Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Закоулки истории


Закоулки истории

Сообщений 1 страница 30 из 171

1

Время действия: 28 сентября 2015
Место действия: Вроцлав, городские архивы
Действующие лица: Рива Стрежга, Матеуш Витек
Преамбула: Последствия случайных встреч и находок. Продолжение этого эпизода.
Краткое содержание Прогулки по Вроцлаву, маленькие ситуации в городе.

0

2

Работа с архивами - это была та песочница, в которой Матеуш еще не копался. И его искренне радовало, что сегодня, в момент первого его опыта, рядом будет человек, который в этом разбирается несколько лучше. Вообще, юноша не хотел идти, но обещал же? Обещал. Он с улыбкой глянул на идущую рядом журналистку. Видя ее энтузиазм, он даже заикаться не стал на тему "сходи одна". Мало того, что обещал, так ведь еще и интересно, как она туда попадет! Может, и удостоверения хватит, но что-то парню подсказывало, что это не вариант Ривы.
Накануне они приехали во Вроцлав слишком поздно, успели только пройтись погулять уже в темноте и устроиться в небольшой гостинице, а утром, с новыми силами и энтузиазмом, отправились разыскивать пани Мнежинскую, ну или ее родню. Шкатулка с письмами и брошкой лежала в рюкзаке, там же пристроились коробочки с завтраком, на который решили не тратить времени и съесть уже на месте, в руках - по стакану с кофе, в общем, студенты в чистом виде. Это было забавно, чувствовать себя студентом парню тоже никогда не приходилось.
- Кажется, пришли, - задумчиво пробормотал Матек, изучая здание архива. - Ну что, вперед?

0

3

По дороге Рива задумалась над проблемами насущными —  что сказать в архиве и как встречаться с людьми, пока не заживут запястья? Большинству можно посоветовать не лезть не в свое дело, а что болтают так «собака лает — ветер носит». Правда, была в ее жизни часть людей, с которыми она предпочитала отмалчиваться, а не хамить или врать. Так. В архиве можно обойтись старыми газетами, приехал новый судья, узнать, где находился дом судьи... Дальше либо окопаться и искать  заметки о том, что она вышла замуж либо сходить туда и узнать на месте. Если уж надо будет то, что не лежит в общем доступе — сказать правду, особенно, если там будет женщина. И найти дома ту мазь, после которой заживает все и сразу. В холодильнике, кажется. И синяки на плечах тоже...
- Пошли, - кивнула она, - сперва поищем по газетам, у нас дата — 17 сентября 1922 она написала письмо, добавив, что отъезд через три дня, значит 20-21 в город прибыл пан Мнежинский, новый судья и список тех, с кем он прибыл. Может, там будет указан дом, который он занимал. Если нет — на Рождество или Новый Год или по случаю дня рождения дочери-супруги он должен был устроить прием, об этом тоже напишут. Если найдем адекватную сотрудницу, просто скажем правду, что нашлись письма, хотим вернуть.
Архив «Жиче Вроцлава» был, к огромной радости Ривы, систематизирован. Поэтому, взявшись на сентябрь 1922 она быстро нашла статью, даже с фотографией пана Мнежинского, его супруги и их троих детей, одной из которых была Анита.
Ноябрь принес замечательную заметку о приеме, посвященном дню рождения супруги, с фотографией красиво украшенного сада и дома.
Размяв шею, журналистка решительно двинулась к сотруднице архива. Где и выяснила, что «без специального запроса я не могу дать журналы регистрации...»
Вернулась обратно и аккуратно и мстительно выдрала фотографию с адресом из газеты.
- Пошли, что ли, на почту? Спросим, где этот дом находится?

0

4

Пока Рива копалась в архивах, юноша честно изображал телохранителя - такую тень при хозяйке, которая внимательно смотрит по сторонам и никуда не лезет. А чего под руку к профессионалу лезть? Можно будет оптом спросить, что она нашла. Собственно, разницы, где торчать столбом, тут или в отеле, не было.
Но быть тут ему нравилось. Он наблюдал за Ривой и считал, что сходил не зря.
- Вандалка, - прокомментировал вор, оглядевшись на предмет видеонаблюдения. - Много у тебя приводов за хулиганство? - С подначкой.
Ну, на почту так на почту. Хотя, разумеется, юноша предложил бы и другой способ сунуть нос в те самые журналы - чай, не чужой сейф, должно быть попроще. Матек просто хотел посмотреть, как это делает Рива, понаблюдать за ней, оценить, какими способами она пользуется для получения информации. Самому парню было намного проще заплатить информаторам, хотя это и была вторая по величине статья расходов.
- В крайнем случае, можно поискать старые карты, адрес же у нас есть.

