Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Игра в прятки


Игра в прятки

Сообщений 91 страница 120 из 143

91

- Ага, искали, - кивнул юноша, протянув руку, чтобы пригладить косу Ривы. - А представь, если мы найдем? Удача - переменчивая птичка, прилетает и улетает в самые интересные моменты.
Ему было интересно, в чем там дело, но не до бесплатной работы. А вот в компании залезть подурачиться - самое то, как выяснилось!
"Подставлюсь же", - промелькнула расчетливая мысль.
"Нет", - пришла ей в догонку другая. - "Там такого авантюрного народу достаточно, даже проверять серьезно не будут. Привыкли. И вообще - не попадайся!"
Самый правильный подход - принять меры предосторожности против поимки. Какое-то время они будут искать пани Мнежинскую или ее потомков, увлеченные невинным порывом журналистки, его вполне можно потратить на то, чтобы выяснить, что там интересного стало с домом, кто там сейчас живет и как туда безопасно залезть.
Размышления были прерваны девушкой, внезапно уткнувшейся ему в плечо. Матек улыбнулся, приобнял ее за плечи, устраивая поудобнее.
- Зато ты точно будешь знать, что тебя увидят только те, кому можно, - пожал он плечами. - Но как хочешь... А с тобой я хочу. Но именно с тобой, а не со всеми тремя сотнями дядьев, сестер и крестных деток, ага? А то что-то мне подсказывает, пани Стрежга, что ваши родственники моего визита не оценят. Да, совсем не оценят! И вам придется услышать множество интересных замечаний.
То, что с родственниками отношения далеки от идеальных, было понятно и по контексту. Сюда же добавился большой дом, ежегодные традиционные встречи, на которых собиралось слишком много людей, чтобы всех упомнить, истории про полтергейстов (то есть здание, скорее всего, старинное)... Юноша заинтересованно приподнял бровь, уткнувшись носом в шею Ривы и дунув ей в ухо.
- Я ведь угадал? Родственники непростые?

0

92

- Или оно нас найдет, - хмыкнула Рива, - выйдет и такое «Вы мои стотысячные, юбилейные посетители, заколебали уже, забирайте», хотя все может быть. В общем, надо лезть и проверять!
Раньше, правда, не случалось. Один раз вроде русалку видели, на Купала, за городом, на речке. Один раз на лешего натолкнулись. И хотя через лес просто шли, ничего не нарушая и подношение оставили — все равно узнали, как они могут быстро бегать с рюкзаками.
- Нет, - моментально отреагировала она, - с этими не надо! Я тоже с ними не хочу. Стащить пирог, ветчину домашнюю, по одиночке отловить некоторых и все.
Тереску, она хоть и в Кракове учится, грустит, когда Рива не приезжает на праздники, да и идея ей понравится и не выдаст.  Акселя, братца старшего, мотается по всему миру, инженер, и второго братца, а то будет дуться. Младшего не надо, рассказать — не расскажет, но что-нибудь выкинет.  Лильку, кузину, та из Венгрии выберется на праздники. Дедушку. Старую няньку, которая растила в том доме Лильку и следила за остальной ребятней. В те года няня была на стороне детей, прикрывая их мелкие грехи и шалости от взрослых, стараясь научить ответственности не через рассказы родителям, а находя подход к каждому. Вот и все. Представила, что будет, если все-таки столкнуться с кем-нибудь. А вот тут он не прав, будет по-другому.
- Вряд ли услышу, - рассмеялась она, - особенно если ты будешь вести себя, как на том приеме, а я — как иногда себя с ними веду,  - ну, ответила пухлой родственнице на ее сочувствие по поводу худобы замечанием о дивной грации бегемота, в воде, порекомендовав носить с собой бассейн или бочку. Ну, растрепала зачесанную лысину кому-то, а не надо было цепляться к Дому и его длинным волосам. Что-то еще нежно ляпнула чьей-то новой жене. Кстати, можно гордиться, ни разу первая не начала, а некоторые научились в ее присутствии следить за речью.
-  Наоборот, могут посочувствовать и спросить, как ты меня терпишь.  Ну и попутно что-нибудь узнать, из банального любопытства. Узнать тебя хоть как-то вряд ли кто-то сможет, так что исключительно доза внимания и любопытства.
Главное, на маму не нарваться. Опытный юрист обладала цепкостью, хорошей памятью и великолепным чутьем, а так же неумением порой вовремя останавливаться. В общем, сразу понятно — Ривина мама. Скорее всего, ничего не сделает, но душу из дочки вынуть попробует, если докопается. 
- Мм? - протянула девушка, отвлекшись на действия Матека, - а, да. То есть нет.
Рива рассмеялась.
- Ну вот! Они обычные люди, Мати. По отдельности с ними проще. С кем-то просто нельзя найти общий язык, уж очень разные взгляды, с кем-то отдельно общаться проще. Но когда все собираются, это концентрация всего. И хвальба достижениями не своими, а «мой кто-то там» и попытки научить жить, как «правильно» и замечания с высоты лет, но не опыта. Большинство хочет казаться умнее, красивее и ярче, как находит что-то. И это все сугубо в легкой, расслабленной атмосфере, очень вежливо, аккуратно. Там есть и интересные разговоры и занятия, но их так не навязывают. Я обычно или с энтузиазмом рассказываю лучший бред за год из редакции или начинаю хамить в том же ключе.
Лиля включает режим «любящая мамочка», надо сказать, очень эффективный. Аксель успевает соскучиться и искренне радуется всему, Тересино мнение ни кто не спрашивает, Доминик, похоже, постигает тактику деда в молодости — улыбайся  и узнавай то, что нужно тебе.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-05 05:56:03)

0

93

Поскольку с выходом "в люди" во Вроцлаве решили, юноша решил немного пофантазировать на тему нового года, до которого еще оставалось два с половиной месяца. Конечно, жизнь переменчива, сегодня он может желать сходить с Ривой на это сборище, а к самому сборищу окажется или на работе, или в местах более отдаленных, или просто будет куковать где-нибудь в самой жопе Польши, не имея возможности отлучиться даже на пару часов, но пофантазировать-то ему никто не помешает?
- А если как сегодня? - Состроил он невинную мордочку. - Или как на похоронах... Очень некрасиво получилось - зато все запомнили, да...
Почему-то он не сомневался, что Рива представляет, в каком виде он заявился на похороны наставника - откуда-то же она начинала его искать. Было грустно об этом вспоминать, но от мысли явиться в таком же виде на великосветскую тусовку, под ручку с прекрасной пани в белом и жемчугах... Тоже ведь запомнят! Патрон не одобрил бы, конечно, но в душе, юноша был уверен, оценил.
- Обычные люди, устраивающие каждый год праздник на столько человек, что незнакомому лицу не удивятся? Ну ладно, как скажешь, - ехидно фыркнул он, прихватывая кончик роскошной темной косы и гладя девушку им по обнаженным плечам. - Пусть будут обычные люди. Профессионального интереса у меня там все равно нет.

