Легенды Старого Кракова

Объявление

Внимание! Маги в игру не принимаются.






      






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Прах к праху


Прах к праху

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия: 13 сентября 2015 года, час дня
Место действия: Раковицкое кладбище
Действующие лица: Майкл Прайс, Матеуш Витек
Преамбула: Последний долг всегда отдают с опозданием.
Краткое содержание: Похороны наставника Матека, которые для всех случились вдруг. Прайс разводит ссору вдовы покойного и его ученика и утаскивает последнего выпить с какими-то далекоидущими планами.

0

2

Солнечным днем ранней осени на Раковицком кладбище царила та особенная тишина, которая сопровождает воспоминания о смерти. Пожалуй, люди тут были даже лишними, но для кого эта церемония, если не для людей? Не для тех, кто остался в живых, и теперь прощался с ушедшим в мемориальном зале. Слышались всхлипы. Тихим шепотом приносились соболезнования - чинные, выверенные традициями слова. Куталась в платок безутешная вдова...
Человек, которого сегодня хоронили, пользовался уважением и любовью, а так же и некоторой известностью. На похороны пришли многие. Родственники, коллеги, деловые партнеры, просто знакомые. Отдельной группой стояли несколько человек, которых никто не знал и чьи беспристрастные лица, пожалуй, несколько выбивались из общей картины чинной скорби.
Но все-таки не так, как последний явившийся гость.
Приглашение этому человеку отправлял распорядитель похорон, согласно предсмертной воле ушедшего. Вдова именно этого человека видеть на церемонии хотела бы даже меньше, чем восставшего из могилы мужа. Тем не менее, он был другом и учеником покойного, так что не пустить его было нельзя. Хотя хотелось!
Вопреки традициям, парень явился в зал в кожаной куртке и тяжелых мотоциклетных ботинках. Колориту добавляли опаленные у правого виска волосы и свежий ожог на лице. Непокорные светлые пряди сбились в совершенно невообразимое гнездо. Приличному человеку явно не пристало бы в таком виде являться в такое место!
И только неподдельная боль в зеленых глазах, горе, читающееся в сжатых губах и пальцах, судорожно мявших букет роскошных белых роз, говорили о том, что юноша знал, куда шел, что не пахнет тут эпатажем и желанием выпендриться. Он просто спешил. Очень спешил, получив известие о похоронах с другого конца страны. Бросил невыполненный заказ и вернулся в Краков, рядом с которым жил единственный друг...
Он все равно не успел. Не успел попрощаться. Не успел сказать, что любит, что будет помнить, что горько жалеет о последней размолвке, о своей невыбиваемой грубости. Не успел услышать, что прощен.
Все, страница закрылась. Оборвалась история самых странных отношений в жизни молодого человека. Некуда теперь возвращаться. Не успев еще и на похороны, Матеуш бы себе этого никогда не простил.
Оставляя цветы у гроба, юноша пристально всматривался в лицо покойного, будто что-то ища.
- А отчего он умер? - Шепотом осведомился он, отойдя в сторону и замерев за спиной вдовы, поежившейся от эдакого соседства.
- Сердце, - буркнула женщина, не оборачиваясь.
- Да ладно!
Возглас разрушил тишину, но парню было безразлично. Какое сердце, какое сердце?! В свои почти семьдесят друг его был здоровее собственного воспитанника - сказывались имеющиеся в наличии деньги и знакомства с целителями. Если уж его врачи как-то умудрились в тот раз... почти с того света... от что для них банальный сердечный приступ?!
Юноша не разбирался в медицине и мог быть не прав. Но искало выход безоглядное горе, отчаяние и боль, а тут такой прекрасный объект - тихонько уволокшая его за руку куда-то в сторону вдовушка, которая его терпеть не может и которой он платит полной взаимностью!
- Ах ты дрянь такая! - Зашипела женщина, когда пара оказалась наедине. - Явился, паскуда, как так и надо...
- Побойся бога, дура, - огрызнулся странный гость. - Нашла время для разборок!
Отношения у молодой жены покойного и его воспитанника были крайне сложными как друг с другом, так и с несчастным покойным, которому приходилось как-то маневрировать между обоими. И если парня еще можно было заткнуть (пускай и самым примитивным, совершенно неблагородным образом), то супруга почившего успокаиванию не поддавалось. При жизни они старались сдерживаться, сейчас разводить отчаянно ревнующие стороны было некому. Дело явно пахло насилием - воспитания Матеуша совершенно не хватало, чтобы выносить очередную сцену в двадцати шагах от гроба.

