Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Закоулки истории


Закоулки истории

Сообщений 31 страница 60 из 171

31

«Танцую? - удивилась Рива, - а, да. Было дело, только дело не в танцах.»
- Это ты был против, - ехидно напомнила девушка, - а потом решил, что пора спать. Сегодня ты выспался?
Пока можно было и поехидничать. И подумать о том, что прогулка, скорее всего, откладывается, потому, что пыли на чердаке хватает, а осядет она на них. Но город точно никуда не убежит.
Отступая к стене, девушка пробежалась ногтями по спине парня.
- Мы будем в пыли, - произнесла брюнетка таким голосом, что было понятно, в пыли она оказаться не против, - возможно, в занозах.
Ухватила парня за ухо, потянула вверх, заставляя поднять голову. Коснулась губами, нежно целуя и прижимаясь спиной к стене.

0

32

- Выспался, - довольно мурлыкнул вор, расстегивая на девушке куртку. - Но, помнится, я был против по вполне конкретной причине. И фигурировал в этой причине стол!
Переспрашивать про танцы он не стал. Услышала, приняла к сведению, захочет - покажет. Наверняка ведь поняла, что спрашивал он не про фигурные вальсы. И даже если из вредности будет показывать именно их - ну ладно, будет весело!
- В пыли и в занозах, - согласился он. - Есть еще более экзотические варианты, например, в болотной грязи или в песке по уши, поэтому пыль и занозы меня вполне устроят! А потом можно будет опять пойти купаться, только уже в гостиницу, и если нам будет достаточно пыли и заноз, то после все-таки пойти погулять. А если нет, то пойдем гулять завтра, после визита к пани Тамаре. Ты вообще как, на работу когда должна вернуться?
Романтика романтикой, а кушать иногда хотелось, значит, надо было работать. Вору тоже, но ему заначек пока вполне хватало, главное, не переусердствовать, а то потом опять год пахать на задуманное, не брезгуя самыми идиотскими заказами и рискуя на самых сложных.
Хорошо, что эти мысли были выбиты из светловолосой башки поцелуями. Отбросив насущные заботы, юноша вернулся к процессу совращения Ривы.

0

33

- А кто сказал, что я не на работе? - хмыкнула журналистка. - В стране тоже новостей хватает, собирай и пиши письма или диктуй по телефону. Но дня три-четыре можно спокойно гулять.
А потом написать историю Аниты, так или иначе. И взять коллегу и пройтись по теме равнодушия взрослых к детям. Потом, обязательно.
А пока прижаться спиной к стене и не думать, а чувствовать скользящие по телу руки.  Рива отпустила Матека, скользнула руками по платью вниз, чуть наклонилась вбок, какое-то неуловимое движение рукой и девушка протянула парня за пояс джинс поближе.
- Не знаю, читал ли ты эту книгу, но там был подходящий вопрос, - тихо протянула она, - угадай, что у меня в правом кармане?
Пряжка на ремне щелкнула, расстегиваясь.

0

34

- Какая у тебя хорошая работа! - От души позавидовал юноша. - Собираешь информацию потихоньку? И как, много уже планов?
Он болтал ни о чем, негромко, улыбаясь и смотря девушке в глаза. Наблюдать за руками было совсем необязательно, так даже интереснее - чувствовать, где закончилась ткань платья и началось бедро девушки, как оно на ощупь, что тут еще может помешать и как от этого избавиться, пока свободная ладонь осторожно поглаживает шею, поддерживая голову Ривы так, чтобы удобно было и смотреть в глаза, и наклониться к губам, и просто любоваться прекрасным лицом.
- Бесовка, - ласково усмехнулся он, услышав вопрос. Цитату не узнал, но предположения были, самые пошлые. - Сейчас проверим!

