футболке, вызывало приятные чувства, где-то на границе сознания даже мелькало удовлетворенное чувство собственничества.

Он взлохмаченный после битвы подушками и почесываний приподнял голову и поймав руку Ривы несильно сжал кожу на ее запястье зубами, издав что-то среднее между рыком и мурком. Наверное это все-таки должен был быть рык...

+1

32

- Кажется, у меня другие планы, - довольно мурлыкнула она, прижимаясь к Тимону. Как два разных человека. Один, «рабочий вариант», вызывает легкое подбешивание, которое постепенно нарастает, при попытках поговорить, узнать или рассказать. Второй же... ооо, тоже быстро вызывает эмоции, куда более яркие и приятные и хочется не спорить, а что бы вот так обнимал, прижимал и кусал... кусал? Рычание, покусывания... А что может быть дальше? Не иначе способ избегания визга, тоже...интересный, вызывал острое желание проверить, сильно ли задремал хищник и где та грань?
- Страшный город — Краков, - протянула она,  - полицейские-оборотни, журналисты — кровопийцы.
И начала  не сильно, но  ощутимо покусывать за шею.

+1

33

- Действительно,- в тон ответил Тимон точечно прижимая чувствительную кожу зубами от кисти и выше, выбирая исключительно внутреннюю поверхность, там где по-нежнее. Ему нравились провокации Ривы, и он охотно провоцировался, зная, что она вполне может не отследить границ, а значит где-то там в голове нужно оставлять внутреннего дежурного у тумблера контроля.
- Теперь вас покусал полицейский...- последний укус в плечо, более чувствительный,- и судя по футболке, вы уже начали превращаться...
Он провел рукой от талии вниз по бедру, сжимая его и поглаживая.
Укусы Ривы будоражили кровь, периодически побуждая мурашки бегать по спине.

+1

34

- Эту проблему легко решить, - фыркнула девушка, выворачиваясь из футболки, - и превращение, похоже, не случится.
Интересно, а для кого ее работа в полиции была бы большим кошмаром? Для нее, для полиции или для родни?
- Может, будет наоборот? - руки Ривы скользили по спине, груди, животу Тима, то нежно и едва касаясь подушечками пальцев, то оставляя легкий след от коротких царапок.
- Может, это вы начнете делиться написанным?
Она потянулась к нему, что бы поцеловать, но в последний момент цапнула за губу и отпустила. На секунду замерла и уже поцеловала.

0

35

Тимон улыбнулся в поцелуе, углубляя его и делая более настойчивым со своей стороны. Он очерчивал контуры лица Ривы, подушечками пальцев, затем уводил их к затылку, сжимая и массируя кожу головы, а другой рукой завоевывал открывшуюся после разоблачения территорию. Вверх вдоль позвоночника почти требовательно прижимая к себе, затем вниз, отпуская и к животу, оглаживая и переводя внимание выше. Его ладонь накрыла грудь Ривы, пальцы не сильно сомкнулись, лаская ее.
В этот раз можно было не тратить много времени на "уговоры" и изучение.

0

36

И снова дыхание сбивается, только уже от удовольствия. На движения рук и объятия Тимона она реагировала примерно так же, как он на чесание головы, моментально выдыхая, расслабляясь и становясь согласной почти на всё.
Рука скользнула по бедру, снова под футболку,  но уже стаскивая ее. И уже ничего не мешает целовать, гладить, покусывать шею, ключицы, плечи, грудь. Пальцы пробежались по животу, от пупка вниз, ладонью под пояс штанов.
Бедра, ягодицы. Сжимать, гладить, царапать, целовать, чувствовать. Одежда явно становилась лишней, определенно мешая.

0

37

А что лишнее и мешает, тому место не здесь, снять и спихнуть вниз, никаких преград не должно быть между теми, кто жаждет насладиться друг другом. А Воронич весьма так жаждал, он чертил глубокие дорожки пальцами, на спине Ривы, не оставляя следов на нежной коже, ласками спускаясь вниз и нежными укусами отмечая понравившиеся на этом пути места...