0

5

- Два, - ехидно ответила Рива, - но ни один так и не оформили. А у тебя?
Возле почтамта девушка села на скамейку возле служебного помещения, намереваясь ждать почтальонов, что бы задать им вопросы. Можно, конечно, такси, можно прохожих. Но ни один из них не скажет, жилой ли дом, когда сменились владельцы...
У Мнежинского был сын, - начала она размышлять вслух, - сын судьи должен был стать не последним человеком в городе, если папа взялся крепко. И у парня тоже должны быть дети. И если все сложилось хорошо, об этой фамилии тоже можно спросить. И надо письма отложить отдельно. Брошку я бы родне отдала, а письма - как пойдет.
Увидев мужчину в форме почтальона, девушка встала со скамейки и с вежливой улыбкой обратилась к пану. Через минуту он привел другого почтальона и беседа продолжилась. Судя по жестам, она все-таки узнала, где находился старый дом судьи, что потом узнала, что внук судьи Каспер Мнежинский ныне возглавляет одну из каферд Высшей офицерской школы, проживая все по тому же адресу.
- Пошли? - обернулась девушка к Матеушу,- как раз вечер, должен быть дома.

0

6

- Ни одного, - фыркнул вор. - Меня даже за неправильную парковку не штрафовали. За вычетом работы я до тошноты законопослушен, а на работе меня ни разу не поймали. Учись! - Показал он девушке язык.
Забег по городу в поисках дома Мнежинских оказался делом долгим. Матек привычно думал о чем-то левом, чтобы поменьше уставать, но идея сходу пойти в гости ему не понравилась.
- Рив, окстись! Мы целый день роемся в архивах и пристаем к прохожим. Пошли пообедаем? Я уж не говорю про то, что приходить в гости лучше не после пешего забега по городу. Что скажешь?
Не то чтобы парню было особо дело до его внешнего вида - не клиенты же, но была вероятность, что их просто не пустят. В дома уважаемых офицеров лучше все же заявляться в образе, приближенном не к уставшим студентам, а к приличным людям.

0

7

- Как скучно ты живешь, - протянула Рива, периодически собиравшая штрафы за парковку.
Точно! Еда! Она остановилась в задумчивости. А еще можно умыться, смыв с себя и дорогу и забег по городу.
- Вот такая вот диета, - грустно пошутила журналистка, склонная увлекаться и способная на голом любопытстве и энтузиазме пробегать весь день. А дома что-нибудь полезное. - Ладно, тогда лучше сперва в отель, к ванне,а потом к еде? Или наоборот? Кстати, а что ты любишь из еды? Не можешь съесть, а именно любишь?
А вот на "паузе" стала ощущаться и архивная пыль в носу и усталость в глазах от старых страниц текста.
- Две минуты, - вдруг вспомнила девушка просьбу кузины, - мне нужны открытки с видами.
Забежала на почту, выбрав открытки, которые, на ее взгляд, могли бы понравится и побыть образцами для картин.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-16 10:20:37)

0

8

- Это нормы безопасности, не хочу, чтобы у полиции возникали ко мне вопросы. Так знаешь сколько всего накопать можно?! - рассмеялся бандит.
Диету Матек понимал, хотя у него она чаще была вынужденной, чем просто от праздного любопытства. Но при возможности он старался приемы пищи не пропускать.
Вопрос был, конечно, интересным.
- Знаешь, я мог бы отшутиться, что такому, как я, не дело харчами перебирать и выяснять, что там как на вкус, но любимое блюдо у меня, тем не менее, есть. Печеная на костре картошка. И никакие изыски не заменят свежевыкопанной на чужом поле картошки, запеченной в золе в тени ближайшей рощи. Особенно лакомым это блюдо кажется, когда картошка только-только начинает входить в стадию созревания... Вот так вот сидишь после недельного невезения - а значит, и голодовки - и смотришь алчными глазами в костер. А там мелкая, молодая картошечка, печется быстро, и какие там изыски вроде соли, масла или сала? И так потрясающе вкусно, до натурального захлебывания слюной...
Он задумчиво облизнулся, глядя на вывеску какой-то кондитерской. Оттуда тоже вкусно пахло. Но все-таки не так.
- Еще я в свое время бублики любил, с маком. Очень недолго, потом мы переехали. Но эти брал каждый день, рискуя попасться и получить по заднице и от хозяина пекарни, и от родителей.
Воспоминания немного увлекли, так что отсутствия Ривы парень почти не заметил, а когда она вернулась - молча подал ей руку, как бы намекая - ну пошли уже!