0

35

- Даже не знаю, хочу ли я гулять, - задумчиво протянула девушка, отходя от стены, - есть что-то  заманчивое в прогулке днем... но, с другой стороны, уже стемнело, а я не собираюсь теряться об прохожих пыльной курткой, да и ты обещал свой Вроцлав показать...
А руки опять обняли за шею, взьерошили волосы Матека на затылке. Город или нет, но хотя бы с чердака надо выйти.
Сумерки сменились осенней ночью, тихими звуками из окон и ночным шумом, относящимся с торговых улиц. Город потихоньку менялся, оживая тенями и незаметными днем оконцами.
- Пошли, - потянула Рива за руку, - Хотя бы чуть-чуть пройдемся, посмотрим, не сбежали ли гномы! Может, кто-то из них, как в сказке, работает в мастерской, а кто-то прядет из соломы золото, только просит не имя, а узнать его их трехсот гномов в городе!

0

36

Парень кивнул, ему сейчас не хотелось думать. Пусть будет так, тем более план неплох.
- Ладно, давай немного пройдемся, а потом в гостиницу. Посмотрим гномов и, наверное, я покажу тебе кондитерскую. Это была единственная на моей памяти кондитерская, куда меня пускали. Тебе может не понравиться, сразу говорю, но как элемент другой жизни - может быть любопытно.
Только сперва следовало привести себя в божеский вид, застегнуть все расстегнутое, одернуть и отряхнуть вещи. Конечно, после пыльного чердака их следовало скорее стирать, чем отряхивать, но пыльные и растрепанные "студенты" должны выглядеть хоть немного поприличнее, чем пыльные и растрепанные, да еще в кое-как и непонятно где расстегнутой одежде, сбившейся в процессе до совершенно невероятного фасона.
- Ты все еще прекрасна, правда, уже на фэйри не похожа, - хихикнул он. - Пошли гулять!

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-23 19:14:34)

0

37

- Откуда такая уверенность в моем снобизме? - весело поинтересовалась Рива. - В общем-то я знаю, что вкусная еда и уютные места могут быть далеко не в центре города и не в самых дорогих интерьерах. Если там в еде не попадаются крысиные хвосты и лапки, то все нормально.
В принципе, ожидаемое предположение, которое начинает возникать, когда знакомые начинают что-то подозревать о воспитании. До этого, значит, все нормально было и поедание уличных пирожков никого не удивляло, а стоит упомянуть или одну из школ или что-то из детства, так начинается. Еда должна быть едой, а не бессмысленным предметом искусства сервировки и при этом сочетаться с интерьером, одежда удобной, а вещей чем меньше, тем лучше. Правда, с книгами не работает, их постоянно получается много.
- Веди в эту свою кошмарную кондитерскую.

0

38

Он от души рассмеялся, приобнял девушку за плечи.
- Причем тут снобизм, о чем ты? Сама подумай, куда и зачем могут пускать уличных воришек, от которых один убыток - и заплатить чаще всего не могут, и норовят что-то стащить с прилавков? Так что нормальным людям в той кондитерской правда обычно не по себе. Хотя выпечка вкусная, да... Местные, умеющие закрывать глаза на откровенную притонистость заведения, раскупают все.
К странному заведению идти было через полгорода, о котором Матек рассказывал все-таки странные истории из серии "А вон в том доме, в подвале, жил прикольный тип, я у него учился ловушки на крыс ставить". Судя по рассказам, молодой вор в бытность свою уличным шкетом имел массу полезных знакомств, приносивших самые разные навыки, а так же кучу того, что непосвященные назвали бы приключениями, а коллеги по уличной жизни - неприятностями на задницу в несоразмерном с ее размерами количестве.
Вот хозяин заведения, в которое привел Риву парень, был из той категории, что сочетала в себе и знакомства, и неприятности. Юноша расплылся в совершенно довольной улыбке, поняв, что за столько лет местечко не прикрыли. То, что им не рады, он пропустил мимо ушей.
- Убирайтесь, мы закрываемся, - буркнул осанистый мужчина с сединой в колючей бороде и пристальным, изучающим взглядом.
- Угу, - безмятежно кивнул юноша, привычно скользнув взглядом в огороженный закуток, откуда на него в ответ уставилось три пары заинтересованных глаз. - Закрываетесь. А это твои любимые племянники, помогающие по хозяйству, пан Бертольд? Сколько лет прошло, а ничего не изменилось.
- Именно, - уже миролюбивее проворчал хозяин воистину кошмарного заведения. Не знаешь, и не догадаешься, в какой чистоте тут содержится собственно кухня, а не догадавшись, побоишься что-то брать в рот в этой замызганной забегаловке. - Мелким тоже нужна работа. А вам тут что понадобилось?
- Ага, - снова согласился вор. - Нужна. А мы хотим кофе с твоим фирменным десертом. Который с вафлями. И готовы присмотреть за залом, пока твои... племянники... работают. Да. Рив, садись вон туда, к окошку.

