Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Следствие ведут...


Следствие ведут...

Сообщений 91 страница 120 из 132

91

«Да» прозвучало... обещающе? Или предупреждающе? Что будет сложно с осуществлением своих желаний?
Тело послушно выгибалось под рукой. Приподнявшиеся лопатки, выгибающаяся поясница. Касания пальцев кожи под одеждой заставляли дыхание сбиваться. Я тоже так хочу! А что думает «хозяин положения»? Руки под рукой Тимона чуть напряглись, осторожно пытаясь выскользнуть.
Пока осторожно и медленно, пробуя.

+1

92

Сила действия равна силе противодействия, во всяком случае в данном случае это сработало, Воронич пресек попытку, чуть сильнее прижав запястья Ривы. Вот уж нет, полной свободы он ей не даст, не в этот раз.
Он оторвался от ее губ, спускаясь поцелуями ниже, лаская шею, снова проводя свободной ладонью вверх, нащупывая одну бретельку и сдвигая ее на плечо журналистки, затем немного отклонившись, тоже самое сделав со второй, вид становился все более и более соблазнительным. Хотелось действовать быстро напористо, услышать ее голос, но на этот раз не тихий и вкрадчивый...
Но нет, сначала довести до исступления, до того момента, как она сама будет готова на все.

0

93

"Нет" тоже может быть приятным, до определенного предела. Пока это примешивало к возбуждению легкое недовольство, мягкое такое, которое придает особенности  происходящему. И за ухо не укусишь... и не скажешь "убери руку", потому, что этот...этот уберет, только не ту, просто что бы посмотреть или обе и это совсем не то, чего хочется. Снова? Я что-то должна сделать, да? Не сделать, руки же. Сказать? Можно найти в себе силы и позволить легкую улыбку. Может быть, но не сейчас.   А вот если упереться ногой, то можно мягко развернуться на бок, поближе. И закинуть свою ногу на его, подтягиваясь ближе.

0

94

Хитрит, если не получилось так, пробует иначе, не любит, когда ограничивают свободу и не только слова. Рука Тимона легла на бедро Ривы, сжимая ткань джинс, немного грубоватой лаской, а руки все также удерживал в том положении, при котором повернуться полностью на бок девушка все еще не могла. Он снова занял ее губы поцелуем, более жарким и требовательным, немного усилив сжатие запястий, но после демонстрации силы отпустил ее руки, давая свободу. С бедра рука поднялась на талию, что бы подтянуть Риву ближе.
- А вы прекрасны на вкус...., Рива.

+1

95

Демонстрация силы и грубости вызвала у Ривы негромкий полустон-полувздох, удовольствия куда больше, чем протеста и что-то еще. Стряхнула футболку с запястий, скользнула пальцами в волосы Тимона, перебирая, чуть потягивая. Вторая рука скользнула по бедру мужчины, на поясницу. И кончиками пальцев под пояс брюк. Нежно поглаживая,аккуратно задевая ноготками, перебирая пальцами.
Фраза заставила распахнуть глаза с широкими зрачками и ее рука, скользившая по волосам Воронича замерла. Волосы! Косу же расплела! Рука Ривы переместилась на ее затылок, она провела вниз. Нет, резинка хорошо держит, не заплетать же сейчас? Потом. Как-нибудь.
Потянулась губами к губам:
- У вас, - легкий поцелуй, - тоже, - еще один, - прекрасный вкус, Тимон.
А теперь можно целовать, не отрываясь.

+1

96

Он ощутил как вверх по позвоночнику прошло напряжение от казалось бы почти незаметного перебирания пальчиками, Тим шумно выдохнул, улыбнулся на слова Ривы, поддерживая ее поцелуй. Он подложил свою руку под шею девушки, обняв ее за плечи, а второй рукой поднялся выше, подцепил ее бюстгальтер и потянул его вниз, переводя их объятия на чуть более интимный уровень. Правда лямочки препятствовали этому как могли, пока Тимон не нащупал крючки, которыми они крепились.
Дальше можно будет воспользоваться предлогом избавления от ненужной и мешающей детали и утянуть заодно неудобные наверняка джинсы....

+2

97

И снова интересно - а как у этого мужчины с крючками и расстегиванием бюстгалтера? И снова проверим.
Покорно потянулась к нему, прижимаясь и прикусывая губу, что бы застонать слишком громко от накрывающих ощущений. Тактильная оргия восторга, когда на долгий миг становится невозможно понять, что какую реакцию вызывает и невозможно сосредоточится ни на чем, только сдерживать стон.
Рука на пояснице замерла, другой рукой Рива вцепилась в плечо Тимона, уткнувшись лицом в ямочку между шеей и ключицей, несколько раз глубоко и коротко вздохнув.
А теперь можно провести ладонью по бедрам, по брюкам и под поясом  брюк, не так откровенно, но намекая, что одежда действительно лишняя.