0

94

- Если как сегодня, - задумчиво протянула Рива, начиная хихикать, - мммм... О, там сразу догадаются, что я все-таки приехала и в боевом настроении. Обмороки, крики, скандалы. В ту школу, где я училась, больше никого не отдадут, факультет журналистики будет проклят, папа будет хохотать, младший брат аплодировать, часть - наслаждаться. Зато все запомнят и от всех приглашений можно будет отмахиваться, что приеду я только с тобой.
О, да. Такого еще не было. А на возмущенное "ты кого притащила?!" гордо ответить "жениха!" Только сперва надо будет "скорую" вызвать, что бы чуть заранее приехали. Особо чувствительные могут и врача затребовать. И машину припарковать так, что бы после финала очень быстро свалить подальше, а телефон или выкинуть или отключить. И по-прежнему желательно, что бы мама была в этот момент в душе или чем-то занята настолько, что бы не смогла увидеть это шоу единственной доченьки. Просмеявшись, она подняла глаза на парня:
- Все, теперь я даже не знаю, какой вариант мне больше нравится. Если в твоей шутке была доля не шутки, я в начале декабря сильно задумаюсь.
Последние фразы прозвучали неприятно для Ривы, вызвав грустный вздох. Нет, он не просил ее «ты мне не доверяешь?» но ведь так можно подумать из ее слов. А после самой последней фразы можно разозлиться, гневно сесть, замотаться в одеяло, потому, что сердитая и обнаженная совсем не то и возмутиться, используя фразы «ты думаешь, я так о тебе думаю?», «по твоему у меня нет других поводов отделываться общими фразами о семье?» и прочими. Но сил злиться не было, а сегодня было уже достаточно непонимания и сперва реакций, а потом только слов. Хочешь его еще видеть? Учись говорить с ним, а не отшучивайся.
Девушка поудобнее устроилась, сложила руки под подбородком, приподняв голову. Чуть-чуть помолчала и заговорила тихим и мягким голосом, словно рассказывая сказку, не имевшую к ней отношения.
- Мати, в твоих словах я могу услышать от «ты мне не доверяешь» до «вот как ты обо мне думаешь и поэтому не хочешь говорить» и это... я не знаю. Только не перебивай. Не обидно, не неправильно, потому, что ты мог вкладывать другой смысл...
Стоп. А то сейчас понесет.
- Моя семья — это люди, обычные вроде, хотя после твоих рассказов, не уверена. - Стоп. Не туда. - Несколько поколений назад шляхта и деньги стали одной семьей, на всякий случай заключив аж два брака. Через какое-то время в этот дружный клан влилась третья семья, если грубо и точно — администраторы и управленцы. Большинство работает в тех отраслях, с которыми эти семьи связаны, куда талант есть, на благо себя и родственников. Кто-то находит работу по душе, но, как правило, «достойную» в принятых понятиях. Не все там профессионалы, есть и просто люди, разные и на всякий случай скажу, что замечательный мастер или специалист во вне рабочее время может быть ханжой и снобом. Или просто неприятным человеком. И это все, то, что называется «моя большая семья», что совсем не означает — любимая. По рассказу можно понять, что в рамки я не укладываюсь, меня не то, что бы понимают и встречаться я предпочитаю только с некоторыми и по отдельности. И говорить о них я не люблю, потому, что я — это я, то что могу и умею, а не в контексте я и моя семья.
И уже более весело закончила:
- А на таких сборищах у незнакомого человека вежливо спросят, с чьей он стороны? В смысле, кто пригласил и потом примерно так же представляются.

+1

95

- Это совсем не шутка, - мурлыкнул парень. - Можно организовать такой визит... Уверен, при столь скандальном поведении вряд ли кто надолго запомнит лицо или имя.
Он тоже хорошо представлял себе реакцию на такое чудо(вище), но там его интересовала только Рива, так что за репутацию можно было не волноваться. Если ей в душу западет эта идея, можно и устроить!
Дальше было не так весело. Выслушав пояснения с непроницаемым лицом, вор отметил, что так ничего конкретного девушка и не сказала и покачал головой.
- Послушай, мы имеем право на свои тайны. Если бы мне действительно было интересно, кто ты такая, я бы это выяснил через своих осведомителей по имени и работе - ты наверняка как журналистка порядком засветилась. Пока что я на девяносто процентов уверен, что ты не из моего круга и достаточно благоразумна, чтобы понимать, о чем лучше не рассказывать. Все, мне этого достаточно. Остальное - просто любопытство, и давай лучше сразу говорить "не знаю" или "не скажу" вместо шуток и отговорок, идет?
Не то чтобы его задело поведение девушки, просто было непонятно. Он же просто спросил. Она отшутилась - он поддержал колким ответом, не обвиняя, но давая понять, что не поверил и не будет больше задавать вопросов. Все! А тут такая отповедь...
- А если такой человек скажет, что оказался тут случайно, зашел выпить и никого тут не знает? - Прищурился юноша, закрывая неприятную тему и предлагая подурачиться за невинными фантазиями.

