Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » The wind that shakes the barley


The wind that shakes the barley

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время действия: 2 сентября 2015 года, 20:00
Место действия: Паб McBride's на ул. Госпитальной

Интерьер

http://podpapugami.krakow.pl/files/images/page/fota.jpg

Действующие лица: Алан Моран, Оин О'Нилл, Тайг О'Лири, Агнешка, Майкл Прайс
Преамбула: Когда изгнанники неожиданно встречаются вдали от родных краёв, бывает радостно... Или не очень.
Краткое содержание: Ирландцы знакомятся между собой, Прайст очень хочет быть полезным, а Оин вспоминает, что ему как раз нужен гроб. А Тайг - обиженная пуська и милая няшка.

Отредактировано Алан Моран (2016-08-19 18:00:50)

0

2

Паб McBride's был из тех примечательных заведений, что не то что бы прямо наследовали якобитским кофейням восемнадцатого столетия, а скорее - просто никогда не переставали быть одной из них. Владелец паба Даниэль Макбрайд (не то восьмой, не то десятый этого имени, считая с Дайре Макбрайда, прибывшего ещё в Речь Посполитую веке эдак в семнадцатом, причём в самом начале - аккурат после Девятилетней войны) никогда особо не подчёркивал свою ирландскость, равно как и не скрывал, что краковские Макбрайды давно уже стали Мабридовичами и порядком породнились с местным населением. Но паб всё равно назывался "Макбрайдс" - а к Дэнни завсегдатаи иначе, как по этой фамилии, не обращались.
А не-завсегдатаев в "Макбрайдсе" не водилось. И не-ирландцев - тоже.
А водились там юнцы с прямыми, ясными, безжалостными глазами; неопределенного возраста дядьки - такому, в зависимости от освещения, дашь и двадцать, и пятьдесят лет - с не то заточенными, не то просто очень острыми зубами; нестарые еще мужики, прихрамывающие, будто от подагры; байкеры с татуировками, явно прикрывающими не мотоциклетные шрамы и не костровые ожоги; да и просто все те, кому куда бы то ни было, кроме "Макбрайдса", дорога была закрыта... и в особенности - закрыта в Ирландию.
Музыка, как и следовало ожидать, здесь бывала лучшая в городе.

Алан в "Макбрайдс" не частил, но на выход его, мельком взглянув на сопровождение в лице Оина, не попросили; к тому же, коротко переговорив с Дэнни за стойкой, он, сияя, поднял над головой побитый жизнью, но вполне ещё годный к употреблению экземпляр бузуки - и принялся пробиваться за угловой столик, открывавший обзор и прикрывавший спину. Над столиком нервно витал О'Лири и отбивал желание усесться за него у кого бы то ни было.
Тот же, ради кого все они нынче сюда явились, степенно потягивал "Мёрфис" по соседству и, кажется, О'Лири в упор не видел. На столе перед гробовщиком - интеллигентного вида качком в подвернутых джинсах, мартенсах, поло и внезапных мотоциклетных перчатках - красноречиво красовался футляр от скрипки.

Отредактировано Алан Моран (2016-08-19 19:51:12)

+1

3

Не то, чтобы Оин не любил всякие сейшены, или ирландскую диаспору, но вместе эти две вещи предпочитал без крайней необходимости не сочетать. Как говорится, где сейшн, там и ирландцы, где они, там и выходцы из Белфаста, а где выходцы из Белфаста, там и интересные люди, которые знают нужных людей, которые с гарантией знали дядю Мёрфи или Блейка. А что вот этот хмырь в костюме - давно почивший племянник одного и ученик другого догадаться было, конечно, сложно, пятнадцать лет прошло, как ни как, но при очень большом желании можно, капитальной пластики лица О'Нилл себе никогда не делал. Прецеденты узнавания уже были, и люди, проявившие излишнюю сообразительность, не были упокоены лишь чудом и Божьей помощью. Так что Оин не был особенно счастлив оказаться в McBride's, но эти трое остолопов явно нуждались в ком-то, кто сможет сказать им "стоп".
Агнешка пока спряталась внутри, а Чаки шел рядом так, словно законы физики все ещё на него действовали, то и дело с интересом поглядывая вначале на посетителей, а зачем на О’Нилла. Пробравшись к свободному угловому столику, и удивившись каким чудом сей наблюдательный пункт оказался свободен в таком месте, Оин по привычке уселся в углу. Чаки сел рядом, с интересом глядя на посетителей, и задержав взгляд на "интеллигентном качке", который их в упор не замечал, хоть и прекрасно видел. Чаки посмотрел на Оина, Оин посмотрел на Чаки, и призрак откинулся на спинку стула, потеряв всякий интерес к окружающим людям.
- Что, ты наконец нашёл игрушку по размеру? - О'Нилл улыбнулся вернувшемуся Морану. - Там у стойки ещё чего побольше не завалялось? Танка там, к примеру?..

