Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Первым делом самолеты, часть первая


Первым делом самолеты, часть первая

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Все время, пока призрак смеялся, говорил и устраивал представление на пару с истерикой, Гжесь стоял молча и внимательно наблюдал, готовый чуть что либо выбить этого "братца Кролика" из тела, либо помочь в осуществлении любой другой, имеющей наибольший смысл, помощи. Если поначалу рыжий был раздражен и раздосадован происходящим, то сейчас полностью успокоился и просто ждал, стараясь не отсвечивать и лишний раз не привлекать к себе внимание.

0

32

Ник чуть отпрянул назад, от Эрики, склонил голову набок и прищурился. Не смотря на то, что глаза видели тело девушки, да и голос был голосом Эрики, Никодем видел перед собой Чаки, таким, каким он бывал в воспоминаниях, в ощущениях, в присутствии в голове самого Ника. Та, в чем-то примитивная часть, которую Ник по привычке обзывал "тьмой" или "упырем", не смотря на то, что перед его носом болтался вполне себе живой мясной костюмчик с запахом, который явно принадлежал женщине, тоже видел и чуял своего.
Никодем повел головой из стороны в сторону, сделал еще один маленький шаг назад, стянул с себя толстовку, встряхнул ее, замер. Прислушался к чему-то, что не имело ни четкого названия, ни явного ощущения. Это было что-то внутри, более глубокое и древнее, что делало упыря упырем и позволяло создавать связи внутри линии крови, более глубокие и намного более важные, чем мир за пределами этого круга.
Плавно двинувшись вперед, влившись в такой привычно-медлительный мир, одним движением поднял Чаки на ноги, укутал в толстовку, и подхватив на руки переместился в наиболее темный угол. Плавно опустился на колени, поворачиваясь спиной к двери, сворачиваясь вокруг Чаки, тихо заворчал-заурчал, и чуть сильнее прижав к себе костюм призрака к себе, оскалился.
Вслушиваясь одновременно в то, как реагирует тело, и в то, что услышать ухом было фактически невозможно, а вот учуять чем-то, что заменяло более реальную связь с Мастером, удавалось четко.
Ночь пахла удивлением, пылью и вереском. Немного пахла слезами и сладким привкусом безумия. Вплетала нотки ожидания боли, горько пахла запустением и одиночеством. Укутывала в мягкий плед из горячей, горячей крови и ледяного дождя внутри. Перебирала ледяными пальцами пряди волос и нежно сжимала сердце в горсти.
Ник чуть сильнее прижался к Чаки, зарылся лицом в длинные волосы, которые пахли Эрикой и неуловимым присутствием Чаки. Заурчал чуть тише и погрузил клыки в такую мягкую и податливую плоть. Упырь не был голоден, его не слишком интересовал вкус крови Эрики, ему нужно было добраться до Чаки, посредники и эмоции, мысли, высказанные в слух многое теряли перед возможностью почуять и поговорить на прямую.

0

33

Пока его укутывали толстовкой, и после, когда несли, Чаки успел окончательно утратить связь с реальностью. Он шептал, кричал, подвывал, а под конец просто хрипел, все-таки сорвав девушке голос. Он цеплялся за Ника с силой, которая не светила бы Рике даже если бы та профессионально занималась пауэрлифтингом с самого рождения. Живым людям вне экстремальных ситуаций такое попросту не свойственно, мозг оберегает тело от вероятных травм. Вот только Чаки было все равно, случится ли у девушки, к примеру, разрыв мышц или нет, он в этот момент вообще ни о чем не думал, поглощенный картинами далекого и ближайшего прошлого, а так же видениями, вообще к реальности отношения не имеющими. Когда клыки прокололи кожу, Рику выгнула первая судорога, затем была вторая, и третья. Тело девушки, незащищенное даже простейшим амулетом, неготовое к настолько экстремальным нагрузкам и изо всех сил сопротивляющееся наличию призрака внутри, попросту не выдержало, выдав единственную доступную реакцию протеста.
Когда в судорогах наступил небольшой перерыв, Чаки, внезапно почти своим, нормальным голосом прошептал:
- Страшно... можно? - он взглянул на Ника почти умоляюще, широко раскрыв глаза, и слегка приоткрыв рот.

