Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Первым делом самолеты, часть вторая


Первым делом самолеты, часть вторая

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время действия: 12.09.2015
Место действия: где-тов подвалах замка.
Действующие лица: Гжегож Лазар, Никодем Ковальский, Чарльз Линч, Бартош Згарда, Оин О'Нилл
Преамбула: продолжение этого эпизода.

0

2

Когда Чаки наконец-то ответил, вполне вменяемо и по боевому Ник позволил себе еще чуть-чуть расслабиться. Потому что вот он, старший пришел, круче старшего только Мастер, а значит со всеми неприятностями можно разобраться. И фантазии о том, что будет с одержимым вампиром можно отложить на полочку, до лучших времен. По крайней мере можно на это надеятся.
...Ник открыл глаза и жадно втянул воздух пропахший крепким мужским потом, в котором так сладко отдавались на кончике языка, нотки адреналина, и этот прекрасный звук частого сердцебиения. Во рту мгновенно образовался целый океан слюны, а клыки настойчиво зачесались. Ник вздрогнул. Осознание подтормаживало, но даже его улиточной скорости хватило, чтобы доползти до сознание и вежливо постучаться. Вес цепей ощущался привычно, и так же привычно тело было спеленуто на манер сумасшедшей нянечки слишком беспокойного ребенка.
Помещение было так же знакомо. Единственным нововведением был мокрый Гжесь. Буквально мокрый и дышащий так, как будто только что закончил бежать многоборье. И пахнущий просто одуряюще.
Ник пошевелился, цепи тихо звякнули, кошлянул и сглотнул:
- Чаки, подозреваю, что творится здесь и сейчас жопа. - Очень вежливо и конкретно выразился Ник. Потому что его, Ника, водворение в этот подвал не могло пройти мимо Мастера. То есть Мастер наверняка знает, какая жопа просвистела у них над головой, и об этой жопе Ник не может отчитаться, получить нагоняй и выдохнуть. Потому что, часть проблемы есть сам Ник. И вот это крайне расстраивало, потому что это расстраивало Мастера, а расстроенный Мастер…
Не то чтобы Ник чувствовал себя виноватым, скорее недовольным, что не смог оправдать надежд, что справится сам. Что его, в который раз, щелкают по носу, что он еще слишком молод и, на данном этапе, скорее является проблемой (с которой еще работать и работать), чем ее решением. Ник вздохнул. Что же, значит останется дело за малым, пережить недовольство Мастера, убедится, что с Чаки все в порядке, уточнить у стажера, какой именно конфигурации жопа висит над головой и… и снова работать над собой. И купить, наконец-то, гроб. Или два. В одном он будет отдыхать дома, в другом спасаться от приступов энтузиазма на работе.
- Гжесь, что я пропустил? - Еще раз сглотнув поинтересовался Ник.

+3

3

Чаки водил головой из стороны в сторону, словно принюхиваясь. Его движения - то, как он заставлял двигаться тело Ника, - казались рваными, нечеловеческими. Каждым поворотом головы, каждым разворотом плеч он словно спрашивал у окружающего пространства: "Где? Где? Где?" Пока наконец не обнаружил источник. Призрак, хищно улыбаясь, уставился на ничем не примечательную стену.
- Попался, гаденыш, - осклабился он, и пелена спала.
Комната в целом была знакома, ситуация также, вот только вместо придурка-Конни напротив них стоял мелкий рыжий паршивец.
Что ж, здесь можно было хотя бы не церемониться. Он изо всех вампирских сил дернул цепи. Звон наполнил комнату, словно кисель. Громкий. Густой. Звук добрался до самых дальних углов, Чаки чувствовал его кожей. Одна проблема: цепи не поддались. Жаль, Ник не помощник, придется самому. Все самому. Вечно самому. Все время так.
Он сбросил чужое тело, как надоевшую одежду, оказавшись лицом к лицу со стажером. Для того, чтобы смотреть ему в глаза, приходилось задирать голову: летать под потолком призрак считал ниже своего достоинства.
- Дай мне хотя бы одну причину, чтобы я не сожрал тебя прямо сейчас... одаренный ребенок.
- Целых две! - усмехнулся рыжий, показывая ему предплечья в характерном жесте, любезно предлагающем призраку отправиться в не столь далекое, но очень увлекательное путешествие предположительно эротического назначения.
Чаки зашипел от злости.

Отредактировано Чарльз Линч (2016-10-13 20:50:52)

+1

4

- Ну охренеть. - Вздохнул Ник. Чаки вывалив эмоции на и так не самую светлую голову оставил одного, Гжесь отвлекшийся на Чаки и игнорирующий отдельно взятых упырей. - Господа, вы уж извините, что встреваю в ваше высокоинтеллектуальное общение, но…
Ник внимательно посмотрел на едва не плюющегося от злости Чаки и довольного, как сразу два мамонтенка, Гжеся. Самое неприятное, особенно в состоянии без Чаки, в этих цепях было очень сложно устроится хоть как-то удобно. С Чаки можно было отвлечься от физического мира, а вот когда Ник оставался один, да и в “реальном” мире что-то происходило… Ник поезал в попытке найти наиболее удобное положение, плюнул и прищурился на Гжеся. Кроме того, что татуировки тормозили Чаки и, явно, являлись веским аргументом против поедания всяких рыжих стажеров, они еще будили в Нике смутное ощущение того, что он что-то забыл.
Что-то настолько привычное и очевидное, что являлось само собой разумеющимся, но вот сейчас вылетело из головы. Ник чуть поморщился, ощущение было до крайности противным, к тому же, наверняка, это что-то было из того рода воспоминаний, на которых не стоит сосредотачиваться, чтобы вспомнить. Особенно, если это было не совсем его знание.
Тьма внутри шевелилась, Гжесь все так же пах одуряюще, и постоянное сглатывание набегающей слюны не добавляло возможности нормально покопаться в голове, чтобы вспомнить. Кажется, все-таки, это было что-то важное, или не очень?
Ник перевел взгляд на Чаки:
- Может, для начала, выясним подробности? И, нужно добыть поесть мне, и душ для одаренных детей.-  Ник очень внимательно оглядел Чаки. - Пока уже я не попытаюсь сожрать одаренного ребенка. - Чуть прищурился, повел головой и вздохнул. Ник знал, цепи не пустят, они очень надежны, но все равно что-то решать и как-то думать находясь на грани кровавого безумия… сложно и крайне не приятно. Если, конечно, это безумие не является частью воспитательного процесса.

+1

5

Гжеся попеременно бросало то в жар, то в холод, пот лился ручьем, сердце пыталось выскочить из груди, тело трясло незаметной снаружи, но такой ощутимой изнутри дрожью. Больше всего хотелось лечь, и заснуть прямо здесь, не спасали ни недавно вколотый стимулятор, ни осознание близости опасного призрака и крайне голодного вампира.
Сделав над собой немалое усилие, чтобы продолжать казаться живым хотя бы внешне, - спасибо, дядя! - рыжий отвлекся от сопящей нежити и переключился на более насущные проблемы.
- Ты сможешь сам найти кровь, при этом не превратившись в одержимого зомби, или мне пока не стоит снимать эти цепи? - спросил он у Ника.
Перспектива повторять фокус во второй раз Гжеся совершенно не радовала. Во-первых, могло не получиться, и тогда бы он превратился в обед. Во-вторых, могло получиться, и тогда он, с какой-то долей вероятности, превратился бы в овощ. Ну, или, что вероятнее, труп. Ни одна, ни другая перспектива ему не улыбалась. Рыжий не планировал оканчивать собственную жизнь в ближайшее время да еще и с такой явной кулинарной окраской.