+1

4

Мик, безусловно, предчувствовал, что Тайг О'Лири рано или поздно найдёт способ всплыть из ниоткуда (Мик вообще предпочитал исходить из того, что все ружья так или иначе выстрелят, трупы - всплывут, а коты - благополучно выпрыгнут из мешков и отправятся по своим кошачьим делам; с подобной презумпцией планировать что бы то ни было выходило как-то надёжней), а также предполагал, что это будет "всплытие трупа" не только в переносном, но и в более чем прямом смысле. Однако чего мистер Прайс всё-таки не ожидал - так это того, что труп всплывёт в компании легендарного инспектора О'Нилла.
Кто ещё, в конце концов, имел бы столь выдающимся образом не-польскую физиономию, а также ходил в паб со свитой из двух атомных бомб?..
Двух с половиной, поправил себя Мик, покосившись на собаку. Бомжеватый чувак тянет на Армалайт, зато демон - на атомную боеголовку, а мертвяк - на ёбаную Хиросиму.
Тут бренчащая фенечками и шипованными браслетами рука от души хлопнула Прайса по плечу, и "армалайт" возгласил:
- Слышь, чувак, а скоро оно начнётся?
- Минут через полчаса, - вежливо ответил Мик, оборачиваясь к компании. - Привет, Тайг. Вижу, ты умер. Здравствуйте, инспектор О'Нилл.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-08-20 14:42:15)

+1

5

- Черт, какой милашка.
- Убиться просто.
- Угораздило же беднягу Тайга...
- "Беднягу" Тайга вообще по-жизни угораздило, согласись.
- Это самое мягкое слово. Видно, для страданий его мама родила. Преимущественно чужих.
- Возможно, исключительно.
- Ну что, иди знакомься с homme fatal.
- Не боишься, что я тоже паду жертвой очарования?
Агнешка фыркнула.
- Я бы поостереглась. Под тебя он не ляжет, а со спины его подпускать...
- И правда,
- хмыкнул Оин, старательно маскируя смешок под кашель.
Как раз в этот момент запищал коммуникатор, сигнализируя о новом сообщении. Ирландец достал его, пару секунд посмотрел на текст и быстро набрал ответ.
Для Чаки движение Прайса словно послужило сигналом. Он придвинулся ближе к столу и посмотрел на него в упор, едва ли не пожирая глазами. Возможно, кто-то бы решил, что гробовщик ему просто понравился, но более внимательный наблюдатель смог бы заметить, что интерес призрака стоило бы назвать, в первую очередь, гастрономическим.
Телефон пищит снова. Оин смотрит на экран, улыбается и качает головой. В этот момент мыслями он явно очень далеко и от Тайга, и от Прайса, и от паба.
- Здравствуйте, инспектор О'Нилл.
Оин с сожалением прячет вновь пищащий коммуникатор. Это сообщение не будет открыто при посторонних. И поворачивается к Мику.
- Добрый вечер, мистер Прайс.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-08-21 00:12:27)

+1

6

- Я так и предполагал, - приятно улыбнулся гробовщик, - что Тайг уже меня представил. Ну что ж, остались последние формальности. Майкл, - протянул он руку Морану.
- Алан, - бодро пожал ту Студент.
- Очень приятно. Майкл, - повторил Прайс, кивая Чаки, и в зеленоватых глазах на миг полыхнул алчный, холодный огонь.
- Что скажешь? Ювелирная работа.
- Закатай губу, внучек. Вот что я скажу.

Со свойственной ему проницательностью Дэнни "Макбрайд" Мабридович решил, что именно этот момент как нельзя лучше подходит для того, чтобы провентилировать ситуацию.
- Всё в порядке, парни? - как бы невзначай уточнил бармен, бесшумно подойдя с фланга.
- В полном, - заверил Мик. - Ждём вот, пока всё начнётся. И мирно беседуем. Кстати, Дэнни, раз уж зашла речь... всем по "Белхэвену", запиши на мой счёт. Хорошо?
Как и в любом уважающем себя пабе, делать заказ посетителям полагалось, самолично подойдя к стойке на своих двоих (ну, или переместившись каким-либо иным образом, это уж как получится). И даже если бы некто забыл о правилах хорошего тона, или каким-то чудом не знал бы, кому принадлежит заведение и кто здесь, соответственно, царь и бог, облик Макбрайда - длинного типа с кудлатой каштановой шевелюрой и неопределённо-моложавым чеканным лицом, каковое украшал мрачного вида шрам от явно рубленой раны на правой щеке - едва ли намекал на то, что можно гонять бармена, как девочку на побегушках. Пара таких попыток за долгие годы всё же была предпринята, и закончилась для невежливых посетителей скверно. Но по какой-то причине Дэнни счёл за лучшее не делать вид, будто произошло нечто особенное.
- Хорошо, - кивнул он. - Сейчас соображу. Приятного вечера, ребята.
- Спасибо, Дэн, - отозвался Прайс. И вновь обернулся к Оину. - Так всё-таки: чем обязан?

