Легенды Старого Кракова

Объявление


●●●

●●●

●●●
      

●●●

●●●

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Майская ночь, часть третья


Майская ночь, часть третья

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время действия: 29 мая 2015 года, вечер
Место действия: старый дом где-то недалеко от Казимежа, квартира Марека.
Действующие лица: Оин О’Нилл, Марек Ковальский
Преамбула: продолжение  этого и этого эпизода.
Краткое содержание: Секс и плюшаки.

0

2

Квартира Марека была домом человека, который привык большую часть года проводить не дома - и поэтому не собирался переплачивать за площадь или дизайнерский ремонт, но и не хотел поддерживать строгий армейский порядок по принципу "чисто и пусто". Нет, в этом месте было по-своему уютно, но очень заметно, что жил он там один и каждая мелочь лежала на удобном для хозяина месте. Например, книжный шкаф начинался у порога и занимал всю стену, а большая кровать - почти всю площадь комнаты. Мебель была старой - досталась от прежних хозяев или арендодателя, но в этом продавленном кожаном кресле хотелось сидеть, накрывшись шерстяным пледом, на письменном столе стояли фигурки из поездок, на лампе висел ловец снов с маленькими колокольчиками...
- Видишь, почему я не зову гостей. Лешек бы тут не поместился, - улыбнулся Марек. - Хочешь чаю? Или принять душ?
Подумав, он добавил:
- Могу составить тебе компанию, а то еще уснешь.
- Усну, - согласно кивнул необычно тихий Оин, оглядываясь по сторонам. Пожалуй, если бы сердце по-прежнему не билось где-то в горле, он бы смог оценить весь уют и даже опознать происхождение пары статуэток, но сейчас это было крайне затруднительно.
Марек подошел к Оину и осторожно коснулся его щеки сначала пальцами, потом губами.
- Пойдем? Горячая вода немного расслабит мышцы.
- Айе, - кивнул ирландец, подаваясь вслед за рукой, но при этом не сходя с места.
- Ага, - сказал Марек и поцеловал его.
Теперь, когда они оказались только вдвоем, осторожность была забыта. Ближе, еще ближе. Он прижал Оина спиной к стене, придерживая за бедро.
Ирландец выгнул спину, вжимаясь в Марека полностью, всем телом. Он не столько целовал его, сколько прикусывал губы. Дышать было совершенно нечем. Оин беспорядочно водил руками по шее, плечам и спине Марека, то обнимая, то царапая, то просто фиксируя его.
Марек не помнил, как снимал с них обоих одежду - только мелькнула мысль "хорошо, что нет никаких крючков". Хотелось почувствовать чужое тело под пальцами, его горячую кожу, напряженные мышцы и выпуклые шрамы. Как любой целитель, он лучше всего "видел" руками - и теперь видел Оина всего, без брони.