0

39

Вроцлав стал каким-то совершенно другим городом, когда про него начал рассказывать Матеуш. Но она покорно вертела головой по сторонам и запоминала истории. Написать потом...путеводитель по Вроцлаву! И посмотреть, кто еще жив и вполне бодр из тех, про кого рассказывают, какая будет реакция. Главное, записать наброски, что бы не забыть.
Кондитерская выглядела так, что в таком виде, в каком она была, Рива сюда бы не зашла. Но в привычной удобной одежде, штанах и куртке, зашла бы. И даже купила что-нибудь на пробу, обязательно. Не факт, что рискнула бы посидеть, но... Но выбирая, уши держала бы на макушке, и отнюдь не из страха, а от любопытства.
Не споря и молча прошла к столику у окна.
- Мати, - шепотом спросила она, - это за приют Фейгрина?
«А уверена ли ты, что «Оливер Твист» здесь вообще кому-то знаком?»

0

40

Отсылку парень не узнал, пожал плечами и так же тихо ответил:
- Это не приют. Мы здесь не жили, только приносили... Находки. Разные. И получали за них... Тоже разное. Деньги, еду, вещи, оружие. - Он помолчал немного. - Пан Бертольд детей любит. И дела ведёт честно, и об опасности предупреждает, и подкармливает иногда за самую простую работу. Этой кондитерской уже лет тридцать, не меньше,  и порядки тут не меняются. Полиция с этого местечка, конечно, половину всех крутящихся здесь денег имеет, но зато не трогает. О, десерт!
Фирменный десерт мрачного кондитера представлял собой пышный крем с кусочками лимонного безе и тоненьких вафель, поданный с ним кофе пах на удивление прилично. Матек перекинулся с паном парой слов почти беззвучной скороговорки и кивнул.
- Посидим тут, пока они заняты, ага? Попробуй, это очень вкусно.

0

41

Наверно, кафе имело свое право на существование. Тем более, если это не приют Фейгрина или Гарафоли. Честно... Наверно, честнее, чем социальные учреждения. Подкармливает. "Находки"надо же. И оружие. Тоже хорошее слово в мирной стране, в сочетании со словом "дети", да? Подхватить коллегу, дернуть тетку, кто из ее знакомых что подскажет и провести пару экспериментов журналистских на тему равнодушия взрослых, которые должны как раз контролировать благополучие детей?
Тридцать лет, с ума сойти... у первых детей, если у них уже все сложилось, уже свои дети есть. А еще в этом месте она радовалась, что из ценного на ней только маленькие серебряные серьги, которые вряд ли кого-то привлекут.
Книгу, может, подарить? Диккенс будет тяжеловат, так с ходу, а вот другая должна понравиться.
- О,безе!- обрадовалась Рива, пробуя, - а действительно вкусно.Слушай, если тридцать лет... У таких детей есть шанс начать жить какой-то...нормальной жизнью, завести семью?

0

42

Юноша рассматривал Риву с несколько грустной улыбкой. У нее на лице было написано достаточно, а потом еще этот вопрос... Матеуш вздохнул.
- Рив, ты не понимаешь, кажется. Эти дети не знают, что такое семья. Или знают нечто, что заставило их бежать, от этой самой семьи - сюда. И у них нет примера, как строить отношения. Что мы видели? Вечно пьяные предки, нищета, побои? Здесь ты можешь защищаться. Здесь никто не осудит, если ты убьешь человека, пытающегося отобрать у тебя самое необходимое. И если ты не можешь справиться с этим, ты сам виноват. Это быстро становится нормой, и... знаешь, никто не видит в таком положении вещей катастрофы. Не с чем сравнивать. Нет вокруг ничего другого. И стремиться к этому незачем. Ты думаешь, почему я пытался сбежать от Вишневецкого? Он же предлагал нормальную, с вашей точки зрения, жизнь - дом, тепло, достаток, заботу. А я не видел необходимости что-то менять. И они не видят. Поверь, большинство из них - не преступники. То есть, конечно, воры, попрошайки, кое-кто уже убийцы. Просто это - норма. Вот такая вот норма жизни.
Сладость на языке показалась тошной, будто десерт приправлен был горечью, звучащей в голосе. В отличие от большинства ребят, прибегающих сюда сдавать добычу, иногда едва отмытую от крови, он знал иное. И не был уверен, что рад этому.