+3

6

- Для того, чтобы мне превратиться в одержимого зомби, мне надо, для начала, превратиться в зомби. - Фыркнул Ник почти оскорбленно. Нельзя сказать, что он имел что-то против зомби как таковых, при определенных обстоятельствах вполне полезные ребята, но сравнивать его, упыря, с каким-то зомби? Ладно, пока до гордого звания упыря Ник не дотягивал, чересчур молод, неопытен и, местами, самонадеян, как всякий уважающий себя птенец возомнивший себя орлом. Но даже то, что он молод и неопытен, и все еще находится под пристальным вниманием Мастера и вообще всех, еще не делает из него…
Ник передернул плечами, выдохнул, сглотнул слюну и еще раз выдохнул. Голод делал его более раздражительным, несдержанным и словно возвращал в подростковый возраст, когда хотелось бунтовать и, казалось, что весь мир против тебя. Особенно некоторые представители.
- Я еще не настолько голоден, чтобы быть опасным, правда если в ближайшие… полчаса не получу кровь и ты продолжишь тут так пахнуть, то шанс на то, что я попробую закусить тобой очень велик. - Ник немного помолчал, на самом деле, если говорить совсем уж честно и откровенно, он мог продержаться и дольше (спасибо Мастеру за науку), если все будет тихо, спокойно, Гжесь нигде не стукнется, не получит ссадину или не станет резко размахивать конечностями, привлекая к себе излишнее внимание.
Да и если подумать, даже в сытом состоянии Ник был опасным, неопытный птенец, который все еще мог отвлечься и не рассчитать силу, и когда это происходило с тюбиком зубной пасты, это было, пожалуй, смешно. А если под рукой окажется человек?
- Так что у тебя есть вариант снять цепи прямо сейчас, чтобы я смог достать кровь, или же их не снимать до тех пор пока не дашь мне кровь сам. - Ник чуть прищурился. - Чем дольше думаешь, тем большая вероятность того, что без кормежки я подпущу к себе только Ма… О’Нилла, к тому же твое состояние и запах сейчас… - Ник пошевелил пальцами, вслушался в звяканье цепей. - Они не добавляют времени, скорее наоборот.
Ник посмотрел на Чаки, все-таки видеть того отдельно от себя, не иметь возможности ощутить мысли и чувства, было странным, Ник к этому все еще не привык.
- Рискнешь отвязать? - Перевел взгляд на Гжеся.

+1

7

- Ты им уже был, меньше десятка минут назад, - будничным тоном сказал рыжий. - Меня мало волнует, какие отношения связывают вас двоих, но, Ник, если призрак опять начнет управлять твоим телом, я буду вынужден вновь уложить вас в то же место, и ту же позу. И во второй раз это ни для кого из нас не пройдет бесследно.
Он подошел к упырю вплотную, и начал медленно, не столько из опасения, сколько от усталости, снимать фиксирующие его цепи.
- Нам было бы неплохо придумать какую-то правдоподобную версию произошедшего. Или, возможно, моя интуиция меня меня обманывает, и нам всем троим не оторвут голову за всю ту лажу, что мы натворили в заброшенном доме?
Он расстегнул последний замок, полностью освобождая Ника.
- И за все то вранье, что ты решил всем скормить? - не удержался от вопроса Чаки.
- Никакого "вранья", мой мертвый друг, я еще никому не скармливал, - Гжесь повернул голову к призраку, глядя на него сверху вниз.
- Ой, вот только не заливай, как будто Конни, тьфу ты, блядь, О`Нилл в курсе всего этого спектакля, а заодно парочки твоих маленьких, грязных секретов... - Чаки подошел к нему вплотную, так, что их с рыжим разделял едва ли десяток сантиметров.
- Нет, спектакля - нет. И да, в курсе, не переживай и не утруждайся.

+2

8

- Мне кажется, что все это зовется несколько по другому. - Обнажая клыки улыбается Ник, такая близость к человеку будоражит. Гжесь пахнет вкусно, так что хочется поймать его за руку, притянуть ближе и проверить какая на вкус у него кожа. Слизать запах с запястий, попробовать у основания шеи…
Ник с легким шипением втягивает воздух сквозь зубы, сложно оставаться в своем уме, когда кто-то пахнет так приятно и клыки чешутся так, что челюсть начинает ломить. Мысль о том, что Гжесь слишком уверенно говорит о том, что справится с Ником (пусть и не без последствий для самого себя), отходит на второй план, потому что пока есть Голод, стоит разобраться именно с ним.
Ник внимательно смотрит на Чаки, потом так же внимательно оглядывает Гжеся, после чего молча соскальзывает с кровати и быстро направляется прочь из комнаты. Ему сейчас важно добраться до холодильника с кровью, потому что, кажется, он слегка соврал Гжесю, нет у них получаса, до того момента, как Ник станет опасным. Хотя если стажер может остановить Ника вместе с Чаки вообще и просто Чаки в частности, то вполне возможно, что не таким уж и опасным Ник станет.
Хотя, с другой стороны, даже Мастер предпочитал, чтобы голодный Ник был крепко связан и делил тело с Чаки (а Мастер, в понимании Ника был круче всего отделения, вместе взятого).
Для того, чтобы добраться до холодильника, взять кровь и надкусив краешек отпить глоток, нужно очень мало времени. И для того чтобы вернуться обратно в комнату, его надо еще меньше.
-Чаки, ты думаешь, что О’Нилл пропустит в своем кла… отделе, что-то, что может ему нести угрозу? - Ник садится на кровать. - Гжесь, присаживайся, нам действительно стоит подумать, что именно говорить. А так же озаботиться тем, чтобы Рика не сболтнула лишнего там, где не надо.  Она же жива?
Ник смотрит на Чаки, если призрак посчитает, что Гжесь задурил Мастеру голову, и сейчас так же дурит головы Нику и Чаки, то с этим придется что-то делать. И не факт, что устранение возможной угрозы со стороны Гжеся сейчас будет верным решением. Хотябы потому, что Ник искренне верит, что такой сюрприз под своим носом Мастер точно не пропустит ( скорее изучит со всех сторон, а потом будет с интересом наблюдать за копошением в клане… в смысле в отделе) .
- Хотя, придумывать ничего не надо, стоит подумать над самим изложением. Потому что врать нехорошо, а головы нам оторвут в любом случае. - Ник отпивает очередной глоток и чуть кривится, холодная кровь та еще гадость, особенно когда рядом стоит тот, кто так притягательно пахнет горячей кровью. - Так что можно честно сказать, что шебуршунчики оказались тем, что попыталось подзакусить девушкой, а мы ее спасли. Героически. - Последнее слово Ник произносит, как что-то очень нецензурное.