0

9

- С салом, - твердо произнесла Рива, - молодая картошка должна печься в костре с салом. И вообще, я знаю, что  мы можем делать летом!
Вот откуда привычка проверять, вкусные ли овощи растут на чужих огородах? От какого предка досталась привычка? Неизвестно. А она есть и не только у нее, кстати, первые эксперименты по огородам и запеканию были с братом и кузиной.
А что до голода... или он так сильно въелся в память или какие-то странные порядки были у Вишневецкого. По идее, откуда при жизни в его доме недельная голодовка?
Почему-то Рива не взяла его под руку, а ухватилась ладонью за ладонь. Картошка эта, одно сплошное детство вспоминается, когда еще ничего о взрослой жизни не знаешь и знать не то что бы хочешь, своих дел по горло, картошка, тыкву вырезать, щенков посмотреть, водяного прикормить, попробовать залезть по плющу в комнату, что бы ночью так убежать на реку...и папа с мамой иногда с ними дурачились.  Вот и жест получился доверчиво-дружеский, из тех же лет. И с задумчивой улыбкой, молча шла до гостиницы, вспоминая.
В гостинице она задумчиво начала перебирать рюкзак с вещами. Брюки удобные, в озере искупанные, еще пара футболок, свитер, платье. Платье... «А зачем я взяла платье?» удивилась девушка. «Кто-то потом собирался к родственникам на взморье, - напомнил внутренний собеседник, обиженно молчавший до этого, - а платье было на тот случай, если тебя потащат туда, куда ты захочешь и в платье. И туфли ты тоже взяла!» Ага, удобное для путешествий, почти не мнется, повесить в ванне, отпарится быстро. Мятный цвет, длинные рукава, вырез лодочка, классический силуэт лифа и пышная юбка по колен. Пойдет. И, хотя она сама не помнила, как по привычке засунула платье в сумку, мимо Матека, вешать его в ванну, прошла с невозмутимым лицом.
- В таком виде можем появиться?

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-16 11:15:05)

0

10

- Ну, сало бы просто не дожило до картошки. Я бы его съел и не заморачивался бы земляными работами, - фыркнул вор.
Теплая ладонь в руке настраивала на более оптимистичный лад, чем разговор о картошке. Картошка была из той, прошлой жизни, полной голода, нищеты и, соответственно, злости на все и вся. Хотя вкус ее забыть невозможно, обстоятельства забыть было бы очень неплохо. А замечание про сало как раз напоминало об обстоятельствах, так что парень просто... сосредоточился на теплой ладони и постарался не думать.
Добравшись до отеля, юноша заявил, что хочет явиться в гости чистым и занял ванну, благо ненадолго. Когда вернулся, задумчиво посмотрел на платье.
- Слушай, у меня нет с собой строгого костюма, - хихикнул он, взяв пальцами рукав платья. - Буду выглядеть рядом с тобой бедным родственником... Ну или противным братцем-разгильдяем!
Хотя платье, безусловно, было прекрасно, и Матек очень хотел бы увидеть его на Риве.