+1

3

Разнообразные и многочисленные профессии Майкла Прайса отличались единственным сходством - ни одна из них не предполагала избыточной привязанности к людям, с которыми Мика сводили должностные обязанности. Романтичный мальчишка-сказочник с пустыря близ Дерри упокоился куда получше некоторых мертвецов там же, в Дерри - предательство единственного друга, а затем и разочарование в политических идеалах раз и навсегда уничтожили сентиментальность. Но вот тщательность и педантичность в работе, за которые Мика всю жизнь ценили по обе стороны закона, никуда не делись.
"Хочешь сделать хорошо - сделай это сам". Первая заповедь Майкла Прайса, преподанная ещё прабабкой Шинед и крепко с тех пор заученная.
И - заповедь вторая. "Пока дело не завершено, выдыхать рано".
Мик всегда уходил последним с любого... мероприятия, за которое нёс ответственность, и похороны, организованные его конторой, в перечень таковых мероприятий безусловно входили. Наблюдая издали, всё ли идёт чинно и по плану, он не мог не заметить начинающейся сцены.
Прайс тихонько выругался себе под нос по-ирландски, в три размашистых шага преодолел расстояние, отделявшее его от безутешной клиентки и расхристанного юнца и, крепко ухватив последнего за локоть, развернул его лицом к себе.
- Пан чем-то недоволен? - с железным спокойствием уточнил он.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-07-18 22:05:25)

+1

4

Сцена прервалась, толком не начавшись. Бывавшие в доме покойного в моменты редких визитов в этот дом его воспитанника могли бы сказать, что пан Прайс вмешался исключительно вовремя.
Первым под этим утверждением подписался бы Матек, спохватившийся, что дал слишком много воли чувствам. И если бы чувствам к ушедшему другу! Нет, к его заразе-жене. Стыдно, юноша. Очень стыдно.
- Пожалуйста, уберите его отсюда! - Зло сощурившись, попросила вдова. Она очень надеялась, что невоздержанный мальчишка сорвется, и можно будет избавиться от него, наконец, но не вышло. Успевший взять себя в руки юноша покаянно опустил голову.
- В этом нет необходимости, пани. Прошу прощения. - Уже Прайсу. - Благодарю вас за своевременное вмешательство. Боюсь, мне отказало хорошее воспитание.
Давние недруги обменялись внимательными взглядами. Он болезненно заломил бровь - да, я знаю, что повел себя как идиот. Позволь остаться. Это важно. Женщина вскинула голову с чувством превосходства. Как приятно видеть противника в таком положении! Позволение было дано с тем непередаваемым презрением к проигравшему, с которым только и можно его помиловать.
- Вам следует быть более выдержанным, пан Витек. Не всему горе может быть оправданием.
- Да. Вы правы. Безусловно. - Он прятал взгляд, не позволяя вдове и распорядителю заметить выражение глаз. Прайс тут был очень кстати - его присутствие отлично помогало держать себя в руках, и дело было вовсе не в пальцах, сжавшихся на локте.
Клиентка милостиво кивнула, позволяя Матеушу остаться. А он даже не сказал ничего в ее адрес, больше внимания уделяя третьему действующему лицу развернувшейся сцены.

0

5

- Разрешите, - негромко сказал Прайс, - на пару слов, пан... Витек, если не ошибаюсь?
Недаром Мик с присущей ему дотошностью всегда заполнял пригласительные собственноручно, без исключений. Но дело было не в том, что воспитаннику покойного следовало устроить выволочку (может, и следовало бы, но это всяко было не дело Майкла, которому, едва только инцидент был исчерпан, сделалось совершеннейше наплевать); нет-нет, Мика интересовал сам Матек, от которого так и разило темными - и, возможно, небезынтересными - делишками, а ещё больше его заинтриговала причина свары над гробом. Уж не из-за наследства же это, в самом деле.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-07-18 23:16:43)

0

6

Юноша, которому действительно было очень стыдно за безобразную сцену, кивнул и покорно позволил отвести себя в сторонку. Оказавшись на достаточном расстоянии от остальных, Матек растерянно потер лоб чуть выше переносицы и попытался загладить произведенное впечатление.
- Я еще раз хочу поблагодарить вас за вмешательство. Мы с вдовой в сложных отношениях, иногда обоим действительно отказывает чувство меры и уместности.