Воронич переместил внимание к ногам Ривы, выбрав для поцелуев и покусательств одну из них, которую затем устроил на своем плече. Он посмотрел на журналистку улыбаясь предвкушающей хищноватой улыбочкой, затем подался вперед, делая их слияние полным одним движением. Он смотрел на ее лицо в этот момент, любуясь изменением взгляда, этими полуоткрытыми губами, ловил слухом ее звуки.

0

38

На мгновение в ответ на улыбку блеснули глаза, на тот же миг губы изогнулись в ответной улыбке. Миг и в глазах уже совсем иное, страсть, желание, наслаждение, нет никакой улыбки, только приоткрытые в стоне удовольствия губы.
Прижаться, вцепиться рукой между лопаток, второй - обхватить затылок Тимона, запутать пальцы в волосах и не думать. Чувствовать себя, чувствовать партнера, получать и отдавать, чувствовать дыхание, ловить ритм. Касаться губами и прикусывать тогда, когда стон может перейти в крик, потому, что даже если забыть про соседей,это касается только двоих и пусть остается легкими следами. Быстро проходящем следом укуса, прикушенной губой.

+1

39

Гибкость напряженность ее тела, податливость и страсть, стоны, то почти беспомощная ласка в ответ, то страстные укусы. Это вызывало невероятное желание, которое было совершенно эгоистичным, не учитывающим время, место, вероятность того, что кто-то спит где-то, плевать... он хотел слышать.
И что бы добыть желаемое в ход шли разные ухищрения: изменить ритм, направление их движения, на миг оставить чтобы повернуть к себе спиной и завести одну руку за спину, не сильно, но чувствительно, и вести уже другой танец, более властного обладания. Оставить след на ее лопатке, там где заметить можно только при таких же обстоятельствах...

+1

40

Недоумение и напряжение в паузу, быстрый покорный поворот, новый танец - новые движения.  Легкое сопротивление в руке, кисть, обхватившая запястье в ответ, пальцы, скользящие по коже и иногда царапающие кожу ногти. Стон. Удовольствие и заинтересованность, ни боли ни неудовольствия.
Легкая дрожь удовольствия по спине. Изменившийся голос, ставший глубже, с появившейся хрипцой. И полная покорность и податливость, пока.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-27 16:11:49)

+1

41

Воронич отпустил запястье Ривы, провел ладонью вдоль позвоночника как поощрение за терпение, затем повел вбок, таким образом они оба завалились на диван, поменяв плоскость. Немного легкой акробатики перед финальным стартом.
Теперь Рива была более свободна в своих действиях, а Тимон временно замедлил темп, делая акцент больше на глубину и целуя ее шею.
Кроме того, он все-таки постепенно стянул резинку с ее волос и теперь еще и зарывался в них носом.

+1

42

Свободой надо пользоваться. Отстраниться, повернуться лицом, толкнуть, роняя партнера на спину и оказываясь сверху. Сменим рисунок еще раз? На чуть более спокойный глубокий, и чувственный. Упереться ладонями в плечи, наклониться к лицу. Так,что бы распущенные волосы упали вдоль лица. Поцеловать в губы, переходя от нежных касаний к более глубокому и чувственному. Отстранится. Наклониться к уху. Слово? Выдох?
Рива плавно выпрямлялась, скользя руками по телу. Касания скользящих тяжелых шелковистых прядей. Выпрямилась, чуть откидываясь назад. Темные волосы, достающие до поясницы, легли на хозяйку, окутывая плечи, грудь.

+1

43

Тимон устроил свои руки на талии Ривы, чувствуя ее хрупкость, любуясь открывающимся видом. Он начал ненавязчиво направлять ее, приподнимая и опуская. Затем потянулся к ней, присев и обняв ее. Волосы словно ткань скрадывали ощущения, когда он гладил ее по спине, целовал ее плечи. Тимон отвел длинную темную прядь от лица девушки снова завладевая ее губами.
Одной рукой он придерживал ее, а вторая проникала сквозь пелену волос и прикасалась то к животу, то  очерчивала круги вокруг пупка, то хулиганила с чувствительными вишенками груди, сжимая их.

