Легенды Старого Кракова

Объявление







      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Майская ночь, часть первая


Майская ночь, часть первая

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 29 мая 2015 года, вечер
Место действия: паб "Руки Короля"
Действующие лица: Оин О’Нилл, Марек Ковальский
Преамбула: очередная встреча старых друзей в привычном месте.
Краткое: После ночи проведенной с Эвой Оин едет на встречу с Мареком в их любимый паб, после чего внезапно для себя узнает, что нравится Ковальскому не только как друг.

Отредактировано Марек Ковальский (2016-08-24 23:13:19)

0

2

Когда Оин на следующий день возвращался от Эвы, он ожидал дома чего угодно, начиная от воронки атомного взрыва и заканчивая апокалипсисом. Но, снизу окна вроде бы выглядели целыми, а всякие неучтенные всадники на разноцветных лошадках не бороздили небеса и реки. Впрочем, на счет последнего ирландец уверен не был, Вислы от их дома было не видно, да и коммуникатор подозрительно молчал. На всякий случай Оин проверил и его, чтобы убедиться в наличии сети и заряда батареи. Как ни странно, все было на месте. Во дворе играли дети, сидела бдительная охрана в лице пани Крыси и пани Беаты… короче, либо Моран там с горя и одиночества повесился, либо, что было маловероятно, занялся каким-то общественно полезным делом.
Зайдя в квартиру и убедившись, что все, как ни странно, в полном порядке, и любимый до слез и истерики братец занят своими делами (хоть живой, и на том спасибо), ирландец занялся той частью работы, что еще пару дней назад перекочевала к нему на дом. И, надо признать, ушел в это дело с головой так качественно, что не заметил, как стемнело. От бумаг его отвлекло вовсе не паршивое освещение, а телефонный звонок. «Марек» - светилось на телефоне. Оин поднял трубку.
- Я в РК, придешь ужинать?
В последние пару месяцев ирландец задолбался настолько, что в паб самостоятельно никого не звал, да и приходил далеко не каждый раз, когда звали его.
- Я жду, - сказал Марек тоном, не терпящим возражений. Что-то в его интонациях было знакомым. Тело среагировало быстрее измученного разума: спина и шея напряглись, а взгляд с бумаг переместился на точку на полу, где-то в метре от Оина.
- Ч-черт! – прошипел ирландец, по-собачьи тряхнув головой. – Ладно, уговорил, счас приеду.
Быстро переодевшись в уличную одежду, ирландец на прощание бросил Морану, чтобы тот покормил, погулял и не передрался с псом, и побежал вниз, по привычке перепрыгивая через две ступеньки.
Дорога до «Рук Короля» заняла от силы минут двадцать. К счастью, Краков не был Парижем, и там субботний вечер не превращался в вавилонское столпотворение. Зайдя в паб, Оин пошел к «их» столику. Марек всегда был достаточно предупредителен, чтобы бронировать его заранее.
- Я для тебя заказал, что ты обычно берешь. Подумал, что ты голоден, - сказал Ковальский вместо приветствия.
- Черт, Марек, я на тебе женюсь, - рассмеялся ирландец, садясь за стол, за которым его уже ждала вполне горячая еда, от которой даже пахло мясом.

0

3

Это уже становилось традицией: раз в неделю сидеть в "Руках Короля" с Лешеком или Оином, а то и с обоими - разумеется, за угловым столиком, откуда прекрасно просматривается весь паб. Когда в компании два силовика и один военный врач, с ними за столом всегда незримо присутствует их профессиональная паранойя. Сидеть с ними, травить байки, пить пиво и есть не какой-нибудь диетический салат, а простую, сытную еду, было как оказаться дома. Домом для всех троих была война.
И ходить в "Руки Короля" было лучше, чем возвращаться в пустую квартиру - по крайней мере, тогда, когда накрывало и в тишине Мареку начинали мерещиться звуки и голоса, которых там быть не могло. Лешек понимал. Оин понимал. И Марек был им признателен за то, что они бы никогда не стали задавать вопросы, на которые он не знал ответов. Просто молча сидели бы рядом или рассказывали очередную историю из жизни.
Вот и сегодня Марек позвонил Оину и заказал еду с расчетом и на него тоже: он отлично представлял, в каком состоянии инспектор "Сокола" - точнее, та бледная, голодная тень, которой он становился к вечеру, - приходит с работы. Он не ошибся.
- Женишься на мне только из-за еды? А что, если я скажу, что неплохо готовлю журек? - засмеялся Марек в ответ.