+1

7

- Чарльз, - представил "своего" призрака Оин, сделав мысленную пометку дать Морану по шее, когда они окажутся вдвоем. Вроде бы взрослый мальчик, опером не вчера стал, а на элементарные правила безопасности кладет с прибором так, словно он паршивый стажер. Надо, определенно надо прогнать по ТБ весь отдел, Алан же с гарантией не один такой одаренный. Обязательно найдутся еще один-два, а то и больше. Сам ирландец предпочитал быть живым и дееспособным грубияном, чем мертвым блюстителем социальных ритуалов, а потому без необходимости прикасался только к "своим", и маниакально мониторил окружающее пространство.
Призрак ответил Прайсу не менее многообещающим взглядом, по которому хоть и нельзя было определить конкретный список желаемых действий, но без проблем можно было понять, что Мику уготована участь главного блюда на его, Чаки, ужине. Впрочем, уже через пару мгновений ощущение от призрака полностью изменилось: вместо воплощенной гладной бездны рядом с Оином сидел обычный парень совершенно раздолбайской наружности, чем-то неуловимо похожий на традиционные изображения Добрых Соседей. Улыбнувшись, Чаки кивнул, показывая, что также рад знакомству.
- Всё отлично, - без малейшей иронии ответил бармену О'Нилл. - Спасибо.
Интересно, за каким хером в Краков занесло безусловно светлую головушку Прайса? И по чьему управлению проходит его деятельность - Сокола, полиции или все-таки СБ? Уж явно не только похоронный бизнес он поднимать приехал, по роже ж видно. Великий конспиратор, черт его дери, сверкает тут глазами перед должностным лицом...
- Вечер хороший, - улыбнулся ирландец, - да и Тайг кое-что сказать хотел. Правда? - он повернулся к витавшему над столом О'Лири.
Взглянув в сторону бармена, Оин задумчиво постучал сережкой по зубам.
- Алан, если не сложно, забери, пожалуйста, пиво, - незачем всему пабу показывать, что мы такие особенные.

+1

8

- Не вопрос, - кивнул Моран и принялся пробиваться к стойке. Народу прибывало тем ощутимее, чем ближе был сейшен.
О'Лири проводил наёмника полным тоски взором и повернулся к Прайсу. Судя по выражению лица ефрейтора, не будь он мёртв, его бы трясло.
- Мик, - выдавил покойник наконец, - ты... это... прости, а?
Завершив трудную фразу, висельник уставился на старого приятеля щенячьими глазами - со смешанным выражением ужаса, мольбы и надежды.
- Интересное начало, - хмыкнул Прайс. - И за что же, скажи на милость?
- За "ёбаного тинкера", - промямлил ефрейтор. - И за больницу.
- А, - кивнул гробовщик. - Это многое объясняет. Ну что ж...
Прайс поднял свой бокал, сделал небольшой глоток эля, со вкусом просмаковал его и аккуратно поставил бокал обратно.
- "Бэлхевен" у Дэна настоящий, между прочим, - заметил он.
И спокойно прибавил:
- Нет.
- То есть как - нет?! - опешил О'Лири.
- А вот так, - невозмутимо повторил Прайс, - нет. Я тебя не прощаю. Но это не повод портить друг другу вечер, поэтому, если у тебя всё на эту тему, то я с удовольствием поговорю с тобой о чём-нибудь другом.