+1

34

Когда начались первые судороги Ник осторожно вытащил клыки и чуть отодвинулся. Склонил голову к плечу и прикрыв глаза к чему-то внимательно прислушался. Целостность Эрики его волновала сейчас в последнюю очередь, самым главным было состояние Чаки и то, что нашептывала ночь вокруг.
Ночь шептала на разные голоса и приносила с собой самые разные запахи, меняя чуть оттенки. Стажер сейчас напоминал мышь под веником. очень спокойную и собранную, но все же мышь. Не то чтобы Ник не обращал внимание на Гжеся, но он занимал очень мало внимания. Впрочем, если бы тот попробовал сделать какое-нибудь резкое и не слишком оправданное действие, Ник скорее всего отреагировал бы так, что потом пришлось бы объясняться с Мастером. Но сейчас стажер вел себя совершенно верно и Ник мог сосредоточится на главном.
Пока Эрику выгибало в судорогах Ник продолжал тихо ворчать и вслушиваться. Ночь раскрывала крылья полные пепла, запаха полыньи, вкуса слез и талого снега. Темнота как будто сгущалась, обнимала за плечи, заставляла замереть и дышать, дышать запахом дождя и чего-то горько-сладкого.
Когда судороги прекратились Ник склонился над Чаки:
- Можно, родной. - Упырь чуть оскалил клыки в усмешке, не переставая урчать. - Тебе можно все.

0

35

Чаки протянул руку двигаясь словно в замедленной съёмке, так, будто между ними была стена быстро текущей воды. От девушки пахло болью и страхом, от Чаки безумием и отчаянием. Приобняв Ника за затылок, призрак чуть приподнялся, и поцеловал его. Жест этот был похож не столько на вспышку сексуального или романтического влечения, сколько на крик отчаяния. Услышьте меня. Хоть ты. Хоть так. Пожалуйста.
Через пару мгновений после поцелуя, Рика обмякла на руках упыря, а Чаки оказался у него внутри, скрутившись в жалкий, дрожащий комок, и подвывая от воспоминаний и видений.

0

36

В принципе Чаки мог попросить Ника фактически о чем угодно, да и сделать с ним мог так же практически все. Больше Чаки от Ника мог получить только Оин, и то, только потому что был Мастером и его просьбы, приказы и замечания были приоритетными. Чаки ощущался в чем-то ближе Оина и роднее кровных родственников самого Ника. Вполне возможно потому, что с родственниками Ник делил кровь и общие человеческие воспоминания, а с Чаки тело, душу, монстра и безумие, да и вообще все. Хотя бы потому, что Чаки жил в теле Ника слишком долго, чтобы личные воспоминания ощущались общими.
Поцелуй был наименьшим из того, что Ник мог бы сделать для призрака или вытерпеть ради него. Тем более такой поцелуй. Ник расслабился, послушно склонился чуть ниже, чтобы Чаки было удобнее, мягко обхватил плечи и поддерживая голову отдался ощущениям. Пропуская сквозь себя отчаянье, боль и безумие, купаясь в них, но не позволяя проникнуть под кожу, угнездиться внутри.
Когда тело обмякло в руках, Ник быстро, но аккуратно опустил Эрику на пол и метнулся в сторону:
-Гжесь. - Коротко кивнул в сторону девушки и прислонившись спиной к стене, прикрыл глаза, отрешаясь от окружающего мира и погружаясь в себя, впрочем какой-то частью сознания продолжая контролировать внешний мир. Все-таки стажеру Ник все еще не доверял до конца, да и это был не уютный и безопасный подвал Сокола, а заброшенный дом с дрянной репутацией.
Привычно пропуская сквозь себя видения Чаки, которые были скорее не оформившимися ощущениями (по крайней мере так воспринимались Ником), максимально близко приблизился к призраку внутри себя, сворачиваясь вокруг него на манер очень большого осьминога. Ощущения призрака, объятья, прикосновения внутри, были метафизическими, оставляли привкус не завершенности и чего-то чему не находилось объяснения. Вместе с тем они, иногда, казались намного более реальными, чем самое яркое ощущение, которое могло дать физическое тело.
Вполне возможно так получалось потому, что для Ника теперь разница между физическим миром и миром, который был за гранью, была очень не значительна. А Чаки был и есть, одним из самых реальных проявлений мира за гранью.
Упырь тихо урчал, пытаясь передать ощущения тепла, спокойствия и сосредоточенности именно на призраке. Хотя воспоминания о тепле солнца были смутными, зато воспоминания о тепле человеческого тела под руками были яркими и приятными.
Ник тихо заурчал, осторожными касаниями и интонациями спрашивая Чаки о состоянии. Отвлекаться от призрака не хотелось, но надо было заняться стажером и Эрикой, и как можно плотнее и быстрее, потому что решать проблемы по горячим следам всегда намного проще, чем когда те оформились окончательно. Но состояние Чаки, на данный момент было намного более важным.