+4

3

Ирландец очнулся лишь на секунду, когда остался абсолютно голым, но лишь для того, чтобы взглянуть на Марека, и, целуя, свалить на кровать.
- В этом счас... м... черт... куда больше смысла, чем в душе.
Он сел на Марека сверху, сжав его бедра своими, и замер, ошалело глядя в глаза.
- Душ нам пригодится потом... Сейчас, минуту... - Марек потянулся к нижнему ящику комода.
- Айе, - не столько прошептал, сколько выдохнул Оин, которого от ожидания трясло почти физически.
Марек приподнялся и обнял его одной рукой, нежно так, пока открывал тюбик со смазкой и, лихо вскрыв зубами пакетик с презервативом, раскатывал его.
- Сейчас... Черт, какой ты горячий...
- Горячий, - как завороженный прошептал ирландец, почти не понимая смысла прозвучавших слов. Он наблюдал за действиями Марека так, будто это была не обычная прелюдия, а настоящий магический ритуал. Что-то было в этом всем не совсем обычное, где-то на самой грани восприятия. Однако, Оин отмахнулся от этих ощущений, ведь его вниманием завладели куда более насущные вопросы.
Первый раз с кем-то новым - всегда непривычно, не сразу находишь верный ритм, не сразу настраиваешься на другого. Несколько минут назад Мареку хотелось содрать с Оина одежду, целовать до темноты в глазах, а сейчас, наоборот, хотелось двигаться медленно, прижимать к себе, смотреть, как у него дрожат губы, как он стонет, как его пальцы впиваются в тело.
Сознание ушло вместе с самоконтролем, оставив вместо себя не столько осознание, сколько набор разрозненных ощущений. Скользящий холод внутри, очень быстро сменяющийся жаром вначале в солнечном сплетении, а затем и во всем теле, руки на бедрах, руки на спине, чужой, острый запах, рука в руке...
Проклятье! Если ты продолжишь издеваться, клянусь Богом, я тебя убью...
- Горячий, - шепчет Марек, целуя его в шею и не прекращая двигаться. Он берет Оина за руку и с каждым толчком сжимает пальцы: я здесь, я с тобой, все хорошо.
- Горячий... - вторит ему Оин так, словно одно это слово может вместить в себя весь набор чувств и желаний.
Он гладит Мареку тыльную сторону ладони, едва заметно водя пальцами, пока на такое лёгкое прикосновение ещё есть координация и силы.
Вторая рука ложится на бедро: да, так, сильнее, глубже, резче...
От напряжения все мышцы ноют, Марек кусает Оина за шею, за ключицу - останется след от зубов, прижимается еще сильнее, чтобы между ними не оставалось ничего, кроме этого жара.
Ирландец рефлекторно сжимает бедра, двигаясь соответственно указаниям. Дыхание то и дело сбивается, раз за разом не получается то вдохнуть, то выдохнуть. Когда зубы сжимаются на шее, он стонет, выгибаясь навстречу. Марек кусает его еще и еще, впивается пальцами в бедро.
Оин стонет на грани крика, чувствуя как от удовольствия подкатываются глаза. Укусы причиняют боль, но вместо того, чтобы прекратить, ирландец только сильнее сжимает его руку и прижимается к нему.
Они двигаются абсолютно синхронно, - может, секунды, а может, и вечность, - пока Оин не толкает Марека на кровать, не отпуская его руки. В изменившейся позе он вновь ищет тот самый темп и угол, лихорадочно помогая себе и непроизвольно раздувая ноздри. Где-то за пару мгновений до того, как кончить, ирландцу в голову приходит шальная мысль: как хорошо, что у Марека нет проблем с самооценкой. И его тело, приученное за долгие годы к гипертрофированным реакциям, наконец выгибается дугой.

+4

4

Походная жизнь научила Марека многим вещам. В том числе, никогда не отказываться от секса, если вы нравитесь друг другу и ты хотя бы теоретически уверен, что партнер здоров. Другого раза может и не быть - или же он случится нескоро. Гражданский, верно, осудил бы такой практичный подход: а как же свидания? Взгляды украдкой? Неуверенность и волнение? Но когда ты живешь в независимом, но крайне небольшом государстве, а под боком - агрессивная империя, где тебе подобных готовят к очень патриотической смерти, как-то не до сантиментов. Впрочем... Марек засмеялся.
- А?
- Да подумал, что нормальные люди сначала ходят на свидания. Ужин при свечах, все такое. А потом вспомнил, сколько мы всего сожрали в "Руках Короля". И выпили тоже.
- Это мы что, целый год на свидания ходили?
- Не задумывался, - Марек протянул руку за бутылкой воды, стоящей у кровати. - Хочешь пить?
Передав Оину бутылку, он взял из ящика пачку влажных салфеток и начал вытираться. Еще одна походная привычка: уничтожать следы преступления как можно скорее. По крайней мере, видимые снаружи.
Марек был не так уверен насчет "внутри". То, что произошло, было достаточно типичным исходом длительного общения двух симпатичных друг другу людей, но изменит ли это их отношения? Будут ли они друзьями, которые иногда заваливаются в кровать, а потом, как будто ничего особенного не произошло, одеваются и идут выпить по пинте-другой? Или это действительно было их первое свидание - и довольно неплохое?

+4

5

Сейчас, когда сердце успокоилось, а дыхание вернулось к привычному ритму, у Оина наконец появилась возможность подумать о произошедшем головой, а не всеми теми частями, что выполняли столь нужную функцию еще пару минут назад. Выводы, сделанные им, были на редкость неутешительны. Несмотря на то, что на работе ирландец был отличным профессионалом, который не только мог распутать любой сложности головоломку, но и загрызть страшного монстра или опаснейшего волшебника голыми зубами, в личной жизни у него все вечно получалось через жопу. Порой даже во вполне буквальном смысле, вот прямо как сейчас. Говоря другими словами, по собственному мнению, Оин вечно все портил, то субординацию слишком уж интимной близостью, то хорошую дружбу сексом...
Примерно об этом думал ирландец, отобрав у Марека салфетки, и наскоро приводя себя в порядок.
- М-да... - задумчиво протянул он, глядя на... друга? Партнера? - Помнится, где-то при входе ты обещал мне составить компанию в душе.