+2

9

Пока Ник идет за едой, рыжий стоит, привалившись к стене, изо всех сил стараясь не вырубиться прямо тут, в холодной подвале, в непосредственной близости от потенциально опасно хрени, ровно половина из которой мечтает его сожрать прямо сейчас, а вторая от этого изо всех сил сдерживается. Теперь, как никогда раньше, Гжесь отлично понимает: случись что, и он станет прекрасной закуской, потому что сил уже никаких, хоть бери, ложись и самостоятельно дохни. Еще и призрак рядом. Рыжий с трудом продирается сквозь смысл сказанных им слов. Мир не то, чтобы расплывается, но ощущение такое, словно между ним самим, и окружающей действительностью стена воды, сквозь которую он видит и слышит происходящее. Неприятное ощущение.
Стоит ему это осознать, как появляется Ник. Почему-то он у Гжеся вызывает куда больше доверия, чем более живые коллеги, особенно некоторые, чье имя начинается с буквы "мудак".
- Ага, присаживайся, - кивает рыжий, с усилием отлепляясь от стены, и с грацией картофельного мешка усаживаясь на кровать. Главное не спать. Не спать, я сказал! - Ага, жива. Жива. Госпиталь. Вызвал. Отвезли... в, как ее, на хер... Марию Небесную?
Он кое-как фокусирует взгляд на одной точке, задумываясь о том, можно ли поспать хотя бы пять минут. И что здесь в комнате ужасно холодно. Куда холоднее чем на улице. Или это терморегуляция помахала ручкой?
- Ага. Оторвут. Шебуршунчики. Или шебуршунчику. Или уже оторвали. Кажется. Гер-рои...
Несмотря на откровенно хреновое состояние, последнее слово он выплевывает почти с той же интонацией, что и Ник - так, словно это нечто другое, куда менее лестное и куда более обидное, примерно такое, как и должно быть, после всего, что они натворили.

+1

10

Ник отпивает еще глоток и внимательно смотрит на Гжеся, то что стажер никакущий понятно и без обостренного слуха и нюха, достаточно посмотреть в бледное до нежной зеленоватости лицо. Хотя то, что Гжесю хреново все равно не делает его запах менее сладким, что интересно, или это так влияет энергетик?
Ник облизывает клыки, не смотря на то, что он отвлекается на кровь в пакете (холодную и совершенно не вкусную), клыки совершенно не желают убираться, то ли запах так будоражит, то ли общее состояние, то ли вернувшийся в тело Ника Чаки, от которого исходят вполне однозначные желания по отношению к Гжесю.
Ник привычно прислушивается к недовольной тьме (она всегда недовольна, потому что пакетированная кровь не удовлетворяет до конца, особенно в разрезе того, сколько людей рядом) и отодвигая ее в сторону вслушивается в Чаки, в его недовольство, в его недоверие, в его желания. Клыки выдвигаются сильнее, челюсть начинает ломить, Ник быстро делает глоток крови. Прикасаться к Чаки, сжимать метафорические пальцы на его плечах, прижиматься ближе, успокаивая. Еще не время. Без одобрения Мастера Гжеся радикально трогать нельзя, потому что он - стажер, он уже фактически принадлежит клану. То что принадлежит клану, принадлежит Мастеру. То что принадлежит Мастеру трогать нельзя. Это то, на чем держится нынешний мир Ника. Пока Мастер не отдаст приказ, трогать никого из клана нельзя, да и если приказ будет отдан, это будет больно… потому что клан, намного больше, чем просто семья.
Ник встряхивается. Обнимает одной рукой Гжеся за плечи и притягивает ближе к себе, заставляя улечься к себе на колени. Времени на роздых у них нет, потому что не так уж и много у них осталось от ночи, до того времени, когда выйдет солнца и Ник станет очень условно полезен. Но выпускать в мир человека с определенными навыками и способностями в таком состоянии. Мало ли кто сожрет (а Ник даже не попробует).
- Я тебе говорил, не пить эту гадость. Мало того, что кровь после нее дурная. - Ник старательно сглатывает слюну и давится очередным глотком противной крови. - Так еще и здоровье гробишь. А нам сейчас нужны мозги и здоровое тело. - Старательно устроив Гжеся у себя на коленях, Ник запускает руку в рыжие волосы, это слегка успокаивает. Ник прикрывает глаза, притягивает Чаки ближе, успокаивающе обвивается вокруг него на манер плаща.
Надо собраться, успокоится и подсчетать потери.
Надо дернуть за ниточки и настоятельно попросить никого не подпускать к Рике, в любом случае девушка не очнется скоро, после близкого знакомства с призраком человеческое тело просто не может восстановиться очень быстро. Но всегда есть шанс нарваться на что-то, что нахрен перебивает даже самый лучший план. Поэтому надо озаботиться заранее.
Надо выстроить покаянную речь перед Мастером так, чтобы все остались живы и относительно целы. Ну или не совсем живы.
- Еще головы шебуршунчикам никто не оторвал, но вполне могут это сделать. - Мягко перебирает волосы Гжеся Ник, старательно пьет кровь и держит себя в руках. Хотя так хочется склониться ниже, когда так притягательно открыта шея, когда так приятно пахнет человек. - Эх, вот говоришь людям, не творите хрень со своим телом и кто бы послушал. А теперь и шебуршунчики почти трупы и времени не то чтобы много, чтобы их воскресить.
Ник отпивает еще глоток из пакета и внимательно следит за ускользающим временем, его осталось только с маленькую горсть, прежде чем надо будет встать и начать решать проблему.

+3

11

Сказать, что Чаки злился, значило бы ничего не сказать. Сейчас, средоточием всех тех эмоций, что бушевали в нем еще недавно, всей той злости, что так и не была обрушена на Оина, стал Гжесь. Если бы не Ник со своим "он почти семья, а семья - это святое", от мелкого паршивца осталась бы только груда мяса да кости, не больше. Не столько из-за того, что он сделал, сколько из-за того, кем он был. Будь у Чаки выбор... но именно его у призрака не было. Хорошо, присутствие упыря успокаивало. Сейчас Ник был той самой стеной, что стояла между Чаки и очередным провалом в бездну. Ник позволял быть здесь. Помогал оставаться мыслящим существом, а не безмозглой нежитью.
Чаки прижался щекой к руке упыря. А затем повернувшись, постарался кратко, но доходчиво донести до Ника всю суть проблемы.

+1

12

Рыжий послушно ложится головой на колени Ника. Тот хоть и не самый мягкий, но в качестве подушки сойдет. Особенно сейчас, когда спать можно и как лошадка - стоя. Он закрывает глаза, и против воли расслабляется. Сейчас, хотя бы пару минут, можно ни о чем не думать, просто лежать, наслаждаясь тем, что никуда не надо бежать, и что тебя гладят. Приятно, черт возьми.
Гжесь что-то хочет сказать о том, что без энергетика он бы упал намного раньше, да и если бы они не устроили там в заброшке этот спектакль с переодеванием и сменой имиджа, Рика бы сейчас не валялась в больнице, а он сам был бы куда более живым, но получается даже не мычать, а только громко думать.