0

11

- Могу одеть штаны, в которых на тебя натыкаюсь, - фыркнула Рива, - свитер и бандану. Тогда братом-разгильдяем буду я.И я буду хулиганить, так как это делают мальчишки-подростки лет 15-16. Кстати, предлагаю рассказать полуправду - про брошь и платок. В графских развалинах бродили археологи, заодно осматривали и гарнизон, ну и нашли.
Ужин и дом, куда уехала влюбленная Анита Мнежинская. Рива внезапно поняла, что немного нервничает. История любви, которой почти сто лет, такая трогательная, такая осторожная и тайная. Поэтому и не хочется показывать письма, которые куда интимнее и глубже, чем отношения целующихся на столичных площадях парочек. Когда нет никаких строгих запретов на выражение, что ли? Сейчас ни кого не волнует, чем занимались супруги до свадьбы, а из-за одного письма Анита могла угодить в монастырь.
Хороший дом в строгом классическом стиле, видно, что ухоженный. Аккуратный садик. Риву порадовали кусты и цветочные клумбы, придающие ему индивидуальность. Скамейка у дома, стол с забытой газетой. Значит, будет легче разговаривать. Улыбнулась парню, позвонила в калитку. Ответом из дома был ответственный деловитый “гав!”.
Хозяин вышел вместе с псом. Пожилой, уже полностью седой мужчина, морщинистое лицо, но  с отличной выправкой и сохранившемся энергичным блеском глаз. Он вежливо распахнул калитку перед гостями:
- Не часто нас с Роббом, - представил он крутящегося тут же сеттера, - балуют визитами не курсанты академии. Входите, молодые люди.
Пан посторонился, пропуская гостей. Робб деловито обнюхал парочку, махнув хвостом.
- Пан Мнежинский? - вежливо уточнила Рива, - ведь ваш дед был судьей?
- И жил в этом доме, - покивал пан, - пишете работу?
- Не совсем, - в ответ на вежливую доброжелательность хотелось улыбаться, - видите ли, мы занимались изучением старых зданий в Ожише…
-Присядем? - Мнежинский направился с гостями к скамейке, - или, может, чаю?
Замахав руками, удалось отговорить гостеприимного хозяина от чая и убедить, что да, на скамейке будет чудесно. Великолепный вид на розы, такой сорт мало где увидишь.
- Когда-то семья вашего деда жила в Ожише, - начала рассказ журналистка, - а потом его спешно перевели сюда. Ваша старшая тетушка, пани Анита, оставила, видимо, кому-то весточку на память, - девушка извлекла из сумки шкатулку с брошью и платком, - получил ли ее тот человек или нет, но шкатулка осталась в старых домах Ожиша. А мы решили разыскать ее родню, узнать, как сложилась ее судьба, отдать ее вещи.
Пожилой пан слушал внимательно, перебегая взглядом с одного лица на другое. И в конце вдруг светло улыбнулся:
- И вы ехали сюда, что бы отдать семейную память? Ох, ребята… Знаете, а ведь Тамара, младшая теткина дочь, еще жива и в городе! Пожалуй, не стоит ее беспокоить на ночь, - задумался судья, - но я дам вам адрес. а с утра
предупрежу о визите. Ей будет куда приятнее получить такую весточку от вас. А я потом зайду к ней.
Вежливо поблагодарив пана и еще раз уверив, что нет, не надо чая, что вы, мы только поели, нет-нет, не беспокойтесь, когда удобнее нанести визит пани Тамаре, спасибо за адрес, да-да и вам спасибо… Они наконец-то вышли на улицу.
- И наши дальнейшие планы? - весело спросила журналистка.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-16 19:13:48)

0

12

Матек опять честно изображал манекен при Риве и с интересом за ней наблюдал. Вот что значит человек занимается любимым делом! Поиски, переговоры, нечто, ведущее к общей цели, которую девушка понимала как правильную. Парень так не умел. Он выполнял то, за что ему платили, сам не обладая этим чувством... направления, верного выбора и цели. Это был повод по-доброму завидовать журналистке и снова ею восхищаться. Прекрасная девушка. Очень полезное знакомство.
При общении с паном Мнежинским юноша вообще постарался рта не открывать и только наблюдать за происходящим. Он не был уверен, что сможет встрять уместно, да и зачем? Брюнетка вполне справлялась. Тем более что все было просто, пожилой преподаватель оказался человеком радушным и гостеприимным, от чая пришлось отказываться аж вдвоем.
- Наши планы - отдохнуть и завтра днем сходить к пани Тамаре. Наверное, это здорово, получить письма матери, узнать ее получше... - Он грустно и мечтательно улыбнулся, приобнимая девушку за плечи. - Пошли погуляем?

0

13

-Пошли, - согласилась Рива, вспоминая карту, - у нас есть ботанический сад, собор, старый город. Есть классные ребята, Вроцлавские гномы. Их около трехсот, у каждого своя история и есть карты с описанием истории и как найти всех этих гномов. А еще где-то на улицах города тот самый дом...- протянула она с намеком.
Гулять по новым местам она любила, новые города, новые улочки. Смотри с восхищением и любовью, касайся его стен и деревьев с любовью и интересом,  и город тебе ответит. Поведет скрытыми улочками, распахнет двери уютных кафе и любопытных мест, шепнет пару тайн, покажет маленькие чудеса.
- Может, пойдем на поиски гномов, а по дороге и старый город и странные дома?

0

14

- Пойдем, - все с той же странной интонацией сказал юноша. - Покажи мне тот город, который ты знаешь. А я покажу тот, в котором бывал я. Поверь, это два разных места. Но ты первая. Со мной лучше гулять после полуночи.
Но вместо того, чтобы пойти гулять, Матек обнял девушку за плечи, прижал поближе, уткнувшись носом в волосы, погладил от затылка вниз, вдоль позвоночника. Жест получился удивительно не невинным, кажется, вор сам такого не ожидал, отпрянул в некотором смущении.
- Извини. Пойдем гулять! - Он улыбнулся, привычно лукаво и весело, улыбка зажгла зеленые глаза золотыми искрами. - Может, расскажешь что-нибудь, попутно с экскурсией по светлой стороне города?
Внезапный порыв прошел, как не было, рядом с Ривой снова стоял двадцатилетний балбес с обаятельной улыбкой, и не было в лице больше ни грусти, ни тоски по чему-то несбыточному. Только обычная легкая ирония и бесконечная доброжелательность.