+1

37

"Ага, вышел" - подумал Гжесь, наблюдая за разворачивающейся картиной. Хорошо все-таки, что призрак решил свалить самостоятельно, без применения силовых методов. И у девушки шансов будет побольше, все-таки выбивание лишней души из тела - процедура не из приятных для одержимого, и им самим по голове за порчу имущества не настучат.
Присев на корточки рядом с Рикой, рыжий на всякий пожарный уложил ее на бок, и аккуратно придерживая за плечо полез в карман за коммуникатором, вызывая в памяти распечатку всех кодов, которые в обязательном порядке стоило запомнить. Набрав тот самый, что в переводе с канцелярского на человеческий означал: "Гражданскому нужна скорая", он принялся ждать, поочередно мониторя состояние бессознательной девушки и Ника.

+1

38

Чаки завернулся в Ника, как в плед, сжавшись в очень несчастный и тихо подвывающий комок. Ему было плохо, очень больно и ужасно грустно. Призраки, как никто другой, чувствуют эмоции окружающих. Шутка ли, не осознавать вкус собственной еды. Именно эти ощущения помогали ему немного "выплыть" на поверхность, оставив океан, полный кошмаров, за гранью. Однако, именно память об эмоциях, испытываемых отнюдь не Ником, загоняла его обратно, заставляя кричать, сходя с ума от боли, злости и... ревности. Перед мысленным взором упыря пронеслось с десятка полтора картинок, каждую из которых можно было охарактеризовать одним предложением: "У Оина появился другой".
Смена настроения произошла внезапно. Еще секунду назад Чаки раскачивался из стороны в сторону, будучи самым несчастным существом на земле, и меньше чем за секунду он захватил тело Ника, движимый единственным желанием - притворить знаменитую трагедию Шекспира в жизнь.

+2

39

Все-таки в том, чтобы быть упырем есть свои преимущества. Если не счетать того, что мир раскрасился новыми красками (иногда откровенно психоделическими, если вспоминать восприятие обычного человека), то по отношению к данной ситуации... Пребывание с Чаки в одном теле не вызывало дискомфорта, скорее даже наоборот, Нику нравилось. Возможно это сказывалась привычка, все-таки они достаточно продолжительное время делили одно тело на двоих, а возможно вся суть заключалась в том, что все чувства у Чаки были яркими. Эмоции были через край, ощущения зашкаливали и заставляли Ника ощущать себя больше, пусть и чисто на метафизическом уровне.
Нельзя сказать, что Ник после становления упырем (и принятием себя в таком качестве), стал чувствовать и ощущать мир более блекло, скорее даже наоборот, но постоянный контроль и не возможность расслабиться, делали свое дело. А с Чаки... с Чаки можно было побыть кем-то другим, впитать чужие ощущения, впечатления, эмоции... опыт. Увидеть мир иначе. И чувствовать так ярко...
Ник заурчал и встряхнулся, привычное ощущение того, как тело становится не своим, как Чаки отодвигает Ника в сторону, как эмоции захлестывают, настойчиво предлагая потеряться, раствориться. Тьма внутри разворачивает крылья, предлогая повеселиться, отомстить, ответить болью на боль, искупаться в такой сладкой, такой вкусной, полной жизни реке.
Ник встряхивается, ему хочется, очень хочется раствориться, желание помочь, поддержать, окутать своей сутью, оградить от бед захлестывает с головой. Ник выдыхает, он не может причинить вред Мастеру. Невозможно. Нельзя.
Сформулировать мысли и ощущения четко не получается, их много и они слишком разные. Ник тянется к Чаки, не стремиться отобрать контроль над телом (это бессмысленно, да и не надо), пытается обнять, передать ощущения.
Желание согреть, поддержать, быть всегда рядом, страх потерять, притянуть к себе ближе, обнять, перетащить на себя боль, разобраться с тем, кто обидел. И одновременно боль от того, что не может пойти против Мастера, страх потери (то ли себя, то ли вновь обретенной семьи и чувства принадлежности к чему-то большему, чем хлипкие человеческие понятие крови). Нику хочется чтобы Чаки прекратил, перестал его пугать, он не хочет потерять Чаки или возможности быть, готовность пойти на многое и повеселиться от души, но в последний раз. Ник сам себе напоминает растерявшегося ребенка, который в любой момент может заорать и расплакаться от того что ему страшно, слишком много эмоций и окружающий мир слишком шумен. Чаки слишком много.