Отредактировано Тимон Воронич (2016-10-28 09:44:26)

+1

44

Слишком приятно, слишком яркие ощущения от движения рук, от поцелуев, настолько, что кровь начинает стучать в висках, перед глазами начинает все плыть, до легкого головокружения. Глубокий медленный выдох, небольшая пауза и более спокойный вдох. Потанцуем еще немного, сложный рисунок обычно заканчивается на яркой ноте и вместе.
Девушка плавно перетекла из одного положения в другое, опускаясь на спину, утягивая Тимона за собой.

+1

45

Всего лишь небольшая пауза для контраста, что бы сделать острее ощущения. Он подался вперед вслед за Ривой, оперся на одну руку, проведя второй от шеи до живота, затем обратно. Ему чертовски нравились ее реакции...
В этот раз темп менялся быстрее, лишь пара плавных глубоких движений, которым пришли на смену более напористые и сильные. В последнем акте уже можно был не сдерживать себя, здесь не было места изощрениям. Они оба были готовы к кульминации и в едином движении стремились достичь ее.

Расслабленный и довольный, он обнимал Риву, гладя ее плечи и любуясь улыбкой, невозможно было не улыбаться ей в ответ. Невозможно было удержаться от поцелуя.

+1

46

С ее стороны поцелуй был наполнен нежностью, а взгляд... и нежность и восхищение и если верить этим глазам, не было в мире ничего, способного ее отвлечь или увлечь хотя бы на малую долю от Тимона.
В какой-то момент прояснения Рива поймала себя на этой улыбке, мягкой, расслабленной и почти никому не знакомой. Более внимательно взглянула на лицо мужчины и оставила улыбку, не меняя ее. На секунду задумалась, с какой стороны вообще окно, отмахнулась от этой мысли, на диване и хорошо. Уютно и тепло в сильных руках... на лице мелькнуло милое смущение и она уткнулась Тиму в плечо.

+1

47

Воронич поймал себя на каком-то таком ощущении, схожим с умилением маленькому котенку, которого надо оберегать, гладить, кормить вкусным, играть и позволять засыпать у себя на плече, а то и на голове. Он обнял ее крепче, когда поймал смущенный взгляд. Все-таки несмотря на всякого рода особенности характера, она была крайне милой и, что самое главное, с ней было хорошо. Не легко, нет, Воронич прекрасно понимал это, а именно хорошо. Вот например сейчас...

Он подтянул одеяло, которое было сложено на краю дивана и расправив его, укрыл себя и Риву, замыкаясь с ней в одном уютном и теплом пространстве.
- Хорошо как получилось,- наконец он сказал, улыбнувшись,- вообще играть с подушками полезно, повышает настроение...

Отредактировано Тимон Воронич (2016-10-28 15:20:58)

+1

48

- Ммм, - согласно протянула Рива, потягиваясь в уютном коконе, - а так же позволяет легко и ненавязчиво сменить тему разговора и узнать собеседника с  неожиданной стороны.
Мелькнула мысль все-таки встать и уехать ночевать домой. А то слишком уютно. Но это бы так по-дурацки выглядело. Ни с того, ни с сего подскочить и... и так лень. Да и не было привычки бегать от проблем.Иногда зря, конечно, сколько раз проще было бы просто отойти в сторонку или просто не начинать.
Другая мысль была чуть более навязчивой, но совершенно неконкретной. Что-то такое...крутилось. Напрягаться и вспоминать не хотелось. Утром или вспомнится или будет уже не важно.
Ни куда не хочу, ничего не помню, наслаждаюсь моментом и разговариваю о подушках.