0

4

- Если он будет ждать меня по возвращению домой, точно женюсь! - Ирландец внимательно посмотрел на Марека, а затем совершенно неприлично заржал. – Вы с Лешеком, по ходу, единственные, кто вообще вспоминает, что мне надо хоть иногда жрать. У остальных, начиная с меня самого, с этим большие проблемы.
Он устроился напротив Ковальского, о, ужас, спиной к залу. Впрочем, все происходящее в «Руках Короля» Оин видел отлично, пусть и не своими собственными глазами. Несколько призраков, начиная с Джинни, служили идеальной системой наблюдения, регистрируя малейшее движение, направленное в их сторону задолго до того, как это смогли бы сделать человеческие глаза.
- А можно я прямо здесь сдохну?.. – ирландец устало потер виски, спрятав лицо в ладонях. – Сил вообще ни на что нет.
Пожалуй, Марек был одним из крайне узкого круга лиц, которые могли бы услышать подобное заявление от инспектора О’Нилла. Кроме Ковальского туда входили только Лешек с Шафранеком, остальные же, несмотря на явные внешние признаки крайней степени усталости, если не болезни, могли наткнуться разве что на «спасибо, все хорошо, нет, помощь не нужна».

0

5

- Нет. Сначала поешь. Ты не можешь просто так взять и сдохнуть при мне, О'Нилл. Сейчас...
Марек вытер руки влажной салфеткой, потер ладони одна о другую, чтобы они немного нагрелись, и сел рядом с Оином. Привычным движением он положил ему ладонь на затылок и начал массировать голову и шею: по опыту он знал, что сначала надо хоть немного снять мышечный зажим, иначе у ирландца будет болеть голова, а от этой боли и голода его начнет тошнить. Видеть рядом с собой не только голодного, но еще и зеленого инспектора Марек не мог, ему так и хотелось начать задавать ему вопросы особенным врачебным тоном, мол, как ты еще не скопытился до сих пор? Когда последний раз ел? А пил? А спал? А ну-ка марш в постель!
Посмотрев на Оина, он подумал, что тот бы, наверное, даже не возражал.

0

6

Оину пришло в голову, что если бы они с Мареком еще не были знакомы, он бы смог с легкостью определить его профессию по одному этому, специфически-профессиональному, выражению лица. Мол, и как вы еще копыта не отбросили, уважаемый? Я же вижу, вы еще пару месяцев назад должны были это сделать! Только у медиков, ну, и еще у некоторых ученых, был такой взгляд, словно бы они сами были энтомологом, а вы – редкой, красивой бабочкой или каким-нибудь жуком латинско-матерного вида, чье название складывалось бы из трех-четырех слов – минимум. И именно поэтому, потому что вы такой редкий и в высшей степени интересный, вас нужно было усыпить спиртом, красиво разложить, а затем проткнуть булавками в нужных местах, чтобы потом, после вашей кончины, у вышеуказанного энтомолога и тех немногих коллег, которым он решится показать это чудо, была возможность изучить интересующие моменты со всех возможных сторон.
Лишь додумав эту мысль, ирландец понял, что, наверное, уже с хороших полминуты молча и мрачно пялится на своего друга.
- Извини, - он отвернулся, увидел еду, понял, что это была в высшей степени паршивая идея, и опустил голову на руки, стараясь справиться с приступом тошноты.