+1

13

Ник внимательно вслушивается в Чаки, смотрит в глаза, обнимает за плечи. Для того чтобы понять и разделить ярость Чаки не надо прикладывать никаких усилий, потому что эта же ярость струится по венам и бьется в сердце у самого Ника. Это привычно, что эмоций много, что не смотря на то, что эмоции принадлежат двум разным сущностям, они умудряются находить какое-то равновесие, которое позволяет спокойно дышать. Думать. И балансировать где-то на гране. Хотя, посторонний человек, то есть тот, кто не входит в клан, может смело посчитать, что эта грань пройдена давно и уже успела зарасти мхом.
Гжесь ощущается приятным весом на коленях, его запах дразнит, рот все еще наполняется слюной, а клыки чешутся, но Ник сейчас ощущает Чаки полнее и ярче, чем человека у себя на коленях. Это помогает держаться. И не наклониться чуть ниже, сжать пальцы чуть сильнее, и ощутить как под клыками расступается плоть, как влага, полная жизни и сил меняет русло, и дарит тепло…
- Вряд ли Мастер допустит, чтобы такое прошло мимо него. - Ник внимательно смотрит Чаки в глаза, обнимает за плечи. - Такая угроза для клана?
Не то, чтобы Оин для Ника непогрешим… для этого Ник видел Оина в слишком многих ситуациях, точнее не он, конечно, а Чаки, а тот уже щедрой рукой делился с Ником, но...
Мастер не может подвергнуть клан опасности. Если Мастер кого-то принимает в клан, это значит, что он прекрасно осознает все проблемы, которые может принести новенький, и все плюсы, которые есть и будут проявляться в дальнейшем. Ник даже в самом страшном кошмаре, не может допустить мысли, что Мастер может сознательно не рассмотреть под микроскопом все детали жизни новичка, не обнюхать его со всех сторон, и допустить до…
Конечно, есть крохотный шанс, что Мастер чего-то не учел (всегда есть такой крохотный шанс, потому что всегда есть место случаю), но любые радикальные решения по отношению к тем, кто входит в клан или зацепился когтем за клан…
Ник внимательно всматривается в Чаки. Пропускает через себя его ярость. Пьет кровь и перебирает волосы Гжеся.
- Хэй, стажер, мы уже спим? - После того, как время в ладонях исчезает, а кровь выпита, Ник осторожно дергает Гжеся за ухо. - Нам тут задницы собственные спасать и перед Ма… О’Ниллом отчитываться. И мне дополнительный пакет с кровью добывать.
Ник осторожно трясет Гжеся за плечо, внимательно вслушиваясь в состояние, по хорошему кое-кого надо положить в кроватку и не трогать часов восемь, хотя бы. Но, как говорили некоторые, можно сказать любимые, соклановцы отоспаться можно и в гробу. На что новоприобретенный опыт подсказывал, что и там тебе покоя не дадут.
- Хотя, конечно, можно ограничится звонком с вежливой просьбой, и не беспокоить начальство. Но это будет означать, что нас разберут на запчасти, составят в произвольном порядке, и заставят разгребать всю хрень. Это будет намного хуже. Хей, Гжесь?
Ник с тоской посмотрел на такую аппетитную шею. Все-таки надо уже разобраться с “попробовать надкусить”, а то это же натуральное издевательство над организмом получается. Хотя если вслушиваться в Чаки, то от кровожадных мыслей в сторону Гжеся у Ника натурально начинала течь слюна. Даже не смотря на ту адскую смесь, что сейчас была у Гжеся вместо крови.

+2

14

Чаки по прежнему злится, возможно, если бы его не держали, он бы сейчас мерил шагами их воображаемую комнату. А так тело Ника лишь самую капельку подрагивает. Сейчас призраку не хочется вонзить клыки в горло стажеру, ему хочется стажера разорвать. Вначале пополам, потом на четверти, а потом на маленькие-маленькие кусочки, пока он наконец не превратится в однородный фарш из мяса, кожи, костей и внутренних органов. Силы вампира должно для этого хватить. Рыжий все равно уже спит, он не успеет среагировать... Чаки сдерживает себя лишь невероятным усилием воли.
- Твой обожаемый Мастер пропустит любую угрозу для себя и клана, если она окажется достаточно интересной, - с отвращением выдыхает призрак, делая акцент на последнем слове. - Помнишь четки у него на руке? Знаешь, что будет, если этого придурка внезапно убьют? А я тебе расскажу, пиздец будет. Тебе, мне и всему городу. Никто эту дрянь не удержит. А ты еще говоришь про какое-то благоразумие. У него крыша из-за этой магии поехала! Напрочь! Если вообще до этого была...

+1

15

К моменту, когда Ник начал тянуть рыжего за ухо, тот и вправду умудрился если не заснуть, так задремать полностью выключившись из окружающего мира. Кажется, ему даже начал сниться какой-то бредовый сон. Кажется, даже про дядю и вселение огромного динозавра-призрака... Гжесь заморгал, встрхнув головой. Трэш-трэшем, но собственные жопы надо было спасать. Ну, или хоть предупредить о том, что натворили, пока "Ма... О’Нилл" не пришел по их души сам, вопрошать нежным шепотом, что они, дебилы, достойные разве что подметания полов в этом славном заведении, наделали.
- А?.. Что?.. - рыжий кое-как принял сравнительно вертикальное положение, оттолкнувшись рукой от койки и сев. - Вообще... если правильно подать информацию, даже если не-Птичка чего и запомнила, то это все можно будет списать на влияние нашего призрачного друга, ну, и сказать, что объект обезврежен и выдворен к чертовой матери куда-нибудь подальше от мира живых. Но без инспектора мы здесь не обойдемся. Он как раз хозяин духов, и должен эту всю херь знать лучше меня.
Гжесь внимательно уставился на противоположную стенку, явно наблюдая за чем-то, что было совершенно недоступно восприятию остальных присутствующих.

+1

16

Ник тихо фыркает и чуть сильнее обнимает Чаки, ярость призрака разливается сладким ядом по венам, так хочется ей поддаться, так хочется впиться в плечи стажера чуть сильнее, вонзить в податливую плоть клыки, и потом сжать пальцы чуть сильнее и проверить на что действительно хватит сил... ведь, по идее, человеческое тело такое мягкое, такое податливое, и не смотря на общую живучесть, очень легко ломается.
- Мой обожаемый Мастер, достаточно свихнулся, чтобы допустить, что сможет выдрессировать новообращенного упыря так, чтобы он стал достаточно адекватен и воспринимал горстку людей, как неотъемлемую часть клана. Не смотря на то, что они фактически не чувствуют уз крови. - Ник еще раз фыркает. - Вполне возможно, что то, что ему покажется интересным в итоге пойдет на пользу клану. - Упырь чуть отпускает от себя Чаки. - Кроме тебя, у меня есть только он, в кого я могу безоговорочно верить...
Если Ник перестанет верить в Мастера,то это будет означать, что упырь попробует от такого Мастера избавиться, в лучшем случае просто уйти... а такой расклад Ника не устраивал категорически.
- Ну, только такой Мастер может и управиться с нашим... кхем... потрясающем отделом. - Ник пожал плечами, в принципе его сохранность жизни Оина волновала вообще, без относительно того, что если тот умрет, будет большой пиздец городу вообще и самому Нику в частности. В понимании упыря, жизнь Мастера оценивалась куда как выше, чем жизнь самого упыря и тем более какого-то города.
Ник вздохнул и перевел взгляд на слегка очухавшегося Гжеся:
- Сказать можно все, что угодно. - Ник вздохнул. - Хотя это где-то не слишком далеко от действительности. Но, если ты не забыл, наша главная проблема не совершеннолетняя. И надо приложить все силы для того, чтобы успеть поговорить с ней до того, как к ней прорвутся ее родители. Хэй, Гжесь, не теряйся, ты мне еще нужен адекватным и более-менее рабочим. У меня осталось не так много времени.