+1

98

Тот момент, когда даже легкие сигналы ласк становятся читаемыми на столько, что могут сравниться с громкой словесной просьбой. Он добрался до пуговки на джинсах Ривы, расстегнул ее и потянул вниз молнию, после чего уже проник под ткань джинс откровенно лаская ягодицы девушки. Когда Воронич закрепил свое присутствие этой лаской, он стал стягивать джинсы вместе с, уже неактуальным, бюстгальтером вниз.

Спустив их до куда смог, не отпуская Риву, Тимон принялся исследовать открывшиеся ему бедра. Он ощущал тренированность мышц, когда сжимал и гладил их по внешней стороне, еще раз уделив внимание ягодицам, он  убрал руку, оставив на некоторое время без внимания, после чего поместил ладонь спереди прощупывая последнюю преграду.
- Как вы на счет более углубленного интервью? - голос ниже, интонация не спрашивающая, констатирующая.

+1

99

Потянуть штаны Тимона вниз, они тут тоже явно лишние,  стянуть свои же штаны с ног, используя только ноги, не сложно. Особенно, когда их очень надо снять и куда-нибудь выпнуть, что бы не мешали.
Можно завидовать. То ли его физической форме, мышцам, легко чувствующимся под кожей,  то ли себе самой,  потому, что можно  касаться, чувствовать, ощущать все это. И руки, какие руки!  От сильных горячих прикосновений не получается думать.
От ставшего ниже голоса бархатистый холодок пробежал по позвоночнику. Мммм, я сейчас вспомню, как это - связно говорить.
-  Даа,  - протянула Рива, глядя Тимону в глаза, приподнялась, приблизив лицо, - с дополнительными вопросами, более подробными остановками на определенных моментах...
Поцеловать и уточнить, пока еще речь не пропала снова:
- Предпочитаете рассказывать сами или любите наводящие вопросы?

0

100

- Я могу начать,- он сделал паузу, подцепив пальцами и припуская по бедру ее последнюю преграду,- а вы уточните, о чем вам захочется узнать более подробно...
Начать "интервью" уже не терпелось, Воронич переместился к ногам Ривы стянув вниз и отправив к джинсам то, что могло помешать установлению контакта между журналисткой и интервьюируемым, быстренько окончательно оголился и сам. После чего принялся покрывать поцелуями внутреннюю сторону бедер Ривы, подбираясь все выше и при этом раздвигая ее ноги. Очаровательные, стройные, можно было бы подобрать много эпитетов, если бы мозг мог думать нормально. Остаток разумной деятельности нужен был для поддержки контроля.
Тимон оказался над Ривой, держа свой вес на одной руке, а второй гладя ее ожидающее тело. Затем коснулся губами ее подбродка, подался навстречу находя подходящий ракурс...

+1

101

Рива подалась навстречу  и ничего, кроме чувств и ощущений не осталось.
...а потом они постепенно схлынули, уступая место другим. Ощущению дивана под спиной, тишины, отсветов в окне, приятной усталости, ответам на простые сложные вопросы, кто я, где я, кто рядом. И пониманию, что сейчас уходить не хочется, а хочется полежать рядом, побыть чуть мягче.
Посмотрела на Тимона, лежащего рядом, поцеловала, положила голову на плечо, чуть потерлась щекой. Давай помолчим немного, ладно? Не будем сейчас ехидничать, подначивать. Еще немного.

+1

102

Танец вышел весьма бурным, с переменами позиций, ритмов и стилей ведения. Воронич был довольно опытным партнером, то внимательным и обходительным, то напористым и даже грубоватым. Ему удалось проверить свои догадки по поводу гибкости Ривы...

Сейчас же он лежал расслабленно, девушка лежала рядом, положив голову ему на плечо, он даже прикрыл глаза, а на лице появилась улыбка, он поглаживал плечо Ривы, показывая тем самым что его  данное возлежание полностью устраивает.
Мозг, который включился после некоторого отсутствия стал потихоньку подкидывать мысли о том, что времени наверное уже не просто много, а очень много, еще что наверное соседи опять завтра будут жаловаться, значит лучше уйти по-раньше, вспомнилось, что в комнате где-то еще кошка прячется, интересно каково ей было? Шафран-то товарищ ко всему привычный...
Он почти даже погрузился в дрему, но еще одна мысль его немного пробудила:

- А вы тоже хотите есть?