Отредактировано Алан Моран (2016-08-30 21:36:44)

0

9

В который раз за последние полгода у Оина появилось неудержимое желание хлопнуть себя по лбу от отчаяния и безысходности. Этот ирландский детский сад, где он почему-то стал главным воспитателем, уже сидел у него глубоко в печенках, если не дальше. Алан, иди в кровать! Мик, а ну быстро перестань бить Тайга по голове лопаткой! Чаки, выплюнь каку! Если добавить к этому еще собственный отдел со всеми его дежурными и внезапными проблемами, можно было сказать одно: жизнь бывшего снайпера-революционера к такому не готовила. Если бы двадцатилетнему ирландцу кто-нибудь сказал, что через пятнадцать-семнадцать лет он будет сидеть в пабе, и всерьез обдумать как успокоить двух дебилов, один из которых придурок и истерик, а второй злопамятная скотина - он бы в жизни не поверил, а то и  вовсе предложил бы этому "провидцу" увлекательную прогулку в места, где никогда не светит солнце.
Решив вернуть себе немного морального спокойствия, Оин включил коммуникатор и начал быстро набирать ответ на сообщение.
Чаки, до того с откровенным интересом наблюдавший за спектаклем, и явно получавший от него искреннее удовольствие, мгновенно отвлекся от страдающего Тайга, и резко повернулся к О’Ниллу. Если бы взгляда было достаточно для того, чтобы воспламенять вещи, коммуникатор бы взорвался прямо в руках ирландца.
- Единственный нормальный мужик во всем этом бедламе, - сказала Агнешка. - Наверное, потому, что он не ирландец. Долбаные эксцентрики, революционеры и визионеры... Закончим здесь и пойдем к нему.
- Жить! А то я скоро начну головой о стенку биться.
- Жить?
- Агнешка, ты на них посмотри, это ж реально детский сад... Такое чувство, что каждому из этих придурков максимум 5 лет. Исполнится в следующем году.
- Пить польское пиво,
- добавила она, повинуясь внезапному приступу любви к отчизне, - Есть польские колбасы! Распевать гимн под памятником Яну Собескому!..
- Вот сама их и пей!
- Колбасы?
- Ага. Ну не гимн же!
- Ещё Польша не погибла, если мы живы... Лучше всего поется в третьем часу ночи под памятником какому-нибудь королю. В крайнем случае, у стен замка. И чтобы пиво в одной руке, колбаса - в другой,
- Агнешка изобразила, как она держит вышеупомянутые предметы на манер державы и скипетра и дирижирует невидимым оркестром.
Оин изо всех сил старался не хрюкать от смеха, представляя себе эту картину в лицах.
- Марш, марш, Домбровский... - поет Агнешка, полная патриотических чувств. - А если серьезно, - она ткнула в него воображаемой колбасой, - Пусть они себе... Мы зачем пришли? На сейшен? Ну вот и расслабься.

+1

10

- Бухать! - провозгласил Моран, возвращаясь с тремя бокалами (один из которых наёмник уже успел почать). - Бухать и музицировать, а также п-предаваться интеллектуальным, курва, усладам! Висельник, ты кой хрен такой кислый? Держи, - перед Оином очутилась порция "Белхэвена", - и ты держи, - второй бокал хлопнулся на стол перед Прайсом.
- Спасибо, - вежливо сказал Мик.
- Так ты и есть его зазноба? - полюбопытствовал наёмник, спешно отхлёбывая пива (пока Оин не оторвал Алану торчащие уши окончательно - о каковом близившемся итоге Моран, безусловно, догадывался). - Слушай, чувак, ну п-правда, хуле ты. Знал бы ты, как он меня доебал! Но я и то его п-простил, малахольного. Ты п-погляди, что за п-полуёбище, на него ж и сердиться жалко.
- Сука, - пискнул О'Лири.
Моран привычно отмахнулся, и это, судя по всему, стало последней каплей.
- Мик, а Мик, - с противной улыбочкой поинтересовался ефрейтор, - а ты чё в перчатках-то, а? Пидор, что ли?
Прайс поперхнулся элем. Алан присвистнул и затих с энтузиазмом благодарного зрителя.
- А ты покажи, - настаивал мертвец, - покажи! Коли ты больше не ёбаный тинкер, а? Весь такой, мать твою, чистенький!

+2

11

- Расслабься, говоришь? - съязвил ирландец, наблюдая за соотечественниками. - Отдохнуть пришли, да?
Оглядев весь бедлам, Оин сделал едва заметный жест рукой, и на лице Чаки появилась широкая улыбка счастливой акулы.
- Молчать, - голос ирландца не был громким, скорее отчетливым. Он повернулся к не в меру болтливому О'Лири. - Следующее слово ты скажешь ровно после того, как вытащищь свои манеры из той задницы, куда их только что засунул. Майкл, прошу прощения, мы не хотели портить вам вечер, - ирландец едва заметно кивнул, показывая насколько огорчен произошедшим. - Могу я как-то сгладить сложившуюся ситуацию?
Он замолчал, но лишь для того, чтобы после секундной паузы обратиться к Морану:
- А с тобой, братец, мы поговорим позже.
Чувство юмора Оин явно оставил где-то за дверью, войдя в привычный рабочий модуль под кодовым названием "превентивный ледоруб".