+4

6

На лице Оина так явно отразились его мысли, на удивление совпадающие с мыслями Марека, что он не удержался: потянулся к другу, куснул его за плечо - и тут же лизнул.
- Знаешь, я тоже нечасто сплю с друзьями. Обычно от знакомства до койки проходит намного меньше времени, не успеваешь задуматься - а не испорчу ли я все, если полезу целоваться к своему бро, хоть бы и нетрезвым? А тут я был трезв и знал тебя давно. Но так захотелось...
На коже Оина так явно проступали следы.
Марек потрогал их кончиком пальца. Ему всегда нравилось что-то неправильное во внешности: шрамы, выступающие вены, острые кости. У Оина был немного неровный передний зуб, и от этого Марека захлестывала нежность.

+3

7

Не то, чтобы у Оина было плохо с рефлексией, но дольше чем на пару минут его обычно не хватало. Всегда находились более интересные мысли и куда более насущные занятия. Так что вариант "АААА!!! Что я делаю?! Мы же все умрем!" у ирландца если и появлялся, то никогда не задерживался надолго. Вот и сейчас, когда его лизнули в плечо, у Оина в голове словно переключился тумблер с моральных терзаний на физические ощущения. Задумавшись об это на секунду, он нежно цапнул Марека за ухо (водилась за ирландцем с ранних лет паршивая привычка, скорее кусаться, чем целовать).
- Ну да, ну да. А вдруг бро не поймет и даст по роже? - он сел рядом, прислонившись к Мареку плечом, что бы там не случилось дальше, тепло живого человека Оина всегда успокаивало. - Наверное, на этот моменте мне надо сказать что-то глубокомысленное... не знаю, - он пожал плечами, - типа театрально заломить руки и свалиться в обморок от ужаса. Или там пристрелить тебя, себя и любопытных соседей, прямо в указанном выше порядке. У тебя же правда есть любопытные соседи? А то без них как-то не интересно. О! Или нажаловаться на то, что нас околдовали, но все равно как-то неловко получится, особенно если медосмотр устроят... Или нет, знаю! Пора перестать гнать пургу и пойти в душ. И пожрать. Марек, а, Марек, у тебя правда есть что-то сладкое? Хоть ебаный сахар, а то я счас торжественно сдохну.
На этот монолог Марек только улыбнулся - и поцеловал О'Нилла, не иначе, чтобы заткнуть. А то у пана инспектора слово с делом расходилось редко, чего доброго, правда в потолок пальнет. Нацеловавшись, он боднул Оина лбом в плечо, как нежный мейн-кун, и ответил сразу на все:
- Да. В душ, пирожное и чай.
Ирландец ненадолго подвис, оказываться в роли "прекрасной дамы", которую то соблазняют, то затыкают поцелуем ему, как и странно, ни разу в жизни не приходилось. Впрочем, сориентировался Оин в происходящем достаточно быстро, чуть было не начав отрабатывать программу по второму кругу. Но поскольку тело, в отличие от головы, перспективе не обрадовалось, тонко намекнув, что и спать надо бы побольше, и нервничать поменьше, и вообще, то, что у него что-то на кого-то встало с первого раза в эти пару месяцев иначе, как "чудом" назвать нельзя... короче, вначале пирожное с душем, потом спать, а там, возможно, и посмотрим.
- А я уже думал, вначале пристрелить соседей, а потом заявить, что околдовали, демоны... - хищно осклабился ирландец.
- Ты все перепутал, - пожурил его Марек. - В душ, есть и спать. Никакой работы на дому.
- А что, так бывает?..
- Ты видишь здесь операционную? Вот и я нет. До завтра ты отдыхаешь, ясно?
- А вдруг она за той дверью, где я не был?!
Марека передернуло.
- Еще чего. Там кухня. Еда. Нам туда.
И он встал с кровати, потянув за собой и сову-подозреву, временно занявшую место инспектора.
"Сова" потянулась без малейших возражений, полностью довольная произведенным эффектом. Возможно, в глубине души она просто была самым настоящим троллем-оборотнем. Стоило солнцу зайти, и он вылезал наружу вместо "подозревы" под видом инспектора.
- Слушай... - Оин сделал небольшую паузу, но за время, пока Марек поворачивался явно решил, что вопрос не стоит сотрясаемого воздуха, и досадливо махнул рукой, забей, мол.
- Что?
- Не, ниче. Где там было твое все?