0

43

- Да не понимаю, - тихо, но горячо зашипела девушка, сдерживая силу голоса и эмоции. Не то это место, для громких речей, - и не хочу понимать! И для меня это - катастрофа, когда дети не видят иного, потому,что вокруг слишком много взрослых, которым плевать! Где участковые, которые должны знать неблагополучные семьи на своем участке и следить за детьми? Где врачи, которые должны бы заметить истощение и следы побоев? Соседи, готовые жаловаться на шум, но не готовые пожаловаться, что ребенок голодает! И это я не хочу понимать. И мне противно от того, что слишком мало людей, которым не все равно и которые хоть как-то пытаются изменить судьбу таких детей! И даже такой малости, как позвонить и сказать о таком ребенке, они лишены, как правило. А это уже трусость, - Рива презрительно покривилась, - Ответственности, выбора, того, что надо что-то делать. Как же помочь ребенку, вдруг его на помощника и повесят, как же! А что до стремлений. Верю,не до желания рисовать или учиться чему-то, когда засыпать страшно и жрать охота. Но какой тут средний срок жизни? 18? 27? А потом? Тело в канаве, тюрьма, пьянство и полная деградация? Двадцатипятилетняя старуха, потому, что она не умела и не хотела подумать, как еще можно выжить? Такие же, случайно появившиеся дети без шансов? Хорошенький мир, который нет нужды на что-то менять! Неужели так страшно, выяснить, что можно жить в доме, тепле и засыпать спокойно, зная,что ни кто не унесет твои ботинки или не убьет тебя?
Журналистка резко замолчала, сделав глоток кофе. Стоп. А то не хватало еще спросить что-нибудь про "со мной рядом не страшно? Я же из того мира, который кажется не нужным!" и это будет перебор для обоих. Кофе, вкусный. Лучше пить его и грызть вафлю так, как будто она колеса на машине проколола.

0

44

Он покачал головой, обхватив себя рукой за плечо и колупая десерт ложечкой.
- Обычно двадцать. - Очень тихо. - Редко больше. Рив, не рви мне душу. Ты все сказала правильно. Тюрьма, канава, наркотики и пьянство, проституция - иногда все это принудительно. И да, это кажется нормой, и страшно доверять. Чтобы снова не было больно. Нам хватает боли в жизни.
Отодвинув сладкое, юноша отвернулся к окну, кусая губы. Он тоже ничего не делал. Помнил, как сам выживал, но не пытался вмешаться. И раньше ему никто не говорил, как это мерзко смотрится со стороны. Матеку не было стыдно, но было неприятно за испорченный вечер.
- Зря я тебя сюда привел. Говорил же - не понравится.