+1

12

- Ну что вы, - совершенно искренне сказал Мик, - вы вовсе не портите мне вечер. Совсем даже наоборот; вы мне его сделали.
Гробовщик отхлебнул эля и широко, заразительно ухмыльнулся.
- Приятно, - сообщил он, - как ни крути, снова почувствовать себя молодым. А странгуляционная борозда Тайга просто-таки услаждает взор. Ну и поскольку он всё равно вам расскажет...
Прайс пожал плечами и снял перчатки. Над покорёженными костяшками было выбито безыскусное TRUE HATE - по слову на руку.
- Партак, - без тени смущения признал похоронщик. - Свести, в общем-то, раз плюнуть, но... ностальгия, дери её в душу. Хотя не думаю, что достойные пани, что являются ко мне проститься должным образом с любовью последнего полувека своей жизни, или же безумные паненки, желающие таксидермировать сердце неверного любовника, оценили бы такое, гм, украшение. Немного конспирации никогда не помешает, не так ли?
- А-ахренеть, - выдохнул Моран. - Твою ж мать, я тебя знаю! Мик Белоручка! Чемпион в среднем весе в две тыщи втором!
- Хорошие мальчики, - осклабился Прайс, - не делают ставок на подпольных боях, Чёрный Моран и Скорбящие Фурии, фестиваль "Белфаст из Ада-1999". Кстати, рыжим-то тебе лучше. Чем ты красился, гуталином?
Алан залился густым, свекольного цвета румянцем. Следовало признать, что затыкать Морана людям случалось и с большим изяществом, но редко когда - с большей эффективностью.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-09-19 01:40:09)

+4

13

Оин расслабился так же быстро, как и напрягся. Словно по щелчку пальцев воспитатель детского сада, или же хозяин псарни, превратился в нормального человека, который в паб пришел отдохнуть, выпить и повеселиться, слушая хорошую музыку. На экстравагантное украшение ирландец посмотрел с интересом, чего, мол, только не случается с нами в молодости. Еще с большим интересом он посмотрел на Морана. Затем они не сговариваясь переглянулись с Чаки и дружно заржали, благо, воображение у обоих работало отлично.
- Та ну, на хуй! - впервые за весь вечер подал голос призрак. - Слышь, мелкий, жаль ты не иллюзионист! У него ж и шмотье должно было быть соответствующее...
- Та не говори... - в тон ему ответил Оин. - Моран, а, Моран, а почему ты нам про это не рассказывал?
Друзья-гиены всегда были готовы вдохновить и поддержать Алана. Особенно, когда не было никакой возможности зарыть его прямо здесь за ту самую пинту пива, которую он так смачно прихлебывал еще минуту назад.
- Слу-уш, - Чаки на пару мгновений задумался, внимательно разглядывая Морана, - а я его помню, он как раз завывал на дальней сцене, когда старший Финн решил начистить тебе рожу за сестринскую честь...
- Та ладно. Было б за что начищать.
- Точно говорю. Такое не забывается...
- ...особенно, когда ты уже умер.
- Ублюдок.
- Прости, сладкий, это единственное определение, которое не входит в список моих многочисленных достоинств. Как все-таки хорошо, - после небольшой паузы продолжил ирландец, - что авторство единственной глупости, которую в связи со моей молодостью, с определенной долей вероятности, могут вспомнить присутствующие, ни разу мне не принадлежало, - усмехнулся Оин.
- Не парься, у тебя есть я.
- Ой, заткнись. Нормально же общались! Не порть светлый образ.
- Это твой-то?
- Мой, - осклабился ирландец, делая щедрый глоток из кружки под завистливым взглядом призрака.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-09-19 07:13:28)

+3

14

- Шинед, - строго сказал Прайс, ни к кому в особенности не обращаясь, - нет. Нет, я сказал. Шинед… Сама, блядь, иди на хуй! - взорвался гробовщик, и в его идеальном английском впервые прорезался гортанный акцент.
- Ну, привет-привет, - радушно поприветствовала Оина возникшая над столом полупрозрачная бабка. Судя по виду, отошла (да не дошла) к праотцам она в возрасте лет под сотню, но седые волосы, скрученные в тугой пышный узел под клетчатой шалью, были густыми, а голубые глаза смотрели насмешливо и остро. - Шинед Фитцпатрик я, сынок, а тебя я знаю. Вот барышню твою не знаю, ну да выпьем и познакомимся. Это ж ты что же, не по иллюзорной части?
- Бля, - простонал Алан, давя против воли рвущийся наружу хохот, - вы же п-понимаете, что я вас всех п-потом в собственных п-постелях п-перережу?..
Наемник с наигранным возмущением помотал головой и от души приложился к пиву.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-09-19 15:56:17)