0

96

Рива сползла с Матеуша, поняв, что ни черта не получается. Да что ж такое-то! Ну как-то же можно если не понимать с ходу, то хотя бы объяснять? И что конкретного сказать - перечислить фамилии, дела, профессии? Бред же. Вытянулась на животе, уткнувшись в сложенные на одеяле руки. "И не только как журналистка, только искать надо с другой фамилией, заодно станет понятно, откуда талант складываться и раскладываться. И чей папа один из владельцев сети поставок драгоценных камней, чья мама там юрист и чьи родственники что делают и так далее. И будет мне грустно, если я вот так снова стану дочкой своих родителей или станешь ты меня так воспринимать"
- Я тебя не хотела обидеть, - она подняла голову глядя очень растерянными глазами, - но... моя семья это не столько тайна, сколько то, к чему я не хотела, что бы меня относили. Я сама и все такое. И я не знаю, что о них рассказать, лучше спроси, мне проще будет. И да, договорились. Занимает меня сейчас другая мысль, - тон  сменился на более легкомысленный, -оставшиеся десять процентов, которые делают меня кем-то иным.
Вообще, хотелось пошутить в стиле "и на чем я прокололась?" но воспоминание о том, что пистолет где-то очень близко шутку отменило. Лучше перенести вес тела на руки и грудь, чуть запрокинуть голову  и элегантно почесать себе затылок пальчиками ноги, не менее элегантно прогнувшись и дотянувшись. Сделать не сложно, а при забавном вопросе хорошо смотрится, эдак подчеркивая несерьезность тона.
- И если такой человек вдруг объявится в старинном доме, стоящем далеко от дороги, в саду, зимой... - она даже слегка растерялась. Не было такого ни разу. А если бы было? - Наверно, усадили бы гостя в комнате и потихоньку поперепоказывали бы его всем, вдруг это какой-то розыгрыш или забыл вдруг? Заодно кто-то бы обязательно расспросил местных, нет ли в селениях сумасшедшего и не он ли это? С шепотками по углам, от желающих, что это дедушка Мороз или святой  Николай ну или еще кто и обижать путника нельзя.
А потом бы вызвали полицию или охрану и сдали бы такого человека, заставив предварительно прочесать территорию. Но не будем о грустном. Лучше действительно прикинуть, получиться ли забраться числа 30, подговорить няню, что бы не выдала, должен же быть "сообщник' в доме, отловить тех, кого хочется увидеть,  31 числа, ночью или на крышу выбраться вдвоем или еще что-то придумать. И 1 смыться. Или незаметно выйти и заметно войти, продемонстрировав такое сокровище и сбежать окончательно. Жаль, на Пасху не собираются, можно было бы тогда порадовать родных. Кстати, о Пасхе в тех краях!
- Мы когда маленькие были, в деревню часто бегали, с местными играли, - вспомнила она забавную историю. - И была там очень скупая баба. А на Пасху же ксендз обходит дома, святит стол и крестьяне стараются угостить ксендза. И вот, ксендз идет к дому той бабы, вся деревня замерла в ожидании, угостит ли его чем хозяйка? В двери, в окна смотрят и дети и взрослые... И она выставила неслыханное угощение - яйцо! А когда народ начал хрюкать, что бы не заржать, баба оскорбилась и заорала: "Да что вы прете! Останется и остальным, ксендз не володух, всего яйца не съест!" И кто этот "володух" такой, мы до сих пор не знаем.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-06 18:35:53)

0

97

- Ты не обидела, - улыбнулся юноша, немного недовольный тем, что Рива отстранилась. - Вообще, вопрос был порядком бестактный. - Он подмигнул. - В моем обществе считается, что спрашивать о родных и близких - это повод получить в лоб. - "И хорошо, если только кулаком, да". - Причем однозначно не вместе с ответом, а вместо него. Так что все нормально. Ты - это всегда только ты. Даже если я выясню, что ты в родстве с каким-нибудь гениальным композитором или шефом полиции Кракова, это ничего не изменит. А что касается десяти процентов, то это профессиональное! Вдруг ты не только дочка шефа полиции, но и его агент? Вот тут, конечно, начнутся нюансы...
Он шутил и улыбался, хотя нюансы действительно бы начались. Но в такой расклад не верилось (хотя конкретно принадлежность Ривы к властным структурам он не проверял), так что это была именно шутка.
Гибкостью девушки можно было любоваться и любоваться, а ее фантазии - удивляться и улыбаться.
- Ага, ты еще скажи, что сфотографируются по очереди, с сумасшедшим-то!
Удержаться и не погладить брюнетку по спине было практически невозможно, да к тому же еще и незачем. Тем более под байки!
- Ну, видимо, в представлении той дамы володух был кем-то ну очень голодным! - Хихикнул парень, проводя пальцем между лопаток Ривы. - Смог бы съесть целое яйцо! Хм, получается, я в детстве точно был его страшнее, поскольку мне на это еще и много времени бы не понадобилось, только дай!

0

98

- Нет, шефа полиции точно нет в родне, - качнула она головой, - его даже на новый год не позовут. Да и у меня с полицией отношения сложные, начиная от "девочка, где твои родители, здесь нельзя ходить так поздно" и заканчивая их возмущениями по поводу статей и наших перемещений. Как ты заметил, заборы и запрещающие таблички нам не мешают, а мы умеем пользоваться словами "художественный вымысел", 'вы меня видели?" и другими способами вежливо предложить отвалить.
А вот до списка гостей добраться надо. Шеф - шефом, но какой-нибудь отставной следователь затесаться может.
- Дедушка бы сфотографировался, - хмыкнула Рива, - дед коллекционер, марки и простые странные штуки. Ну и я бы заинтересовалась. Пошли бы искать следы на снегу, открытые двери или окна. Откуда-то же он пришел, этот странный человек.
От прикосновений по коже побежали мурашки, девушка потянулась вслед за рукой,  легла на бок, обняв Матека и перебирая его волосы.
- Страшные звери вы с володухом, - согласилась она, - кстати, этот монстр еще где-то участвовал, в какой-то ругани. Мы еще как-то на колядки сбежали. Кажется, то, что дала та баба, напоминало сушеные уши мышей. А нам,  деткам из усадьбы, потом попало в доме, за побег и такие забавы.
Рива улыбнулась вспоминая очень недовольную тетушку, призывающую племянников вести себя достойно. Это восьми-десятилетних детей!
- Поэтому ночью мы опять сбежали, в лес. Какую-то лесную нечисть искать. Не нашли, к обоюдному счастью.

0

99

Юноша слушал голос девушки и ловил себя на том, что не очень хорошо ее понимает, сосредоточившись на мелодике речи, пальцах в волосах и теплом присутствии рядом. Мысли витали где-то очень далеко и голову посещать не желали. Существующими осталась только бархатная кожа под пальцами и аромат длинных темных волос. Сам парень был уже где-то далеко-далеко, и с некоторым трудом вернулся к действительности.
- Рив... Засыпаю, - признался он, прижимая ее к себе плотнее. - Давай ложиться. Подушек нет, но можешь использовать меня.
Юноша правда засыпал, по крайней мере, отключился он очень быстро - но не очень надолго. Буквально пару часов спустя "подушка" начала ворочаться, постанывать и явно страдать от дурных снов. Лицо парня приобрело странное, пугающее выражение - смесь ненависти, страха и боли. Метаясь в постели во власти кошмара, Матек пару раз очень ощутимо прижал журналистку, разбудив ее, и нащупал спрятанное среди одеял оружие. Совместный сон приобретал явно бандитский характер.