+1

49

Будильник негромко, но настойчиво пищал примерно с минуту прежде чем был прихлопнут ладонью просыпающегося помощника детектива. Предстояло много дел, но для этого надо было выдернуть себя из теплых объятий и не только сна, а сделать это просто не позволяла совесть. Это как когда тебе нужно идти, но на коленях так крепко спит котик.
Вот то же самое, но Рива, так что немного не то же самое.

Сделав над собой титаническое усилие, Тимон все-таки выполз из-под одеяла и начал собираться. Посматривая периодически проснулась или нет журналистка. Возможно она и проснулась, но если так, то явно дала время Вроничу приготовить кофе.

Во всяком случае уже после десяти минут отсутствия Тимона, в комнату потянул приятный аромат свежесваренного утреннего напитка.

+1

50

Будильник? Будильник... В целом, подъемы проблем не доставляли. Если спать одной. Больше рефлекторно обняла покрепче попытавшуюся встать в первый раз "грелку". Правда, пришлось, конечно, смириться с потерей и с осознанием того, что новый день стремится начаться. Но поваляться...
О, кофе! Рива подобрала  выданную вчера футболку Тимона и пошла практически на запах. О, телефон!
- Я знаю, что меня нет дома, - сонно и миролюбиво поведала в трубку, добравшись до входа в ванну, - соседям оставь или в ящик сунь. Сегодня?! Может, завтра? Нет? Янек? Янек будет счастлив...
Судя по бодрому, но неразборчивому голосу, собеседница девушки давно проснулась и была весьма бодра и активна.
- Приеду я, приеду, -  все так же миролюбиво заверила она собеседницу и ненадолго скрылась в ванне. Забыть про предпоказ картин у немецкой тетки! Впрочем, это легко объяснялось паникой, суетой и контролем оной теткой разводимыми.
Появилась на кухне, умытая и проснувшаяся, нехорошо покосилась на фотографии, но промолчала, решив их игнорировать.
- Какой запах... - протянула она.

+1

51

Воронич слышал как поднялась Рива, как говорит по телефону, немного прислушался, голос по ту сторону был женским. Задумался, почему ему вдруг это стало так интересно, откинул эту мысль, как ту, над которой стоит подумать позже.
Во время разговора журналистки, он положил корма коту, а затем подозвал его классическим "кс-кс-кс", аккурат в этот момент зашла Рива.
Воронич улыбнулся забавному совпадению, минуя девушку на кухню, предварительно обтершись о ее ноги, зашел Шафран и последовал к своему законному завтраку.
- Доброе утро, пани,- вид Ривы в его футболке рождал совершенно не рабочие мысли, для того, что бы их частично реализовать, Тимон подошел и притянул девушку к себе, обняв ее за талию. Легкий утренний поцелуй и пани снова свободна.

+1

52

Рива наклонилась и провела рукой по спине Шафрана, теранувшегося об ноги, порадовавшись, что вопрос, как вести себя утром, отпал. Обнять и поцеловать в ответ.
- Доброе, - улыбнулась она в ответ.
Поймать тень мысли о том, что вот не надо так делать, это же потом привыкаешь, начинаешь расслабляться с человеком, разговаривать о чем-то, кроме сиюминутных и общих тем... а потом начинается "куда ты лазила?", "кто все эти люди?", "куда уехать?", "а без тебя они не могут?" А объяснять нормально не получится, увы, так и не было поводов научиться и проще избегать. Но на тени можно внимание не обращать. Тем более, с таким своеобразным стилем и регулярностью общения. Да и утро не самое лучшее время для размышлений о разном. О конкретном еще можно.
Села на стул, поджав ноги, рассеяно наблюдая то за завтракающим котом, то за хозяином.

+1

53

Тимон посмотрел на часы, кивнул своему внутреннему начальнику.
- Так, сегодня постараюсь все узнать по этим людям,- он кивнул на фотографии,- если что-то вдруг станет известно нового вам держите в курсе, но будьте осторожны.
Допив кофе, он принялся собирать свои записи и фотографии в одну стопку.
- Я тоже буду держать в курсе вас, разумеется,- сказал он, ему понравился подход Ривы в этот раз, ведь на ни словом не обмолвилась о статье или чем-то подобном. Пани столкнулась с нарушением закона, пани обратилась к нему.
И ко всему прочему было приятно, что именно к нему, а не просто пошла в полицию.