0

15

Рива задумчиво смотрела на Матека, пытаясь понять, что сейчас накатило? Погрустнел, взгляд другой, интонации. Девушка, взяв парня за руку, развернула к себе.
- Мати, что не так? - тихо, но серьезно спросила она. Зная за собой привычку, поймав или заметив сбой в чужом состоянии, вцепляться и вытрясать, что же случилось, она старалась сдерживать порой порывы, оставляя человеку право на личные переживания, воспоминания и просто измененное настроение. Но ведь не спросишь — не узнаешь. - Вроде бы ничего не произошло, а ты погрустнел. Нет настроения, давай не будем гулять. Надо побыть одному — скажи, я прекрасно умею развлекать себя сама и не обижусь. Еще что-то?

+1

16

Ему большого труда стоило удержать непринужденную улыбку на лице, чтобы изменившееся выражение глаз заметила только Рива. Наклонился, мягко поцеловал в губы.
- Все хорошо. Просто я... знаешь, наверное, мне все еще одиноко. Так что я позавидовал человеку, который может получить такую вот весточку из прошлого. И ему будет приятно вспомнить маму.
Детство парня прошло, вот удивительно, аж в полной семье, были у него и мать, и отец. Но родными он их не воспринимал никогда, даже в самых ранних годах. Был наставник. Матек никогда не мог сказать, что Вишневецкий заменил ему отца - само слово "отец" вызывало злобный оскал и имело отвратительные ассоциации. Но никогда рядом не было старшей женщины, с которой ассоциировалось бы слово "мама". Та, которая когда-то с ним жила, была в лучшем случае биологической матерью.
Такие рассуждения в голове юноши не задерживались - он просто как-то представлял для себя смутное ощущение тепла и близости, ровное, светлое, позволяющее расслабиться и просто быть. И почему-то именно сейчас в очередной раз пожалел, что никогда его не испытывал. Возможно действительно потому, что рядом теперь не было еще и учителя.
Зато рядом была Рива, но к ней чувства были совершенно другие. Дружеские, яркие, страстные. Прекрасно замещающие грусть и одиночество хотя бы на время бодрствования.

0

17

Одиноко ему будет еще долго, это она понимала. И ничего с этим не сделаешь, это либо пройдет со временем, либо нет. И это ответственность, остаться рядом и быть другом. Большая такая ответственность, о которой ни кто не просит, но которую кристально видно. И сказка была больше не о том, как пани Кристина хотела дочь, а той, которая выросла - легкомысленная и импульсивная, не любящая привязываться к чему-то или кому-то, подпускать к себе. И семья большая и даже любящая, но вот любить не научили, некогда было. Заводить отношения не хотелось и не получалось, с дружбой было получше, а вот легкие необременительные знакомства удавались прекрасно, когда для поддержания стоит немного помнить о человеке, чуть давать и не стесняться просить. Планов на изначальную поездку не было, но даже в самых смелых или страшных мыслях ночь откровений не появлялась. Но можно воспользоваться хорошей и удобной мыслью, что есть еще второе мнение и не думать пока об этом. Вот по дороге домой - можно и начать. Нужно начать, потому, что причина импульсивно смыться тоже была.
- Дело только в этом? - уточнила девушка, разом задумавшись. А потом хмыкнула, - знаешь, не представляю, что бы моя мама или вторая бабушка могли бы писать такие письма.
Первая была очень практичной, второй бы в голову не пришло себя так скопроментировать.
- Давай еще раз? - мягко предложила она, - что мы делаем? Гуляем, молча где-нибудь сидим, не молча сидим, еще что-то?

0

18

Он нежно коснулся ее виска пальцами, заглянул в глаза, не пытаясь понять сокровенные мысли, но пытаясь считать настроение. Чуть усмехнулся, покачал головой.
- Дело только в этом. Все нормально, просто накатило... Не обращай внимания.
Не стал объяснять, что не в письмах тут дело, был уверен, что Рива и так понимает. Представил чопорную бабушку, пальчиком в кольцах и маникюре отодвигающую романтическую писанину, усмехнулся.
- Мы гуляем! Причем по самым интересным местам города, куда нас еще пустят сегодня. Потом по тем, куда нас не пустит ни один человек в здравом уме и при памяти.
"А в процессе я как-нибудь разберусь со своей хандрой.." - Заинтересованный взгляд в очередной раз одобрительно скользнул по фигуре Ривы. - "Может, даже не без твоей помощи".