+1

103

Спасибо вам, человеческие инстинкты! Сейчас вот чувству голода, за столь прекрасную в своей банальности фразу. Потому, что быстро найти ответ на очередную подначку было бы сложнее. Еда... Еда? И что-то еще было в этой фразе. А, точно, их обращение друг другу не поменялось. Ну да, сейчас уже и смысла нет, какая разница?
- Наверно, хочу, - согласилась Рива, удивительно податливая этим вечером, перевернулась на живот, все еще прижимаясь к Вороничу. Все равно ведь скоро встанет, а потом будет по-другому, а пока еще можно.
- Хотя обычно процесс не столь возбуждающий.
Хочешь, думай про недосказанный аппетит и работу, хочешь считай комплиментом себе. Хотя, конечно, еда не при чём. Интересно, а сколько времени? Ладно, не рассветет или не зазвонит будильник, не важно.

0

104

Тимон что-то невнятно то ли сказал, то ли просто издал какой-то звук, выражающий крайнюю степень расслабления и нежелания никуда уходить, обнял Риву и подтянул ее к себе ближе, наслаждаясь моментом когда пока еще они рядом, и не встали.
В отличии от журналистки, голод для Тима был более критичен после рабочего дня, а попробовать те самые лепешки они так и не успели..., а лепешечки наверняка вкусные, хоть и холодные.
Про который процесс интересно она говорила? Ну, будем считать, что тот, что имел место вот несколько минут назад, или сколько они уже успели пролежать? Время летит после подобных дел весьма своеобразно.
-Я могу принести.... Но мне лень,- выдал на ушко Риве Тимон,- и вам лень... и мне лень...
Кажется он начал повторяться, мозг ехидно хихикнул.
- Поэтому предлагаю встать вместе...

+1

105

- Лень, - томно согласилась девушка, прижимаясь, - и не хочется оставаться в одиночестве. Или идти куда-то, одной, во тьме, в месте, где водятся хищники.
Вместе? Ну, можно вместе. Вроде бы было что-то про кофе? И надо найти силы и решимость изучить, что творится на голове... И привести это в порядок. Начать с этого?
Рива с легким вздохом сожаления выбралась из объятий, села на край дивана, потянулась, вытянув руки вверх. Потянуться хотелось и нельзя не сделать это красиво. Завела руки за спину, стаскивая мужественно выдержавшую почти все резинку,  встряхнула головой, рассыпая тяжелые темные локоны по спине, чуть поправила пряди с боков. Встала, повернулась к диване лицом,  закутываясь в упавшие на грудь пряди. Протянула руку к Тимону:
- Пойдёмте?

0

106

Воронич с удовольствием наблюдал за тем, как потягивается Рива, как распускает волосы, сразу же захотелось зарыться в них пальцами и ощутить мягкую шелковистость прядей. Он сел, спустив ноги, любуясь видом девушки, с которой приятно танцевать, взял ее руку, встал и притянул к себе, пошалив немного под прядями и поцеловав ее. Желания идти это не прибавило, но удовольствие доставило.

- Да, буду охранять вас от прячущихся в ночи хищников,- он улыбнулся так и не отпуская руки Ривы.
Ему было приятно продлить таким образом их связь. Пожалуй было бы неплохо вот так встречаться периодически, если она не будет против.
Нет, точно не будет...

+1

107

- Главное, подружиться с самым страшным хищником, - начав идти в сторону кухни, потянув "хищника" за руку, - и тогда стоит бояться только его...
Короткий ужин, больше в молчании и можно, наконец, поспать. Свернуться по кошачьи в кольце сильных рук, уткнуться в плечо. Может, стоило бы и уехать, слишком уж уютно получается...  но нет, иногда, вот сейчас, можно. Потому, что слишком разные работы, отнимающие время, разные люди. Где-то с этим ворохом мыслей журналистка уснула.
Утром, пока Тимон был в ванне, быстро и аккуратно сунула в середину отчета бережно сохраненную статью,  похожую на готический рассказ, слишком велико было искушение. Пообещала себе все-таки намекнуть о необходимости перечитать отчет, отказалась от мысли стащить лист...
Вот кошка осталась в приюте, начинался новый день и пора прощаться. Правда, было стойкое ощущение, что они еще обязательно встретятся...
- Новый день, новый отчет, который я не увижу, - улыбнулась Рива, - есть у меня привычка перечитывать с утра то, что написано вечером. А у вас с отчетами так же?
Большие темные глаза смотрели невинно, с чистым таким, искренним любопытством.

+1

108

Пожалуй несмотря на всю активность ночи, Воронич даже успел отдохнуть. Наверное этому крайне способствовало что-то такое внезапно уютно- домашнее возникшее между двумя утомленными людьми. Спалось в итоге очень крепко, Воронич даже проснулся за несколько минут до звонка будильника, что дало ему форы на приготовление кофе.