0

54

Испытав острый приступ восторга, что с утра обошлось без вопросов по поводу этих фотографий, Рива переоделась, попрощалась, пообещав, что если что-то услышит, рассказать и исчезла. Ни какой статьи, разумеется, не будет. Невелика новость, а спугнуть бандитов, да еще и прямо им заявить «это была я»? Не тот случай, когда стоит сделать, что бы посмотреть, что будет. Тихо-тихо шепнуть приятелям о картинах, конечно надо, предупредить, но в Польше они уже точно не всплывут.
В спортзале в зеркале заметила след на лопатке, плечом дернула сердито, но улыбка мелькнула вполне довольная.
Провела почти весь день на конюшнях при ипподроме, восстанавливая после прошедшего лета связи и  слушая новости.
Вечером добралась до тетки и вечер прошел бы как обычно...
Спокойно посмотрели работы, прикинули, что отобрать для выставки. В саду пропало освещение, но решили ужинать, как планировали, на воздухе, принесли несколько ламп из дома, Рива привычно поцапалась с Лилькой, Эдгар и Альберт сели в кресла и, не вставая, говорили о яхтах, Янек развлекал мопса Роберты, Лешек набрался и потребовал от Риммы "перестать нарываться", "общаться с подозрительной личностью" которую она, Римма, на самом деле не знает. Максим и Римма отвлекли Лешека едой, накрыли пледом и, убедившись, что он начинает дремать, вернулись к гостям.
Когда Максим, переживая за набравшегося знакомого, снова подошел к нему проведать, ему показалось, что Лешек спит. Попытавшись бережно уложить его поудобнее, ему показалось что-то странным. То, что Лешек не дышал. Тихо подозванный Эдгар подозрения подтвердил — Лешек не дышит.

+1

55

Возле  крайнего дома по улице поручика Ставарза сейчас хватало машин. Полицейские и несколько автомобилей гостей,  свет горел везде, в саду пытались перемещаться полицейские и какие-то люди, пару раз подала голос собачка.
В саду же творилось... творилось.
С экспертами, осматривающими тело, активно пыталась общаться молодая женщина в коктейльном платье, мало реагируя на просьбы стоящего неподалеку мужчины не мешать людям, произносимые по-польски и по-немецки. И совершенно не реагируя на просьбы не мешать от экспертов.
Рива, которая была не возле экспертов, а активно кутала в плед очень взволнованную высокую светловолосую женщину и  периодически встряхивала ее за этот плед, говоря ей что-то.
На крыльце сидела светловолосая девушка, придерживающая на коленях мопса, активно гавкающего на проходящих мимо полицейских и так же, как и собаку, придерживая на крыльце очень взволнованного  парня, порывающегося вскочить.  При этом девушка выглядела взволнованной лишь слегка.
Еще одна пара, где мужчина очень заботливо поправлял плед на женщине и с тревогой поглядывал на Ривину собеседницу.
Один из мужчин, совершенно спокойно стоящих недалеко от ворот, подошел к помощнику детектива:
- Эдгар Ларсен, гость и друг хозяев дома,  - представился он, - это я звонил.
Подошел криминалист, отозвав пана Воронича в сторону.
- Стулья плетеные, убийца подошел сзади и воткнул жертве в спину нож. То ли точно знал, куда бил, то ли повезло, но попал он в сердце. Покойник перед этим набрался и задремал, скорее всего, не успел ничего не сообразить, - коротко сообщил он то, что удалось узнать, - орудие убийства - что-то тонкое длинное и острое.

+1

56

Тимон Воронич прибыл, когда работа экспертов уже началась. Он кивнул подошедшему человеку, отметив про себя, что тот для человека, который оказался на месте, где совершено убийство поразительно спокоен. Вероятно к покойному теплых чувств он не питал.
Однако его сразу же начали вводить в курс дела.