0

45

Опять? Ну что за неожиданно тонкая натура в беспризорнике, бродяге и бандите? Знал же, где живет и можно было предположить, что она молчать не будет.
Двадцать лет... Вырасти, пожить ярко, оставить после себя такое же потомство и сдохнуть. Какое феерически бессмысленное существование без попыток выбраться. И хорошо, если хотя бы каждый двадцатый совершил хоть что-то хорошее за эти двадцать лет. Хотя бы не треснул по голове старушку ради ее пенсии.
- Мати, я у тебя первая кто заговорил о том, как такая жизнь выглядит? - с легким недоумением спросила девушка. Казалось бы, Вишневецкий тоже должен был произнести пару речей с попавшими под руку примерами. Доверять страшно. Пфф, предательство больно везде, хотя страдать в уютной постели, конечно, удобнее. В любом обществе, классе — свои пороки.
- И нет, не зря. Во-первых, здесь реально вкусно, значит,  хозяин это свое дело действительно любит. Во-вторых, хозяин, как ни странно, все же ведет себя по отношению к беспризорникам лучше, чем социально-успешные граждане. В-третьих, это место как из книг сошло, здесь стоит побывать.
Да ладно. Придется ведь сказать все равно. Здесь, там, сейчас, тогда - какая разница?
- И если мы будем видеться и общаться, у нас будут подобные разговоры и стычки. Ты защищаешь свой мир, потому, что ты в нем жил и так и не ушел от него, а мне он не очень нравится и в ответ мне тяжело молчать. Это так, обдумать. А сейчас скажи мне, - в голосе появилась улыбка, - как сильно пострадает твой авторитет в этом месте, если я решу начать тебя обнимать и кормить десертом?

0

46

- Не первая, - улыбнулся юноша, успокаиваясь. - Но слушать от этого приятнее не становится. Зло берет, что рассуждают обычно люди, жившие в другой обстановке. Я уже научился понимать, что везде свои проблемы, и сытая жизнь вовсе не означает безбедная, но все равно неприятно. А может, просто завидую. Тому, что для тебя это всегда будет - со стороны. Хочется ответить гадостью, хотя это и нечестно.
Маленькая ложечка бездумно мелькала в ловких пальцах. Да, неприятно. Что она не понимает, а он не может объяснить. Что даже в максимально мирно построенной фразе звучит обвинение - ты не знаешь, о чем говоришь, ты не нуждалась в самом насущном. Разум понимает, что нечестно, и он её жизнью тоже не жил, но эмоции контролировать не так просто.
- Ладно, извини. Я загоняю. Больная тема, все ещё. А что касается репутации, так ничего ей не будет. - Улыбка стала искренней. - В крайнем случае сочтут отвлекающим маневром!

0

47

- Ну так ответь, - спокойно предложила Рива, - я не обижусь, послушаю. И заодно скажи, в чем моя вина? В том, что мне повезло при рождении? Или в том, что мне не все равно и я так реагирую? В том, что мне не плевать на беды тех, кто не может себе помочь и я пытаюсь  видеть сперва человека, а потом его одежду? Не ты первый, кто скажет, что мне не понять. Да, не понять, да не жила, да, повезло, да, если удобно считать попытку помочь развлечением, пусть так. Да, мне даже жаловаться не на что, какие проблемы, если есть, что есть и где спать.  Было бы лучше, если бы я была типичной представительницей своего класса?
Девушка корпусом отстранилась от стола, прижала локти к бокам и вскинула ладони над столешницей в жесте, словно отталкивая что-то или не желая что бы что-то приблизилось, холодное лицо.  Получилась хорошо, показательно. Вот такие девочки в такие места если и ходят, то как раз пощекотать нервы и чуть развлечься, не тратя силы ни на кого, кроме себя и очень полезных людей.
Две секунды, больше не надо. Улыбнуться, положить руки на стол.
- Зато никаких комментариев. Тоже удобно.
«Нравится? Лучше?» Жаль, молчать не учили и сама не научилась, как и почаще вовремя останавливаться. Разозлить или разозлиться, обидеть или обидеться, нет бы промолчать. Увы, мудрость молчания придет еще не скоро.
Встала,  подошла сбоку, обняла парня за плечи, положив подборок на его плечо.
- Давай уже доругаемся? Спокойно и нормально?