+3

40

- Зашибись... - выдохнул сквозь зубы Гжесь, глядя на то, как свихнувшийся призрак овладел еще и вампиром.
Не то, чтобы жизнь его готовила к такому на третьей неделе работы, но делать было нечего, выпускать такое счастье в город было ни в коем случае нельзя. Одержимый человек - штука потенциально опасная не только и не столько для себя, сколько для окружающих. Одержимый вампир - для всех, кроме себя самого, опасен априори. Действовать стоило немедленно - в течении десятка минут здесь будет скорая, раз, за это время "сладкая парочка" может оказаться на другом конце города, два.
Закрыв глаза, рыжий медленно выдохнул. О том, какими словами объяснить произошедшее, он будет думать потом, где-то сразу после того, как закончит...

+1

41

Надо признать, что Ник заметил не сразу. Сначала он был слишком зациклен на Чаки, на отделении своих эмоций от чужих, на том, чтобы достучаться... понимание пришло позже. Они топтались на месте. Вроде двигались, но никак не могли найти выход. И они были одни. Ни стажера ни девушки не ощущалось. Ник старательно прислушался, усилием воли отодвигаясь от Чаки. Да, восприятие было, как через толщу воды, ощущения долетали с задержкой и были слегка не четкими, но все равно, людей не было. Они не пахли. Их кровь не пела. Они не шумели. С учетом того, что Ник видел вокруг себя дом и отвлекался он не достаточно долго, чтобы люди смогли удрать, это наталкивало на определенные не хорошие мысли.
Тьма раскрылась, стремясь учуять людей и натыкаясь на совершенное ничто, пустоту, пшик.
Накатила ярость, как они посмели? Чаки метался, мешая сосредоточится, мешая прочувствовать, найти хоть что-то... и в следующий момент накатил удушливый страх. Ника затрясло. Одержимый упырь. Большие проблемы, которые могут решится достаточно легко и просто, радикально. Здесь нет Мастера, да и тех, кому Ник доверял в достаточной степени, так же не наблюдается. А если решат все сделать максимально просто и быстро... за себя Ник не переживал. Он с удовольствием жил, учился пользоваться способностями, но в собственной смерти не видел большой катастрофы. Жаль, конечно, что Мастер расстроится, но... Но сейчас с ним, здесь, Чаки. А за Чаки Ник боялся. Чаки может быть больно, плохо...
Ник коротко взвыл и рванул к Чаки, сжимая его, окутывая собой, притягивая к себе ближе, утягивая глубоко, туда, где можно их обоих закутать в теплую тьму, пахнущую вереском и полынью, не одиночеством и теплотой летней жаркой ночи. Упырь обращался к инстинктам, к своей сути, которая знала, что такое быть частью чего-то большего всю отмеренную вечность, Ник звал на помощь. Потому что он был совсем молодым, не опытным и беспомощным птенцом, почти мальчишкой и он не справлялся один... Ник вцепился в Чаки и буквально повис на нем, в странной попытке то ли защитить, то ли спрятаться самому.