0

100

Поудобнее устроившись на плече, девушка закрыла глаза, погружаясь в сон. Не самая мягкая и удобная кровать, но зато уютная. И с грелкой. И хорошо, что можно спать сколько хочется, потому, что завтра часа четыре за рулем, и до этого надо и можно все-таки спокойно помыться в ванне и запихнуть туда Матеуша, горячая вода с мылом все-таки лучше все смывает... Внезапные и странные каникулы посреди сентября.
Проснулась она от слишком сильных объятий. Спит. Резко выдохнуть сжимаясь, вытянуться, проскальзывая между рукой и телом, прогнуться и сцапать пистолет раньше, вытянуть руку с ним  подальше. И снова выдохнуть, соображая, что происходит. Но сперва закопать  оружие подальше в одеяла, на сколько можно дотянуться. Кошмар... мерзкая штука и неудивительная для него сейчас, а с привычной спать с чем-то под рукой еще и опасная. Надо будить, вот только надо же придумать какой-то повод! Кошмары и сны Рива относила как раз к интимной и личной жизни человека, которую можно не желать показывать. Не о всяком сне расскажешь, да и во сне невозможно себя контролировать и далеко не все, что можно услышать от спящего — правда и не все стоит слышать другому. А этот еще и переживать начнет, что ее разбудил. Кто бы мог подумать, бандит и такой... Не важно.
- Мати, - тихо и ласково позвала она, приподнимаясь и  нежно гладя по лицу, волосам, нежно касаясь губами, осторожно тормоша за плечо, - Мати, милый, проснись... просыпайся.
О, стол! Ей же было интересно, что там за бумаги, да и была же мысль ночью спросить. Пойдет. Странно, конечно, но вполне же в ее духе и это лучше, чем рассказать, почему она на самом деле проснулась.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-08 03:53:57)

0

101

Находящийся во власти своих видений, даже проснувшись, парень не сразу понял, что происходит. Риве следовало все-таки быть немного осторожнее - еще не до конца очнувшийся вор, видимо, спутал ее с одним из участников видения и поступил соответственно, резко оттолкнув, прижав к постели и вывернув руку. Потом, конечно, осознал и немного смутился. Хватка ослабла, больше не причиняя неудобств, но не пропала. Постепенно приходя в себя, юноша уткнулся носом в волосы красавицы, коснулся губами затылка. Но так и не выпустил, типа, а мне и так хорошо.
- Если верить внутреннему будильнику, еще не утро... Что-то случилось? - Уточнил он, снова потершись носом о косу Ривы.
Близость девушки успокаивала - в пригрезившемся кошмаре ей было нечего делать, так что она точно тут, реальная, с ее теплым запахом и непривычной красотой. Что-то красивое всегда успокаивало Матека, неважно, человек это был, цветок в поле или картина в галерее. А сейчас следовало успокоиться, тем более что смутное ощущение неправильности сохранялось. Парню чего-то не хватало, чего-то настолько привычного, что и не вспоминаешь, пока не пропадет. Вот как сейчас.
Не сразу дошло, что пропал лежавший на расстоянии вытянутой руки пистолет. Вор успокоился - кроме Ривы, оружие взять было некому, осталось только выяснить, зачем оно ей понадобилось.

0

102

- Ммм! - взвыла она, утыкаясь в одеяло, то ли это могло быть «Матек!» то ли «Сдурел!» то ли «Иди ты со своими кошмарами, что бы я еще раз будила!»  Острых ощущений добавило то, что пистолет был где-то рядом. Только в него носом впечататься не хватало. А так нет, не больно, рука сейчас пройдет. Необычно. Буквально новые горизонты ощущений и впечатлений открываются за сутки. Сама виновата, надо было подумать, что неплохо бы будить на расстоянии. Зато сколько впечатлений, хоть в отпуск уходи
- Случилось, - поведала Рива узору на одеяле, - это был острый приступ любопытства пополам с ленью.
Узор внимательно слушал девушку, можно сказать, переживал всеми завитками. Она повернула голову, так что бы хоть как-то видеть парня:
- Не помню, что мне приснилось, но я проснулась и поняла, что мне очень интересно, что лежит в столе и на столе. Самой идти смотреть бессмысленно, да и лень и я решила спросить у тебя.
«Давно такой чущи не несла.. Но ведь звучит даже правдоподобно. Ой, ладно, ничего другого же нет, что бы его будить.»

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-08 09:14:50)

0

103

Он тихо рассмеялся ее словам, поцеловал в плечо, погладил пальцем нежное запястье, которое пока не намеревался выпускать.
- Тебе правда настолько интересно? Ну, я могу и рассказать, если ты в этом уверена... Только скажи сперва, куда ты мой пистолет дела - и нафига?
Взвинченный из-за сна, смущенный, немного сбитый с толку резким пробуждением, юноша пока руководствовался чувствами, а не сознанием. А чувства говорили, что надо пользоваться моментом, пока девушка не попросила ее отпустить, и были намного интенсивнее, чем накануне вечером. И оттенка другого, хотя и с тем же откровенным подтекстом. Более... хищного, что ли? Как еще назвать состояние, когда интерес вызывает девушка, прикосновение к которой в любой момент снова сможет стать болезненным захватом?
Вор снова поцеловал Риву в плечо, ласково, но чуть прихватывая зубами. Наверное, в такой обстановке спрашивать про оружие не стоило? Впрочем, уже спросил, а она восхитительно-теплая, и совсем близко... Следующий поцелуй был в шею, и ограничиться только губами опять не получилось.

0

104

- Уже не так интересно, - призналась девушка, не пытаясь вырваться, - у тебя неплохо получается отвлекать и меня начинает интересовать немного другое. А пистолет я убрала недалеко и ради нашего общего спокойствия. Почему-то мне показалось, что ты можешь странно отреагировать, если я тебя разбужу. И мне будет больно, а тебе - стыдно. Ну и переложила. Уверен, что он тебе сейчас нужен?
Вздрогнула от укуса, повела плечами, покорно подставляя шею. Никуда те бумаги не денутся, в отличии от настроения. Верилось, что по-настоящему больно он ей не сделает,а легкая боль, что ж, в определенных случаях она больше возбуждает, чем причиняет неудобство. И умение чувствовать эту грань, это ммм...прекрасный талант. Который не каждый оценит. Внезапно мелькнула мысль - а где такие, как он, находят партнеров? Старые знакомые, случайные связи? Да, не тот вопрос, который стоит задавать и не самый интересный. 
Интересно, что будет интереснее - попытаться поотбиваться или укусить в ответ? Последнее еще надо придумать как, кстати. А в первом случае - а если поверит? Вот тогда точно обидно будет. А обидно не надо, надо - приятно и интересно, на что есть все шансы.
- Если я попытаюсь вырваться, не отпускай, - голос Ривы стал тише и чуть ниже, - пока я не скажу,что мне больно. До тех пор это та легкая боль, которую приятно чувствовать, ммм?

0

105

- Уверен, что не нужен, - согласился юноша, продолжая целовать и легонько прикусывать плечи Ривы. - Думаю, мы прекрасно без него обойдемся, да? - Прозвучало чуть ли не с намеком.
Убедившись, что его настроение не испугало брюнетку, он поймал и вторую руку, сжал оба запястья, чтобы точно никуда не делась. Свободной рукой погладил по лицу, по шее, наклонился к губам, поцеловать.
- Отпущу, как только попросишь, - кивнул он. - Но не раньше. А пока мне хочется иметь свободными обе руки...
Он заозирался в поисках чего-нибудь подходящего, чтобы связать девушке руки. Сцена повторялась, но в этот раз была несколько более агрессивна - и уместна.
- Лови момент, пока не нашел, как их освободить, - промурлыкал он на ухо Риве, потянув это самое ухо зубами.