0

48

- Только в том, что я что-то не объяснил. Сядь, успокойся. - Юноша перехватил Риву за талию, усадил на колени, привычным уже жестом ткнулся носом в волосы. - Ну прекрати. Никто тебя ни в чем не обвиняет. Тебе действительно повезло, что ты этого не видела. Просто... Ты ужасаешься, как можно не хотеть ничего менять, и вот это обидно. Можно, блин. Можно не знать, не понимать, не иметь достаточно сил, не думать, особенно когда тебе лет семь. Можно просто быть настолько измученным борьбой за выживание, что посторонних мыслей не возникнет. И можно не доверять и бояться, когда от этого зависит твоя жизнь. Помнишь, я тебе байку рассказывал, когда мы у конюшен встретились? Так это на реальных событиях. Дети пропадали. Как думаешь, сколькие из них купились на обещание банально накормить?
Он перевёл дух, сдал руки покрепче.
- А в остальном ты права. Это ужасно, что все оборачивается именно так. Не так-то оно весело, вот такое детство... Не обвиняй детей. Они не виноваты. Может, такие, как я - да. Те, кто через это прошёл и ничего не делает. Те, кто не заметил, не обратил внимания, отвернулся. Но не они. Им и так тяжело, чтобы ещё что-то менять. Одному с этим очень тяжело справиться... Прости, если я опять не так тебя понял.
Голос был ровный, немного грустный, но с улыбкой. Пик раздражения прошёл, Матек правда пытался объяснить, что же его так задело.

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-25 08:17:56)

0

49

- А я про детей ни слова ни сказала, что они в чем-то виноваты, - напомнила Рива, обнимая за шею, - я про взрослых. И даже не про таких как ты, а про тех, кто должен этим заниматься, в силу профессии. И про то, как вырастая, большинство предпочитает ничего не менять в своей жизни.
«Сядь и успокойся» и «прекрати» она сейчас предпочла проигнорировать. Места, где есть люди, вообще не самые подходящие для демонстрации характера, а уж этот кабак — и подавно. И про детей лучше опустить, ведутся все детки одинаково на обещания. Только что к одним сложнее подобраться, а другие, не поверят. Про то, что когда уже не семь, а семнадцать, можно бы и начать думать, тоже лучше не говорить. Особенно парню, который упорно пытался сбежать от как раз нормальной жизни. Мечтать проще, пока мечта не становится суровой реальностью. И не нахамил, а жаль, было бы любопытно, как это.
- Ты меня не обидел, - девушка задумчиво взъерошила волосы на затылке Матека, - и место здесь хорошее.

0

50

- Тебя я понял. - Все так же куда-то в её волосы. - Собираешься что-то предпринять?
Он просто интересовался, разобравшись для себя, наконец, в непростом разговоре. Снова стало спокойно, но кофе уже остыл.
- Кто там говорил про кормёжку десертом, а? - Почти жалобно, с уморительно-умильным выражением лица.
Обсуждать тему непростого детства больше не имело смысла. Убеждать Риву в нормальности происходящего - чушь, оно не нормально. Мнение друг друга они услышали и, как надеялся вор, поняли. То, что каждый останется при своём - совершенно нормально. В общем, с точки зрения юноши говорить тут больше было не о чем.
Вместо этого он вспомнил, что обещал присмотреть за залом, огляделся и удовлетворенно кивнул. Никого постороннего. Что-то пан с "племянниками" долго! Парня начало кусать любопытство, но пока тёплая тяжесть на коленях его уверенно глушила.

0

51

- Есть у меня пара мыслей,- протянула Рива задумчиво,- но они такие неоформившиеся, что и говорить нечего. И вообще, - она решительно взялась за ложечку, - открывай рот!
Скармливая Матеку и себе десерт, безе оказалось очень уж вкусным, девушка оглядывала зал,запоминая детали. Лучшая подруга, у которой в планах стать писателем, таким "зарисовкам" с натуры обрадуется. Где-то чуть подкопченая балка - пожар? случайность? Где-то чуть вставший пол... не очень чисто. Нет, не "Оливер Твист"и не "Без семьи", но на современный лад пойдет.
- А будешь хорошо себя вести, - шутливо пообещала она, - еще и сказка на ночь будет!
Кстати, а почему бы и нет? Малости и милости, которых не хватало в детстве, что мешает сейчас делать? Прикинуться, что это полушутка и... А тем, у кого это детство было счастливое, тоже иногда хочется обратно. Может, меньше будет таких вспышек, да и слушать о том, что то, что у тебя было вызывает зависть, не очень приятно.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-25 16:05:36)