+1

42

Тело Ника было знакомым. Оно хорошо поддавалось командам, не падало в судорогах, и не сопротивлялось. Наоборот, стоило Чаки взять на себя контроль, как он краем сознания, тем самым, что еще мог осознавать окружающую действительность, понял, что Ник рад. Кажется, там были еще какие-то другие чувства. Наверняка были. Но сейчас они были не важны. Ничего не было важным, кроме цели.
"Найти. Убить. Сожрать. Уничтожить." - эти слова раз за разом прокручивались в его сознании, не давая думать о чем-либо другом. Призрак напоминал охотничью собаку, крутящуюся на месте, в попытке взять след. Он шел по дому, пытаясь учуять, куда и через что ему нужно идти.
Где он. Найти. Убить. Сожрать. Уничтожить... Где?!
Дом молчал. Стены молчали. Вокруг все было ненастоящим, словно пластмасса. Чаки шел по коридору, но тот никак не заканчивался, раз за разом выводя его к тому же месту. Даже шум с улицы, и тот был не слышен. Наверное, он успел пройти не меньше трех кругов, прежде чем понял, что за него кто-то цепляется. Чаки едва не сожрал очередное препятствие, лишь в последний момент поняв, что это - не досадная помеха, а Ник. Отпустив упыреныша, он остановился.
"Найти. Убить. Сожрать. Уничтожить." - продолжало крутиться в голове. Призраку стоило огромных усилий хоть ненадолго заглушить голос и остановиться.
Нику было плохо. Нику было страшно. Страх - это вкусно. Чаки узнал любимую еду. Голос в голове твердил, что нужно идти, нужно найти и наконец прикончить эту тварь. Императивные команды мешали остановиться, мешали думать. Призрак обнял Ника, закрутившись вокруг, подобно огромной змее. Найти. Убить. Сожрать. Уничтожить...
- Тише. Все хорошо. Я здесь.
Найти. Убить. Сожрать. Уничтожить. Сожрать. Уничтожить. Уничтожить. Уничтожить...

+2

43

Наверное в реальности они бы представляли собой крайне психоделическое зрелище. Как хорошо, что они были не в реальности. Объятья Чаки были знакомыми, да и чувства Чаки были знакомыми, они несли с собой не только что-то привычное, но и возможность успокоится.
Слегка удушающие и почему-то отдающие холодом объятья, Ник выдыхает и начинает дрожать, страх неохотно отступает, зато холод начинает наступать, вымораживая эмоции и пытаясь подтолкнуть к воспоминаниям о том, как хорошо было проваливаться в тьму пахнущую тленом. Ник сильнее вжимается в Чаки, притягивает его еще ближе, радуясь от ощущения того, что тот рядом. Ник выдыхает. Тянет на себя недавнее воспоминание:
Ночной лес, пропитанный за день солнцем, немного душный в своем не желании отпускать это тепло, пропитанный ароматами хвои, мха, грибов и подступающей осени. Краски не смотря на темноту сочные, яркие, вызывающие воспоминания о фруктах и свежей человеческой крови. Нику тепло.
Ник кутается в воспоминание, как в плед, успокаиваясь, и сильнее прижимаясь к Чаки. Ему все еще тревожно, он не хочет, чтобы Чаки пострадал, но дикий страх уходит. Потому что Ник не привык боятся Чаки, опасаться - возможно, переживать - в полной мере, но присутствие призрака действует лучше любого успокоительного. Даже не адекватного. Ник все еще кончиками пальцев окунается в ощущение единения исходящее из самого сосредоточия темноты.
-Чаки, ты со мной? - Ник все еще напоминает сам себе потерянного птенца, губы по привычке прижимаются к шее, в поисках пульса Чаки, потому что слух ничего не улавливает, а внешний мир играет в какую-то свою игру. Ник привычно ежится, когда не находит пульса даже в ощущениях. Когда они с Чаки делят одно тело, Ник достаточно часто забывает, что у призрака пульса быть не может. Впрочем, что-то есть, что можно назвать течением силы, или еще как-то столь же метафизически, что оставляет слабый привкус талого снега где-то на периферии. Ник вслушивается в Чаки, сжимает объятья сильнее. - Ты здесь? Ты слышишь меня?
Ник впитывает эмоции Чаки, кутается в воспоминания, но все равно ощущение того, что холода слишком много не стремиться уходить.

+2

44

Услышав вопрос Ника, Чаки первым делом подумал, что будь он Мёрфи, то смог бы дать три совершенно правдивый ответа - минимум. Затем, поняв, что только что подумал, и внутренне скривившись, он выругался, потому что кем-кем, а этим придурков ему точно бы быть не хотелось. Достаточно было уже того, что Конни занимал ею его мыслях едва не половину пространства, если не большую часть. Куда не плюнь, везде эта скотина.
"Найти. Убить. Сожрать. Уничтожить." - внутренний голос мгновенно подсказал лучшее решение проблемы.
- Пошел ты на хер! - рявкнул на него Чаки, и на какое-то мгновение наступила мёртвая тишина. Только Ник продолжал испуганно жать к нему. - Не ссы, мелочь, счас разберёмся, что тут за хуйня творится.
Призрак осклабился, и наученный прежним опытом, принялся искать следы магии...

To be continued...

Отредактировано Чарльз Линч (2016-10-13 07:37:02)

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Первым делом самолеты, часть первая