0

19

- Для меня самые интересные места - это музеи, парки и сам город. Но в музеи надо ходить с утра, когда там все отдохнувшие. В ботаническом саду сейчас почти ничего не видно. Остается сам город. Кстати, как у тебя с храмами? - заинтересовалась Рива. Нельзя сказать, что она была сильно верующей, но все же... И была особая прелесть внутри старых храмов и костелов. А в маленьких и небольших, как в Ожише, можно побыть наедине с собой и ни кто не удивится тихому монологу.
В ответ на взгляд ехидно показала язык.
- Город я знаю плохо, точнее, почти не знаю, так что экскурсия у нас - что сами увидим. Может, вспомню что-то в процессе.
Если под "расскажешь что-нибудь" ты имел ввиду что-нибудь вообще, то это проще. Пошли! Начнем с визита к водонапорной башне, ей в следующем году 110 лет. Там, конечно, не Краковский Дракон, но милые крокодилы есть.
Старые улочки с яркими, прилепившимися друг к другу домиками, выкрашенными в разный цвет. Потихоньку начинающие подавать голос бары и кафе. Мелкие детали старого города всплывали сами собой. Необычное оконце, старая дверь с толстыми петлями и медной оковкой.

0

20

- С храмами нейтрально, - насмешливо фыркнул вор. Он не был верующим в принципе, предпочитая религии суеверия, причём глубоко личные, связанные преимущественно с работой. Но храмы любил посмотреть. Лучше так, чтобы его самого никто не видел.
Город, освещенный фонарями, наполненный гуляющими или спешащимм людьми, окутанный запахами и красками, был юноше совершенно не знаком. Он с интересом осматривался, держа под руку Риву, с трудом узнавая места, которые знал.
- Это странно, - поделился он. - Я не единожды бывал во Вроцлаве, даже жил одно время в пригороде. Но сейчас мне кажется, что я здесь впервые. Совершенно другой взгляд. О, ну-ка пойдём!
Свернув, он завёл девушку в какой-то дворик, прошёл насквозь его и ещё парочку, удаляясь от хорошо освещённой улицы, зашёл в один из домов, начал подниматься по лестнице. Здесь было тёмно и тихо, парня вообще не было слышно, а жители, видимо, не желали проявлять интерес к миру за границами квартир. Паре никто не помешал подняться на чердак.
- Смотри, - улыбнулся юноша, обводя на удивление пустое и чистое пространство рукой. - Когда-то давно здесь жил художник. Вон там, у окошка, стоял мольберт, и здесь всегда пахло краской. А вот тут висела картина. Озеро, в котором отражались звезды. Где-то на берегу ещё мелькала причесывающаяся русалка, но главным было озеро. Такая... Миниатюра звёздной бездны. Это была единственная удачная картина, и она завораживала. Можно было часами смотреть в нарисованую воду, и казалось, что звезды рассказывают тебе сказки...

0

21

- А где ты не жил? - заинтересовалась Рива, - остались еще такие города в Польше?
Сейчас выяснится, что самый нелюбимый или необжитый город - Краков. И, раз город знакомый, не проще было сразу повести по знакомым местам?
Оглядела чердак, представила себе мастерскую художника. Хотела было спросить, что с ним случилось, но вспомнила, что в рассказах ее спутника все обычно умирают или так или иначе исчезают с дороги жизни и не стала. Лучше ограничиться нейтральным "когда-то жил..." и рисовал не очень удачные картины, кроме одной, ставшей зеркалом для сказок.
Приобняла парня, прижалась к плечу.
- А ты, оказывается, романтик и не чужд прекрасному, - тихо произнесла она. - и хорошо, что русалочка тебе не запомнилась. Когда он жил тут?