0

52

- Так мне гораздо больше нравится! - Смеялся юноша, подъедая сладости и пытаясь играть с роскошной косой брюнетки. Да, так веселее! И можно удушить любопытство на предмет того, что же тут так долго происходит.
- Ух ты, ещё и сказки? - Он искренне восхитился перспективой. Заулыбался, вспоминая. - Сказки надо у камина, с большим томом на коленях у чтеца... - Парень аж зажмурился от удовольствия. - Чтобы ты, я и книга. И никакого окружающего мира. Но, - Матек спохватился. - Я с удовольствием послушаю в любом антураже.
Сказки были первой книгой, которую он прочитал. Большой том, стоявший в библиотеке учителя совершенно новым. Кажется, до визита нахального подростка эту книгу было читать некому - или не для кого. Юноша не спрашивал, для кого она. Просто очень любил и перечитывал до дыр, беря вечерами, когда план по образовательной программе (сперва назначаемой наставником, а потом выбираемой по сфере интереса) был выполнен.
- Рив, - очень робко. - Ты же правда из небедной семьи... Я могу попросить об одолжении?

0

53

- Ого у тебя запросы, - удивленно рассмеялась Рива, -  мне так книжек не читали! Сказки и книжки вслух надо читать тогда, когда уютно и хочется.
Большая библиотека и регулярные чтения были неотъемлемой частью в жизни семьи. Родители на ночь почти не читали, обычно это была или няня или кто-то из бабушек, потом, научившись читать, детьми сами читали друг другу. Но если у бабушки или кого-то из родителей было свободное время,  вечером в выходной, то они читали. Не всегда сказки, иногда что-то другое. Но всегда обсуждая прочитанное, обьясняя. Может, поэтому привычка читать более младшим появлялась у подрастающих детей. А потом они начали вырастать. Иногда Рива искренне жалела, что Нетландии не существует и Питер Пэн не прилетит.  В отличии от Венди и остальных, она бы не скоро соскучилась.
- Можешь, конечно, - озадаченно прознесла девушка,  - давай.

0

54

- А мне патрон так читал, - смущенно пояснил вор. - Я сам тогда не умел, мы только-только начали заниматься... И вот чтобы мотивировать к самостоятельному чтению - а я тебя уверяю, осваивать эту науку в шестнадцать лет было непросто! - он мне читал по вечерам. Самые разные вещи! Сказки, легенды, сборники баллад... Я для пары даже музыку подбирал потом. Это было волшебное время. Никогда не забуду эти вечера - треск огня в камине, теплую руку в волосах и его глубокий мягкий голос...
Он окончательно смутился. Это было, пожалуй, слишком личное для такого места. Хорошо, что слышала только Рива.
- Эмм... - юноша заметил её недоумение. - Это может показаться бестактным, но у тебя ведь наверняка есть книги? И у твоей семьи тоже. Ты знаешь обо мне достаточно, чтобы не удивляться невежеству, так, может, позволишь одалживать что-нибудь?

0

55

Читать. В 16. Только молчи! Лучше послушай, какой образ прекрасный - вечера у камина, наставник и ученик... И интимный образ, слишком личный какой-то. Да, был повод привязаться. Баллады, музыка. Поняла, как можно стать полубогом в чьих-то глазах? Подбери с улицы хлебнувшего там с краем и позаботься. Собаки такие, тоже, говорят, самые верные. Но об этом тоже не надо говорить. И о том, что Бертольд и Вишневецкий не так уж далеко друг от друга ушли, тоже. Воспитатель Матеуша одновременно казался нормальным и даже добрым человеком, а иногда вызывал тщательно скрываемые раздражение. А просьба вызвала какой-то приступ умиления:
- Чучело, ты про читальные залы в библиотеках слышал? - нежно спросила она. - И да, конечно, приходи, бери, читай. Это всегда пожалуйста.
Была, правда, маленькая проблема, часть книг была на языке оригинала, что бы не растерять навыки. но ведь часть же. И не факт, кстати, что он тот же английский не знает.
Вспомнила идею на новый год.  Да уж, "а читать он научился в 16" прозвучит дивно. Нет, поняла Рива, в это не поверят.
- Кстати, нам не пора отсюда? Место прекрасное, десерт потрясающий, но не засиделись ли мы?