- Зачем ты на ней женился?! - С искренним непониманием спрашивал тогда двадцатилетний мальчишка, демонстративно не обращая внимания на присутствующий в комнате объект спора. С момента свадьбы три месяца назад он спрашивал об этом не в первый раз, категорически не одобрив прелестную блондинку его лет в качестве спутницы жизни наставника.
- Не твое дело, - привычно ласково и безапелляционно ответил наставник, возводя очи горе. Он категорически не понимал, что не поделили молодые люди, не менее искренне, чем Матек, не признавая факта, что не поделили - его. Что его не обремененная особым интеллектом, зато щедро одаренная "светским" воспитанием жена считает парня чуть ли не любовником супруга. Что упрямый мальчишка, самому себе не признающийся в том, что безоглядная преданность - это уже не просто благодарность за спасенную жизнь, не понимает, как его друг терпит рядом с собой набитую дуру, интересующуюся в основном состоянием оного друга.
Не понимал. Хотелось мира и покоя в собственном доме, который со свадьбы сюда даже не заглядывал. Оставалось только осаживать подопечного, благо привитая ему привычка безоговорочно подчиняться никуда не делась. Жаль, хватало ее ненадолго...
Спустя еще четыре месяца, в конце весны, Матеуш распрощался с домом, в котором прожил пять лет. Он не прерывал контактов, всегда был готов исполнить любую просьбу, тем более что отношения начинались, как деловые, но дальше трепать нервы всем присутствующим не смог. Даже в гости старался приезжать пореже, предварительно убедившись, что "посторонней" на территории поместья нет. В последний визит не получилось, и расстались они плохо...

А теперь уже было ничего не исправить. Вот же ирония судьбы - им уже даже делить нечего, а все равно умудрились поругаться! И нашли же место, а?

Отредактировано Матеуш Витек (2016-07-19 05:00:20)

0

7

Мик пристально и бесстрастно изучал юношу. Так вот ты какой, пан Витек... Наслышаны, как не быть; хоть и не совсем по тому профилю, которого ты, пан Витек, ожидаешь.
Зато как раз по тому, по которому ты, по сведениям, можешь принести немалую пользу. Если это и вправду слава бежит впереди тебя, а не всего лишь клубится пыль, пущенная в глаза.
- Ничего, - спокойно произнёс Мик. - Тяжёлое потрясение, я всё понимаю. Причем, поверьте мне, как никто. В таком разнообразии, в каком лики человеческого горя знает похоронщик, с ними знаком разве что "сокол" или хирург. Пан позволит пригласить его на кружечку крепкого после церемонии?..

0

8

Тяжелое потрясение... Юноша непроизвольно повернул голову к оставленной у гроба толпе, к самому гробу, к телу покойного друга. Более тяжелое, чем он мог себе представить. Слишком больно, слишком остро. Слишком неожиданно.
Пожалуй, действительно слишком.
- Вы ведь организовывали похороны, да? - Невпопад спросил Матек, не отводя взгляда от прощающихся гостей. - Не знаете, неужели правда - сердце?
Не хотелось верить. Вообще не хотелось верить, что он приехал сегодня на похороны наставника, но особенно не хотелось - что по такой дурацкой причине. Реальность сегодня до Матеуша доходила с некоторым опозданием, реальность смерти не желала доходить вовсе, и он с трудом ориентировался в происходящем. Обычно внимательный юноша был рассеян и погружен в себя, сперва делал, потом думал. Пожалуй, выпить чего-нибудь и правда не помешает. Но - потом. Когда церемония завершится и у него будет хотя бы минут пятнадцать на то, чтобы побыть наедине с могилой. Наедине с телом точно не дадут, но кое-что сказать парень все-таки хотел.
Дела его сейчас, что характерно, совершенно не волновали, хотя и имелись. И заказ брошенный еще попомнится, и вообще... Непрофессионально было так срываться. Репутация такая штука, зарабатывать ее долго, а вот терять - легко. Впрочем, коллеги знали, что есть у Матека пунктик, который списывали на легкое сумасшествие. Обычно пунктик на качество работы не влиял, а один раз простится, если получится вывернуться и сделать все в срок.
Так что выпить было не просто желательно, а обязательно - чтобы выговориться и немного уняться, вернуться к работе с относительно ясной головой и спокойным, а не заходящимся в боли сердцем.
- Да, конечно. Но после. Я хотел бы уйти последним.