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-09-10 10:10:43)

+3

8

- Мое все - буквально за порогом, - Марек пожал плечами. - Как видишь, дом у меня маленький.
В этот раз Оин уделил окружающей обстановке чуть больше внимания. Квартира и вправду была не просто маленькой, ее куда скорее можно было назвать крошечной. В коридоре из-за глубокого шкафа невозможно было стать плечом к плечу, исключительно протиснуться лицом к лицу, или лицом к спине... Ирландец по-собачьи тряхнул головой, мысли ушли куда-то совсем не в ту сторону.
Марек обернулся и, взяв Оина за руку, на минуту притянул к себе и поцеловал. Кажется, ему в голову пришла похожая мысль - но мыться и есть хотелось больше, поэтому ирландца потянули дальше, в душ. Это было, наверное, единственное место в квартире, где все было новое и прямо-таки сверкало белизной: и умывальник, и душевая кабина, а всякие там мыльницы и стаканы были сине-голубые. В кабине вполне хватило места для двоих.
То насколько легко Марек шел на контакт подкупало. Каждым прикосновением он словно бы говорил: "Смотри, я здесь, я есть, я хочу быть рядом". Оина эта инициативность заворожила получше любой магии. Не в последнюю очередь благодаря приобретенным в Париже рефлексам, конечно, но здесь была далеко не только их заслуга.
Ирландец зашел в ванную вслед за хозяином квартиры, но вместо того, чтобы как приличный человек полезть в душ, подошел вплотную и уткнулся лбом в его плечо. Подумав с пару секунд, ирландец положил руки Мареку на талию, не столько обнимая, сколько удерживая. А потом еще и аккуратно укусил. Для верности. Чтоб точно не исчез.

+3

9

Марек погладил его по голове, провел пальцами по бритому затылку.
- Эй, я никуда не денусь. Пойдем, я тебе еще сахар обещал, - и потянул его в кабинку, включая горячую воду. - Черт, как хорошо...
После целого рабочего дня и еще внезапного секса Мареку хотелось трех вещей: отмыться, выпить горячего чая и лечь в постель. И повторить поутру, если Оин останется.
- Тебе потом вызвать такси или переночуешь у меня?
Ирландец ненадолго задумался, в красках представив, как он сейчас вызывает такси, возвращается домой, и всю ночь (ну, не меньше половины) имеет альтернативный церебральный секс с любимым до слез братом. В этот момент на лице Оина можно было при желании прочесть все его мысли. Особенно ту, насколько ему близка эта идея, и то, в какой позе он не прочь извращенно отыметь человека, её предложившего.
- Ай... Иди к черту! Я отсюда сегодня уеду только если ты меня начнешь выгонять.
Ирландец зашел в кабинку вслед за Мареком, и закрыл за собой дверь. Переждав отвращение первых секунд, - черт возьми, это же вода! - он залез под душ, слегка оттеснив хозяина.

0

10

- Начну, - серьезно сказал Марек, намыливаясь. - Вот прямо с утра и начну. Примерно тогда же, когда и себя. Правда, завтракаю я отнюдь не белковой пищей, а презренной овсянкой. Зато неплохо варю кофе. Говорят, и мертвого поднимет... Не то чтобы я поднимал зомби, конечно, пусть пан инспектор не волнуется.
- Пану инспектору волноваться уже как-то поздновато. С паном инспектором самое ужасное уже произошло... - радостно заржал Оин, отбирая у Марека мыло.
- Это что?
- Даже и не знаю, - усмехнулся он, укусив Марека за ухо, как за наименее мыльную часть тела.
- Вот и я не знаю, - отмахнулся Марек. - Я вроде был нежен. Тебе больно?
- Все хорошо, - он боднул Марека и задумчиво посмотрел на мыло в своей ладони. - Кажется, я залипаю.
Марек молча взял мочалку и принялся мыть Оина.