0

106

- Мммм, - согласно протянула девушка. Рано или поздно они опять уснут и пусть пистолет лежит с ее стороны, чем с его. А то вдруг опять что-нибудь приснится.
- Какой интересный план, - обрадовалась она, целуя в ответ. Ни обнять, ни повернуться, только касаться губами. Странное чувство принудительной покорности. Еще более странное в контексте стремительности происходящего и собственной убежденности в безопасности.
Зачем? - выдохнула Рива, - ради нескольких минут сомнительной свободы лишиться возможности узнать, что ты сделаешь? Я слишком любопытна... Кстати, наручники должны быть или где-то в районе головы или недалеко от тебя, - подсказала она, примерно прикинув, куда можно было забросить предмет и протянула, - настолько любопытна, что готова подсказывать.

0

107

Рука, держащая запястья девушки, чуть дрогнула, пауза была достаточно длинной, чтобы заметить и удивиться, после чего вор встряхнулся и снова поцеловал Риву.
- Ты мне сейчас кое-кого напомнила... Она тоже отказалась от предоставленного шанса. Правда, из других соображений, но неважно.
И та девушка, как и Рива, была человеком совершенно не его круга в его логове. Странная была история... Парень покачал головой и вернулся к поиску наручников, благо много времени он не занял, и поцелуям, чтобы отвлечь брюнетку от своих воспоминаний. Нет, той истории он не смущался, но не сейчас же, в самом деле?!
Сковав руки любовнице и тем самым освободив их себе, парень сел, устроив Риву у себя на коленях, одной рукой ласково придерживая ее под подбородок, заставляя запрокинуть голову, открыть нежное горло, а второй лаская напряженное тело. Поцелуи и прикосновения все еще несли отпечаток хищности, агрессии, но юноша четко следил, чтобы Риве не было по-настоящему больно или обидно. Грань между грубостью и насилием он чувствовал достаточно тонко.

0

108

Я опять что-то не то сказала? А нет, дело не во мне, а в ком-то другом. При чем ведь чем-то же были похожи ситуации или они с той девушкой, что он так резко вспомнил. Чем? «Вспомни, на входе - «женщины!» и интонацию, - проснулся незримый собеседник, - ты тогда еще удивилась, неужели не ты первая?» Было. В мире реальном разве что мелькнули несколько секунд, а в голове успело пронестись — она хоть жива? Он говорил... а не обязательно он, мало кому? Стоп-стоп, может он вспомнил... любовное приключение и решил поделиться воспоминанием? Ну-ну. Шутить не хотелось, обещать спросить потом — тоже.  Больше всего бесило Риву непонимание самой себя. Тело выгибалось, реагируя на прикосновения, а вот мысли уходить не хотели. И ладно было бы понятно, почему. Нет. Непонятно что, непонятно чем и как зацепилось и не хотело уходить. До чего же глупая ситуация получится, если сейчас начать задавать вопросы. А значит, к черту живых и померших. Надо отвлечься.
Склонила голову, нежно, осторожно целуя шею парня. От уха вниз, мягкими касаниями, от плеча к спине. И внезапно укусила за шею, не менее чувствительно, чем он кусал ее. Легкая пауза, для осознания и цапнуть просто за плечо, предварительно нежно поцеловав место укуса.

0

109

- Нахалка, - с нежностью фыркнул вор, чуть встряхнув Риву и привлекая ее к себе, целуя в губы, чтобы кусаться было нечем. Хотя в такой ситуации кусаться тоже можно, получалось иногда даже интересно. Отвлечь же дальше девушку можно было и другим способом - ощущениями, от которых дыхание пропадает, удовольствием на грани боли, обостренном мнимой беспомощностью перед любовником, который этим пользуется.
Снова опрокинув девушку на одеяла, он наклонился, касаясь губами точки над солнечным сплетением, не отвлекаясь, впрочем, от распускания наглых лап. И обоим хорошо, и не дотянется, да... Очередное резкое движение, снова - прижать к постели, обнять, целовать, прикусывая нежные губы, и как в первый раз - взгляд в глаза, слишком серьезный и трезвый. Последний шанс отказаться. Ну, ты сама выбрала, нежная, милая, дивная...

0

110

Когда нельзя ничего сделать, можно наслаждаться в полной мере, ловя каждое прикосновение, каждое касание и хватит уже смотреть, неужели можно сказать «нет»? И отвлекает, в конце концов. В ответ на взгляд она нахально показала язык, клацнув зубами. Давай, наклонись пониже, милый. Не одной же мне быть покусанной сегодня. А однажды я все-таки доберусь до тебя, с шарфами, ножом, еще кое-чем и вопросом, доверяешь ли ты мне? Ты ведь не слишком серьезно воспринимаешь ножи? Или завязанные глаза? Впрочем, это будет однажды. А пока это я могу лишь чувствовать и больше ничего кроме этого, потому, что ты восхитительный, делай со мной, с моим телом, что хочется и как хочется и отпустить или перестать я не попрошу, потому, что в один момент забываются и слова и способность говорить. Не отпускай...

0

111

И не отпускал.
Покусаны и правда были оба, Рива еще и поцарапана слегка, благо у Матека такая возможность оставалась, но оно того стоило. Довольная и несколько ошалевшая улыбка лица вора не покидала, даже когда он, сняв с девушки наручники, выполз с постели и куда-то свалил. Ну как - куда-то. Какое тут спать, так что можно хотя бы кофе сделать.
Колдуя над туркой, юноша улыбался мечтательно и задумчиво, вспоминая самые восхитительные момент этой ненормальной ночи, начиная с самого визита Ривы в подземелья. Как бы так осторожно поинтересоваться, а ей-то этот визит не показался излишним? Хотя нет. Не может девушка быть настолько отзывчивой в постели, если жалеет о том, что в ней оказалась. Улыбка стала еще шире и довольнее.
Вот под кофе были две большие и красивые белые чашки, явно из одного сервиза. Основным их достоинством, по мнению вора, был объем - по пол-литра каждая, самое то под ночной кофе с молоком и мелкими зефирками.
- Будешь? - Улыбнулся он, возвращаясь в спальню с напитком в руках. - Горячий, свежесваренный, по проверенным рецептам.