- Орудие убийства нашли? - спросил он, так как эксперт сначала сказал, что это был нож, а потом, что это что-то длинное и тонкое. Длинным и тонким могло быть что угодно: филейный нож, колышек, спица в конце концов.
Окинув место действия внимательным взглядом, он заметил пани Стрежгу, которая стояла рядом с женщиной в пледе. Воронич озадачено нахмурился. Вот, сначала фотографии посреди ночи, теперь труп, поводы для встреч становились все более специфичными. Впрочем он поймал взгляд Ривы, ел заметно ей кивнул.

Получив ответ от криминалиста, Воронич вернул свое внимание к гостю и другу хозяев. Пора было выслушать первую картину произошедшего. Обычно картин было несколько, они изумительным образом могли разниться в зависимости от того, кто их рассказывал.
- Пан Ларсен, я Тимон Воронич, помощник детектива,- немного запоздало представился полицейский,- расскажите что произошло.

+1

57

В ответ криминалист лишь зловеще покачал головой, помянул, что тут «черт ногу сломит» и ушел в странную пристройку к дому.
Пан Ларсен немного растерянно оглянулся на остальных людей в саду, задержал взгляд на светловолосом мужчине, успокаивающем жену и снова повернулся к полицейскому.
- Я иногда не очень хорошо говорю по-польски, - пояснил он растерянность, - немец. Хозяйка дома, - он указал на даму в пледе, - покойный, ее друг. Мы все... - Ларсен глубоко задумался — знакомы, по-разному.
Похоже, он имел ввиду, что все присутствующие так или иначе знакомы между собой с разной степенью близости.
- Смотрели картины Янека, - кивок на вырвавшегося таки от девушки с мопсом парня, который рванул к хозяйке дома, - перешли в сад, на ужин. Герр Мазур, - «покойник», уточнил жест, - позволил себе лишнего и шумел. Я не очень понял, что он говорил, - развел руками немец, сожалея.
Указал на мужчину с женой.
- Герр Павлович и Римма, простите, фру Торнвальд, его успокоили и он уснул. Перед уходом Макс, герр Павлович, пошел его будить и позвал меня. К сожалению, герр Мазур умер.
В саду, тем временем, диспозиция поменялась. Мужчина аккуратно увел даму от экспертов. Очевидно, что даму он знал хорошо, потому, что бережно придерживал ее, не давая отойти от себя, в то время, как пани следила за действиями полиции. Вторая пани, успокоившись, тоже наблюдала за дверью, ведущей в пристройку. Павлович растерянно сидел рядом. Художник Янек и Рива о чем-то быстро поспорили, девушка впихнула хозяйку в руки парня и решительно отправилась в дом, по дороге сказав что-то невозмутимой собаковладелице. Та кивнула, встала, попав под освещение и продемонстрировав удивительную схожесть лицом и спокойствием на пана Ларсена, пошла следом в дом. Оставленный Ларсеном  пан так же спокойно стоял у забора, с вежливым интересом оглядываясь вокруг.

+1

58

А когда у нас был не бардак, спрашивается? Что же, во всяком случае чистый лист начинает заполняться. Воронич направился прежде всего к хозяйке дома, которую указал вызвавший полицию гость. Рива к тому времени ушла в дом, поэтому выяснять кто есть кто предстояло в обычном рабочем режиме.

- Здравствуйте, пани, вы хозяйка этого дома? Я помощник детектива Воронич, могли бы вы рассказать как все произошло и представить ваших гостей? - Тимон оглянулся на даму с мопсом, который уже раз несколько успел облаять подошедшего полицейского.

Нет, пан Тимон Воронич еще раз убедился, что он явно не любитель собачек. В особенности шумных. Он достал блокнот, в котором первыми появились имена Эдгарда Ларсена и Ривы Стрежги... далее были точки, которые предстояло тоже назвать именами присутствующих во время этого вечера людей.