После завтрака, он зашел в кабинет, где получил дозу презрительных взглядов от Шафрана, обменял его расположение на корм, затем вместе с Ривой унес ночную гостью на радость рыжего короля.
Кошку в приюте приняли и сказали, что будут держать в курсе ее дальнейшей судьбы, для этого помощник детектива даже оставил свою визитку.

Странная фраза на прощанье, эти честные глаза и улыбка Ривы, точнее пани Стрежги, прозвенели предупреждающим звоночком. Вот точно что-то не то... надо пересмотреть отчет. Она вполне могла его прочитать с утра, пока тимон был в душе... Ну, чтож, если вдруг что-то такое появится в свежем номере "вечернего листка", пенять надо будет только на себе. Надо же было убрать сразу... Отвлекся, отвлекая журналистку...

- По разному,- ответил Тимон, улыбнувшись хитроватой улыбочкой,- что же, удачного вам дня, пани Стрежга... И помните, что я всегда готов дать вам персональное интервью.

Пожалуй да, он бы повторил.

+1

109

А почему бы и нет?
- Обожаю слушать о ходе расследования за ужином, - кивнула Рива, - особенно о том, что пока не для печати или вообще не для печати. И вам, пан Воронич, удачного дня.
«В гости, что ли пригласить? В своей кухне как-то поинтереснее готовить, да и размер побольше. А где  я машину оставила? Так, на работу я пришла пешком, дальше тоже ножками. О, возле дома!»
Наметив по дороге план, куда бежать и чем заниматься, она уже через час выскочила из квартиры, сменив удобные брюки на аккуратное платье до колен. Позвонила на работу, узнала, что она там никому не нужна, иди, собирай материал, на сегодня что печатать есть, да и Марек почувствовал прилив здоровья.
Так, сейчас пронестись по родственникам, друзьям и знакомым, связанных с антиквариатом, аукционами и вывозом этого добра за границу. Что покупал, чем интересовался, что некрасиво перехватил на торгах, какие машины еще не доехали, какие выставки не готовы ко времени открытия, где в запасниках музеев паника. Конечно, могу сама этим заняться. Это не сложно. Но все же понимают, что всё, что я накопаю — моё и всё, что мне покажется интересным, увидит свет? Пожалуй, прямо сейчас начну, какое на столе письмо интересное из музея лежит... И улыбнуться. Да-да, конечно, никаких имен и намеков, кроме покойника и тех, которые сами отметите. Вечером зайду.
Позвонил Марек, ревниво спрашивая, как успехи и что он готов и сам сходить, поговорить с пресс-службой в полиции, Ривочка, зачем же тебе туда, атмосфера там ужасная. Слегка пободавшись с коллегой — была я в участках и вчера была, нормально там, интересно даже, Марек, ты не рано ли встал с постели, я все сделаю, болей! Рассмеялась и махнула рукой, иди, конечно, я другим занята. И вообще давай вместе писать. Покойник как раз тем, что я люблю, увлекался.
Купить газету, почитать, во что работу превратили? Нет, все нормально. Убийство, которое убийца попытался выдать за самоубийство, возможная причина - деятельность покойного, а занимался он вот этим, труп найден на закате...
Соседи покойного. Работающие люди уже разъехались, но они и не нужны. Домохозяйки, пенсионеры — те, кто всю неделю совершает дела по графику и жизнь ведет не сильно веселую, легко заметят странности в поведении соседей. То выносил мусор по четвергам и в голубых мешках, а то во вторник и в черном, то обычно сидел в комнате слева вечером, а вчера свет горел справа. Ну и гости,конечно же.  Из сказанного журналистка сделала вывод, что покойник был соседом адекватным, проблем не доставлял и странных привычек не имел.
В обществе антикваров незнакомый человек передал девушке картонную папку с ворохом листов. Ясно, писали, как вспомнили, но вспомнили. И ушли, не став ее дожидаться.  Дома разложить и систематизировать, вот только еще пару вопросов тем, кто тут есть. Закинув блокнот в ту же папку и нежно прижав ее к груди — там же и про покойного и не про покойного и пару намеков найти можно! - двинулась к выходу, стуча каблучками. И уже в холле снова столкнулась с помощником детектива.
- Добрый вечер, пан Воронич, - вежливо поздоровалась журналистка,  обнимая папку, - тоже решили заглянуть, узнать про дела пана Козака?

+1

110

- Не сомневаюсь,- улыбнулся Воронич, не стал добавлять, что он знает темы и по-интереснее.