+1

17

- Та нахера она нам сдалась? - после откровенно затянувшейся паузы спросил рыжий, внимательно следя за пожирающей кирпичную кладку змеей. Зрелище было поистине завораживающим: огромная тварь медленно заглатывала кирпичи по одному, оставляя в стене заметные дыры, сквозь которые было видно коридор. Почему Ник не видел эту гадину для Гжеся оставалось загадкой.
- Нам нужна не эта дура, нам нужен инспектор и разговор с лечащим врачом. При чем не наш, а его, - после очередной паузы продолжил рыжий, продолжая крайне внимательно следить за беззвучной тварью. - Инспектор очень похож на дядю. Ему достаточно улыбнуться и спросить, и все предпочтут согласиться. Свои кости дороже, знаешь.
Гжесь рассмеялся. Смех вышел каким-то механическим, словно вместо рыжего рядом с упырем сидела кукла, которую потянули за шнурок. Ну, или нажали кнопку. За несколько секунд взгляд его застыл, так, словно он смотрел не наружу, но внутрь. Слишком далеко, чтобы для этого места вообще существовало понятие какого-либо расстояния.
- Как будто одна и та же белая дорога, и черные лапы, и черные когти. И кости. Дорога из костей. Вперед-вперед, за горизонт. Прямо к остальным, рано или поздно. Чтобы вместе. Чтобы тихо. Спокойно. Заслужили. Отдохните. Умирать не страшно. Я возьму вас за руку в смертный час. Я буду ждать вашего возвращения...
Последние слова рыжий произнес едва слышно, скорее выдохнув, чем на самом деле сказав.

+1

18

Ник внимательно посмотрел на Гжеся, такой стажер ему не нравился категорически, смех резал по ушам. Пусть Ник знал Гжеся без году неделю, но тот не создавал впечатления того, кто будет так радикально решать проблему с Рикой. Нет, по большому счету такой взгляд на ситуацию в целом Ником одобрялся, потому что разговор Мастера с проблемой и проблемы не станет вообще (потому что Мастер крут безмерно и его уважают все, даже те, кто его видят первый раз в жизни. Оин умел производить впечатление. ) Но Ник прекрасно понимал, что просто так из этой ситуации им с Гжесем не вывернуться ( иначе воспитательного момента не получится, да и скучно решать проблемы щелчком пальцев ). К тому же... нет, Гжесь мог проникнуться духом клана, прочувствовать узы крови, и стать своим в доску за этот вечер, но вот не верилось что-то. Тем более, что пах Гжесь не правильно, ощущался еще хуже. И вот этот взгляд.
Упырь чуть склонил голову к плечу и потянулся к правому уху, если предположить, что Гжеся периклинило после энергетиков и усмирения закольцовеных Ника и Чаки, то будет логичным спросить помощи у того, кто понимает во всем этом хоть чуть-чуть больше, чем Ник и Чаки. Хотя, Чаки, наверняка, если бы спросили бы у него ценного совета, помог бы закапывать труп, чтобы точно было меньше проблем, а потом помогал бы с не меньшим удовольствием сочинять отчет и демонстрировать горе и подавленность от потери любимого и дорогого стажера.
Но это был совершенно не вариант.
Сережка под пальцами ощущалась чем-то успокаивающим, незыблемым, обещанием того, что Мастер услышит и придет на помощь. Все-таки то, что Мастер был человеком было не слишком удобно, потому как Ник Оина чуял, каким-то десятым чувством, а вот в обратную сторону связь не работала. И вот конкретно сейчас упырь звал своего Мастера с настойчивостью перепуганного ребенка стучащегося после ночного кошмара в спальню родителей.
Ощущение пришедшее от Оина-Чаки было своеобразным, заставившим Ника, в который раз, задуматься о том, что Оину до полноценного мастера-вампира не хватает лишь самой малости.
Осторожно устроив Гжеся в положении лежа, Ник выдохнул, с одной стороны то, что он не ощущал присутствие Мастера постоянно напрягало, с другой... даже его мимолетное присутствие, пусть и очень отдаленное... Ник поежился и устроился на полу, рядом с кроватью, присматривать за Гжесем, если тот дернется и ждать Мастера.

+3

19

Оин оказался в подвале в рекордные сроки - за двадцать минут. Вопреки традиции, инспектор был одет не в костюм-тройку, а в куда менее официальную футболку с пиратским попугаем, джинсы и потасканного вида кеды, завершала ансамбль потертая мотоциклетная куртка. В целом, если бы не узнаваемая стрижка, и не менее узнаваемое выражение лица под кодовым названием "сторожевая собака на объекте", ирландца можно было бы и не узнать. Зайдя в комнату, Оин огляделся, и подошел к Нику, приподнял его голову за подбородок и заглянул в глаза, быстро проверяя все ли с ним в порядке, как изнутри, при помощи Чаки, так и снаружи, при помощи элементарной диагностики.
- Рассказывайте, что произошло, - сказал ирландец, перейдя к осмотру Гжеся.
Стажер был явно в куда худшем состоянии, он вроде бы и спал, но то подергивался, то говорил какие-то обрывочные фразы. Сюда определенно нужен был нормальный целитель.
- Ну, и что будем делать?
- Сколько он продержится? Есть два варианта: быстрый и нелегальный.
- Я тебе че, целитель? Но выглядит малой неважно.
- Либо мы зовем штатного целителя, но тогда его спалят, и наша единственная ниточка оборвется. Либо мы звоним его деду и надеемся, что он быстро найдет малому целителя. И вступаем с ним в преступный сговор,
- ухмыльнулась Агнешка.
- Плохой, плохой инспектор! - притворно строгим тоном думает Оин, уже ища в телефоне номер Згарды.
На третий гудок волшебник поднял трубку.
- Это О'Нилл. Вашему внуку плохо. Срочно нужен целитель. Мой человек встретит вас на проходной Вавеля.
Перебросившись со Згардой еще парой фраз, ирландец положил трубку, и повернулся к Нику:
- Сейчас ты все расскажешь, а затем пойдешь, встретишь его деда, - он кивком указал на Гжеся, - и приведешь его сюда. Все ясно?