+1

59

Молодой человек, стоящий рядом с хозяйкой, немного испугано покосился на Воронича, но остался на месте.
- Римма Торнвальд, - глубоким голосом представилась женщина, протянув руку для рукопожатия. Около 40 лет на вид, высокая скандинавка, - по мужу Верховцева. Так.
Пани обвела взглядом сад, наткнулась на уже пустое кресло, вздрогнула, запахнулась поглубже в плед и начала перечислять. Получалось следующее:
1. Сама Римма, одна из владельцев выставочной галереи в Кракове.
2. Юноша рядом с ней, Янек Кампиньский, их с мужем воспитанник, художник. На вид 20-24 года
3-4, пара на стульях, Павловские. Максим - детский врач, Рута - переводчик. Максим по возрасту ближе к Римме, а Руте чуть за тридцать.
5-6, любопытная дама и ее спутник, Херсты, живут в Германии, Альберт,немец, бухгалтер и Лора, полячка, журналистка. Обоим около тридцати- за тридцать.
7. Мужчина у калитки, молчавший, Генрих Дерк, немецкий коллега мужа Риммы, фирма занимается доставкой грузов. За сорок
8. Эдгар Ларсен, немец, яхтсмен. Лет больше сорока
9. Девушка с мопсом, Роберта Ларсен, его дочь, организатор в фонде поддержки начинающих авторов, крестница хозяйки. 22-25 лет
10. Рива Стрежга, племянница Риммы по мужу, журналистка.
11. Лешек Мазур, когда-то художник, реставратор, работал в запасниках разных музеев, ныне труп.
К тому моменту, как Римма закончила перечислять, кто все эти люди, девушки вернулись из дома уже без собаки. Рива решительно сунула тетке кружку с кофе.
- Пей, - скомандовала она. Та взяла кружку, рассеяно сделала глоток, кивнула.
Рядом возникла отбившаяся от мужа Лора:
- О, вы сварили кофе! - обрадовалась она.
- Свали, - тихо прошипела Рива, которую поддержала кивком Роберта. Судя по взглядам, или между журналистками пробежала кошка или они просто друг друга недолюбливали. Вздохнув, Лора отправилась в дом. Девушки тоже отошли на небольшое расстояние, утащив с собой и парня.
Кофе явно оказало на немку положительное влияние и она уже более бодро продолжила:
- Где-то в 18 мы перешли из новой мастерской в сад, Генрих, Альберт и Эдгар сели в кресла и начали беседовать о яхтах, кажется. Мы все ходили, приносили из дома еду и напитки, общались. Примерно через час Лешек набрался и начал нести чушь, что-то про неподходящие знакомства для меня, неприличные. Мы с Максом его успокоили, Лешек немного поболтал с ним и стал тише. В какой-то момент показалось, что он уснул.
Римма всхлипнула, прикрыла глаза и продолжила, уже гораздо тише:
- Недавно Макс пошел его проведать, думал укрыть пледом или перенести в дом, а потом позвал Эдгара...
Она замолчала, махнув рукой и часто заморгав.
В доме поочередно скрылись - Альберт, вслед за женой, Генрих и Эдгар, о чем-то переговорив.

+1

60

Интересная чушь, если подумать. Но сначала нужно кое-что выяснить.

- Пани Торнвальд, после того, как пана Мазура увели, он был в вашей видимости? К нему кто-нибудь подходил, либо возможно покидал место общего пребывания? - в данном обществ явно были не равномерно-дружеские отношения, - Из присутствующих гостей, были ли у него недоброжелатели?

Воронич отмечал в своем блокноте не только ответы пани хозяйки дома, но и собственные наблюдения. Так его интересовало любое выбивание из стандартного поведения будь то особое настороженное опасение молодого художника Янека или спокойствие и отсутствующее выражение лица пана Дерка, а так же довольно странная жизнерадостность пани Лоры.

Видимо не всем пан Мазур был близок, а может и знаком.
- А что за новые знакомства имел в виду пан Мазур?- спросил он пани.

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Слишком много лишнего