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-09 12:42:58)

0

112

Рива задумчиво проследила за молча сбежавшим парнем. Ну, хоть наручники снял. Скатала одно из одеял в валик, легла на живот, устроившись на валике и более задумчиво осмотрела руки. Оставалось надеяться, что в маленьком городке есть спортивный магазин, где водятся напульсники или футболки с очень длинным рукавом. На пару дней точно понадобится, следы скрыть. Кожу чуть содрало, вроде кровоподтеки, зачем людей пугать? Сожаления она не испытывала, такие мелочи быстро заживают, даже внимания обращать не стоит. И оно того стоило. Отпустила мысли, лениво улыбаясь чему-то своему.
- Кофе? - весело удивилась она, разом забыв ехидные комментарии, что уходить вот так молча, не самая лучшая идея, - тут?
Кофе в постель ей носили. Но все ведь относительно и кофе где-нибудь в доме, где есть и плита и кофеварка, это лишь приятное дополнение, а здесь это очень приятный сюрприз.
- Буду, конечно, - девушка села, взяла чашку, поставила ее рядом и потянула Матека за руку, усаживая рядом. Приобняла другой рукой за плечи, взъерошила волосы, ткнулась в висок:
- Чудо ты небритое, - нежно произнесла она, мягко целуя его, - побреешься, будешь просто чудом. Расскажешь, какую ситуацию я тебе  напомнила?

0

113

- Я люблю кофе, - усмехнулся парень, садясь рядом и отхлебывая из своей чашки. - Поэтому к консервам всегда есть пакет хорошего кофе, турка и сливки, за которыми я не выбираюсь только если меня целенаправленно ищут. А если как сейчас, то еще и специи. Попробуй. Не шедевр, но горжусь.
На комментарий про небритость он чуть смутился, повел рукой по уже явно переросшей все приличия щетине.
- Давай перед Вроцлавом в местный отель заедем? В нормальный душ? - Предложил он. - Побриться и правда не помешает, а тут у меня горячая вода только в чайнике.
Еще он бы с удовольствием сдал шмотки в прачечную и вообще привел себя в порядок не в озере перед поездкой, да и погреться в горячей воде - кайф, без которого юноша умел обходиться, но который умел и ценить.
- Ситуация... - Он улыбнулся, неожиданно светло и грустно, привлек Риву к себе поближе. - Ты напомнила мне мою первую постоянную девушку, она же была и единственной... Интересно?
- Интересно, если ты можешь об этом говорить.
Он кивнул.
- Могу, уже много времени прошло. Когда мы в первый раз оказались наедине, она тоже спросила - зачем? Правда, предлагал я вообще уйти. Она... Ее Марта звали. Подозреваю, что к имени должна была прилагаться фамилия навроде той, что могла бы назвать ты - то есть в определенных кругах очень известная и говорящая. Но она никогда не говорила. Я спросил один раз, словил жуткую истерику и больше даже не заикался, тем более что и не принято это. В общем, породу видно издалека, непростая девчонка. Совершенно непонятно, как в свои тринадцать оказавшаяся на улице среди таких, как я.
Он сделал паузу на кофе и сформулировать.
- Она ничего не умела того, что умели наши девки. С точки зрения подавляющего большинства людей, к которым мы оба в то время прибились - совершенно бесполезное создание. Ну как бесполезное... В те самые тринадцать она была уже очень красивой девушкой - и совершенно неопытной. И очень пугливой. Когда ей доходчиво объяснили, за что именно ее будут кормить, она была в ужасе. Зачем я тогда вмешался? Сам еще чужак, надо же было влезть в драку... Но плохо было не то, что я таки навалял нашему номинальному лидеру, а что не смог даже себе объяснить - зачем? Остальные же восприняли вмешательство однозначно, раз полез драться, значит, хочет для себя. И мне оставалось только поддержать это утверждение.
Зефиринки в кофе были подвергнуты тщательному изучению. Парень вспоминал перепуганное бледное лицо, длинные, еще роскошные волосы цвета полированной меди, маленькие кулачки, сжавшиеся на вороте рубашки - на тот момент тоже еще приличной. И полные слез бледно-голубые глаза.
- И вот тогда мне впервые постучалась мысль, что что-то тут не так. Обнимать задыхающуюся от слез девчонку было даже немного страшно. Я вообще не понимал, что происходит, почему мне настолько не по себе и почему ее это так пугает. Где-то на подкорке мелькнула мысль, что если сейчас на ней сорваться, все станет еще хуже, пришлось усаживать, отпаивать заначкой из пива, которое пить она стала только после окрика, и что-то думать. Получалось очень просто - она не хочет, я не вижу смысла вмешательства и синяков только затем, чтобы самому ее изнасиловать... В общем, аккуратно так намекаю - а не пойти ли бы тебе? Ну, куда-нибудь. А она поднимает на меня огромные свои голубые глаза и спрашивает - зачем? Чтобы произошло то же самое, только не в моем закутке, в который я никого не пускал под угрозой морду изрезать, а посреди толпы, которой это зрелище очень понравится? Пришлось признать, что другого выхода для нее не существовало... Она много плакала в ту ночь. Но после ее уже никто не мог обидеть. Я вступался неизменно, она получила четкие указания на все претензии показывать на меня пальцем и говорить - спроси его. Если разрешит, то я сделаю. Работало... Но полтора года спустя она все равно погибла. Никакая защита не могла ей помочь - Марта так и не приспособилась. Возможно, как раз потому, что я ее оберегал. Мне жаль ее, но так оно, возможно, и к лучшему обернулось. Не ее это было место. Она стала бы совсем другой, не той девчонкой-солнышком, встречающей меня с работы с неизменной улыбкой и чем-нибудь горячим, хотя бы поцелуями, если есть было нечего...

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-09 15:15:53)

0

114

- Вкусный, - кивнула девушка, сделав глоток и протянула с ноткой иронии, - сколько талантов! А в гостиницу заедем. Во-первых, там лежат мои вещи. Во-вторых, у них есть ванна, а в ней есть горячая вода. Правда, после этого есть шанс уснуть, но они очень предусмотрительные и у них стоит на этот случай кровать.
И вещи постирать, после купания их в озере. И в аптеку зайти. И в магазин. И все-таки уехать из этого сонного болота.
По мере того, как она слушала рассказ, лицо ее становилось непроницаемым, словно искусно вырезанная маска с блестящими темными глазами и очень похожим на лицо ее отца.
Марта, 13 лет... Сколько тогда могло быть ей? 10-13? Нет, ни единого воспоминания. Спросить тетку или бабку, они должны знать, такой скандал не прошел бы незамеченным для Польши, Марта с голубыми глазами...Зачем? Интересно, очень интересно, почему девчонка 13 лет сбежала на улицу? Не в школу, не к парню, не в церковь, в конце концов, а туда? Или просто сама дура, захотела приключений? Что тоже не исключено.
К концу рассказа на непроницаемом смуглом лице уже ходили мрачные тени и казалось, этой маске на лице гораздо больше лет, чем девушке. Предчувствие не обмануло - это была не та история, которую можно спокойно услышать.
- Пиздец, - сказал внутренний голос, "обнимая" Риву.
- Полный, - мрачно согласилась она,- сколько ему было? 13-15? Девять лет  рядом никого - ни друзей, ни просто людей, один пан был, да и то не друг. Стоп. В 15 его подобрал пан, значит, Марта была до.
- Рива, мы можем просто подождать, пока он уснет. Вы же ляжете спать еще. А потом встать и уйти, заехать в гостиницу, забрать вещи и свалить в Эльблонг. Синяки сойдут, забудешь как дурной сон. И даже ты его разбудишь, уходя, он не станет тебя останавливать.