+3

15

Оин улыбнулся возникшей бабке так, словно в её появлении не было совершенно ничего необычного. Подумаешь, одержимость и внезапно вылезший призрак. А что необычного, в самом деле? Со всеми случается!
Бедный Дэнни, столь колоритную компанию он явно был не рад видеть, и судя по взглядам, бросаемым на столик, будь его воля - весь этот цирк с конями и огнями не приблизился бы к пабу и на километр. Но делать было нечего, не пустить инспектора Сокола было куда дороже чем потерпеть весь балаган вокруг него раз в пару месяцев, когда в О’Нилле в очередной раз просыпался предательский червячок ностальгии. Чаще ирландец в McBride's не наведывался. Все же многочисленным соотечественникам Оин предпочитал компанию коллег в лице Марека и Лешека, а аутентичному пабу времен 18-го века, откуда по почти официальным данным, бармен и вылез, Магель и Руки короля.
- Добрый вечер, - кивнул ирландец, вытаскивая на свет Божий все те хорошие манеры, с которыми ещё не успел расстаться со времен детства. - Никак нет, бабушка. Хозяин духов я.
С этими словами ирландец повернулся к приложившемуся к кружке Морану, и отчетливо выговаривая каждое слово, словно роняя камни на могилу, произнес:
- Чтоб ты каждому показывался в том же виде, что расхаживал в 99-м по сцене.
- Ты снова это сделал... - простонал Чаки, сквозь смех разглядывая новый облик Алана.
- Он меня достал, - пожал плечами Оин.
- Та я вижу... - призрак от смеха едва ли не подвывал. - Чувак, ну и красавцем же ты тогда был... Как девушки только не разбегались?!
- Подвигом воли и Божьей помощью? - предположил ирландец, разглядывая дело рук своих. - Или, может, они того, как в песне?
- И к счастью девка оказалось милой, но слепой?
- Ага. именно.
- Пиздец, - резюмировал Чаки, безуспешно пытаясь успокоиться и не думать о том, что выкрашенный в черное Моран с его огромными, слегка на выкате, глазами, да в сценической одежде был куда больше похож на вымазанную в гуталине курицу, чем на человека.

+2

16

Алан вытащил из кармана штанов треснутое зеркальце (которое, впрочем, было вовсе не продуктом иллюзии - Моран и правда носил его с собой) и придирчиво изучил отражение. Судя по всему, результат его устроил.
- У кого чего болит, - высокомерно отозвался он. - А не говорил потому, что вы все, здесь собравшиеся, гопники с окраин, господа хорошие, и не оценили бы. Квод эрат, мать вашу,  демонстрандум.
Семнадцатилетний Студент был угловатым, дерганым и болезненно тощим юнцом, на чьем лице застыла печать и байронического пафоса, и серьезных проблем с щитовидной железой. Однако, не будучи еще трачен алкоголизмом, войной и кочевым образом жизни, вид он имел трогательный и нежный, и, судя по всему, так и просившийся в какой-нибудь из непристойных романов веселых 1750-х годов; во всяком случае, Макбрайд, оные 1750-е года заставший в здравом уме и трезвой памяти, с трудом сдержал смешок.
- Узри поэта, сволочь, - сообщил Алан О'Ниллу, закатив глаза и откинувшись на спинку стула, - пока твое клепаное на соплях заклятие не рассосалось. Кстати, к твоему сведению, пиво было безалкогольное, так что я в выигрыше.
Как выяснилось, в семнадцать лет Алан ещё и не успел начать заикаться.
- Оно и видно, - весело кивнула Шинед. - Это кто ж тебя такому, - кивнула мертвая ведьма на Чаки, - научил, золотце ты мое?

+3

17

В конце концов, Оин не выдержал, и сам заржал, присоединившись к Чаки. Зрелище было уж больно специфичным. Да и Алан был таким красавцем... как говорят, во сне увидишь - не проснешься. Вполне возможно, что от смеха.
- Узрю. В смысле, узрел! - отсмеявшись, констатировал Оин. - Поэта и непризнанного гения.
Очередной приступ коллективного ржача маскировать под кашель было совершенно бессмысленно. Разве что под жуткий астматический приступ, но это было бы уже через чур.
- Ебанько... - нежно протянул ирландец, разглядывая чучело, временно занявшее место любимого брата.
- Истинно ебанько, - согласно кивнул Чаки.
- Этому? - Оин кивнул в сторону своего призрака (не забыв, впрочем, покоситься в сторону не знающего куда себя деть от смущения Тайга). - Оно само приползло.
- Ой, пизди больше.
- Не, сладкий, эт ты не пизди, ты сам таким красивым вырос. Хоть сегодня на выставку.
- Угу, розовый ошейник не забудь!
- Ради тебя - все, что угодно. Хоть розовый ошейник, хоть красный бантик, хоть воробья вместо бабочки...
- Фу, живодер!
- Мертвого воробья.
- Лучше бы не уточнял, - Чаки хлопнул себя ладонью по лбу, продолжая играть свою роль в спектакле "я у мамы идиот".