Расставшись с Ривой, Тимон направился в участок. Нужно было отдать свой отчет пани детективу, просмотреть отчеты криминалистов, суд. мед. экспертизы, составит картину произошедшего на основе этих данных, получить план действий, который будет предложен, продумать что можно будет сделать еще. По дороге он взял газету, решив, что это неплохая будет традиция утренняя.
Пролистав свой отчет, он таки обнаружил вставленный листочек, мелко исписанный не его почерком, уже первые строки заставили его взять газету и проверить наличие статьи пани Стрежги.
-Шуточки у вас..., пани...
То, что дело замелькало в прессе, может сыграть как на руку полиции, так и против... Но так или иначе статья была, к счастью не в том виде, который нашел Воронич.

На обсуждении у пани детектива, фактических данных стало больше.
Пан Козак был действительно очень пьян, когда решил полезть в петлю, или кто-то его решил в нее засунуть. Правда  следов насилия при засовывании обнаружено не было. Смерть произошла от ножевого ранения, причем догадка Тимона о том, что нож метнули, была верна. Он попал прямо в сердце с расстояния 2,5 метра, при этом метнувший его был не сильно высокого роста, но сила броска была значительной, и можно было бы подумать, что кидал нож профессионал.
Возможно это был профессионал в метании ножей, но преступник из него вышел не ахти какой, так как было найдено очень много смазанных отпечатков: в комнате, на бутылках, на впопыхах помытом бокале, который с головой выдавал то, что преступник был знаком убитому, и они вместе до этого занимались распитием содержимого бутылок, что стояли под столом. Но самое главное что в этой несколько корявой попытке протереть все, чего касались его руки, он забыл про рукоятку ножа.

Так что теперь первоочередной задачей было выяснить кто приходил в тот день к пану Козаку, либо кто у него гостил, с кем у него были назначены встречи, если они были.
Прежде всего стило навестить домоправительницу в больнице, так как именно она могла быть в курсе запланированных встреч и гостей. Опросить ее непосредственно вчера не удалось, так как той стало плохо, и ее забрали на скорой.

На опрос соседей были отправлены другие, так что помощник детектива сразу поехал в больницу.
Там он получил много пищи для размышления. Так, например, что у пана Козака посетители и гости были по нескольку раз на дню, но чаще всего это были его коллеги по работе, ценители искусства, несколько художников, на тот день встреч назначенных не было, но недавно в Краков приехал племянник пана, и он все ожидал, когда тот заглянет. А еще пан Козак очень любил проводить вечера с держателем бакалейной лавки паном Щенкевичем, который всегда приносил с собой шахматы. К тому же пан Козак хотел что-то обсудить с кем-то по поводу новых товаров, которые должны были прийти скоро... А так же еще ворох имен, фамилий и неопределенных описаний, последние представляли собой что-то вроде: "очень импозантный мужчина", "мне он сразу не понравился" - таких было примерно половина знакомых пана, " у него еще кепка была на голове". По поводу врагов пана Козака, его домоправительница только вздыхала, говоря, что у такого милого человека просто не могло быть недоброжелателей, он же всем помогал, искусством занимался...

Теперь у пана помощника детектива был внушительный список людей, большая часть которых привела его к обществу антикваров: святая святых, где было много тайн, ворошить которые непозволительно непосвященным.
И в коридоре встретил очень хорошо знакомую журналистку.
- Добрый вечер, пани Стрежга, - его взгляд скользнул на папку, столь бережно прижимаемую Ривой,- ведете параллельное расследование?
Какая настырная девица все-таки:
- И как ваши успехи?- снова взгляд на папку,- Вижу что-то нашли. Думаю, что как сознательная пани, вы не будете скрывать от полиции возможные факты...

+1

111

- Вообще-то, я собираю материал для статей, - спокойно ответила журналистка, - он пока такой... разрозненный. Но вы можете спросить экспертов, они очень обрадуются вашему визиту в такое время, когда пора или домой или начинается самое интересное. И, может, через час вы начнете их понимать, - ехидно добавила она.
-  Ах да, - в темных глазах черти заводили хороводы, - вы же говорили про полицейских экспертов и специалистов. У них, уверена, таких проблем не будет, но, наверно, будут другие.
"Многие им тут скажут  больше, чем их спросят, как же! А то и меньше, ни одного антиквара, у которого абсолютно все абсолютно законно не видела. А уж после внезапной смерти одного из торговцев, когда остались сделки и вещи... ммм... даже дед забил копытом. Какие вопросы, только дружеский шантаж и угрозы"
- А для того,  что бы что-то скрывать, надо сперва это найти, узнать и понять, - Рива вытащила исписанную салфетку. То ли Кароль, автор записки, был на нее обижен за что-то, то ли вспомнил о ней в тот момент, когда под рукой была только салфетка... Расправила ее папке, демонстрируя. В принципе понятным почерком послание гласило
"ньёлла баст.кам. сд.наполеона → шустро сам поср. тщ.скр??? откуда? ширпотр. 1импер. тоже  ↓?
Фальшивый гондурас!"
В принципе, ей было понятно, о чем вспомнил и написал хороший друг, особенно, если учесть, о чем удалось пошептаться с "девочками". Показала, дала прочитать, придерживая пальцем и засунула обратно.
- И разговаривают они, пан помощник детектива,  примерно так же, - пожаловалась она Вороничу. Черти в глазах отплясывали и махали лапами.