Самым жутким было то, что она всерьез задумалась над этой мыслью. Почему история о погибшей девчонке оказалась более жуткой, чем остальное? Ни встреча так не напугала, ни другие рассказы. Может, все дело в том, что ей тоже было 13 и она очень не хотела жить той жизнью, которой должна была, в том, что она могла дружить с такой Мартой, в том, что на улицу могла бы сбежать пару лет назад Тереска. Но у Ривы была гимнастика, потом появилась бабушка. А еще у нее было терпение и понимание, что пока ты ничего не умеешь, никакой разницы не будет - ты будешь кому-то принадлежать. В чем разница, сбежав из одной клетки попасть в другую, какой бы она ни была? Бешеная разница между той девчонкой, к которой накатывал приступ жалости и ей, Ривой. У первой не было выхода, у нее же - вставай и иди.
А если бы - Тереса? Если бы не успели найти? Еще одна безымянная могила?
Ее аж передернуло по всей спине, от мысли, что двоюродная сестричка, вообще ни на кого не похожая, но тоже мечтающая о своей жизни,  могла бы исчезнуть на улицах.
"Пойдем? Отпустит, забудешь, вспомнишь и будешь иногда рассказывать забавную историю. Что тебе до него? " Заманчиво, а главное, осуществимо. Она вдруг поняла, что она не просто держит чашку, она греет об нее похолодевшие пальцы. Рива сделала глоток и поняла, что кофе по-прежнему вкусный, а вот ее тошнит. Медленно поставила чашку, так же плавно и медленно развернулась, что бы увидеть Матека. Посмотрела с тем же непроницаемым лицом и медленно встала, прихватив одеяло.
- Что-то мне не хорошо, - медленно произнесла девушка хрипловатым голосом, - пошли к озеру...
Подхватила фонарик и двинулась к воде, придушив желание вытащить телефон, разбудить Теську и заорать, что бы не смела никогда, никуда уходить! Потому, что пугать ночью девушку не надо, она распереживается еще да и образ героической сестры не терпит телефонных истерик без повода. Поэтому просто - залезть в холодную воду и подумать.
- А если я никуда не пойду?
- Сможешь спокойно уснуть и проснуться - не уйдешь,- продолжился внутренний монолог, - это твоя жизнь, но ее нужно жить, а не портить

0

115

Он молча разжал руки - иди, если хочешь. Но сам не встал. Лицо юноши было практически непроницаемо, маска спокойствия и безразличия, и только в глубине глаз теплилась грусть и сожаление.
- Не пойду с тобой. Если что случится - кричи. Здесь хорошо слышно.
Он прекрасно видел, что Риве история не понравилась. Вот теперь он ее напугал. Ну да, чего пугаться того, что происходит с взрослым, живым и вполне себе довольным жизнью парнем? Другое дело погибший ребенок... В тринадцать лет нормальные люди - еще дети, едва начинающие взрослеть. Не те твари с окраин, которые к этому возрасту уже и крови попробовали, и ни себя, ни других не жалеют.
Откуда появилась эта девочка, когда-то бывшая подругой? Откуда появилась вот эта, такая же другая, такая же отличающаяся, хоть и уже взрослая, смелая и совсем не такая беззащитная? Обе они были не на своем месте.
Риве надо уехать.
Пожалуй, проще всего будет, если, вернувшись, она его не найдет. Выбор делать не придется. Уедет, забудет... Или найдет, кем была эта Марта. Он сам не стал искать, даже когда появилась возможность. И наставнику не рассказал. Это было его воспоминание, его девушка, и он не хотел портить его знанием, кем она была и чью кровь на него могут повесить случайно узнавшие люди. Пусть она останется просто Мартой, рыжим солнышком в голубыми глазами...
А Риве надо уехать. Чтобы не дай бог история не повторилась.
Поэтому юноша спокойно, стараясь не думать ни об одной из девушек, сварил ей еще чашку кофе, аккуратно собрал и сложил одежды - и отправился собираться сам. На это никогда не уходило много времени, так чот вернулась Рива к пустой спальне, кофе и записке с извинениями.

Отредактировано Матеуш Витек (2016-10-09 17:13:14)

0

116

Молча кивнув, то ли себе, то ли ему, девушка дошла до озера, оставила одеяло на берегу и быстро влетела в воду. Холод обжигал, впиваясь в кожу иглами, вода расходилась от движений, смыкаясь. Легче не стало, стало спокойнее. Уже что-то, хоть без внутреннего раздрая. Можно выходить. Странно. Вода холодная и на улице не тепло, а ощущается так отстранено, как сквозь сон или толщу воды. И в голове пусто. Надо что-то сказать, объяснить...
Некому.
Одеяло улетело в сторону,что-то подвернувшееся под ногу - в другую. Чашку с кофе она схватила с желанием швырнуть в стену. Стоп. Кофе выпить, залпом, а теперь - об стену! Думать по-прежнему не хотелось. Но на смену апатии пришла даже не злость, а ярость. Опять свалить? И почему, потому, что у нее есть нормальные человеческие чувства и реакции? А ее мнение спросить? Какого хрена решать за нее?
Рива с редкой скоростью впрыгнула только в нижнее белье, запихнула остальную одежду в рюкзак, вытащила ключи от машины и зажала их в зубах, отжала еще раз косу - а запутаются волосы, ими и придушу, идиота! Натянула кеды, схватила рюкзак  и рванула к выходу. Бегала она и так хорошо, а в бешенстве еще быстрее. Рюкзак улетел куда-то в недра машины, колеса протестующе взвизгнули от резкого разворота, машина проложила новый выезд сквозь кусты, вылетела на дорогу. Куда? В город, конечно. А еще можно фары включить, лучше видно будет. Напомнив себе, что плавала она не долго, а варка кофе занимает время, она все-таки притормозила и поехала куда медленнее скорости, на которой вылетала на дорогу. Она даже не удивилась, когда моментально узнала силуэт, идущий вдоль дороги. Машина снова взревела мотором, вылетая и вставая наперерез перед идущим парнем, а из едва успевшей затормозить машины уже вылетала Рива. Не нащупав ничего ни под рукой, ни на переднем сиденье, она умудрилась снять кеды. Зрелище было феерическое - девушка в нижнем белье, длинные волосы растрепались, босиком и в ярости. Эдакая современная валькирия в стиле найк. Хорошо, ценителей не было. Передавила бы и в озеро сбросила.
- Идиот! - заорала в бешенстве она, швыряясь кедом. С точностью проблем у нее не было. - Какого черта ты творишь?! Мое мнение тебя не волнует, а?! Что за эгоизм нездоровый?!  Мои нервы,  - внезапно вспомнила она записку и полетел второй кед, - хочу и треплю! И не забегами за тобой по всей Польше, а с тобой! С тобой!
Черт, кидаться не чем. Неважно! Через секунду она уже вцепилась в футболку Матеуша:
- И не смей так от меня уходить! Просто потому, что так вдруг будет проще! Кому проще? Тебе? Мне? Я живой человек, я тоже могу вспоминать что-то! И это не повод сваливать!
Рива замолчала, выдохнула и вдохнула, собираясь продолжить.