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-09-19 22:10:16)

+3

18

Шинед пожевала морщинистыми губами, словно самая обычная старушка.
- Сам знаешь, - сочувственно проговорила она, - долго так продолжаться не может. Или ты его, внучек, рано или поздно, или он тебя. И с этой птицей в перьях, - ткнула она в сторону Студента узловатым пятнистым пальцем, - плохо с котелком-то, ой, плохо. Кто ж его так подровнял? Не наша, вижу, братия.
- Шинед, - буркнул Прайс, - прекрати. Нормально же сидели.
- А ты мне не указывай, Майкл Прайс, - мгновенно приосанилась старуха. - Лезешь поперек будто хер на свадьбу собрамшись! Слышь, волчек, - вновь обернулась она к О'Ниллу, - а прокинь-ка и на моего такую хрень, больно важности он на себя напустил.
Тайг задергался в воздухе, и не нужно было владеть искусством сурдоперевода, чтобы верно расшифровать месседж: "НУ ПОЖАЛУЙСТА ПОЖАЛУЙСТА ПОЖАЛУЙСТА!"
- Шинед, - с угрозой сказал Мик.

+1

19

- Знаю, - кивнул Оин, прекрасно осведомленный о любимом развлечении собственного призрака, а так же главной теме, занимающей его мысли всего каких-то 90% времени. - Но пока вот так живём.
Оин пожал плечами, улыбнувшись. И отхлебнул ещё пива, не иначе, как в честь этой самой жизни. Говорить о том, что Чаки на пару с Ойиллом - одни из самых безопасных и послушных "экземпляров" в его коллекции, ирландец не стал. Бабушка хоть и была интересной, но совершенно чужой, а потому в дополнительной информации не нуждалась.
- Ему в Африке свезло. А потом ещё раз свезло. Не надо было туда ехать.
Общение двух волшебников в компании действительно могло испортить вечер части присутствующих. Они, волшебники, имели плохую черту быстро распознавать своих, и закольцовываться.
- Не могу, бабушка, - почти честно признался ирландец, - он меня до самых печенок ещё не достал, в отличие от братца. А проклинать без этого я могу только одним способом, но тогда мы точно нормально не посидим...
Чаки, отлично осведомленный об этом самом "способе" сдавленно хрюкнул, спрятав лицо в ладонях.

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-09-20 05:48:02)

0

20

- И вот так они всегда, - прокомментировал Мик. - Чертовы волшебники.
- Пиздец, - сочувственно отозвался Моран, прихлебывая из кружки, - не то слово. Бабушка?
- Прабабушка, - мотнул головой гробовщик. - А наш-то уродец как к тебе прицепился? Ты его и придушил, что ли?
- Ах, если бы, - картинно отмахнулся наемник. - Парни из роты. А он и вбил себе в башку, мол, это я виноват.
- Ну, - степенно согласился Прайс, - котелок у него всегда варил не больно-то густо.
Он кивнул на бузуки.
- До сих пор играешь?
- А то, - Моран осторожно взял инструмент и принялся подбирать нечто, имевшее к народной ирландской музыке в лучшем случае весьма отдаленное отношение. - Ты скрипач?
- Не я, - усмехнулся Прайс, - Шинед. Я - играю на вистле. В тюрьме, видишь ли, на скрипке особо не попрактикуешься. Вистл передать куда проще.
- А-а. За что сидел? - буднично поинтересовался Алан.
- За дело, - сухо ответил Мик и приложился к пиву. - Не за то, за что наш покойничек; не волнуйся.
- Мне просто удивительно, - задумчиво произнес Моран, - что я из всех здесь присутствующих единственный не имею героического тюремного опыта. А не, вон Оин еще. Интересно, почему так?
- Потому что ты чертовски везучий? - предположил Прайс.
- Ну да, наверное, - вяло кивнул Алан, машинально перебирая струны. - Слушай, Белоручка… можем мы как-нибудь поболтать наедине?

