Легенды Старого Кракова

Объявление

                           

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Седьмой день

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 21 июня 2015 года, утро.
Место действия: Komandosów 11, квартира 25.
Действующие лица: Оин О’Нилл, Агнешка, пустая квартира.
Преамбула: чем можно заняться, когда дома наконец-то никого нет, но появилось свободное время?

0

2

Инспектор О'Нилл блаженно потянулся и устроился в кресле поудобнее. Впрочем, если бы его подчиненные могли сейчас увидеть свое грозное начальство, они бы его не узнали: вместо строгого костюма и туфлей он был облачен в халат и пушистые тапки в виде лис, лицо его было скрыто под маской - и не какой-нибудь, а увлажняющей корейской тканевой, придающей ему сходство с загадочным мстителем. Если бы мстители появлялись в неглиже, конечно. В довершение всего рядом с креслом стоял журнальный столик, на котором красовался бокал коньяка, чашка дымящегося кофе и открытая коробка пирожных.
Это все, конечно, было для Агнешки. Оин вообще был не особенно требователен к жизни: нищая голодная юность, где тарелка серой овсянки - привычный завтрак, а ботинки, до тебя принадлежавшие только одному человеку - за счастье, научила его мало задумываться о вещах. А вот Агнешка, чья юность прошла в академии, где все - функциональное и удобное, но никак не красивое или вкусное, при каждой удобной возможности наслаждалась тем, что когда-то ей было недоступно. Ученики академии получают все от государства - форму, учебники, ингредиенты, еду. Но посылки из дома запрещены, как и деньги - и получить то, что не входит в перечень необходимого, можно только обходными путями: например, можно выменять у старших, которые уже закончили школу и могут выйти за территорию. Или выпросить у учителя. Или получить в подарок. Или сменять на выполненное домашнее задание. Да, денег у учеников не было - но тем сильнее развивалось умение получить что угодно из чего угодно.
Потом это умение неслабо пригодилось в Ольстере, да и в других местах. В их жизни был один период - как ни странно, один из самых грустных и тяжелых, - когда Агнешка недолго наслаждалась жизнью под видом транссексуала Евы, сотрудницы косметического магазина в Париже. Волчонку тогда было очень плохо, они выживали, как могли... Но она впервые попала во Францию. Впервые попробовала пирожные в французской кондитерской. Впервые за много лет вошла в парфюмерный магазин и вдохнула его сладкий запах, в котором смешивались все модные духи, пудра и помада. В Белфасте они были бедны, да и припрятанный тюбик крема для тела или, того хуже, лака для ногтей мог вызвать вопросы. А здесь... Личина Евы давала ей много возможностей. Например, накраситься. Или просто перепробовать все подряд - крем, духи, тени. Работа, конечно, была тяжелая, но у нее были свои преимущества - в основном, заключенные в баночки и склянки.
Даже сейчас у них в ванной был шкафчик, который на всякий случай запирался на ключ. И то, что хранилось в нем, принадлежало Агнешке - разумеется, только для домашнего использования, вот как сегодня.
- Хорошо, да?
Она отпила кофе и потянулась за пирожным.

+1

3

- Ага, хорошо, - согласился Оин, отправляя пирожное в рот.
В такие моменты как этот, когда никого не было рядом, и управление телом брала на себя Агнешка, Оину вечно лезла в голову всякая хрень. Вот, к примеру, что было бы, если бы инспектора в таком виде увидели те же подчиненные, или, о ужас, Алан. Последний бы сбежал в ужасе, или попытался не смотреть, или бы еще что-то учудил, но вот остальные... Пытали бы степлером? Приматывали бы к стулу армированным скотчем? Насильно сдирали бы маску и отбирали еду? Или, может, спрятались бы в засаде и стреляли с безопасного расстояния транквилизатором, чтобы потом сдать целителям на опыты? Вариантов было так много, что ирландец невольно начал теряться в догадках и предположениях. Преувеличенно добрые лица Соболевского с Шафранеком так и всплывали в памяти. "Идите, идите сюда, шеф, мы вас не больно зарежем!"

Отредактировано Оин О’Нилл (2016-06-07 12:27:19)

+2

4

- Дааа, вот уж кто не стал бы нам делать педикюр, - рассмеялась Агнешка, вспоминая неподдельный ужас Морана, вызванный необходимостью расшнуровать на Оине ботинки. Казалось бы, столько лет воевали вместе, в каких только ситуациях не побывали, а в нем все еще осталась удивительная для наемника щепетильность. Алан, хоть и говорил постоянно, какой он опаснейший психопат, в некоторых отношениях был как школьник.
- Соболевский бы понял, он вроде нормальный парень. А у тебя работа тяжелая и рабочий день ненормированный, имеешь право на любую блажь.
Агнешка облизала пальцы от сладкой глазури и запила таким же сладким крепким кофе. От некоторых вещей было невозможно - да и не нужно - отказываться. Она вздохнула.
- Хорошо мы с тобой тут живем, Волчонок.
Еще привыкнем.

+2

5

- О, да... - рассмеялся Оин в ответ на первые две реплики сразу. Хотя картина с пытками степлером и транквилизатором из засады казалась ему более правдоподобной. Слишком уж долбанутой была их шарашка...
Ирландец замер, задумавшись. По-хорошему, он и вправду привык. Даже нет, они оба привыкли. Он без труда мог вспомнить все лица подчиненных, привычную для каждого манеру одеваться, назвать их самые яркие симпатии и антипатии, то, чего они боялись, о чем мечтали, с кем жили, а с кем только планировали. Большинство из них сложно было назвать просто коллегами, скорее семьей. Странной, пришибленной на всю голову, но семьей. Проходных или случайных людей в Вавельском отделе не было. Все были свои, тщательно подобранные, прошедшие за полтора года вместе и огонь, и воду. В каком-то смысле, они были своими, и это было странно. Оин заботился о каждом так же, как заботился бы о дяде Ренди и тете Мэри, с той лишь разницей, что черта с два он стал бы хоть кого-то из них так же слушаться. И это был только Общий отдел. А ведь были еще Эва, и Лешек, и... Марек. Перед внутренним взором ирландца промелькнули события предыдущих дней.
- Кажись, поздняк метаться, - со вздохом заключил он.

+1

6

- Да, привыкли. Но это и был план, нет? Я же хотела привезти тебя в Польшу. С того самого момента, как нашла тебя.
Она помолчала.
- Долго везла, правда. Кто знает, жив ли вообще кто-то. За столько лет они сменили все явочные места. Ничего не осталось... Из того, что было тогда. Зато, - совсем другим, бодрым тоном продолжила она, - есть эта странная семейка агентов, врачей и сочувствующих. Смотри, Волчонок, а то расслабишься, обзаведешься животом и станешь носить шляпы, чтобы приподнимать их при встрече.

+1

7

- Да ну тебя! - рассмеялся Оин, представив себе эту душераздирающую картину, как он чинно ходит по Кракову с животом и шляпой, приподнимая ее при встрече с многочисленными знакомыми. А потом задумался, что и правда, знакомых в городе у него появился вагон и маленькая тележка, а заодно любимая работа со всеми подчиненными, какое-то количество друзей, внезапная личная жизнь, которую, честно сказать, он был бы не прочь сделать постоянной, да и служебная квартира уже какое-то время как начала напоминать человеческое жилье из которого не выйдет сбежать за три минуты, схватив с полки все самое необходимое. Ирландец в Польше прижился и, хуже того, ему здесь понравилось. Осознание этого ощущения стало для Оина настоящим открытием, впервые за долгие годы повергнув его в пучину настоящей, ненаигранной растерянности.

+2