+1

11

Когда тебя ловят и коварно заманивают в душевую кабинку с целью вероломно помыть, вариант остается ровно один, прямо как из анекдота: расслабиться и получать удовольствие. Вот Оин и получал. Другого выбора у него все равно не было, не убегать же в ужасе из ванной, право слово. Хотя... Он задумчиво взглянул на своего "мучителя". Нет, точно не убегать.
Марек окинул ирландца критичным взглядом и остался удовлетворен.
- Ладно, пойдем. Я тебе печенье обещал.
- Ты мне обещал пирожное.
- Вымогатель, - Марек потянулся за полотенцем.
- Я?! Да ни за что! Как ты вообще такое мог подумать? Да я... Да я... Да я счас укушу тебя, вот!
Возмущению Оина не было предела. Однако, внезапный всплеск эмоций не помешал ему начать вытираться.
- Эй, не меня ешь! - Марек отмахнулся от него полотенцем. - Так и быть, идем, принесу тебе в жертву медовик.
- КАК ТЫ СМЕЕШЬ ОТМАХИВАТЬСЯ ОТ МЕНЯ ПРЕЗРЕННЫМ ПОЛОТЕНЦЕМ, ЖАЛКИЙ СМЕРТНЫЙ?! - хорошо поставленным голосом бывшего военного вопросил Оин, вытирая спину.
- Кричать на врача - плохая примета, - ухмыльнулся Марек. - Так что, будешь медовик?
- А я не кричу, - усмехнулся Оин. - И медовик буду. И чай тоже.
Марек снял с крючка халат и закутался в него. Подумав, достал из шкафчика еще один, более старый, но и более мягкий.
- Прошу, роба для церемониального жертвоприношения медовика.
- Хм... Пойдем же, принесем его в жертву скорее!
Оин завернулся в халат, и пошел вслед за Мареком. Кухня была настолько микроскопична, что два человека там могли находиться либо друг за другом, либо при условии, что один из них сядет на угловой стул, и подожмет ноги.
Именно это Оин и сделал, предоставив хозяину квартиры полную свободу действий и перемещения. По крайней мере, на ближайшие пять минут, чтобы приготовить обещанный чай.
- Мяту ешь?
- Именно ем? Ну ладно, ем. Только не сухую.
- В чай добавлю, чтобы спалось лучше.
- Хорошо, - ирландец кивнул, плотнее заворачиваясь в чужой халат.
Оину нравилось наблюдать за разного рода "бытовым волшебством", особенно в те моменты, когда из под рук творящего выходило нечто вкусное - ну, или хотя бы съедобное, - а не очередной, мать его в душу, "porridge". И, чего греха таить, когда это самое "волшебство" подразумевало его, ирландца, в качестве едока или не обременного ответственностью помощника, а не главного повара. Когда наготовился на три жизни вперед, продолжать в том же духе не особенно хочется, даже если едоки тебе приятны.

+3

12

Через несколько минут перед ним оказалась чашка с дымящимся напитком и блюдце с кусочком медовика. То же самое Марек взял и себе и сел за стол рядом с ирландцем.
- Спасибо, - улыбнулся Оин, потянувшись к сахарнице. Он явно не мог решить, высыпать её туда полностью или все же частично.
- В один прекрасный момент у меня либо слипнется задница, либо начнется диабет... - протянул ирландец, сыпя четвертую ложку сахара в чай. - Ну, или мои призраки сожрут меня раньше. Короче, в вашем сахаре крови уже не обнаружат.
- Надеюсь, не то и не другое, - Марек доел свой кусочек и облизал ложку. - Разве ты не защищен? Я думал, маги носят защиту немного маньячно.
- Защита - штука хорошая, когда выполняешь привычные, годами отработанные операции. Тогда да, она похожа на хорошую, крепкую страховку скалолаза. А когда ты ебаный экспериментатор, раз за разом пытающийся прыгнуть выше головы, от защиты толку не больше, чем от рыболовной лески для канатоходца, шагающего над пропастью.
Оин отложил ложку на блюдце.
Марек задумчиво кивнул.
- Слишком устал, чтобы сказать что-то осмысленное. Но я понимаю.
- Извини, - ирландец повел плечами, сводя лопатки, словно стараясь защитить спину. - Давай спать, да.
Смотрел он при этом не на собеседника, а на стол рядом с его руками.
- Давай сейчас спать, а говорить завтра. Хорошо? А то я такого наговорю...
Марек взял его за руку.
- Ага... конечно, - Оин поднял взгляд и улыбнулся. - Пойдем?
- Ты не принесешь в жертву сей невинный медовик?
- Не знаю, не хочу.
- Но ведь он уже раскинулся перед тобой.
- Прости меня, о, маленький милый медовик, но жрать тебя я не хочу. Пойдем.
- Ах, но я же готовился к этому весь вечер... - пропищал Марек. - Неужели моя жертва будет напрасной?..
- Нет.
Он подвинулся ближе к стене, и принялся есть.
- Я тебя задел, но не хотел, честно, - Марек потер подбородок.
Ирландец пожал плечами.
- Все в порядке.
- Не очень.
- Ладно, все как обычно. Так будет точнее.
- Я очень не хочу потерять тебя как друга. Не для того я столько времени с тобой в пабе просидел. И столько колбас съел.
- А при чем одно к другому? - в голосе ирландца чувствовалось искреннее непонимание.
- Дружба к колбасе?..
- Ага, дружба к колбасе, и то, что я вечно несу какую-то херь к дружбе.
Марек на секунду нахмурился, видимо, связь дружбы, колбасы и какой-то хери вогнала и его в ступор.
- Думаешь, то, что мы переспали, испортит нашу дружбу?
- Вряд ли. Разве что если ты настаиваешь.
- На чем?.. Черт, единственное, что я сейчас настаиваю - это чай.
- И как? Достаточно ли он настоялся?
- Вроде бы, - Марек, как истый ценитель чая, особенно поздним вечером, сделал глоток и закрыл глаза.