+3

20

Наблюдать за Гжесем было тревожно, тому было по всей видимости совсем не сладко, и пусть тот был человеком со способностями и достаточно молодым, чтобы быть в достаточной мере живучим ( почти как таракан ), но все же... все же люди были такими хрупкими. Да и одно дело, когда человеку просто "плохо", а совсем другое, когда его откровенно ломает и запах совершенно не правильный. Да и общий настрой Чаки не добавлял спокойствия, получить на выходе труп стажера Ника как-то совсем не устраивало, потому что Мастера это наверняка очень, очень сильно расстроит.
... Присутствие Мастера начинает ощущается задолго до того, как Ник успевает осознать, что слышит знакомые шаги, это ощущение тяжелое, весомое, надежное. Беспокойство отступает, прячется куда-то в глубь. Мастер пришел, значит все можно будет решить, значит уже одна часть проблем решена. Ник сжимает пальцы на плечах у Чаки и по привычке сутью тянется к Мастеру и немного растерянно смотрит в глаза Оину. Он чует Мастера, ощущает физически, а тот не откликается, тот чувствуется только через Чаки, Ник моргает и все снова возвращается на круги своя.
Ник внимательно смотрит на Мастера, встает с пола и отряхивая джинсы придвигается к Мастеру чуть ближе, то что Мастер ощущается так странно через узы крови, то что тот не присутствует постоянно метафизически рядом заставляет искать как можно более тесный контакт на физическом плане. Иногда Ник сам себе напоминает собаку, которой нужно постоянно находится рядом с хозяином, желательно касаться его, но можно удовлетвориться и тем, что хозяин не далеко и можно слышать его сердцебиение.
- Мы с Гжесем были на стандартной проверке донесения гражданского о паранормальной активности в заброшенном доме, вызов оказался ложным. - Ник внимательно посмотрел Мастеру в глаза, сделал небольшую паузу, чтобы как можно более четко сформулировать все то, что с ними произошло и максимально ясно доложить Мастеру. - В доме столкнулись со знакомой Гжеся, школьницей, я ее так же знаю. До того, как покинули дом к нам присоединился Чаки, к сожалению присутствие стажера лишило Чаки возможности отдохнуть и пообедать - Ник повел плечами, если бы он был уверен в стажере, то конфликта просто бы не возникло. Ну или не возникло бы таких проблем. - Перемещение ко мне Чаки и последующее пребывание в теле прошло не гладко, у меня не получилось справиться, и стажеру пришлось проявить свою одаренность. Школьница в Марии Небесной, одержимость и следы укуса, стажер во время посещения дома выпил что-то из сильных энергетиков. Я очнулся уже здесь, Гжесь еще какое-то время был дееспособен, как только его состояние стало плохим, я позвал вас.
Присутствие Чаки и Мастера успокаивало, хотя то, что Ник не справился с ситуацией самостоятельно, а пришлось отрывать Мастера от его дел, наоборот расстраивало и заставляло не то чтобы нервничать, скорее переживать, что Мастер снова расстроится. Все-таки жаль, что Мастер не вампир, Ник тяжело вздохнул, и немного обеспокоенно посмотрел на Гжеся.

+3

21

Злость Чаки была настолько сильной, что Ник ощущал ее почти физически, но хоть призрак и был тем еще психом с полным отсутствием малейших тормозов, но даже его отсутствующих мозгов хватало, чтобы понять, что сейчас, без команды, рот не стоит раскрывать даже мысленно. Вот он и молчал, сидя внутри вампира, и пытаясь взглядом прожечь в инспекторской шкуре пару-тройку лишних дырок, особенно в моменты, когда чертов придурок использовал его как ебаный телефон, чтобы мысленно прикоснуться к Нику. В общем, не рад был призрак приходу "Мастера", совсем не рад. Будь его воля, и вовсе убил бы на месте, вот только Конни всегда был быстрее.

+3

22

Вот уж точно, два дебила - это сила, даже когда их трое, а особенно четверо. Пообедать, значит, не дал. А то бы все нормально, значит, было. Оину оставалось только мысленно хвататься за голову или вновь и вновь совершать уже хрестоматийный хлопок одной ладонью по многострадальному челу, которое от частоты повторений одного и того же действия давным-давно должно было либо покрыться мозолью целиком, либо и вовсе отвалиться к чертовой матери. Чаки бы себе вкусно покушал, под умилительные взгляды упыря со стажером, а потом весь отдел бы бегал в мыле на пропажу ребенка. И, в конечном итоге, его же собственные орлы, которых ирландец лично учил докапываться до истины, в какой жопе бы она не находилась и вне зависимости от того, как сильно бы ее там не прятали, вышли бы на этих двух умственно-неполноценных, а через них и на самого Оина. А-атличная перспектива. Просто прекрасная. Словами было не передать, насколько ирландец был по ее поводу счастлив. Можно сказать, возрадован до самой плеши.
Кажется, что-то такое доброе в его глазах промелькнуло, потому что не то Чаки, не то Ник отвели тело на шаг назад, инстинктивно стараясь оказаться подальше от гарантированного источника больших неприятностей.
- Я вижу, вы отлично провели время, - голос у Оина был настолько тих и ласков, что любому служащему Общего отдела захотелось бы сбежать при первых звуках. - Слушайте же, и не говорите, что не слышали: если с ним, - ирландец указал пальцем на мечущегося в бреду Гжеся, - что-нибудь случится, я из вас такую икебану сконструирую, что все японские мастера обзавидуются. Понятно? Отлично. А сейчас пошли вон, встречать Згарду, и всех, кого он захочет с собой притащить. Его невероятно легко отличить от остальных: он очень высокий, немолодой и сильный волшебник. А еще, дети мои, у него гарантированно будет с собой лицензия или любой другой документ, подтверждающий личность, если вы, два дебила, не сможете узнать нужного человека по моему описанию.
На последних словах Оин почти перешел на рычание, едва сдерживаясь, чтобы не снабдить быстро удаляющегося вампира напутственным пинком под зад.