+1

112

- Вы сказали "тоже", и я предположил, что и вы в основном по этому делу, но опередили меня,- пояснил помощник детектива. Он взглянул на салфетку озадачено, пытаясь понять, что значит эта шифровка, быстро достал блокнот и переписал половину с оригинала, другую половину по памяти, так как пани Стрежга довольно быстро убрала листок.

- И что это может значить? У вас есть какие-то догадки? - спросил он, стараясь игнорировать приправленные перчиком замечания Ривы, - Вам наверняка приходилось нелегко с расшифровками такой речи раньше, но сейчас вы наверняка профессионал в своем деле.... я помню, что вы можете читать любой почерк еще и вверх ногами, думаю в этом случае дело обстоит так же...

Пан помощник детектива на работе. Вежливость, цепкость, наблюдательность, еще раз вежливость, игра на любимых амбициях простых и не очень людей.

- Хотите сказать, что без переводчика мне не обойтись?- добавил он с полуулыбкой.

+1

113

Дразните, помощник детектива? А я хочу дразниться? Пожалуй, хочу. Увы, я быстро выучила, что после "как хорошо ты умеешь прыгать" меня попросят попрыгать ради чужой выгоды. И с тех прыгаю тогда, когда хочу. Рива даже с какой-то ноткой грусти посмотрела на полицейского - ну что ж так банально-то?
- Я, скорее всего, знаю, что там написано, - кивнула журналистка, -даже могу понять, что написано на остальных листках.А переводчик...Ну, попробуйте сами.
Она ехидно улыбнулась, прикидывая, сколько времени уйдет, что бы понять  дружеский шифр, местами интуитивный, чем он поможет без местечковых слухов и услышанного.Хотя, может, для расследования этого убийства там и нет ничего. Не этого, так другого. Не убийства, так чего-то другого.Не полиции, так кому другому.
- А если быстро не получится, я, так и быть, подскажу.
Рива заинтересованно смотрела на Тимона. Ну не будет же он отбирать папку. Здесь. Даже жаль будет, когда убийцу найдут.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-18 18:44:38)

+1

114

Определенно перчику у пани Стрежги за этот день явно прибавилось. Воронич развел руками:

- Чтож, придется мне побеспокоить почтенных антикваров под конец их рабочего дня,- сказал он,- и попытаться расшифровать эти странные записи, с неизвестной степенью отношения к делу пана Козака, самому, раз пани Стрежга отказывается сегодня поужинать со мной.

Он полушутливо приподнял бровь: "отказываешься? да?", но уже через мгновение его лицо снова приняло выражение серьезно-деловое.
- Чтож, у меня сейчас не так много времени, пани, так как на руках слишком большой список, который нужно как можно быстрее сократить. Любое промедление играет на руку убийце, как вы понимаете. К тому же статья в газете может вспугнуть нашего паникера и он постарается убраться из города как можно быстрее...

Пожалуй не стоило говорить о том, что подозреваемый паникер, но слово вылетело- не поймаешь. Не успел Тимон пожалеть о сказанном, зазвонил его телефон.
-Да, Воронич... - что за привычка спрашивать он ли отвечает по своему телефону или не он?
- Да, я сейчас здесь,- на той стороне что-то быстро тараторили,- у кого уводил сделки? Не думаю, что это достаточный мотив... Но да, надо его проверить, возможно всплывет еще что-то.