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-09 18:16:49)

0

117

Шум машины юноша расслышал, но особого значения не придал - мало ли кто тут ездит. А зря-а-а-а... Но кто же знал, что Рива так болезненно воспримет его уход?!
Разъяренная валькирия вызвала у парня - вообще-то преступника со стажем - смутное желание то ли сбежать, то ли сквозь землю провалиться. Такого в его жизни еще не было! В основном потому, что да, с такими девушками он особо не общался...
- Рива, но я же просто не хотел, чтобы с тобой что-то случилось, - растерянно попытался оправдаться вор, отступая перед взбешенной брюнеткой. Не любоваться ею было нельзя, но этим занималась какая-то очень извращенная часть его сознания, а основная и более здравомыслящая прикидывала, куда бежать. Не успела - его схватили за футболку, и судя по всему, если он попытается вырвать одежку, ноготки вцепятся уже в физиономию.
- Прости меня! - Попытался он погасить конфликт обычно беспроигрышным методом - признанием вины и извинениями. - Я не хотел тебя обидеть! И я вовсе не сомневаюсь, что ты живой человек... Который скоро замерзнет, кстати!

0

118

- Значит, то, что я замерзну, тебя сейчас волнует?! - нашла новую тему Рива, не собираясь затыкаться, - а то, что я утонуть могла в этом озере?! "Если что - кричи", - передразнила она Матеуша, - и толку было бы?! Что со мной случится?!  С тобой тоже что угодно может случиться! А то, что я почувствовала, когда ты свалил, тебя не волновало?!
"Я вот случилась. Ору. Мокрая. Полуголая. В конце сентября. Босиком. На какого-то бандита! Что еще может случиться?"
- Да в конце концов, пусть случается! Чем вообще ни черта не случается!
В конце концов, запал кончился. Девушка уткнулась в футболку лицом, уже просто обняв парня.
- Не уходи? - тихо попросила она в футболку, с ужасом понимая, что на глаза наворачиваются слезы.

0

119

Выносить скандал было тяжело и очень стыдно, хотя бы потому, что он действительно свалил, оставив ее одну, хотя обещал помощь в случае чего. Но когда она тихо попросила... У вора сердце заныло от этой просьбы.
- Ну что ты, - растерянно пробормотал парень, обнимая вздрагивающую журналистку. - Успокойся, пожалуйста... Не уйду. Обещаю. Больше никаких демаршей. А теперь давай вернемся, прошу тебя. Тебе холодно.
Он стянул с себя куртку, укутал девушку и повел ее к машине, намереваясь запихать ее на пассажирское и сесть за руль. А потом отнести в дом, закутать в одеяло и действительно никуда не уходить. Разве можно было так ее обидеть?
Ах да, по пути подобрать кеды.
Ехать было буквально пару минут. "Дома" парень действительно укутал журналистку в одеяло, поцеловал в висок.
- Я сейчас. Пойду кофе сделаю. Грейся, я скоро приду.
В кофе было добавлено где-то по полкружки настойки. Чашку было жалко, но вор благоразумно не заикался насчет битой посуды, налил девушке кофе в свою, а себе - в чайную кружку без ручки. Кофе там получилось еще меньше, чем у Ривы, да и с собой он прихватил бутылку, а не остатки напитка.
- Вот, держи... Рив, прости меня. Ну ты же видишь, что я за человек. И что рядом со мной происходит. Ты просто допусти на минуту, что окажешься рядом, например, в момент, когда меня хотя бы арестуют. Мне просто не хотелось, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое... Прости. Я не хотел сделать тебе больно, клянусь.

0

120

Рива внезапно безропотно дала себя замотать, запихнуть, увезти и привести. И даже замотать в одеяло. Проскакав где-то за полчаса от состояния ужаса от происходившего и могущего произойти к бешенству и до слез, очень хотелось просто посидеть, наконец-то осмысливая последние действия, где-то с расколоченной кружки. Косу можно расплести, все равно от нее уже одно название. Привычные еще с детства движения помогали успокоится и начать осознавать пространство вокруг себя более ясно.
Взяла чашку, сделала глоток и закашлялась. Вот бехеровка там оказалась неожиданно. Но успокоила и взбодрила.
- Чучело ты лохматое и небритое, а не человек, - буркнула она, пододвигаясь поближе, - а происходит вокруг тебя то, что происходит там, где ты живешь, так что не льсти себе, неприятности вокруг не твоя заслуга.
Еще глоток. Много ли надо, после купания, стресса и на голодный желудок? Все-то допить кружку и потом еще пару глотков. Ну а пока можно и поговорить:
- Ну, окажусь. И что? - "что,что, будет совсем плохо - папе буду звонить. Потом переживу пару разговоров с ним и жизнь лихо изменится. И не исключено, что не только у меня. Лучше без папы" -  Со мной разное может случиться и просто так. Решат угнать машину и выкинут меня в кустах. Кому-то не понравится статья. Тромб оторвется. И я понимаю, что ты обидеть не хотел и верил или веришь, что без тебя мне жить будет гораздо проще.
Она невесело усмехнулась:
- Только вот я не хочу, оказывается.
Можно допить, уткнуться в шею:
- Мати, я не хочу думать, что может быть, плохого. И знать не хочу, что будет, что может быть. Я хочу видеть тебя, знать, что я тебя увижу. Через неделю, через три - но увижу. На пару часов, на несколько дней. Так, что бы можно делать что угодно - говорить, молчать, делать что-то...законное, не очень законное, заниматься сексом, просто дурачиться. Избегать дурацких вопросов, задавать их, пытаться понимать друг друга и... и съездить на новый год к моей родне и во Вроцлав этот съездить и еще что-нибудь. Как это будет - как-то, чем кончится - чем-то.
"В случае чего - свалю на стресс и алкоголь! Хотя если он сейчас решит сбежать, я даже пойму... "

Отредактировано Рива Стрежга (2016-10-09 19:52:04)

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Игра в прятки