0

9

- Я всегда ухожу последним, - кивнул Прайс. - Не беспокойтесь.

Он в бессилии бил кулаками по одеялу и выкрикивал все самые грязные ругательства, какие только знал - а знал Мик в свои десять лет их немало. Так он орал, изрыгая площадные проклятия, пока не услышал то, что больше всего на свете боялся услышать - её голос.
- Это что ещё за хуйня, Майкл Прайс? - осведомилась Шинед. - Ты как выражаешься? Вымыть рот тебе с мылом, ёб твою в душу мать?
И это был конец. Пока Мик не услышал её _снаружи_, можно было прикидываться, будто ничего не произошло. Но уж если она разговаривала с ним вот так, стоя над собственным телом в дешёвом гробу, не оставалось ни малейшего шанса отрицать - прабабушка мертва.
- Чья бы корова мычала, - сквозь слёзы выдавил Мик. - А ты давай, бля, попробуй.
Ведь ты умерла.
Ты умерла.
Ты умерла.
- Ублюдок, - нежно возмутилась Шинед, и в горло Мику словно бы ввинтилось ледяное сверло.
...Она плевать хотела на сопротивление правнука и, бесцеремонно вломившись в его тело, отвела Мика к умывальнику и в самом деле вымыла его руками его собственный рот -  душистым ядовито-розовым мылом из лавчонки "Всё по фунту". А потом долго держала лицо Мика под струёй ледяной воды, пока он, наконец, не успокоился, и не встал перед надбитым зеркалом, крупно дрожа.
- Значит, так, Мик, - сказала Шинед у него в голове, - ты теперь за старшего. И нет, про Рори, моего долбанутого внучка, я и слышать не хочу, хоть он тебя и наплодил. Ты за старшего. Ты никому обо мне не скажешь. И будешь делать то, что я говорю.

- Будет легче, - сказал гробовщик, неожиданно для себя самого положив руку на плечо Матеушу. - Не сразу, но будет. Правда.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-08-20 15:35:20)

0

10

Юноша улыбнулся через силу, едва сдерживая собственные эмоции. Нельзя, вокруг люди, увидят, расскажут... Хотелось плакать. Тихо, без истерики, держа ледяную руку, некогда трепавшую непокорные русые вихры. Ну, или отвешивавшую профилактическую затрещину - чтобы не курил, не матерился, не врал учителю так нагло и бездарно, не сбегал от врачей... много было не, много было полезного, чего Матек НЕ делал без прямого указания и мотивации. Ученические годы вспоминались с ностальгией, и становилось еще хуже. Неожиданная поддержка гробовщика была встречена с благодарностью.
- Спасибо, - кивнул юноша, едва справляясь с голосом. - Думаю, вам стоит вернуться к своим обязанностям. Пани Вишневецкая... - Он запнулся, стараясь подобрать достойный аналог тому, что думал о капризности безутешной вдовы. - Может быть недовольна. Не будем расстраивать женщину еще больше, она сегодня все-таки мужа хоронит.
Что бы сам Матек ни думал об отношениях в "семье" покойного.
- Встретимся после церемонии.
Парню нужно было остаться одному хотя бы на пару минут. И все-таки вернуться к гробу, пока еще осталось время. Оставалось его все меньше, упускать последний шанс попрощаться не хотелось. И так чуть все не испортил.