+5

23

И все-таки жаль, что Мастер просто человек, если был бы он вампиром, то... Ник тяжело вздохнул, печально посмотрел на очень, очень огорченного Мастера, еще раз тяжело вздохнул и пошел туда, куда послали. Вот был бы Мастер полноценным Мастером... то хрен бы они сидели здесь на жопе не очень ровно. Они бы либо почти не заметно ( скорее всего подорвав только какую-то жалкую половину города ) захватили бы здешнюю власть, и привели клан к нормальному, вампирскому. знаменателю, либо бы просто некоторых проблем не возникло бы.
Хотя, с другой стороны, расстроенный Мастер, в общем-то был тем, кому вампирской силы как раз-таки не стоило давать. Потому что Ник мог бы поклясться в этом своими клыками, от них с Чаки не осталось бы даже воспоминаний, а только симпатичная клякса на полу. Или горстка пепла, что вернее. Но все-таки, если бы Мастер был бы вампиром...
С другой стороны, тогда бы подобной проблемы вообще не возникло бы! Хотя бы потому, что связаться с Мастером можно было легко и просто, а о больших неприятностях Мастер бы узнал сам!
Ник поежился, с одной стороны он был рад ощутить полновесно и полноценно Мастера, пусть даже и такого расстроенного, зато его эмоции, его внимание ощущалось так ярко. И оно было сосредоточенно здесь, сейчас. Хотя и хотелось стать очень маленьким и желательно не заметным, но все-таки...
Ник положил руки на плечи Чаки, прижался ближе, его раздирали противоречивые чувства, слишком противоречивые. С одной стороны такой злой Мастер это очень, очень опасно. С другой же стороны Ник, как упырь, слишком мало ощущал внимание, силу Мастера в последнее время и в этом потоке хотелось искупаться, пусть даже он мог и сжечь. К тму же эмоции Чаки никак не давали собраться с мозгами, их было слишком много и они были такие яркие.
...Для того, чтобы добраться до проходной времени понадобилось слишком мало, чтобы полноценно успокоиться, но относительно чего взять себя в руки, получилось. К тому же какое-то время пришлось подождать, что тоже давало возможность успокоится, взять себя в руки, крепче обнять Чаки и постараться скрыть то, как внутренне колотит Ника. Все-таки Мастер был силен.
И намного сильнее этого Згарды, по крайней мере Мастер мог внушить трепет и полноценный ужас вместе с ватными коленками одним движением брови, а здесь явно обеспокоенный "сильный волшебник" не воспринимался таким уж страшным и опасным. Ну высокий, ну сильный, ну явно не спокойный... Ник в очередной раз вздохнул и взяв себя в руки принялся выполнять приказ.
- Уважаемый, прошу следовать за мной.

+1

24

Бартек остановил машину возле ворот, решив пройти последние две сотни метров пешком, вместо того, чтобы связываться с охраной. Несмотря на здравый смысл, предчувствия его одолевали самые мрачные. История нелюбви Згарды к Ордену была крайне насыщена событиями, и насчитывала куда больше лет, чем многие могли себе представить или же просто успели прожить к данному моменту. И хоть головой он понимал, что это не тот город и совсем не те люди, логические доводы напрочь разбивались о яркость ощущений и живость воспоминаний. Некоторые события он помнил так отчетливо, словно они произошли только вчера, а отнюдь не несколько десятков лет назад. Успокаивая себя, Бартек провел пальцами по обручальному кольцу. Шагов через пять его эмоциональный фон пришёл в норму, начав куда больше соответствовать тому, что в нем ожидали увидеть окружающие: благообразного волшебника и деда, обеспокоенного произошедшим с внуком.
Поправив лямки рюкзака, Згарда зашел в здание бывшего госпиталя. Молодому человеку, что вышел встречать его, Бартек кивнул, и без вопросов пошел следом, стараясь идти рядом, не обгоняя.

+2

25

До подвалов идти было не то чтобы очень далеко, скорее несколько запутанно и все окольными путями, Чаки был на какой-то своей волне и, по ощущениям, старательно не думал в сторону Ника, так что приходилось крепко держать Чаки за плечи, чтобы иметь возможность его ощутить полнее. Чтобы успокоится. Чтобы ворочающаяся где-то слишком близко к поверхности кожи Тьма не вырвалась на свободу. Мастер точно не обрадуется, если Ник нырнет с головой в инстинкты и пойдет спасать ситуацию, так, как подсказывает примитивная и крайне кровожадная часть. Которая с удовольствием бы поддержала желание Чаки убивать.
Ник прижимается щекой к щеке Чаки, прикрывает глаза, старательно дышит на счет. Ник с легким любопытством посматривает на идущего рядом мужчину. Тот выглядит обычно, ровно так, как и должен выглядеть обеспокоенный родственник. Просто достаточно сильный волшебник, слегка обеспокоенный, но идущий решать проблему. Темнота совсем-совсем рядом, заставляет запоминать запах и молчать.
- Прошу, вам сюда. - Ник толкает дверь родной комнаты, внимательно смотрит на Гжеся, которого, кажется, штормит и в положении лежа, да и не правильный запах от стажера только усилился. Еще более внимательно смотрит на Оина и закрыв за родственником Гжеся дверь подходит ближе к Мастеру. Если бы они были бы в клане или наедине Ник непременно бы попытался прикоснуться к Мастеру, Чаки сейчас был не спокоен, а сегодняшняя ночь была не самой спокойной, он только слегка перекусил и приближающийся рассвет заставляли искать подтверждения, что все будет хорошо. даже если потом ему снимут голову.

+1

26

Главным было объяснить себе, что все в порядке. Не тот город, не те люди, и совсем не тот подвал. И идет он по коридору отнюдь не для того, чтобы вырвать друга из загребущих лап системы или умереть. Хотя тот факт, что Гжеся не отправили к целителям сильно настораживал. Можно сказать, наводил на мысль, что инспектор от него что-то хочет. Вряд ли в обмен на молчание, О’Нилл не шантажист, психотип не тот. Но что ему нужно? Информация? Услуга? Помощь? Это уже больше походило на правду, по крайней мере ту, которая была известна Згарде.
Идя вслед за молодым человеком, Бартек то и дело проворачивал обручальное кольцо большим пальцем. Растревоженная змейка высовывала язык, поглядывая на хозяина рубиновыми глазками в ожидании команды, но Згарда молчал. Лишь на мгновение он позволил себе задержаться перед дверями комнаты, не решаясь войти. Ни о каком доверии не могло быть и речи, когда имеешь дело с Орденом. Возможно, даже скорее всего, у более молодых волшебников Сокол вызывал иные чувства, но Бартек родился еще до войны, и отлично помнил все, что тогда творилось, и все, чем грозило неповиновение непогрешимому закону. Как при поступлении в школу приходилось подписывать бумагу, ставящую тебя на одну правовую плоскость с животными, как за одно лишь слово поперек могли убить не только сказавшего, но и всю его семью, как...
Он сделал шаг вперед, и... не почувствовал ничего. Если это и была ловушка, то организована она была откровенно паршиво. Рядом с мечущимся на койке Гжесем сидел настороженный инспектор. Увидев Згарду, он тут же поднялся на ноги, освобождая место. Судя по выражению лица, он бы и хотел парню помочь, да явно не понимал, что делать. Ну, что ж, будем разбираться, и что, и как, а заодно и в том, что дальше.
- Рассказывайте, что произошло.
Бартек сел рядом с внуком, без промедления занявшись диагностикой.

Отредактировано Бартош Згарда (2017-01-31 12:29:21)

+3

27

Хороший вопрос: "Что произошло?" Если бы сам Оин знал на него полноценный ответ было бы чуть легче. Пока вампир ходил встречать Згарду, они с Агнешкой как раз думали над ответом. С одной стороны можно было сказать, что неопытный стажер нарвался на призраков. Это было бы почти правдоподобно, но логично бы вызвало вопрос о том, почему Лазар лежит здесь, а не в св. Марии в каком-нибудь спиро... как-его-там отделении. Зачем, собственно, ирландец лично позвонил Згарде и попросил его приехать. Повертев эту ситуацию так и эдак, осмотрев ее со всех сторон, они обдумали все пришедшие в голову последствия, и пришли к выводу, что лучше всего было говорить как есть.
- Гжесь предотвратил локальную катастрофу. Ник, Чаки, расскажите обо всем, что произошло.