+1

115

Журналистка напоминала кошку, добравшуюся сразу до двух канареек. Одну явно звали «Паникер», а вторую «Что знает и проверяет полиция». Осталось понять, беспокоит ли ее, что статьями вдруг можно заставить убийцу смыться или нет? Если он ограничится одним антикваром, пожалуй, ее не беспокоит. А если это хобби, то оно ей не нравится.
- В этом милом обществе за увод сделок, может, сразу и не убивают, - тихо и серьезно произнесла она, сохранив довольную улыбку в уголках губ, - но не прощают подобное, потому, что это — репутация. Статус. Некоторых заботит не то, что они выдают подделки на ранее неизвестные работы, а то, что они могут попасться и тех, кто с ними работают, беспокоит тоже именно это. А еще в этом милом обществе не прощают то, что редко прощают в любом другом, - протянула она уже немного другим тоном, словно поддразнивая.
- Что до ужина - не помню, что бы я отказывалась, я даже по-прежнему согласна его приготовить, - голос Ривы был по-прежнему тихий, но уже ставший мягким.
- Но, кажется, мне надо кое-куда перед этим заехать.
Неверные жены становятся удивительно болтливы с теми, кто про их тайну знает и тогда, когда что-то резко меняется. Виденье ситуации у них, правда, такое свое, что надо делить на десять, но нам же не убийцу ловить, нам статьи писать. А гневная женщина в истерике это кладезь.

0

116

Воронич попрощался с коллегой, убрал телефон.
- Всегда подозревал, что чем ближе сообщество к культуре, тем более бурные страсти кипят внутри его клуба по интересам,- он кивнул Риве, - и что же в этом обществе совсем не прощают?
Бросает крючки, хитрая, хорошо, подыграем сегодня, буду попадаться... Но только что бы потом притянуть вас за лесочки, хитроумная пани.

- В таком случае, буду ждать вас, мне тоже нужно уточнить еще кое-какие детали.- Помощник детектива улыбнулся,- но если вам что-то удастся узнать по делу пана..., все-таки прошу прежде сообщить нам, а не своему редактору. Я за это буду очень благодарен.

На сегодня оставались коллеги Козака и его соигрок в шахматы, пан Щенкевич. К тому времени, как Тимон закончит здесь, тот явно уже прикроет свою лавку и направится домой, поэтому придется нанести ему визит.

0

117

- То же, что и везде, - вздохнула Рива, - предательство, подлость и лицемерие. Правда, тогда было бы удобнее с другим трупом, ну да ладно.
Свойственно людям ошибаться, что поделать. Да и живая жена все-таки полезнее в хозяйстве, чем конкурент. Правда, шепчутся, что она мужа, у которого как раз покойник сделки уводил, выгнала.
- Если мне что-то удастся понять или узнать - тон стал деловым и серьезным,  - я это обязательно запишу. Ну а кто это увидит, вы или редактор, зависит лишь от того, кого я раньше встречу утром, когда материал будет готов.
У чертей праздник был в разгаре, танцы, фейерверки. Ни деловой тон, ни серьезный вид им не мешали.
Собралась было уже уходить, даже начала разворачиваться, но замерла и развернулась обратно, сделав небольшой шаг навстречу.
- Кстати, об ужине. Может, это я буду ждать вас? Своих записей я не скрываю, а тайны отчетов останутся недоступны, - Рива вопросительно приподняла бровь. Перехватила папку одной рукой, вытащила лист из блокнота, достала ручку, написала свой номер.

0

118

- С другим трупом?- Воронич приподнял вопросительно правую бровь,- это с каким?

Похоже, пани Стрежга все-таки знала что-то про того самого предполагаемого пострадавшего от хитроумности пана Козака антиквара. Что-то, что полиции было неизвестно. Скорее всего еще один мотив, который мог бы стать тем, что теоретически могло подтолкнуть того к убийству.

Правда стал бы пан Козак так беспечно выпивать с тем, кто может иметь на него зуб на столько явно? Или дело делом, а выпивка- выпивкой? Нет, скорее всего это должен был быть не на столько очевидный человек. Ко всему, будь это он, неужели ему бы не пришло в голову, что именно его будут подозревать в первую очередь?

- Могу заверить вас, пани Стрежга, что шансы, что именно я буду первым человеком, которого вы увидите утром, весьма велики,- он улыбнулся наблюдая за плясками чертенят в глазах журналистки, принимая лист из рук Ривы.