0

56

- Девочка, ты про паспортные данные при записи в библиотеку слышала? - В тон ей ответил Матек. - Мне только этого и не хватало, светить документом, фиг знает откуда появившимся... До сих пор не нашёл способа аккуратно, не афишируя интерес, узнать, подлинный он или нет.
Вообще, особо и не искал, интерес накатывал раз в полгода и быстро угасал.
- Мне документы патрон делал, и паспорт, и водительское. Я не спрашивал про его контакты, знаю только, что удостоверение точно подлинное и зарегистрировано в дорожной полиции. Как-то так.
Вопрос застал немного врасплох. Глянув за окно, юноша кивнул.
- Я только проверю, где они там застряли, и сразу пойдём.
Вернулся парень только через несколько минут, в некотором ступоре. Не сказал ничего.
- Все, можно выметаться. Поздно уже, наверное, в гостиницу?

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-25 20:24:44)

0

57

- Да уж, бдят наши библиотеки лучше полиции, - фыркнула она, - хорошо, лично для тебя мои шкафы с кнгами в доступе лучшем, чем в библиотеках.
Несколько минут, пока его не было, Рива провела напрягшись, разглядывая и прислушивалась к происходящему. После рассказов о сущности этого места не нервничать не получалось.
- У них там внезапно найденный младенец или они готовят заказной торт на завтрашнюю гламурную свадьбу? - предположила девушка, глядя на Матека. - Что тебя так поразило?
Но, любопытствуя, из-за столика встала, начав пробираться к выходу.

0

58

Он отрицательно двинул кистью, мол, вопросы потом, положил руку между лопаток Ривы, направляясь к выходу шагом быстрым, но не поспешным. Только на улице, когда вор чуть расслабил плечи, стало заметно, в каком взвинченном состоянии он уходил из мирной старой кондитерской.
- У них там гости. Вдруг, судя по всему. Кто-то из мелких влип в неприятности и, видимо, просил защиты у Бертольда. Мне пришлось сказать гостям пару ласковых, так что нам лучше убраться отсюда поскорее. Отойдем на пару кварталов и возьмем такси.
Обычно мягкое выражение лица, освещенное теплой и чуть ироничной улыбкой, сменилось на маску прохладного безразличия. Юноша пытался уговорить себя, что это не его дело и он не должен в очередной раз вписываться непонятно за кого, но в свете недавнего разговора - не очень получалось. Останавливала только необходимость увести Риву.

0

59

Подавившись шуткой про Сайкса, все равно из присутствующих «Оливера Твиста» читала только она, девушка покорно шла, куда подталкивали.
- И судя по твоему лицу, тебе происходящее не понравилось? - нейтрально уточнила она. Задавать вопросы или произносить фразы, так или иначе подразумевающие ту или иную помощь, Рива не хотела. Взрослый бандит, сам разберется а в свете беседы молчать будет идеальным выходом. Кроме того, помощь — это помощь, а не разовая ситуационная акция. Ребенок? Брать и тащить в детский центр защиты, не слушая воплей этого ребенка и искать там самого зубастого инспектора, который тоже не будет особо слушать вопли протеста, а будет что-то делать и которому можно внятно объяснить, что чем дальше дитя окажется в итоге от города, тем лучше. Взрослый? Ой, что-то нет.

0

60

- Очень не понравилось, - признался вор. - Настолько, что я в общем-то готов поступиться репутацией и сообщить о происходящем компетентным органам.
Звучало крайне странно для человека, старающегося этим самым органам в поле зрения не попадаться. Но дальше было пояснение:
- Точнее, я готов уговорить тебя это сделать. Ты же журналист, никого не удивит визит в столь неподходящее для юной пани место.
За существование любимого притона юноша не волновался - пану Бертольду нередко приходилось объясняться с полицией, мелкие часто бывают неосторожны. А вот за здоровье скупщика и его протеже побеспокоиться стоило, только вор не мог навскидку вспомнить ни одного номера из своих, кто мог бы помочь, а не использовать ситуацию к своей выгоде. Увы, помощь - вообще не слишком популярное явление, но оставить кондитера с этими проблемами один на один было чревато закрытием столь полезного для малолетних "коллег" заведения.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Закоулки истории