+2

28

- Мы проводили стандартную проверку донесения о паранормальной активности в заброшенном доме. - Ник внимательно посмотрел на Бартоша, затем еще более внимательно на Гжеся, и перевел взгляд на Мастера. Его немного нервировало то, что Мастер подпустил так близко чужака, инстинкты нашептывали, что стоит быть поближе к Мастеру, что стоит приглядывать за птенцом, тот слишком слаб и болен, а чужак так близко, так близко. А Чаки был так далеко, так глубоко внутри, что до него получалось дотронуться только самыми кончиками пальцев. Это тоже не добавляло спокойствия.
- Донесение было ложным, дом оказался стандартным заброшенным зданием, со скверной репутацией, облюбованный подростками и любителями мрачной атмосферы. Под конец проверки в здание проникла наша общая знакомая, школьница,   увлекающаяся фотографией и наслушавшейся баек о привидениях водящихся в здании. Перед тем, как покинуть здание, к нам присоединился Чаки, который крайне заинтересовался девушкой. - Ник замолчал, чуть нахмурившись, он прекрасно помнил, что и как произошло, но большая часть воспоминаний воспринималась сквозь призму инстинктов и слишком ярких ощущений, которые приходилось переводить на понятный язык. Как жаль, что нельзя передать полную картинку на прямую Мастеру. - Нам почти удалось уговорить Чаки покинуть тело девушки без особых для нее осложнений, но Чаки стало плохо. - Ник повел плечами, посмотрел внимательно на Гжеся. - Мне пришлось укусить девушку, чтобы суметь добраться до Чаки. - Ник снова замолчал, явно подбирая слова, чтобы наиболее четко исполнить приказ Мастера. - Во мне ему снова стало плохо. Стало хуже. К сожалению на столько, что пте... Гжесю пришлось проявить свою одаренность. Во время осмотра здания Гжесь принял какой-то сильный энергетик. Я пришел в себя уже здесь, Гжесь какое-то время был адекватен, как только ему стало плохо, я позвал вас. - Ник посмотрел на Мастера, впрочем краем глаза продолжая следить за Бартошем, все-таки близость того к птенцу немного нервировало.
- Чаки, вылазь, - устало позвал инспектор.
Призрак недовольно зашевелился внутри, не желая подчиняться просьбе.
- Вылазь, я сказал.
Лишь услышав команду, он все же выполз вначале на поверхность Никовского сознания, а затем и из его тела, недружелюбно уставившись на волшебников.
- Собственно, - Они повернулся к Згарде, - это Ник, и он очень юный вампир, а это Чаки, которому стало... плохо. Что конкретно сделал с этими двумя дебилами Гжесь, я не знаю, но он умудрился притащить их из заброшенного здания сюда без каких-либо последствий для окружающих.

+4

29

Бартек замер, держа в руках тонометр. "Вашу мышь" - подумал он, внимательно глядя на стоящую у стены компанию. В этот момент Згарда понял про инспектора О’Нилла если не все, то очень и очень многое. Можно сказать, гадалкой себя почувствовал. И про прошлое узнал, и про настоящее, и про наиболее вероятное будущее. После чего Бартеку очень захотелось внутренне позеленеть и притвориться фикусом, желательно, где-нибудь подальше от Кракова и этого в высшей степени талантливого юноши, одаренного невероятным умом и сообразительностью.
Ирландец смотрел на него с недоумением, явно не до конца понимая, или не совсем правильно оценивая, причину замешательства. А Згарда в этот самый момент чувствовал, как волосы на его голове становятся дыбом если не в буквальном, то в переносном смысле. Ни одному волшебнику, закончившему европейскую или американскую школы, в жизни в голову не придет выпускать из клетки настолько сильного и неуправляемого призрака, а тем более засовывать его внутрь вампира, в чьем теле он совершенно спокойно может разрушить треть города до того, как его успеют обезвредить. Правила безопасности и самоконтроль вбивают в головы учеников даже лучше базовых принципов построения обряда. Но, судя по всему, Оин О’Нилл не заканчивал никаких школ, и ему эта идея пришла в голову без малейших затруднений. О том, какие интересные и креативные мысли еще могли его посетить Бартеку было страшно даже подумать. Дальнейший разговор, который обязательно состоится сразу после того, как он сядет в машину, Згарда представлял просто отлично:
- Казимир, у нас большие проблемы...
- ?..
- Инспектор еще более сумасшедший, чем ты в юности.
- Никто не может быть более сумасшедшим, чем я!
- Ты не ходил с тикающей бомбой по городу.
- Я сам был этой бомбой.
- Уговорил. Но ему сейчас больше лет, чем тебе тогда было, в 2, если не 2,5 раза. И он считает, что эта бомба очень красивая!
Но это будет потом, а вот какое у Гжеся давление нужно было узнать прямо сейчас. Засунув стетоскоп в уши, Бартек принялся за измерение.
- У меня будет к вам несколько вопросов, - максимально тактично сказал Згарда, закончив диагностику, и набирая в шприц лекарство. - Но, думаю, это будет долгий разговор, так что лучше мы отложим его на другой день.
Он повернулся к вампиру.
- Ник, скажите, вы где-нибудь в управлении видели плед? Сможете его очень быстро принести?

+3

30

Ник пододвинулся ближе к Чаки и очень внимательно посмотрел на Бартоша. То что как-то странно напрягся при виде Чаки ( ну очень сильный призрак, слегка не стабильный, и что? Мастер все держит под контролем! ), да и на Мастера он поглядел так, что Нику это не слишком сильно понравилось. Как будто пришел домой, а там уже почти случился конец света и ему дружелюбно предлагают принять участие в нем.
С другой стороны Мастер был слишком спокоен, с поправкой на данную ситуацию, так что Ник просто очень внимательно оглядел Бартоша в который раз и глубоко вздохнул, впитывая запах, записывая его и запоминая. Конечно, он не опытный птенец и не такая уж сильная угроза для действительно умелого волшебника, но при очень большом желании напакостить точно сумеет. Особенно если очень, очень этого захочет.
Внимательно наблюдая за манипуляциями Бартоша, Ник едва заметно касался рукой Чаки, все-таки чуять его так близко было приятно, хотя самое лучшее было бы, если бы Чаки вернулся бы в его тело. Нику так было бы намного, намного спокойнее.
- Сейчас принесу. - Кивнул Ник, после того, как бросил короткий взгляд на Мастера и не увидел никаких возражений с его стороны. Для того, чтобы сбегать в комнату отдыха, чтобы добыть плед и вернуться обратно, в родные подземелья, много времени не понадобилось, просто потому, что оставлять Гжеся без присмотра совершенно не хотелось. Да, конечно, там был Мастер и Чаки, да и Бартош родственник Гжесю, но птенцу было плохо, и Ник ничем не мог ему помочь, даже поддержать по кровным узам, потому что эти люди...
Ник вручил плед Бартошу, еще раз внимательно оглядел Гжеся:
- Как он? - Все-таки решился спросить после секундной заминки.

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Первым делом самолеты, часть вторая