+2

13

Ирландец с грустью посмотрел на недоеденный медовик и нетронутый чай, и поднялся со стула.
- Давай я счас это в холодильник положу, и пойдем спать. А то при взгляде на тебя во мне просытается давно почившая совесть.
- Ты попей, я пока поищу тебе одеяло.
- Все-таки есть в вас, медиках, что-то от извращенных садистов... - вздохнул Оин.
- Почему? Одеяло - это садизм?
- Одеяло - нет, а вот засовывать в меня еду и чай - порой да.
- Ты от меня в ванной пирожное требовал? Рычал диким зверем? Ну вот.
- Черт, извини... - с досадой не столько на Марека, сколько на самого себя, сказал Оин. Лучше б не раскрывал рот и сожрал все, как нормальный человек. Подумаешь, тошнить бы начало! Первый раз, что ли? Заткнись, сядь и ешь. Чего выебываешься, как выпускница католической школы? Умный шибко, да?
Марек придвинулся поближе и обнял Оина, насколько это позволяло пространство.
- Эй, это же я...
Ирландец уткнулся носом в его плечо, и прикрыл глаза, стараясь заглушить "голоса" в своей голове. Марек положил подбородок на голову Оина и обнял еще крепче. Так они и просидели какое-то время.
- Мы сейчас уснем сидя, как лошади. Или суслики. Кто там спит сидя?.. - Марек вздохнул. - Вот мы и спим. Пойдем.
- Ага, пошли. Только еду в холодильник надо поставить, а то пропадёт.
- Ага. Извини, маленькая медовая жертва...
Марек быстро убрал посуду и, взяв Оина за руку, повел обратно в комнату, где из какой-то Нарнии извлек одеяло и пижаму для гостя. Откинув покрывало на кровати, он явил миру несколько больших мягких игрушек, которые использовались в качестве дополнительных подушек, и переложил на сторону Оина плюшевого лабрадора.
Возможно, будь ирландец чуть менее измотан, он бы удивился или даже поржал на тему того, что уже слишком взросл и для пижамы в медведей, и для плюшевого лабрадора из Икеи. Но сейчас он безропотно переоделся, и уселся на постель, рядом с собакой.
- Ложись. Во сколько тебя разбудить?
Марек и сам переоделся и улегся в кровать.
- Завтра воскресенье, пускай идут в жопу, даже если на улицах города случится херов апокалипсис, и меня выберут одним из четырех всадников!
- Не будить?
- Да.
- Договорились. А каким всадником был бы ты, кстати? - Марек протянул руку и дёрнул его за рукав - мол, ложись уже.
Оин послушно лёг рядом, положив игрушку под голову, и придвинувшись к Мареку под бок, чтобы было теплее.
- Подозреваю, что Войной. С моим счастьем.
- Ага... - Марек натянул одеяло и на себя, и на Оина. - Если что, я скажу им, что смерть берет выходной, пусть приходят в понедельник.
- Ага, - ирландец сонно зевнул. Ещё пять минут назад он не осознавал, насколько устал на самом деле. А сейчас, в тепле и на мягкой подушке, тело объявило забастовку, требуя полноценного отдыха хотя бы до утра.
- Спи. Спи, сколько хочешь.
Марек потерся носом о его волосы и поцеловал в лоб. Оин перевернулся на живот, устраиваясь поудобнее, и закрыл глаза...

THE END

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Майская ночь, часть третья