0

22

- В Кракове, - хихикнул вор. - Я даже в Варшаве почти месяц провел, а в Краков заезжал не больше, чем на двое суток. До пятнадцати я старался избегать больших городов, а после не работал и очень редко бывал в Кракове. Не хотел, чтобы внимание ко мне, буде появится, перешло на город, где жил наставник.
Он стоял, задумчиво обнимая Риву и смотря на стену, где висела картина. Массировал девушке плечи и шею.
- Не романтик. Просто мне тогда было одиннадцать, - улыбался он. - И эти сказки рассказывал мне и художник. А я таскал еду. - Он насмешливо фыркнул и прижал девушку к себе поближе, продолжая делать ей легкий будоражащий массаж. - Меня вечно тянуло в неподходящую компанию... Ну, по тем меркам неподходящую. А художнику повезло больше, чем мне. За неделю до того, как я сорвался отсюда, он женился. Интересно, где он сейчас, как его супруга... Мне нравилась эта женщина.

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-20 16:31:57)

0

23

- Вот почему я знала, что это будет Краков? - вздохнула Рива. - А до того как появилась причина там не бывать, не получалось или просто не нравилось?
Повернулась к парню лицом.
- Мати,- улыбнулась она, - массаж плеч, когда я стою, будит во мне определенно не те эмоции, которые сейчас должен. Увы, этому рефлексу годы, поэтому придется придумать что-нибудь другое, столь же ненавязчивое, что бы я не сразу заметила и догадалась о твоих намерениях.
Ну, действительно. Старая спортивная привычка разминать друг другу плечи перед выходом на маты пустила очень глубокие корни и заставляла тело и мозги собираться, а не вызывала расслабления. Сидя, лежа - да. Стоя - нет, стоя - это только перед выходом.
- А в чем проблема-то, с художником? Если ты действительно хочешь, и помнишь его фамилию или работы, давай пройдемся по галереям и выставкам. Это скромного бухгалтера найти тяжело, а человека искусства сложно не найти, если надо. И кстати, - не удержалась она от ехидства, - кажется это первая твоя история с хорошим концом.

+1

24

- Краков был городом, в который я с тех же пятнадцати лет стремился, - неожиданно жестко ответил юноша. Улыбнулся, встряхнулся, поцеловал брюнетку в плечо. - Извини. Да, была причина. Большие города меня пугали обилием замков и полицейских. Я старался если и жить, то в пригороде, как вот во Вроцлаве. Сюда всего на пару месяцев перебрался. Поближе к картине.
Про массаж он принял к сведению. Тонкие, но сильные пальцы спустились ниже, уже не пытаясь маскировать ласку под невинный массаж. Зеленые глаза вспыхнули предвкушением, интересом, желанием.
- Так лучше? - Очень тихо.
И, как ни в чем не бывало, продолжил травить байки, не убирая рук, ненавязчиво исследуя осеннюю одежду на предмет интересных щелочек и того, что в них скрывается.
- Фамилию даже не знаю, он всегда был просто Слав. А работу, которую помню, я тебе уже описал. Вот только смысла не вижу... Это было тринадцать лет назад. Я сильно изменился. Может, уже не так все будет восприниматься. Пусть лучше это знакомство останется историей с хорошим концом, а?

0

25

- Гораздо лучше, - согласилась девушка, поворачиваясь лицом к Матеку и обнимая его за плечи. Чердак в чужом доме, в незнакомом городе? Почему бы и нет? Или нет? Чердак в легком доступе немного смущал, но то, что он был явно необитаем, говорило в его пользу.
- Пусть будет, - согласилась Рива. В конце концов, художник мог развестись, спиться,перестать рисовать и стать кем-нибудь скучным и серьезным. Не надо портить редкое хорошее воспоминание. Которому 13 лет. И лучше об этом не думать, потому, что становится грустно. Так ведь не должно быть, не должно было быть столько равнодушных людей вокруг, которые талантливо не хотели замечать одинокого ребенка. Лучше обнять этого выросшего ребенка покрепче и...
Матека игриво потянули за прядь волос.
- Не вздумай стричься, - хмыкнула брюнетка, - я не переживу.

+1

26

Легко коснувшись ее губ пальцем, Матек наклонился поцеловать девушку, обнял ее за талию, с удовольствием уткнулся носом в волосы, наслаждаясь ароматом.
- Наверное, с мороза ты пахнешь еще восхитительнее. И снег в волосах играет алмазным венцом... Я обязательно увижу тебя зимой.
О воспоминаниях он больше не говорил, хотя во Вроцлаве случилась и еще две интересные истории, одна из которых связана была как раз с тем домом, куда он собирался привести журналистку. Ну их, воспоминания эти. Кажется, истории из его жизни - не та тема, которую можно поднимать при симпатичной девушке. Она от этих историй как-то странно блестит глазами и задумывается. Знать бы еще, что думает! Но мысли юноша читать не умел, хотя иногда и жалел об этом. Вот, например, сейчас, прикидывая, продолжать приставать, или лучше не выставлять себя озабоченным придурком, который любой разговор в итоге сводит к сексу в не самых подходящих для этого местах. Увы, сочетание красивой и умной пани рядом и последних отношений еще в апреле включали именно режим озабоченного придурка. Это было грустно, но, как надеялся вор, ненадолго.
- Когда-то я носил короткую стрижку. Совсем, как в армии. Ничего так смотрелось...