0

7

Марек вздохнул.  На лице Оина явно отражалось "доктор, я все понимаю, но иначе не могу и вообще буэ".
- Посиди пока так, вот, - он пододвинул к Оину блюдце с ломтиками лимона, - Может, легче станет? А я сейчас еще шею потру.  И плечи разомну, - добавил он, подумав.
- И в криокамеру уложу, ради сохранности, - вполголоса добавил ирландец.
- Нет, так далеко я заходить не согласен. Во-первых, в криокамере ты не сможешь разговаривать. Во-вторых, оживление после нее научно не доказано, вдруг вместо тебя оттуда встанет какой-то зомби?
- Отмороженный? - не к месту хрюкнул Оин.
- Очень. Голодный.
- Не факт. Я вот, к примеру, голода вообще уже не чувствую, - добавил он.
- Разве зомби не хотят все время есть?
- Хотят, только вот из меня с гарантией получится какой-нибудь... уникум.
- Мне пора насторожиться? - серьезно спросил Марек. - За то время, пока мы не виделись, ты превратился в зомби и забыл мне сказать? И ты не будешь мясо?
Оин поднял голову, и оценивающе посмотрел на Марека.
- Мясо. Буду.
- Надеюсь, не мое.
Ирландец хищно осклабился, продолжая пристально рассматривать Ковальского.
- Нет-нет, и даже не принюхивайся! - замахал на него рукой Марек. - Во-первых, я только после работы. Во-вторых, жрать друзей живыми - это как-то не по-товарищески.
- А что, мне тебя мертвым жрать? - озадаченно поинтересовался новоявленный зомби.
- Меня не жрать. Жрать - на столе. Давай, я смотрю, ты уже очухался.
Марек пододвинул к нему тарелку с мясной нарезкой и корзинку с хлебом.
- Точно? - как-то задумчиво спросил Оин. - Ты кажешься более съедобным, чем эти странные кусочки...
- Я рад, что привлекаю тебя. Но предпочел бы привлекать не в этом смысле.
Марек положил ему руку на затылок, потрепал и пересел на свое место.
Во-первых, он еще тоже не доел свой обед. Или ужин. Во-вторых... Ох, черт. Ему, видимо, тоже надо было хорошенько выспаться и вообще отдохнуть. Но в тот момент, когда он разминал Оину плечи, Марек отчетливо представил себе, как бы смотрелся этот бритый затылок в совсем другой обстановке...
- М? - промычал Оин, наконец-таки жуя бутерброд.
- Мм, - ответил Марек, вгрызаясь в кусок телятины.
Ирландец только фыркнул и покачал головой, так и не поняв, о чем это все было.
- Невесело осознавать, что твой товарищ смотрит на тебя как на еду, согласись. Особенно живой, с упырями-то ясно.
- Ну, не знаю... - протянул Оин, прикончив первый бутерброд и примериваясь не то ко второму, не то к той самой телятине в Марековской тарелке. - Мои охламоны порой и не так смотрят. Я иногда и не знаю, я уже обед, или все еще начальство.
- Ты - самый крупный хищник в своем отделе, можешь не волноваться. Махнемся? - Марек вилкой указал поочередно на только что отрезанный ломоть мяса и тарелку с весьма привлекательными копченостями. Может, в этой их Ирландии и не привыкли к колбасам, но он, как истинный поляк, не собирался себе отказывать в куске ветчины или колбасы.
- Легко! - усмехнулся Оин, любой колбасе предпочитавший кусок свежеприготовленного, теплого мяса. И быстро совершил обмен, пока Марек не передумал. Для верности со страшными урчащими звуками вгрызшись в телятину, пока ее не отобрали. В некоторые моменты по инспектору О'Ниллу как нельзя хорошо было видно все его прошлое.
Марек одобрительно смотрел на Оина: то ли как на пациента, у которого наконец появился аппетит, то ли как на ручного монстра. Жаль, некому было сказать: "Посмотри, как он хорошо ест".
- Твой взгляд меня пугает, - в рекордные сроки прикончив честно выменянную телятину, сказал ирландец.  - Ты смотришь так, словно у меня должны отрасти хвост и мохнатые уши. Ну, или, в крайнем случае, рыльце и кожаные крылья... и это чертовски мило по твоему мнению!
- Ужасно мило, - согласился Марек. - Особенно рыльце.  Тогда ты бы мог подкрадываться к сотрудникам...
Оин приподнял кончик собственного носа пальцем, и улыбаясь опустил руку.
- ...и внезапно хрюкать им в лицо, если они тупят. Куррва, пора бросать пить, кричали бы они, - он картинно схватился за сердце, изображая ужас предполагаемого сотрудника.
- Ты че, у меня так половина отдела передохнет от ужаса, а вторая от смеха! - не менее картинно ужаснулся ирландец. - Кто тогда работать будет?!
- Послушные непьющие зомби, - пожал плечами Марек и отправил в рот еще кусок ветчины.
- Заебусь искать, - вздохнул Оин, задумчиво осматривая стол, на предмет того, чтоб еще можно было сожрать.
- Так это и будет твой отдел после того, как твой прекрасный лик повергнет их в ужас. Они умрут и восстанут на следующий день к восьми.
- Добрый-добрый Марек! - не удержался от смеха ирандец.
Марек подпер голову рукой.
- Не знаю, как насчет рыльца, но румянец у тебя точно появился.  Я добрый. Это профессиональное.
- Добрый - не то слово...
Подцепив пальцами кусок ветчины, Оин отправил его в рот (еда из чужой тарелки, как известно, всегда вкуснее, да и юного гопника из себя изжить не так-то просто).
- Я еще и заботливый. Вот ты тащишь еду у меня из-под носа, а я только смотрю - мол, ешь, ешь, чудовище, тебе еще крылья отращивать.
- Как будто у тебя было так много вариантов!
Коммуникатор пищит внезапно. Ирландец достает его, смотрит на экран, шепчет: "На хуй!", и прячет обратно. Вроде ничего особо не случилось, но после этого краткого комплекса действий он словно выключается, мгновенно возвращаясь к тому же состоянию, в котором с полчаса назад пришел в паб.
- Эй, - Марек потянул его за рукав, - Что случилось?
- Пока ничего серьезного. Зебался просто.
- Взять пива? Или проводить домой?
- Не знаю... - Оин вновь кладет голову на руки, прячась в импровизированном домике от окружающего мира. Пожалуй, сейчас он выглядит почти беззащитно.
Мареку захотелось снова пересесть и обнять его за плечи. Он не знал, как Оин отнесется к такому вторжению в личное пространство - явно большему, чем простое похлопывание по плечу, одобренное сотнями молчаливых мужчин в барах.
- Пойдем ко мне?
Ирландец какое-то время молчит, замерев, а затем, когда все удачные моменты для вежливого ответа безвозвратно упущены, говорит:
- Пойдем.

To be continued...

Отредактировано Марек Ковальский (2016-08-24 23:20:56)

+2


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Майская ночь, часть первая