+1

119

Вопрос про труп она проигнорировала. Во-первых, можно и вечером рассказать, во-вторых, если сейчас начать, то это превратится в увлекательную игру "расскажи то, что не хочешь пока рассказывать", увы игра не для холла сообщества антикваров, вон, уже кто-то присматривается, прислушивается и так неумело!
- Тогда звоните, как освободитесь, - кивнула она, устремляясь к выходу. Изящно запнулась о ковровое покрытие, быстро пробежалась чуть в сторону, восстанавливая равновесие. Равновесие она обрела, наступив на ногу человека средних лет, глубоко задумавшегося над программой мероприятий в руках.
С убийственной вежливостью тихо произнесла:
- Как некрасиво получилось...так же, как подслушивать, у вас программа вверх ногами!
Программу человек держал правильно, но вздрогнул и перевернул лист. Презрительно фыркнув, она все же покинула здание.
Ну, где у нас обитель любителя старинных вещей из Франции, желательно эпохи Наполеона? А удачно, от родного дома недалеко. Изобразила на лице приличествующую случаю скорбь и позвонила в дверь.
Анна Полянская, жена пана Полянского, рабочей "жертвы" пана Козака и любовница покойного, женщиной была эффектной, но очень расстроенной. Выслушав вежливое сочувствие, пани пригласила девушку в дом, хоть кто-то понял, как сложно ей в такой ситуации! Отбиваясь от предложений выпить и глядя, как медленно напивается женщина, Рива пыталась фильтровать информацию, сумбурно вываливаемую женщиной. Да, конечно, рассказывала про сделки мужа, пани, как не рассказать, муж такой жмот, а Левушка подарки делал, время вместе проводили и где мне интересно,такая редкость среди мужчин, вы понимаете? И вообще, Полянский его и убил, скорее всего, я сама так боюсь, из дому его выгнала, хотя выгнала до, но это ведь могло как раз и поводом стать, ах, неужели я виновата! А, да, муж узнал, а я молчать не стала, пусть знает! С удовольствием выслушала про сложные аферы пана Полянского, не став говорить убитой горем женщине, что делить ей имущество с мужем, не надо так о нем пока-то.
Вышла она от Анны Полянской слегка оглушенной слезами, легкой истерикой и потоком информации.
Полянский "странным способом" прибил Козака за сделки и жену? Вряд ли, конечно. Морду  набить мог, подставить красиво - мог. Или мог? Нет, пусть полиция разбирается. Лучше подумать, что готовить на ужин? А какая цель ужина?  Дружеская атмосфера, значит спагетти и птицу откладываем, их либо надо уметь есть, либо трескать в компании хорошо знакомой, рыба - на любителя, национальные блюда тоже. И так, что бы готовить не сложно, а то папка манит!
На кухне решение пришло само - мясо, специи, картошка и духовка. И ни они с едой друг другу не мешают.
Вскоре на старом письменном столе места стало мало и Рива перебралась на диван. Рассортировала, переписала на разные листы. Достала справочники, альбомы. Полистала. Задумалась и закопалась совсем в другом направлении.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-19 18:41:45)

+1

120

Скользкие, пронырливые люди себе на уме, прикрывающиеся разного рода культурными словами, терминами и непробиваемой тишайшей вежливостью.  Вот так примерно описал бы Тимон эту братию в общем. Ему удалось переговорить с некоторыми людьми из списка, по словам которых пан Лев Козак умел вести дела и был редкого ума и эрудиции человек. Явных причин для того, что бы покончить с собой у него не было по мнению тех же коллег. Тем нелепее были обстоятельства его смерти... Снять лампу с потолка, не легкую, кстати, накинуть петлю, будучи почти мертвецки пьяным, а потом получить нож в сердце....

По поводу выпивки, Вороничу рассказали, что пан Козак порой позволял себе лишнего в хорошей компании, но так что бы постоянно и с кем попало, такого за ним не водилось. Правда вот кого пан считал хорошей компании выяснить не удалось. Пан архивариус общества антикваров уклончиво ответил, что он в подобных вещах участия не принимал, а личный круг, это же совсем не его дело... Он отвечает только за сохранность документов, составление описей... И по пану Козаку больше ничего сказать не может, хороший был человек...

Самое отвратное во всем этом камерном общении, которое проходило исключительно полушепотом, потому что... потому что вот так, было то, что времени оно отняло очень много, а результативность была не сказать что стоящая.
С другой стороны, полученные факты  подтверждали, что убийца был хорошо знаком покойному.

А значит... пан Щенкевич, был следующим человеком, к которому направился помощник детектива. Однако эта версия печального конца дружеской партии в шахматы тоже оказалась не верной. В день убийства пана не было в городе и имел достаточно свидетелей своего присутствия в другом месте. Но, зато , как друг покойного он сообщил к примеру, что тот имел интрижку с женой одного из своих коллег, причем использовал трепетную пани, что бы узнавать о сделках ее мужа.

Похоже это тот самый еще один мотив в копилку пана пострадавшего коллеги. Воронич открыл список фамилий - Полянский.
Значит есть работа на завтра, а сегодня нужно успеть покормить Шафрана , набросать результаты для пани детектива и поехать к Риве.

Телефон журналистки зазвонил уже около полуночи:
- Пани Стрежга, добрый вечер, это Тимон Воронич, ваше приглашение еще в силе?

+1


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Следствие ведут...