0

27

Обещание встречи зимой... Было приятно. А еще она поймала себя на том, что не может привыкнуть к его манере разговора.
- Обязательно увидишь, - мурлыкнула она, - у нас ведь есть план на новый год? Мати, ты удивительный! То у тебя речь уличного шалопая, то ты способен на удивительно образные обороты. Как и поведение, - хмыкнула она, вспомнив ночной парк, встречу на приеме и встречу в казарме. Впрочем, для раскрытия сложного образа хватило бы и той ночи. Кстати, о - ночи. Неужели взрослею, что чердак начал смущать? Ну, нет. И пока есть настроение....
- Когда-то и у меня была короткая стрижка, - вспомнила детство Рива, пытаясь представить Матека с короткой стрижкой. Старше, наверно, выглядел? Рука девушки скользнула под футболку, погладила поясницу, - ты не помнишь, совершенно случайно, здесь дверь закрывается?

0

28

Он только усмехнулся, Рива знала уже достаточно, чтобы и без комментариев понимать, откуда такие перепады в речи и поведении. Ну, попытались из уличного мальчишки сделать нормального человека, нельзя сказать, что не получилось, но первые пятнадцать лет жизни от этого никуда не делись.
- Какой нехороший человек тебя подстриг? - Юноша ласково погладил роскошную косу, наслаждаясь её мягкостью, любуясь блеском здоровых волос. - Это было очень тяжкое преступление... Дверь тут, внезапно, ещё как закрывается, даже изнутри. - Голос снова упал до шепота, наполненного смехом и провокацией. - Следует ли понимать твои слова так, что если дверь будет закрыта, меня ожидает нечто особенное, не предназначенное для чужих глаз?
Мягко поцеловав брюнетку в шею под ушком, он оставил её посреди чердака, подумать, и пошёл действительно запирать дверь. Дело это было не самое простое, потому что вместо нормального замка или хотя бы нормальной задвижки здесь была использована сложная система каких-то ветхих веревочек. Но дверь осталась заперта, а веревочки проверочный рывок выдержали с честью. Парень довольно улыбнулся, обернулся к Риве и задумчиво сощурился. На неё можно было любоваться долго. На неё хотелось долго любоваться, особенно если... Юноша смущенно фыркнул, отгоняя подальше страстное желание попросить Риву раздеться и наблюдать за гибкой девушкой в полутенях.
- Ты красива, как летний вечер над водой, - покачал он головой, подходя ближе и протягивая руку.

0

29

- Все было не так, - поведала историю косы Рива, - на самом деле один хороший человек решил ее мне отрастить.
С интересом понаблюдала, как "закрывается" дверь. Поймала сперва задумчивый, потом смущенный. Заинтересованно посмотрела в ответ. Подумал, что сделать, а потом придумал? Есть стены, есть подоконник. Не так уж и мало при должной фантазии и правильном подходе.
Взяла Матека за протянутую руку.
- Ты воспринимаешь меня как объект искусства, на который стоит только любоваться? - насмешливо спросила она, глядя в глаза, - как на картину. Или?
Улыбка вышла дразнящей. Торопиться некуда, можно и подразнить чуть-чуть.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-22 14:40:59)

0

30

- Я воспринимаю тебя как человека, которым надо любоваться и восхищаться. Особенно зная, что в любой момент можно перейти к "или", - фыркнул вор, за руку подтягивая девушку поближе и обнимая за талию. - Хотя мне, конечно, несколько неловко оттого, что при любом удобном случае хочется свести разговор к или. Но пока ты вроде против не была... Ты ведь потрясающе танцуешь, я помню по приему. Покажешь как-нибудь еще раз... в более приватной обстановке?
Юноша ткнулся в шею Риве носом, обнял покрепче, начав потихоньку оттеснять ее к стене. Главное - не особо увлекаться, ведь хотели еще и по городу погулять. Хотя как тут не увлекаться? На тот момент парню казалось, что оторвать его от журналистки не получилось бы даже силой. Промелькнула ироничная мысль, что долгое воздержание - отличная база для того, чтобы вовсе перестать встречаться с девушками, удрученными скучнейшим однообразием мысли.

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Закоулки истории