0

11

Мик отошёл к крошечному террикону, который уже образовался у могилы стараниями тружеников заступа и лопаты, и принялся задумчиво наблюдать за тем, как Матек прощается с покойным.
Покойным Мик, честно говоря, гордился. Подыскать свежего мертвеца, схожего комплекцией и чертами с Вишневецким, было дело, при связах Прайса, нехитрое, но придирчивого зрителя это бы не обмануло - списать на "маску смерти", неудачи при вскрытии, черта в ступе и что угодно ещё несомненную разницу лиц не получилось бы. Только не перед юношей. Портрет, данный пану Витеку заказчицей, был нелестен, но отдавал должное тому, насколько Вишневецкий был важен для своего воспитанника. Мик, признаться, даже позавидовал втайне.
Потому Прайс, следуя заповеди "Хочешь, чтобы сделали хорошо, - сделай сам", заперся в покойницкой с сырьём для  пластического грима класса "Властелина колец", и слепил подложному мертвяку лицо собственными руками. И, наблюдая теперь за Матеком, он не только надеялся на то, что обман удастся, но и испытывал вполне искреннее волнение художника, тайно наблюдающего за выставкой собственных картин.

Отредактировано Майкл Прайс (2016-08-30 21:12:40)

0

12

Мику следовало отдать должное - человек, часами просиживавший рядом с покойным, лицом к лицу, подмены не заметил. Достоверности, конечно, добавила и обстановка, и состояние молодого человека, но факт оставался фактом, Матек всматривался в знакомые черты, запоминая напоследок, и ничего не подозревал.
Игра удалась. Если за похоронами и следили чужие глаза, то внимание обращали в первую очередь на двоих, на жену и ученика. Пани вдова действительно была безутешна, юноша переживал не менее тяжелое горе. Такие вещи трудно сыграть, особенно для публики, чуящей фальшь интуитивно, поэтому самые близкие люди правды и не знали. Все получилось очень по-настоящему. Прайсу, как единственному, кто был в курсе подоплеки событий, можно было гордиться хорошо сделанной работой.

Церемония прощания закончилась, на взгляд Матеуша, слишком быстро. Наблюдая за собственно похоронами и формированием могилы, он не мог думать ни о чем происходящем - только вспоминать эпизоды совместной жизни. В душе поселилась пустота, пришедшая на смену боли, гораздо более страшная. Боль и горе пройдут, переплавятся временем в действительно светлую память об ушедшем друге. Парню же сейчас казалось, что часть души он похоронил вместе с наставником, и по-другому уже не будет. Его охватило совершенно поганое состояние абсолютной апатии, безразличия, которое в любой момент могло смениться разрушительной вспышкой.
О том, что он обещал гробовщику с ним выпить, юноша не вспомнил. Оставшись последним у могилы, он смотрел вникуда, больше в свое прошлое, чем на окружающий мир, и пытался смириться со словом "никогда".

0

13

Мик прикинул, стоит ли попробовать вывести парня из транса - или же дать ему ещё немного времени наедине с горем. Но, пристально взглянув на Матека, пришел к выводу, что лучше увести юношу с погоста - и немедленно. Пока, чего доброго, не улегся прямо на свежий холм, аки верный пёс, и не застудился насмерть.
За допущение такого, обоснованно предполагал Мик, заказчик бы по голове его не погладил. Да и к тому же, пан Витек мог ещё пригодиться.
Прайс двинулся к могиле, на ходу вытягивая из внутреннего кармана пальто небольшую серебристую фляжку.
- Возьмите, - сухо сказал он, сунув флягу Матеку в руку. - Это коньяк. Приличный. Не беспокойтесь, я не намерен вас отравить.
Как минимум, не сегодня.

+2

14

Обычно юноша не пил ничего крепче пива, и то редко, имея привычку сохранять ясную голову, просто на случай внезапного визита работы или её последствий. Так что коньяк ему привычен не был. Сегодня это не имело значения - отхлебнул, как воду. Постоял минуту.
Приняло!
- Ой... - Матек поморщился, потери переносицу. - Спасибо. Вы умеете быть вовремя.
Он чуть улыбнулся, встряхнул головой, отгоняя как воспоминания, так и апатию, и попытался сосредоточиться на реальности. Получилось не с первого раза, пришлось добавить ещё пару глотков крепкого напитка.
- Если ваше приглашение ещё в силе, то нам стоит отсюда уйти.
"Иначе я здесь останусь. Прощайте, наставник. Я любил вас"
Последним, вовремя не сказанным словам, свидетелем был только строгий гробовщик, но против его компании Витек ничего не имел. Пан Прайс выглядел сдержанным и молчаливым - идеальная компания, чтобы напиться и выговориться.

THE END

0


Вы здесь » Легенды Старого Кракова » Игровой архив » Прах к праху