0

21

- Ну почему, - усмехнулся Оин, - кто-то до этого просто не дожил...
Чаки покачал головой, пробормотав себе под нос какую-то на редкость оскорбительную характеристику. Он-то отлично знал, о каком эпизоде говорит ирландец.
- А тебя, милый братец, никто бы не судил, просто пристрелили бы, и дело с концом. Но если очень хочется, можешь вернуться обратно в Африку, и получить свой бесценный опыт в полной мере. Глядишь, расщедрятся, и с недельку в камере подержат. А сейчас, сделай одолжение, избавь Майкла от своей навязчивой идеи, мы пришли сюда не за этим.
Он посмотрел на Прайса, словно извиняясь, прости, мол, друг, этого несчастного, ему в Судане больно по голове дали, вот и бредит всякой гадостью. Я же надеюсь, что она к тебе не имеет никакого отношения?

+1

22

- Я, - любезно уверил Прайс, - законопослушный гражданин. К тому же, не имеющий привычки влезать в чужие, гм... тесные отношения.
Покойник О'Лири возмущенно запрыгал в воздухе, словно крышка на кипящем чайнике, явно усмотрев в этом некий грязный намёк.
- Да я не об этом, - махнул рукой Моран. - Позволь быть с тобой откровенным, Белоручка... ты, наверное, и сам смекаешь уже, что слишком много знаешь. Обо мне, о Падди, ну и так далее. Виноват-то в этом, понятно, не ты, вот только покойничка второй раз не убить. Так что придется работать с тем раскладом, что есть.
- И какой же у нас расклад? - полюбопытствовал Мик.
- Дэн, а чё, фиш-энд-чипс, что ли, есть?! - отвлекся наёмник на нечто, происходившее у Прайса за спиной. - Вау, офигеть, спасибо! И нам три. Так вот, - продолжил Моран, чья холодная деловитость контрастировала с придурочно-готичным видом не комически, как, по идее, должна была, а довольно-таки жутковато, - вариантов у нас два. Или ты нам помогаешь, или в Кракове тебя не будет. Чувак, который чё-то да знает, или наш чувак, или извиняй, крути деньги где-то в другом месте. Логично?
- Логично, - кивнул гробовщик. - И, безусловно, я вам помогаю. Даже не столько потому, что я очень люблю этот, - Мик обвел паб широким жестом, - чудесный город, а потому, что рад встретить соотечественников и вся херня. Еще раз хочу напомнить, я законопослушный гражданин. Так что помогать органам правопорядка для меня, - и здесь в серо-зеленых глазах мелькнул алчный огонек, - счастье.
- Ну вот и чудненько, - расплылся в ухмылке Моран и одним глотком прикончил пиво. - Правда чудненько, Оин?

Отредактировано Алан Моран (2016-11-18 14:04:05)

+1

23

Алан Моран - человек-фейспалм. Порой, в среднем раза по три на день, Оину хотелось дорогого братца или придушить, или разбить собственное чело о свою же длань. Вот на кой черт им сейчас сдалась возня с Миком Белоручкой? Более важных дел, что ли, нет? Тут игра на время пошла, а Моран, чтоб ему провалиться, инициативу не к месту проявляет. Засунуть бы ему инициативу эту куда поглубже, так не поймет же ж, болезный. Скажи, что несет хуйню - еще и обидится. "И за что я пошел из родных, понятных и простых пенатов, с чудесной работы оперативником, в эту вашу ебаную политику?" - внутренне простонал ирландец, без малейших усилий или задержек изображая на лице искреннюю радость от такого расклада. - "Счастье, говоришь? Вот и помогай!"
- Правда! - осклабился Оин. - Мне как раз гроб нужен. Оранжевый. Возможно, даже в крапинку и с еще парой наворотов, надо бы с покойником посоветоваться. В общем, я как раз думал, где б заказать такое счастье, а тут вы...

...И дальше ирландец с почти искренней радостью обговорил с Прайсом покупку гроба, с его бабкой ряд проблем, не понятных кому-либо еще из присутствующих, не дал Чаки сожрать Тайга, а тысячелетнему демону перекусить задницей хорошенькой брюнетки, сидящей за соседним столом. В общем, Оин как обычно выполнял роль воспитателя сада для особо агрессивных детей с ограниченными умственными возможностями. В довершение вечера, помимо прослушивания хорошей музыки и употребления внутрь нескольких пинг пива и какого-то количества мяса, он отвесил пару затрещин Морану за его невероятно уместное чувство юмора, когда они уже были наедине (если не считать двух призраков и демона, конечно).

THE END

+3


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » The wind that shakes the barley